Современный конфликт на Украине имеет глубокие исторические корни, находящиеся в основах религиозной дифференциации населения ее территорий. Особо необходимо подчеркнуть, что еще не сформировались условия для обстоятельного анализирования «не международного вооруженного конфликта», происходящего на территории братского государства. В связи с чем мною был сделан упор исключительно на причины его возникновения с акцентом на религиозный фактор в исторической ретроспективе.

В середине ХII века Южнорусские земли потеряли свое геополитическое значение в глазах властвующей ветви княжеского дома, «центр политической власти окончательно переместился с Юга на Север Руси» [4, с.137]. Южнорусские земли перестали играть не только геополитическое, но и социальное значение, частые «татарские погромы приводили к массовому перемещению населения с южных окраин на север» [5, с.8].

Украина - карта религий

В полном размере: Украина - карта религий

После очередного разорительного нашествия в 1299 году из Киева бежал митрополит Максим. Единственная нить, связывавшая разобщенные территории, перестала существовать. Киев потерял свое значение религиозного центра Руси. Параллельно данным событиям проходил процесс раздробленности государства: Киевское, Черниговское и Северское, Галицко-Волынское княжества начали играть самостоятельную роль на политической арене. Однако данные государствоподобные образования не смогли сохранить свою суверенность, в связи с чем подверглись захвату Литвы, Польши, Венгрии. На этих территориях начала зарождаться самостоятельная религиозная жизнь. В 1303 году в Галицко-Волынском княжестве «была образована особая южнорусская митрополия» [5, с.13]. С целью укрепления своей власти на завоеванных землях литовский князь желал «подчинить себе православную церковную иерархию, для чего следовало образовать отдельную Литовскую митрополию, независимую от Московской» [5, с.13].

Направленное Константинопольскому патриарху в 1355 году обращение Ольгерда об учреждении митрополии, было удовлетворено. Анализируя данное события, прихожу к выводу о том, что литовский князь использовал меткий стратегический ход с целью окончательного закрепления завоеванных территорий за Литвой. При этом наблюдается недальновидность действий московских князей в данном вопросе. Не использовав право оспаривания данного решения, высшее духовенство Руси втянулось в дискуссию относительно дележа титула и части церковной юрисдикции. В 1356 году высший православные иерархи Руси и Литвы прибыли в Константинополь для окончательного раздела русской епархии: Алексею (Русь) был присвоен титул митрополита Киевского и Всея Руси, Роману (Литва) — митрополита Малой Руси без Киева. Однако это вызвало недовольство у литовской стороны в связи с чем Роман провозгласил себя и митрополитом Киевским.

Последующие выверенные политические шаги Ольгерда привели к тому, что константинопольский патриарх принял решение об окончательном разделе русской митрополии: представителю Литвы Киприану было присвоено звание митрополита Киевского и Литовского, а с целью сохранения единства православной церкви на русских землях, было решено, что после кончины русского иерарха, его престол должен был занять митрополит Киевский и Литовский как «митрополит Киевский и всея Руси» [5, с.35]. В ответ на данное заявление Константинополя русский князь осуществил решительный ход, чему благоволили внешнеполитические события в самой Византии: в 1376 году «Дмитрий Иванович без промедления избрал в противовес греку русского кандидата» [5, с.37]. Подвергая анализу данные события, не могу однозначно утверждать, что создание самостоятельной митрополии на православных землях Литвы являлось политическим поражением Москвы. Ввиду того, что устройство самостоятельной митрополии было сдерживающим фактором в деле распространения католичества, «препятствуя включению заподнорусских земель в сферу влияния Рима» [2, с.70].

Религиозный фактор в своей политической деятельности использовала не только Литва, в 1370 году Казимир III потребовал выделения Галиции в независимую от Руси метрополию, «грозя в противном случае крестить русских в латинскую веру, если не будет митрополита» [5, с.20]. Константинопольский патриарх исполнил требование короля. Галичская митрополия существовала в течении ХIV века и «в пору своего существования была важным политическим оружием» [2, с.70] в деле международных отношений Руси и Польши.

