Прочитал днями статью о том, что Рейган по современным стандартам был недостаточно консервативен. И решил разобраться.

Хотя в общем и целом Рейган остается знаковой фигурой для американских консерваторов в целом и Республиканской партии в особенности, заявления о недостаточном консерватизме Рейгана звучали и раньше.

В недавней же статье претензии к Рейгану сводятся к следующим пунктам:

• Он был за права гомосексуалистов, т.к. в 1978 был резко против предложения запретить гомосексуалистам преподавать в школах;

• Он был за аборты, т.к. подписал закон о “терапевтических абортах” в Калифорнии, который привел к увеличению числа абортов с 518 в год до 100 000;

• Он был за увеличение налогов, т.к. увеличил налоги на более, чем 1 млрд в течение своего губернаторства;

• Он был за незаконную иммиграцию, т.к. будучи президентом подписал закон (“Immigration Reform and Control Act”) , приведший к росту незаконной иммиграции;

• Поскольку он вступил в Республиканскую партию только в 1962 году, а до того был поклонником Рузвельта и его “Нового курса”.

Если бы автор статьи в “Американском мыслителе” был последовательным, то упомянул бы и то, что Рейган здорово увеличил траты федерального правительства и в 3 раза увеличил госдолг США (с 997 млрд до примерно 2.85 трлн). Но видимо, расходы на “звездные войны”, якобы приведшие к падению коммунизма (в большей мере виноваты низкие цены на нефть, чем расходы на гонку вооружений), эссеиста не смутили.

Однако давайте разберемся с несколькими ошибками. Рейган был против абортов, о том, что в самом начале своего губернаторства подписал закон, а не боролся против него, он потом сожалел.

Последствия закона об иммиграции отнюдь не однозначны: незаконную иммиграцию он сдержать не смог, но по оценкам немного снизил преступность. Не будем забывать, что поддержка закона была довольно серьезной и в Конгрессе: в Палате Представителей 238 за и 173 против, а в Сенате – 63 за и 24 против.

Запрет гомосексуалистам работать в школах учителями можно не поддерживать даже тогда, когда возражаешь против гомо-браков. Да и к чему тратить силы на поддержку того, что не имело шансов устоять в Верховном суде? Ко всему прочему Рейган не поддерживал гомобраки и был откровенно против гомоактивизма, но полагал, что нечего правительству лезть в спальни к гражданам или выяснять, кого и как любят школьные учителя.

Рейган был сторонником “Нового курса” до 1962 года… Какой ужас! Однако позволю себе напомнить, что первая серьезная критика “Нового курса” со стороны “чикагской школы” прозвучала в 1963 году в работе Милтона Фридмана и Анны Шварц. Если Рейган перестал симпатизировать рузвельтовскому курсу на год раньше Фридмана, то за это надо снять шляпу, а не критиковать.

Итак, по большинству пунктов автор демонстрирует “ошибку мечтателя” (“nirvana fallacy“), сравнивая взгляды политика с неким идеальным состоянием.

Несколькими абзацами выше приводится статистика голосования в Конгрессе. В то время в Сенате было 47 демократов против 53 республиканцев, т.е. как ни крути, а большинство сенаторов республиканцев не голосовало против вменяемого в вину Рейгану закона об иммиграции (если бы больше половины были бы против, то не 24 голоса было бы, а не меньше 27, и это если против голосовали исключительно республиканцы).

Это спустя много лет стало понятно, что амнистия нелегальным иммигрантам в 1986 году привела к незаконному переходу границы еще 10-12 миллионами, но 30 лет назад это было отнюдь не столь очевидно.

То есть надо еще и учитывать политические изменения и увеличение знаний в ходе прошедших лет. Пост-фактум все мы гораздо умнее и дальновиднее, особено в отношении тех событий, что уже произошли (если перевернуть высказывание известного бейсбольного тренера Йоги Берра “It’s tough to make predictions, especially about the future” – “Предсказывать очень тяжело, особенно будущее”).

Исторически члены Ку-Клукс-Клана были демократами, и только после 1964 года сторонники сегрегации в южных штатах стали голосовать за республиканцев, так что может показаться, что обвинения республиканцев в расизме на чем-то базируются. Основания, конечно, какие-то найти можно, но подавляющее большинство линчевателей были сторонниками Демократической партии, а не республиканцами.

Но не только Рейгана обвиняют в том, что он недостаточно консервативен, но и нескольких известных республиканцев. Как доказывает автор статьи в “National Review”, совершенно напрасно.

Так что же обвинения в недостаточном консерватизме всегда огульны? Нет. Есть достаточно примеров, когда политики меняют партийную принадлежность, есть различия во взглядах консерваторов в либеральных штатах и консерваторов в консервативных штатах (первые далеко не так строги в своих взглядах, больше склонны к компромиссам).

Не будем забывать, что призывать к идеологической чистоте с каких-либо страниц заметно легче, чем проводить в жизнь какие-либо решения в качестве губернатора и президента. Практика почти всегда заставляет искать компромиссы (и чем больше людей вовлечено, тем больше!), теоретизирование же – крайне редко.

Задача политика – быть избранным и воплотить в жизнь свои обещания. Для этого часто не достаточно поддержки только самых истовых своих сторонников, но и более умеренных, и тех, кто не сторонник, но может поддержать во время конкретной кампании ради каких-то, кажущимися важными пунктов программы (т.н. “независимых”).

Если политик выступает на общенациональной сцене – в качестве кандидата в президенты, например, – он должен минимизировать “рейтинг ненависти” к себе, степень неприятия своей кандидатуры (во многом из-за этого проиграл бывший канадский премьер-министр Стивен Харпер в прошлом октябре).

Именно поиском более мягкой формулировки своих взглядов без того, чтобы менять последние, и заняты политики, коих сравнивают с “носорогами”. А “принципиальные” журналисты им как могут мешают, хотя с рациональной точки зрения лучше умеренно-республиканская администрация, чем любая демократическая.
Но в эпоху нарастающей политической поляризации удивляться радикализации журналистов и прочих активистов не приходится.

https://khvostik.wordpress.com/2016/01/23/on-rinos/