Последние 10-15 лет характеризовались успешным развитием экономик стран Персидского Залива, которые по уровню благосостояния своих граждан устойчиво входили в тридцать пять наиболее богатых наций. Доход на душу населения в Катаре (богатейшей стране мира) доходил до 105 тыс. долл. США, а в самой бедной – Омане – достигал почти 30 тысяч долларов. Несмотря на более чем трехкратный разрыв в богатстве между Катаром и Оманом, большинство стран мира, причем даже относящих себя к числу богатых, могут об этом только мечтать. Многие арабские страны Персидского Залива живут богаче, чем Швейцария, Австралия и Канада! Причем за последние пятнадцать лет благосостояние населения этих арабских стран выросло более чем в 1,5 раза, а суммарный ВВП в 2014 году составил 1,6 трлн долл.

Рост благосостояния в этих странах шел рука об руку с экономическим ростом, который за последние пятнадцать лет колебался от 4,2% в ОАЭ до 14% в Катаре. Даже в 2014 году, когда цены на нефть – главного источника богатства – резко пошли вниз, регион показал рост в 4,2%, притом что мировая экономика замедлилась до 2,5%

Подробнее об арабской психологии глазами экспертов и исследователей в статье:
Арабская психология и национальный характер
а так же в статье:
Психология работы с арабами

Да и какие бы другие показатели ни взять, все они до начала резкого спада цен на нефть показывали финансовое и экономическое здоровье стран ССАГПЗ. Это и высокое положительное сальдо платежного баланса, объем золотовалютных резервов – у одной только Саудовской Аравии на момент начала понижения цен на нефть они составляли более 756 млрд долл., тогда как суммарные золотовалютные запасы «шестерки» на конец 2014 г., превысили 940 млрд долл. США, что почти на 20% больше показателя 2012 г. Причем у этих государств образовалась самая крупная в мире часть валового национального дохода, не используемого на потребление, которая у Кувейта и Катара, например, превысила 50% по отношению к ВВП. Это позволяло и позволяет этим государствам тратить большие средства, как на цели экономического развития, так и на расширение своего инвестиционного портфеля за рубежом.

«Шестерке» удалось продвинуться по пути диверсификации своих экономик, хотя далеко не у всех это получалось делать одинаково. Так, если у ОАЭ, по данным МВФ, 70% ВВП не связано с добычей и переработкой нефти, то в структуре ВВП Саудовской Аравии первое место принадлежит как раз нефте- и газодобыче (45% ВВП).

Однако почти трехкратное падение цен на нефть в 2014-2016 годах обнажило старые и до сих пор нерешенные проблемы государств Персидского Залива, которые оказались обострены усилением давления на них из-за череды простимулированных извне (кстати, не без их же участия) «цветных революций» в арабских странах, войнами в Йемене и Сирии, которые легли серьезной нагрузкой на бюджет этих государств. По некоторым, хотя и неподтвержденным данным, война в Йемене, начатая в марте 2015 года коалицией, состоящей в основном из монархий стран Персидского Залива, стоила только одной Саудовской Аравии 230 млрд долл. И это всего за полтора года боевых действий! Кроме того, большие средства тратятся этими государствами, прежде всего КСА и Катаром, на финансирование сирийской оппозиции, десятки миллиардов в год стоит Эр-Рияду и Абу-Даби поддержка режима А. Сиси в Египте.

Почему восточные страны оказались в таком состоянии:
В чем причина отсталости восточных стран
а так же в статье:
Почему арабы не добиваются успеха?

Это уменьшает возможности стран ССАГПЗ совершить финансовый маневр, чтобы простимулировать собственный экономический рост и направить инвестиции на структурные реформы, которые приобретают все более насущный характер. Все экономические показатели «переключаются» с зеленого индикатора на красный. Взять ту же Саудовскую Аравию, которая является не только крупнейшей экономикой стран Персидского Залива, но и арабских стран вообще (она дает 25% ВВП всех арабских государств). В 2016 году ее золотовалютные запасы упали до 523 млрд долл. (за два года уменьшившись на 233 млрд долл. – как раз на сумму расходов на войну в Йемене), ВВП на душу населения – до 21390 долл., бюджетный дефицит составит к концу года по разным оценкам от 12 до 14 с лишним процентов от ВВП!

Показатели ОАЭ несколько лучше в силу большей диверсификации ее экономики, но и там бюджетный дефицит, как пишет Middle East Monitor за осень 2016 года, составит не менее 7, 6%, а ВВП на душу населения уменьшится с 40560 долл. до 39995 долл.

Но главная проблема состоит не в падении экономических показателей, хотя и они важны. Самое главное заключается в том, что в силу разных причин – от сокращения доходов от нефти и газа, до демографического бума и выхода на рынок труда большого количества молодых людей – заканчивается «жизненный цикл» самой экономической модели развития стран ССАГПЗ. До самого последнего времени эта модель состояла в крайне низких налогах, бесплатном образовании и медицинском обслуживании для всего населения, щедрых субсидиях на воду, электричество и топливо, обеспечиваемых высокими доходами от продажи нефти.

Почему причина упадка арабских стран - мировоззрение, в статье:
Почему деградируют мусульмане?