Итак, политическая раздробленность Руси и последовавшее татарское нашествие спровоцировали государственное ослабление княжеской власти на русских землях. В условиях политической нестабильности на Руси была активизирована завоевательная политика соседствующих государств, что привило к аннексии западнорусских и южнорусских земель со стороны Литвы, Польши, Венгрии. Специфика религиозного состава населения завоеванных территорий, где подавляющее большинство исповедовало православие, привела к умелому манипулированию данного факта со стороны завоевателей в отношениях с Москвой и Константинополем.

Главной целью, стоящей у польских и литовских предводителей, было окончательное разъединение православного мира на русской земли для комплексной интеграции завоеванных территорий в состав своих государств. Для этого использовались различные методы:

  • Польша и Литва вели часто военные действия с Русью для расширения завоеванных территорий;
  • завоеватели выдвигали прямые ультиматумы Константинополю, основание которых была угроза крещения православного населения по западному образцу;
  • осуществляли прямые подкупы константинопольских иерархов в деле учреждения самостоятельной церковной власти.

По возможности Москва противилась данному процессу: не допускала распространения процесса аннексирования территорий, осуществляла внутренние устроение православной церкви на Руси. Однако в силу своего шаткого и тяжкого положения не могла заботиться о православном мире на уже завоеванных территориях, так как не была способна бороться с множеством врагов на разных направлениях. Это привело к тому, что в середине ХV века православная церковь Руси была окончательно разделена на несколько митрополией с центрами в Москве, Киеве и Галиче. Нестабильность учреждения данных образований с постоянной сменой решений о ликвидации и новом создании характеризовала истинные цели тогдашнего православного центра по отношению к православным Руси — Византии. Играя главную роль в международных религиозных делах, Константинополь заботился лишь о своих корыстных выгодах и личной безопасности.

Падение Византийской империи под натиском османов спровоцировало активизацию действий Руси и Польши в сфере устроения собственной самостоятельной патриархии. Находясь в тяжелом финансовом положении, константинопольская патриархия имела материальную зависимость от московских властей. Частота выдаваемых казенных платежей обуславливала «необходимость решения вопроса об учреждении патриаршества» [5, с.353] в Москве. Выявив данную зависимость константинопольского патриархата от Руси, Польша пыталась воспользоваться теми же методами с целью «перенесения патриаршего престола из Константинополя в Киев» [5, с.353]. Однако в этот раз Москва использовала все средства в политических сношениях с константинопольскими посланниками с целью одержать победу в дипломатической битве, результатом которого стала учреждение патриаршества в Москве в 1589 году.

С целью обеспечения своих военных и внешнеполитических интересов, централизации политических сил между Польшей и Литвой был заключен конфедеративный договор о создании союзного государства: Речь Посполитая. Взяв на вооружение религиозный фактор, основой заключенного союза стала Брестская уния 1596 года. Главным результатом подписания Брестской унии стало появление униатства как религиозного течения. Относительно инициирования подписания Брестской унии в научной среде нет единого мнения. Одни считают, что это было политическим шагом руководства Речи Посполитой по унификации вероисповеданий многоконфессионального государства в направлении утилитарных тенденций в политике, а также актом по окончательной ликвидации православия на заподнорусских землях.

Другие же выдвигают мнение, что «инициаторами Брестской унии были украинские иерархи» [1, с.7] с целью ослабления политического и социального противостояния дифференцированных религиозных общностей, создания общехристианского государства, уравнения в правах православного населения путем принятия им униатства. Однако результатом унии стал раздор в православном мире Речи Посполитой. Первоначально это вызвало противоборство между религиозными конфессиями, что еще больше провоцировало усиление влияния Рима в жизни государства. Большинство православного населения враждебно встретило данный факт, что обусловило существование религиозной вражды между православием и униатством на данной территории, периодически выливавшейся в боевые действия.

