Очередной пленум китайской Коммунистической партии был посвящен необходимости управлять государством на основании законов, а также возвращению к основам конституционализма. За сложными формулировками скрывается новый этап антикоррупционной кампании, централизации власти и, с большой вероятностью, улучшения в жизни рядовых граждан. Обозреватель ИА REGNUM Татьяна Каукенова подвела итоги пленума.

Китай - экономика

В полном размере: Китай - экономика по годам

23 октября в Пекине завершился очередной пленум ЦК КПК. Если точнее, IV пленум Центрального комитета Коммунистической партии Китая XVIII созыва. Надо заметить, что особенного внимания это событие не привлекло. Во всяком случае, если сравнивать с прошлогодним пленумом. Тот, III пленум, был событием знаковым, ведь весной 2013 года состоялось обновление политической элиты КНР и к власти пришло так называемое пятое поколение во главе с Си Цзиньпином. Так что первое массовое заседание «омолодившегося» партийного актива, на котором должна была прозвучать повестка Компартии на ближайшее десятилетие, вызывало определенный информационный ажиотаж. Вообще третий пленум каждого нового поколения знаменует, как правило, оглашение планов развития страны в средне- и долгосрочной перспективе. С четвертым все намного спокойнее…

Законы для власти или власть законов?

Вкратце, пленум ЦК КПК, в котором приняли участие 205 человек, прошел в Пекине с 20 по 23 октября. Верхушка партийной номенклатуры, о чем было заявлено еще в конце сентября, посвятила данный пленум рассмотрению проекта «Постановления ЦК КПК о некоторых вопросах всестороннего продвижения практики управления государством на основе закона».

Если вчитаться, то название документа выглядит несколько странным. Ведь предположить, что все 65 лет своего существования Китайская Народная Республика управлялась не «на основе закона», а как-то иначе, получается с трудом. Однако именно в терминах и формулировках в данном случае кроется ряд смыслов, крайне важных для понимания текущих процессов.

Итак, в основных тезисах коммюнике, опубликованных в русскоязычных версиях китайских СМИ, говорится, что главная цель введения нового курса заключается «в формировании системы, служащей „социалистическому верховенству закона с китайской спецификой“, а также в строительстве „социалистического верховенства закона“». И опять: понять смысл этой сентенции даже эксперту довольно непросто. Чем «социалистическое верховенство закона» отличается от «несоциалистического», если закон есть закон, а верховенство оно и при капитализме верховенство?

Разобраться в этой сложной терминологии можно, обратившись к китайской версиий документов. Так, если вернуться к «социалистическому верховенству закона», то свет на эту фразу может пролить обращение к первоисточнику. Так вот, сочетание «фачжи» (法治), которое переводится как «верховенство закона», имеет также значение «управление на основе законов», о чем и говорилось в анонсе пленума.

«Социалистическое управление на основе законов» звучит уже более понятно. И главное, вписывается в контекст всего остального текста коммюнике. Хотя вариант, предлагаемый переводчиками китайских агентств, также актуален, однако очевидно, что в китайской практике законы стоят на службе у управления, а не наоборот… То есть не закон является определяющим фактором, а именно управление государством, на службе которого и стоят собственно законы.

Далее, в китайских текстах, как и в итоговой речи самого председателя Си Цзиньпина, которую на русском языке пока не опубликовали, многократно встречается фраза «фачжиго» (法治国), что означает «конституционное (правовое) государство», которое отныне необходимо строить. С учетом, того, что до недавнего времени термин «конституционализм» в Китае практически не встречался, а упоминания Конституции вызывали у власти довольно нервную реакцию, налицо очевидное новшество. Это, конечно, не поворот на 180 градусов, но очевидный выход китайского правового государства на новый уровень. Более того, Си заговорил о том, что «необходимо внедрять в стране всеобщее юридическое образование для продвижения социалистической правовой системы» и учить соблюдению законов как самих граждан, так и чиновников.

Таким образом, обзор теоретических формулировок позволяет сделать вывод, что на прошедшем пленуме был заявлен переход к повышенному вниманию к соблюдению норм законодательства, начиная от основного закона государства и заканчивая остальными законами социалистического Китая.

