Нельзя сказать, что у сенатора от штата Кентукки Рэнда Пола, известного своим конституционалистским фундаментализмом, совсем не было союзников в обеих палатах Конгресса, когда он заявил: «Я сделаю все, чтобы прекратить действие Патриотического Акта». Однако когда дело подошло к голосованию, большинство демократов и республиканцев были склонны к компромиссу. Время стремительно утекало.

До конца действия одного из самых позорных и противоречащих Биллю о правах закона в истории Америки оставались считанные дни.

Чтобы продолжать прослушку и чтение корреспонденции американцев, то есть чтобы и дальше нарушать Четвертую поправку[1], как не уставал повторять Рэнд Пол (или «чтобы защищать американцев от террористической угрозы», как говорили его противники-«ястребы»), нужен был новый закон.

Проект такого закона, красиво названного «Акт о свободе в США» (USA Freedom Act) после долгих споров и согласований был подготовлен в Палате Представителей. Право АНБ на прямой сбор так называемых метаданных о телефонных звонках американцев аннулировалось. Данные в течение шести месяцев должны были хранить провайдеры услуг связи. Полиция, ФБР и спецслужбы могли получить к ним доступ только по персональным судебным ордерам.

Остальные положения Патриотического Акта, которые еще сохраняли силу к началу 2015 года, оставались без изменений. Иными словами, все копья были сломаны исключительно вокруг части статьи 215 Акта.

Мнения сенаторов разделились примерно поровну. Одни считали, что нужно немедленно принимать законопроект Палаты представителей, другие ― что в силе надо оставить все действующие положения Патриотического Акта.

И лишь один сенатор ― кандидат в президенты республиканец Рэнд Пол ― продолжал говорить, что Патриотический Акт надо отменять в виду его антиконституционности.

Изящно воспользовавшись процедурными правилами и произнеся 13-часовую речь[2], Пол не только выиграл время, но и окончательно расколол Сенат.

Еще в пятницу АНБ начало сворачивать программу сбора метаданных звонков граждан США (стало очевидно, что в понедельник необходимое финансирование получено не будет). В пятницу и субботу днем владел Пол, и вопрос об открытии дебатов по законопроекту так и не был поставлен.

А собранное к неудовольствию сенаторов заседание в воскресенье выявило прискорбный для руководства Сената факт: законопроект удастся принять только в целом, то есть, как бы у нас сказали, в первом чтении, так что Рэнд Пол добился своего ― Патриотический Акт (который он сам в одном из интервью назвал самым антипатриотическим законом в американской истории) прекратил свое действие.

Прекратил ненадолго. На пару дней. Быть может, на неделю. Но эта неделя потрясла Америку.

В воскресенье 31 мая издание Time написало об этом так:

«Несмотря ни на что, к концу воскресного заседания Сената ― которое случается крайне редко ― Пол мог праздновать победу… Новичок[3] в одиночку запретил разведывательному ведомству на законных основаниях продолжать собирать записи телефонных разговоров у себя на родине и вести базу данных того, кто кому звонил».

К вечеру вторника Сенат принял проект Палаты представителей, однако с некоторыми поправками, так что теперь нижней палате Конгресса предстоит еще одно голосование.

Рэнд Пол с самого начала понимал, что он, с одной стороны, как никогда близок к успеху, а, с другой, ― что этот успех будет пока что недолгим. Но, как верно было отмечено в Time, «реальной аудиторией для Пола был республиканский электорат, которому предстоит в ближайшее время выбирать своего номинанта на пост президента».

В то время, когда Рэнд Пол продолжал свое марафонское выступление с трибуны Сената, на балконе для посетителей практически все место было занято людьми в красных футболках «Мы с Рэндом» (We Stand with Rand). Когда кандидат в президенты говорил о временной, но важной победе, он обращался к ним и телезрителям[4]:

«Запомните мои слова. Сражение еще не закончено. Патриотический Акт прекратит сегодня свое действие. Но это лишь ненадолго». И далее он сказал о своих коллегах-сенаторах: «Они в конечном счете добьются своего… Но этой страной рано или поздно будет управлять конституция, Билль о правах, а не законы, принятые в атмосфере страха».