При этом в то же время проявило себя еще одно событие в жизни православных народов Речи Посполитой, нашел свою точку отсчета процесс «развития национальной самоидетификации украинцев как общности» [1, с.7]. Однако в условиях притеснения национальных интересов обозначила себя еще одна проблема: у народа отсутствовал благонадежный представитель: «украинская» шляхта представляется в это время как «полонизировавшаяся, окатоличенная, денационализированная масса, изменившая жизненным интересам собственного народа» [1, с.7]. Это обусловило тот факт, что спустя пару десятилетий, немалая часть православных приходов перешла под юрисдикцию католичества и униатства. В условиях падения роли дворянства представителем общенациональных интересов населения стало народившееся казачество, исповедующее православие и поддерживающее тесные связи с Москвой, которое в последующем стало инициатором создания единого общенационально фронта, состоящего из казачества, мелкого дворянства, приходского духовенства, горожан, объединявшихся в братства, крестьянства с целью противостояния религиозному, социально-экономическому утеснению полонизированных магнатов.

Образовывавшиеся братства-школы при церквях в городах Западной Руси являлись контрсубъектом противостояния католичеству и униатству, отстаивавшим веру, культуру, язык, национальную специфику населения. Эти народные мероприятия подготовили почву для выстраивания политических контактов между Москвой и выразителями интересов украинского народа под предводительством Б.М. Хмельницкого по вхождению в состав Руси Правобережной Украины и Киева. Основным положением обращения Б.М. Хмельницкого к русскому царю Алексею Михайловичу стала просьба о защите православной веры на территории Украины. Первоначально «по инициативе гетмана московские политики получили посреднические прерогативы, использовали их в ходе переговоров во Львове с королем и виднейшими деятелями Речи Посполитой» [1, с.14]. Однако неподготовленная к достижению компромисса Речь Посполитая отказалась принять документ, по которому должен был быть решен религиозный конфликт на православных землях союза Литвы и Польши, что активизировало дипломатическую переписку гетмана и царя по дальнейшей интеграции украинских земель в состав России. Анализируя дипломатическую корреспонденцию, подчеркиваю, что религиозное положение было обстоятельно обсуждено как основание восстановления исторического положения Руси. Как пишет по этому поводу А.И. Клибанов, «религиозное единоверие было важным фактором, который способствовал воссоединению Украины с Россией» [2, с.156]. При этом с процессом вхождения украинских земель в состав Руси обнаружился тот факт, что не смотря на то, что религия являлась основой вхождения данных территорий в состав Руси, выявились значительные обрядовые и культовые различия в деятельности двух церквей и тот факт, что Киевская епархия находилась под юрисдикцией константинопольского патриархата заметно осложняло интеграционные процессы. Эти события легли в основу дальнейшей религиозной реформы.

Особую роль в реформировании сыграл кружок ревнителей благочиния, обозначивший основные направления реформы. Были обозначены главные проблемы, решить которые было необходимо с помощью реформы, а также пути их решения. Унификация богослужения по греческому образцу, устранение расхождения между российской и греческой церквями, «получила поддержку церковных иерархов Украины» [2, с.191]. При этом на повестку ставился также вопрос «преодоления отрицательного отношения русских православных иерархов к церкви Украины» [2, с.194] и приведение русской и украинской церкви к единому знаменателю в виду того, что представители кружка ревнителей благочиния «считали, что вследствие реформы Петра Могилы (Киевского митрополита) истинную веру утратила украинская церковь» [2, с.191].

Проведенная религиозная реформа не смогла устранить всех противоречий между народами Руси и Украины. Ее вероисповедный состав за долгие годы нахождения в составе Речи Посполитой приобрел много конфессиональный характер: значительно возросла доля католиков и униатов. При этом если первые не вызывали особой озабоченности у царской власти в виду ограниченного их распространения на западных рубежах России, то униаты имели широкий спектр своего нахождения, их приходы находились по всей территории Украины. Сам факт их образования вызывал обеспокоенность у государственной власти: православные приходы самовольно переходили в униатство как обще христианскую религию, не смотря на ее искусственный характер. Процесс трех разделов Речи Посполитой характеризовался обращением в православие народов, проживающих на землях отошедших Российской империи. Основанием он имел царские указы, которые по мере необходимости издавались и спускались на места.