До двух третей коренного населения были заняты в госсекторе, который отличался крайне низкой эффективностью, высоким уровнем бюрократизации и коррупции. Беззаботный, а то и праздный уровень жизни населения поддерживался за счет огромной армии иностранных рабочих, которые решали все насущные проблемы, были заняты в строительстве, индустриальном секторе и сфере обслуживания.

Сегодня большинству монарших фамилий в странах Залива (может быть, за исключением Катара) ясно, что так дальше продолжаться не может.

Да и молодежь, вся сплошь погруженная в интернет и гораздо лучше осведомленная, чем раньше, как живет остальной мир, формирует запрос не только на экономические, но и социальные, культурные и политические реформы. А поскольку она составляет 69% населения стран региона, то игнорировать этот запрос просто невозможно. Причем новизна ситуации в том, что даже если цены на нефть в ближайшие годы вернутся к высоким уровням, то это не снимет требований значительной части населения, включая женщин на трансформацию общества.

Еще о психологии арабского человека в статье:
Почему арабы плохие солдаты
а так же в статье:
Как понять арабов

Страны ССАГПЗ пытаются приспосабливаться. Практически везде вводятся квоты для своих граждан в частном секторе на занятие различных должностей. Причем чем престижней сектор, тем больше в него власти требуют брать своих подданных. Например, в банковскую сферу на Бахрейне готовы брать до 50% «своих», тогда как в строительную практически никого не навязывают, зная, что собственное население туда работать просто не пойдет. Собственно, выталкивать молодежь в частный сектор заставляет экономика, поскольку у этих государств нет больше средств, чтобы расширять госсектор. Но в частном секторе хозяева потребуют высокую производительность труда, компетенцию и отдачу. Всегда ли местная молодежь будет соответствовать требуемым критериям?

Как жизнь показывает, далеко не всегда, а это порождает безработицу, которая, например, в КСА, равна 11,5%. Некритично, но уже вызывает опасения в части сохранения социальной стабильности. Еще острее ситуация с женской безработицей. Женщины активны, хотят выходить на рынок труда, но религиозные и традиционные запреты делают поиск ими своего места под солнцем весьма нелегким делом. Власти вынуждены вводить серьезные штрафы против компаний, которые отказываются брать на работу женщин. Так, например, поступают в КСА. Там же недавно ввели очень высокие тарифы на въездные визы, в том числе для иностранных рабочих, что в принципе должно открыть рынок для местной молодежи. Но пойдет ли она работать туда, где раньше работали только экспаты и где неизбежен ручной труд?

Иными словами, реформы наталкиваются на серьезное сопротивление как со стороны религиозных кругов, традиционного, устроенного по племенным принципам общества, так и не желающей меняться бюрократии. Но не проводить реформы уже невозможно. Пока говорить о том, что десятилетиями остававшиеся стабильными общества под напором проблем, с одной стороны, и давлением властей, продвигающих реформы – с другой, вступят в фазу турбулентности, наверное, рано. Такие государства, как Катар или Кувейт имеют достаточную финансовую подушку безопасности, чтобы пережить тяжелые времена и дать время реформам поработать.

Сложнее придется таким странам, как Бахрейн, где общество расколото по конфессиональному признаку, или Оман, где уровень жизни самый низкий из всех стран ССАГПЗ. Однако судьба реформ на Аравийском полуострове в конечном счете зависит не от них. В итоге успешными или нет окажутся преобразования зависит в значительной степени от того, пойдут ли они в Саудовской Аравии – самой крупной стране региона.

Но именно здесь и могут обнаружиться проблемы, особенно, если страны Запада, прежде всего США, решат вмешаться в процесс реформ и попытаться «ускорить» его под лозунгами демократии и либерализма или же «нехватки воли» в борьбе с терроризмом, как они это уже делали не раз в других арабских странах. А риск этого как никогда велик, как показало принятие Конгрессом США в сентябре с.г. закона «Справедливость против спонсоров терроризма» (JASTA) и неоднократные заявления (хотя и за закрытыми дверями) главного претендента на пост президента США Х. Клинтон относительно ее недовольства ролью КСА в распространении экстремистской идеологии.

Применение этого закона может стать триггером для дестабилизации Саудовской Аравии, которой в Вашингтоне уже давно недовольны из-за ее усилившихся попыток вести себя более независимо в региональных и международных делах. Достаточно одного судебного процесса со стороны пострадавших в терактах 11 сентября 2001 года, чтобы саудовские авуары в американских банках были заморожены, не говоря уже о других санкционных мерах, таких как отключение от системы SWIFT или от GPS. По некоторым оценкам, общая сумма исков к КСА может составить 1,5 трлн долл., что пустит под откос саудовскую экономику, не говоря уже об имиджевых потерях.

Это сразу же поставит крест на любых саудовских реформах, которые и без того проводятся с большим трудом и с признаками общественного недовольства после недавнего снижения зарплат в госсекторе на 20%. Да и само выживание страны окажется под угрозой.

По сути дела, Вашингтон с помощью JASTA накинул на шею саудовским властям удавку, которую он в любой момент может затянуть, если решит, что Эр-Рияд ведет себя слишком самостоятельно. Поэтому саудовским властям надо срочно определяться, с кем им надо сотрудничать, чтобы не попасть под американский каток. Хватит ли им смелости сделать правильные выводы?

http://ru.journal-neo.org/2016/10/17/strany-ssagpz-reformy-i-stabil-nost/