* * *

Так называемый Патриотический Акт действительно был принят в непростое для США время. 11 сентября 2001 года произошла террористическая атака на Нью-Йорк, а уже 26 октября президент Джордж Буш-младший получил согласованный обеими палатами Конгресса закон, который формально назывался USA PATRIOT, причем это была аббревиатура, обозначающая[5] «Акт 2001 года об объединении и усилении Америки для получения необходимого инструментария для выявления и предотвращения террористических актов».

Если во времена маккартизма нарушения конституции и других законов были следствием формальных нарушений юридических процедур и нечистоплотной работы прокуроров и судей, то Патриотический Акт впервые вводил на законодательном уровне нормы, прямо противоречащие конституции Соединенных Штатов.

Конгресс был напуган не только террористической атакой, но и той властью, которую он вручал в руки федеральному правительству. Поэтому действие Акта было ограничено. Большинство мер, развязывающих руки спецслужбам (прежде всего, ФБР, АНБ и вновь созданному Министерству внутренней безопасности), имели срок действия до марта 2006 года. Однако три меры, которые немного в измененном виде и рассматривались недавно Конгрессом, имели срок действия 10 лет. И в 2011 году Конгресс и президент Обама продлили действие этих мер.

Однако, несмотря на то, что Патриотический Акт стал притчей во языцех, не он представлял главную опасность, как для американских, так и для иностранных граждан.

Еще в 1978 году был принят закон о слежке за агентами иностранной разведки (Foreign Intelligence Surveillance Act ― FISA), который в момент его подписания президентом Картером представлял из себя ― несмотря на холодную войну! ― обычный закон мирного времени о разведке и контрразведке. Более того, некоторые его статьи ограничивали произвол властей ― все еще помнили, как президент Ричард Никсон незаконно использовал ресурсы спецслужб в политических целях.

Однако с сентября 2001 года закон непрерывно исправляли и дополняли. В нем со временем появились положения, которые, с точки зрения Билля о правах, были куда хуже, чем некоторые пункты Патриотического Акта. В 2006 году, когда многие положения последнего утратили силу, они благополучно перекочевали в FISA, причем в «усовершенствованном виде».

А в 2008 году в закон были внесены такие поправки, что Патриотический Акт можно с тех пор считать «мягким и пушистым». Согласно FISA, если спецслужбам и требуются ордера, то выдают их секретные суды (они так и называются: FISA-courts), чья задача состоит исключительно в том, чтобы исполнять все требования агентов разведки и контрразведки.

Дальше ― больше. Огромное количество случаев прослушки, сбора данных об электронной переписке и поисковых запросах пользователей осуществляется исключительно по так называемым исполнительным распоряжениям ― у нас бы сказали: указам президента.

Печальная история использования подзаконных актов в области вторжения в частную жизнь подозреваемых началась еще при Рейгане в 1981 году с распоряжения № 12333. Тогда, правда, в поле зрения ФБР попадали в основном визитеры из стран соцлагеря и прочие «подозрительные личности», однако после окончания холодной войны использование этого древнего указа выглядит, мягко говоря, странно. Ведь именно согласно его положениям сотрудники АНБ прослушивали канцлера ФРГ Ангелу Меркель.

Но и это еще не все. Выяснилось, что с введением Патриотического Акта и началом процесса трансформации FISA должностные лица АНБ, ФБР, ЦРУ и других ведомств регулярно врали американским конгрессменам и налогоплательщикам о масштабах слежки за гражданами США. Лишь много позже на секретных заседаниях комиссий по разведке обеих палат Конгресса спецслужбы начали выдавать цифры, близкие к реальным.

И только после откровений Эдварда Сноудена конгрессменам и общественности стало известно, насколько конституция была попрана во имя безопасности…

Безопасности, которая оказалась эфемерной.

В своем недавнем интервью телеканалу CNBC Рэнд Пол заявил:

«Эта система не только незаконна и неприемлема, но еще и неэффективна. Мы предотвратили с ее помощью взрывы на бостонском марафоне? Нет. Хотя мы знали по крайней мере об одном из них [одном брате Царнаеве]. У нас была информация от русских. Но мы упустили их обоих. Можно было установить за ними слежку и прослушивать их? Да, можно. И при этом не нарушая конституцию. Я не знаю судьи, который не выдал бы ордер на их имя… Мы слишком разбрасываемся. Наша безопасность по-прежнему под угрозой. Вот только теперь еще под угрозой и наши права».