Процесс воссоединения являл собой не насильственный характер. Как отмечается в специальных исследованиях первоначально «в уезды были разосланы чиновники для агитации за присоединение униатов к греческой вере» [7],  и «насилие при обращениях в православие было строго запрещено в инструкциях» [7]. Массовый переход в православие был осуществлен в 1839 году на Полоцком соборе, когда к православной церкви присоединилось свыше 1600  униатских приходов.

Итак, ущемление прав православного населения Польши и Литвы, попытки властей «вывести из политической жизни государства православие» [1, с.8], национальное предательство политической и экономической элиты западнорусских земель по отношению к народу способствовали активизации настроений по воссоединению с единоверной Россией. Мероприятиям по объединению сопротивлялась польско-литовская элита, умело использовавшая популяризацию событий периода Смуты, Смоленской войны 1633-1634 годов, битвы под Хотином 1621 года, при которых население западнорусских земель активно выступало на стороне поляков и литовцев. Однако стремление народов к воссоединению, улучшению своего социального положения, а также объективные события, старавшиеся восстановить историческую справедливость, не смогли помешать данному процессу.

Взяв религию за основу воссоединения народов, выяснилось, что за века разобщенности в православии наметились определенные расхождения, ставшей одной из причин последующей религиозной реформы. Не малое значение в деле религиозного устройства на Руси сыграла Киевская духовная академия, деятельность которой стала «источником заполнения идеологического вакуума» [3, с.228]. И как заявляет Н.М. Никольский, она являлась источником для развития «московской, петербургской, казанской духовных академий и духовных семинарий и стала оправданием для новой веры» [3, с.228]. Несмотря на то, что академия находилась под влиянием католичества, она сумела сохранить истинные основы православия, став в последующем поставщиком религиозных деятелей для России. К ним в частности относятся Епифаний Славинецкий, Арсений Сатановский, Стефан Яворский. Осуществив религиозные переустройства, императорская власть продолжала проведение политики по искоренению униатских настроений, нашедший свое отражение в результатах Полоцкого собора.

После революции 1917 года на территории Украины наиболее активно начали распространяться националистические и сепаратистские настроения, идейной основой которой были религиозный раскол и создание независимой украинской церкви. При этом данные идеологические течения не имели единого центра: приступили к претворению задуманного в жизнь униатские иерархи, а также иерархи автокефальной православной церкви: «украинские националисты ориентировались либо на униатскую церковь, либо на раскольническую автокефальную группировку» [6, с.275]. Основными моментами, на которые ориентировались националистически настроенные силы были следующие: сохранение национальной идентичности украинцев в условиях интернационализации, сохранение униатской веры в условиях разрушения религии.

Последний фактор активно использовали немцы в период оккупации во времена Великой Отечественной войны: «в Полтаве уже на следующий день после вступления немцев протоиерей начал хлопотать о возобновлении службы в церкви св. Макария» [6, с.273]. «Давая разрешение на открытие церквей» [6, с.273] немцы преследовали исключительно завоевательные цели для разобщения населения, враждебно настраивая его по отношению к политике советской власти. Однако высшие православные иерархи оккупированных и не оккупированных территорий обращались с посланиями к населению с целью оказывать сопротивление завоевателям, проявить содействие советским военнослужащим и партизанам в виде сочувствия народа. Активное сотрудничество различных религиозных течений и толков оккупированной части Украины привело к тому, что «глава униатской греко-католической церкви благословил 14 эсэсовскую дивизию «Галичина» [6, с.343] на борьбу с советской властью, а по факту со всем советским народом, не согласным с идеологией нацизма, что привело к колоссальным жертвам среди мирного населения.

Ощутив поддержку православного мира в годы Великой Отечественной войны и враждебность униатства, Совет по делам РПЦ разработал план по воссоединению греко-католиков с православной церковью, следствием чего стал Львовский собор 1946 года, где был официально закреплен переход униатов в «религию предков», греко-католическая церковь прекратила свое законное существование. Однако некоторая часть приходов работала на нелегальном положении, поддерживая националистические и террористические толки в умах населения, где «многие из мирян и священников, присоединившихся к православной Церкви, пали жертвой террористических актов со стороны бандеровцев из УПА» [6, с.347]. Это вызывало активное сопротивление со стороны православных церковных властей, что еще более провоцировало униатов-националистов на активные террористические действия. При этом в литературе отсутствует единое мнение относительно инициатора процесса массового перехода униатов в православие: поддержанная большей частью ученых позиция, согласно которой инициаторами и активами перехода униатов в православие являются государственные органы Союза ССР с прямым участием НКВД, отрицается В. Цыпиным, указывающим «на искренность религиозных мотивов» [6, с.343], способствовавших организации всех мероприятий по воссоединению.

Последующие религиозные события, связанные с политикой, наиболее активно проявили себя в 1990-е годы. Процесс распада СССР и образования суверенных национальных государств сопровождался и религиозной самоидентификацией. Становление на Украине признаков государственности, не имевшей в исторической ретроспективе их никогда, проходил под лозунгом: «Независимому государству — независимую церковь» [6, с.507]. Религиозная идентификация как и в предшествующие столетия на Украине характеризовалась разобщенностью: начался всплеск различных религиозных течений. При активной поддержке первых лиц нарождавшейся государственности прошел в 1992 году Всеукраинский православный собор, преследующий цель не только отделение от РПЦ МП, но и подавление униатских и католических настроений в обществе. В свою очередь униаты насильно обращали церкви и приходы в греко-католичество, угрозой расправ заставляли население изменить православию с целью возрождения украинской нации.

Итак, проанализировав исторические особенности религиозной ситуации на территориях, входящих сегодня в состав государства Украины, выявлено, что на религиозную составляющую население оказывали влияние политика государств, в состав которых входили те или иные земли. При этом необходимо отметить, что если действия Российского государства на всем отрезке исторической ретроспективы была нацелена на сближение населения России и Украины, то политика иных государств: Польши, Литвы, Речи Посполитой — была нацелена на разъединение единого народа. Само создание новой искусственной религии — униатства — было шагом по окончательному расколу народа и превращению его в раздельные общности. Это было воспринято славянским населением не только как религиозное течение, но и как фактор по самоидентификации с явным противопоставлением историческим корням.

Фактор политической нестабильности государственных основ присутствует в государственности Украины с момента ее возникновения в 1991 году. В выборе направления развития государства словно черное и белое всегда борются два начала: пророссийское или прозападное направления. При этом у этих двух векторов имеются конкретные персонифицированные лица: население Юго-Востока и Запада Украины, разделенные не только течением р. Днепра, но и религиозными убеждениями.

Современный политический конфликт Украины вобрал в себя все черты существующих противоречий и сложностей, концентрировавшихся на данной территории сотни веков. По моему мнению, природа конфликта заключаются в религиозной разобщенности населения, облеченной выбором пути развития. Прозападные регионы, население которых по большей части исповедуют униатство, католицизм, протестантизм с активизацией своих действий по силовой ориентации государственной политики, не спросив «братьев» с Юго-Востока, ущемили их интересы путем самовольного определения направления развития страны, чем спровоцировали вооруженный конфликт. При этом он имеет явную религиозную основу с противоборством позиций греко-католиков и православных.

Православное население, тем более поддерживающее РПЦ Московского патриархата, рассматривается униатами как враждебное, относящееся к русской нации. Осознанность этого противоборствующими силами приводит к тому, что жертвами конфликта часто становятся представители православного духовенства и объекты религиозного поклонения, что с определенной периодичностью фиксируется в средствах массовой информации. Новости со следующим содержанием постоянно транслируются по федеральным каналам РФ: «новый случай нападения на священников украинской православной церкви, которая относится к Московскому патриархату» [11], «православных на Украине преследуют за миротворческую позицию» [12]. В средствах массовой информации появлялось также сообщение о явно варварском и зверском обращении с православным населением на территории Западной Украины [10]. При этом весь механизм конфликта строится на противопоставлении враждующих сторон друг другу, указания на различности интересов не только в политической судьбе, но и религиозной ориентации. Одна сторона конфликта желает сблизится со своей прародиной, иметь религиозную и политическую стабильность. Другая — же оторваться от своей прародины и стать подобием Европы. Отсутствие возможности политического компромисса и не желание идти на уступки еще более обостряет  противоречия.