В своей 13-часовой речи в Конгрессе Рэнд Пол не забыл упомянуть и о FISA, и о подзаконных актах, на основе которых спецслужбы США продолжают нарушать конституцию. И все же Патриотический Акт имеет особое, символическое значение. Сенатор Пол начал бороться с ним как только попал в Сенат. Вот что он пишет в своей последней книге «Занимая позицию»[6] о том, как пытался добиться отмены этого закона или, по крайней мере, его серьезного изменения еще в 2011 году и о том, на какое непонимание наталкивался:

«Один влиятельный сенатор посмотрел на меня с большой озабоченностью и сказал “Но что если действие Патриотического Акта закончится прямо в эту полночь?”. Звучало это так, как будто страной овладеют экстремисты на следующее же утро. Я улыбнулся и ответил: “Может быть, есть смысл положиться на конституцию на пару часов?”». И далее: «Патриотический Акт Буша представляет собой закон, прямо противоречащий конституции. Основанный на страхе, он был рассчитан на то, что американцы забудут и начнут игнорировать свои права, позволяя большому правительству действовать, как ему вздумается. Патриотический Акт ― это нарушение приватности. Патриотический Акт был принят на основе наивного представления, что правительство всегда будет поступать только хорошо и никогда не злоупотребит своей властью».

Для «большого правительства» Рэнд Пол нашел очень точное название ― «вашингтонская машина». В своем предвыборном слогане он призывает американских избирателей ее сокрушить[7] и вернуться к конституционным принципам Отцов-Основателей, которые, кстати говоря, предостерегали американцев от исполнения полицейских функций по всему миру.

* * *

Когда я писал эти строки, Америка прожила два дня без Патриотического Акта. А ведь этот документ имеет значение не только для США. Сильная заокеанская держава с действительно хорошей конституцией, правовой и экономической системами, которая могла бы быть прекрасным примером для многих, стала монстром.

Но стала она им не тогда, когда мы, будучи коммунистами, участвовали в холодной войне, не тогда, когда Рональд Рейган ходил по Красной площади, улыбался и немного смущенно отвечал на приветствия наших людей и даже не тогда, когда Билл Клинтон в голос смеялся над нетрезвым первым президентом России. Америка стала монстром именно тогда, когда в глазах у того парня, того, что правит за океаном, заплескался страх при известии о первых самолетах, врезавшихся в башни-близнецы.

Потом был Патриотический Акт.

Следом ― почти четырнадцать лет войн на Ближнем Востоке, непонимания и постоянных попыток неоконов оказаться у руля внешней политики. Демократы были или хитрыми, или нервными, а республиканцы ― сплошь агрессивными и постоянно голосующими за какую-нибудь антироссийскую ересь.

Но вот пришел человек, который назвал себя «другим республиканцем». Первое, что он сделал ― попытался отменить Патриотический Акт. И ему это и впрямь удалось. Пока на пару дней.

Может быть, он и правда другой?


[1] Четвертая поправка к конституции США устанавливает, что обыск и чтение корреспонденции могут осуществляться только по законно выданному ордеру. Поправка также требует, чтобы ордер был персональным и содержал цель следственных действий. Впоследствии Верховный суд распространил действие Четвертой поправки на телефонные разговоры и любые формы электронной коммуникации.

[2] Такая долгая речь называется «филибастер» (filibuster). По закону сенатора нельзя останавливать. Однако и говорящему приходится несладко: ему нельзя прерываться более, чем на 30 секунд, причем в эти паузы входят и те, что используются для принятия пищи и воды.

[3] Рэнд Пол ― младший сенатор от штата Кентукки, он впервые избрался в Сенат в 2010 году на волне подъема Движения Чаепития.

[4] Телетрансляцию заседаний палат Конгресса, национальных конференций политических партий и многих других событий ведет общественный канал C-SPAN.

[5] Uniting and Strengthening America by Providing Appropriate Tools Required to Intercept and Obstruct Terrorism Act of 2001.

[6] Paul, Rand Paul/Taking a Stand: Moving Beyond Partisan Politics to Unite America/Center Street, Kindle Edition, 2015.

[7] Таким слоганом стала фраза «Defeat the Washington Machine. Unleash the American Dream».

Источник: http://politconservatism.ru/forecasts/patriot-protiv-patrioticheskogo-akta-/