Условной точкой отсчета, существующих военных противоречий, могу обозначить события января 2014 года, когда европейски ориентированные политические группировки приступили к захвату власти в государстве, что привело к государственному перевороту. Неудовлетворенность сложившейся ситуацией жителей Юго-Востока Украины, где сильны позиции свергнутого Президента и его политического курса привела к активизации сознания населения в реализации своих прав на управление государством и выбора пути развития (самоопределение вплоть до отделения). Это высокая гражданская сознательность населения Юго-Востока Украины спровоцировала население Запада Украины и их политических лидеров на принятие решения о создании антикризисного штаба по проведению антитеррористической операции на Юго-Востоке Украины. Позже было объявлено о проведении силовой операции. Необходимо особенно подчеркнуть, что как и в прошлые годы наблюдается денационализированность, национальное предательство представителей государственных структур и крупного бизнеса Юго-Востока Украины, отказавшихся ради личных выгод от защиты своего народа.

Сторонами данного конфликта официально являются  Украины как государство и союз самопровозглашенных республик — Новороссия. Состав данных субъектов противостояния разнороден: помимо официальных военных и правоохранительных органов Украины на стороне украинских властей воюют различные воинские формирования, принадлежащие частным лицам, а по данным некоторых средств массовой информации, и частных военных компаний иностранных государств. Необходимо особо подчеркнуть, что современный министерский состав Правительства Украины, который определяет политику военной операции, по религиозному вероисповеданию разнообразен, при этом абсолютное большинство портфелей предоставлено выходцам из Западной Украины (Винницкая, Львовская, Ивано-Франковская области). Данный факт обосновывает проявленную нетерпимость и воинственные чувства руководителей боевой операции, имеющей форму военного конфликта. При этом позиции Новороссии отстаивают вооруженные формирования ополчения Новороссии, состоящее из добровольцев этого союза, а также России, Сербии, иных славянских государств.
Необходимо обозначить и мнения различных субъектов относительно роли Российской Федерации в существующем противостоянии.

Западные государства под предводительством США указывают на прямое влияние на ход противостояния России, обвиняя наше государство в разжигании сепаратистских настроений и поддержании военного сопротивления со стороны ополчения Новороссии, но данный факт отрицается нашим руководством, указывая исключительно на внутригосударственный характер конфликта Украины. В политической и государственной среде России на этот счет имеются свои суждения: Е.М. Примаков считает, что США намеренно провоцируют Россию «на втягивание российских Вооруженных сил на юго-восток Украины» [9] «с целью внедрения однополярного мироустройства, что несомненно можно отнести к стремлению вытеснить Россию из мировой политики и заглушить центробежные тенденции, отодвигавшие от США их европейских союзников после окончания «холодной войны» [9]. Другие — политолог Андрей Пионтковский — указывают на прямую организацию и поддержание силовой военной операции на Украине РФ с целью «создания "Новороссии" из восьми украинских регионов» [8].

Таким образом, современный политический конфликт Украины имеет глубокие исторические корни. Различные территории, входящие сегодня в состав современной Украины в ретроспективе имели разную государственную принадлежность как к России, так и к Польше, Литве. Этот факт наложил прямой отпечаток на религиозный состав населения. Распространение греко-католичества на западе современной Украины обусловило становление украинской нации как самостоятельной ветви славянства с агрессивным противопоставлением православному русскоязычному населению Юго-Востока. При этом данная агрессия выражалась в запугивании православного населения с целью перехода в греко-католичество, проведении террористических актов по отношению к непокорным. Своего апогея униатская агрессия достигла в годы Великой Отечественной войны, когда нацистская дивизия, состоявшая из жителей Западной Украины была благословлена униатским иерархом на борьбу с советским правительством.

После войны как и в годы императорской России руководством применялись меры по мирному искоренению униатства, но деятельность наиболее агрессивных греко-католиков, осуществлявших подпольную деятельность, изнутри противилась данному процессу как искоренению украинской нации. Помимо данных событий неудовлетворительная ситуация складывалась и в православной семье, когда национально настроенные православные священнослужители объявили о создания самостоятельной православной церкви, подчиненной киевскому патриархату. Свою силу и вес данные события имели в период становления украинской государственности в период распада СССР. Именно в это время наиболее мощно проявилась религиозная дифференциация населения с созданием самостоятельных религиозных толков, целью которых было не познание божественного откровения, а национальное обособление от русской нации. Ведь именно массовая приверженность русского населения православия как определяющего фактора в национальной самоидентификации и обуславливала религиозные шатания на национальной почве народа Украины.

Православное население украинских земель всю вековую историю испытывало тяготение к России. Вспыхнувший украинский конфликт несет в себе черты религиозной разобщенности территорий. Завуалированная униатская агрессия против православного мира Юго-Востока несет в себе исторические черты ввиду того, что православная религия является «главной формой осознания национального единства и формой осознания духовного родства» русских и украинцев. [2, с.56].

Суворина Ю.С.

Список используемых источников

  1. Заборовский Л.В. Католики, православные, униаты: проблемы религии в русско-польско-украинских отношениях конца 40-х — 80-х гг. ХVII века. Документы. Исследования. Часть I: Источники времен гетмана Б.М. Хмельницкого. М.: Памятники исторической мысли, 1998. 374с.
  2. Клибанов А.И. Русское православие: вехи истории / Науч. Ред. А.И. Клибанов. - М.: Полиздат, 1989. - 719 с.
  3. Никольский Н.М. История русской церкви. - 3-е изд. - М.: Политиздат, 1985. - 445 с., ил. - (Б-ка атеист. Лит.).
  4. Сахаров А.Н. История России. С древнейших времен до начала ХХI века / А.Н. Сахаров, Л.Е. Морозова, М.А. Рахматуллин и др.; под ред. А.Н. Сахаров. - М.: АСТ: Астрель: Хранитель, 2008. - 1263 [1] с.
  5. Скрынников Р.Г. Государство и церковь на Руси ХIV-ХIV вв.: Подвижники русской церкви. - Новосибирск: Наука. Сиб. Отд-ние, 1991. - 397 с.
  6. Цыпин В. История Русской Церкви 1917-1997 кн. 9 // Москва, Издательство Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1997. 831 с.
  7. Андреев А.Н. Воссоединение униатов Украины и Белоруссии с Русской Православной Церковью: взгляд изнутри (по мемуарным источникам конца XVIII в.) // Отечественная история. URL: http://www.rusnauka.com/7_NITSB_2012/Istoria/1_103867.doc.htm. (06.11.2014).
  8. Желанин А. Россия — Украина: шаткое равновесие // Фонд поддержки публичной дипломатии имени А. М. Горчакова. Аналитика. 28.10.2014 год. URL: http://gorchakovfund.ru/news/12884/. (06.11.2014 год).
  9. Примаков Е. Украина: тяжелое сегодня и сложное завтра // Российская газета, № 6475,  8.09.2014. URL: http://www.rg.ru/2014/09/08/primakov.html. (06.11.2014 год).
  10. Беженка из Славянска вспоминает, как при ней казнили маленького сына и жену ополченца // Первый канал, Новости, 12.07.2014, 21:04. URL: http://www.1tv.ru/news/world/262978. (05.11.2014 год).
  11. В Киевской области агрессивная толпа сорвала богослужение в сельском приходе //  Первый канал, Новости, 16.08.2014, 10:03. URL: http://www.1tv.ru/news/world/265543. (05.11.2014 год).
  12. РПЦ: православных на Украине преследуют за миротворческую позицию // Информационное агентство России ТАСС, 5.08.2014, 11:08. URL:  http://itar-tass.com/obschestvo/1360455 (05.11.2014 год).

Источник: http://vk.cc/395qJT