Требование времени

В чем основная необходимость именно такого ракурса пленума? Факторов несколько:

Во-первых, градус социального недовольства, особенно в среде простого народа (а это, напомним, почти миллиард человек), все еще довольно высок. Рядовой гражданин Китая далеко не всего чувствует себя защищенным от произвола системы, местных чиновников, судей, состоятельных сограждан, способных с помощью некоторых финансовых вливаний обращаться с законом по своему усмотрению. В стране ежегодно происходят сотни тысяч (!) социальных выступлений, и касаются они в первую очередь нарушений прав граждан со стороны местных властей. Сюда входят и отторжения земель, и обманы со стороны работодателей при попустительстве администрации, и строительство экологически вредных объектов… Руководству страны, и соответственно Компартии (доверие к которой продолжает падать), важно этот градус недовольства снизить, формируя у народа ощущение того самого «верховенства закона», перед которым равны и крестьянин, и трудовой мигрант, и уездный чиновник, и местный нувориш.

Во-вторых, поставленные задачи последовательно вписываются в один из ключевых программных лозунгов «пятого поколения», а именно — последовательную борьбу с коррупцией на всех уровнях. Как метко выразился почти год назад председатель Си, «от мух до тигров». То есть от мелких сошек с их мелкими взятками до самых верхов, примером чего стало дело Чжоу Юнкана, бывшего члена Политбюро ЦК КПК. За последний год число коррупционных дел значительно выросло, а вот расходы на банкеты и прочие «представительские расходы» практически сошли на нет. Коррупция была и остается ахиллесовой пятой китайского режима, и команда Си Цзиньпина это прекрасно понимает. Успехи на этой ниве потрясают. Только за первые 8 месяцев текущего года по всей стране было выявлено более 55 тысяч случаев коррупции и злоупотреблений. Почти 75 тысяч человек (74338) понесли наказание, в частности, на 20610 человек были наложены партийные и административные дисциплинарные взыскания. Углубление и теоретическое обоснование антикоррупционной политики в этой связи вполне закономерно.

В-третьих, ситуация такова, что в течение последних десятилетий китайское общество было согласно жертвовать правами человека, социальной защищенностью и прочими «западными ценностями» в обмен на активный экономический рост и возможность выбраться из тотальной нищеты. Теперь одних экономических достижений уже недостаточно, население, и в особенности горожане, хотят, чтобы власть шла дальше. Понимание важности таких мер у новой генерации китайских политиков, безусловно, есть. Год назад на III пленуме Си Цзиньпин добился отмены системы трудовых лагерей, существовавшей со времен Мао Цзэдуна; сокращается число преступлений, за которые наказывают смертной казнью; вводятся послабления в систему ограничения рождаемости; проводится политика отмены прописки, из-за которой миллионы трудовых мигрантов существуют в городах практически на нелегальном положении. Учитывая эти тенденции, курс на формирование реального правового государства, в котором попытка обойти или не исполнить закон будет означать отход от генеральной линии партии, несомненно, вызовет симпатии у населения.

В-четвертых, имеет значение внешний фактор. У Запада против Китая в любом диалоге главный козырь — несоблюдение прав человека. Новый курс, видимо, призван улучшить имидж страны и положительно сказаться на т.н. «мягкой силе» Китая. Кроме того, события в Гонконге, где протестующие требовали именно соблюдения законности, явно сыграли свою роль. Пекин не просто «открывает клапаны», укрепляет авторитет власти и пытается решить серьезные социальные проблемы, он работает на свой статус в мире и «прикрывает тылы» на международной арене.

Планы и конкретика

Итак, что конкретно намерены предпринять представители Компартии, чтобы достичь цели построения конституционного социалистического государства?

Первое. Управление государством на основе законов будет продвигаться под патронажем Компартии, и именно за ней закреплена в итоговых документах ведущая роль в достижении этой цели. Помимо партийного контроля, прозвучало намерение усилить роль ведущего законодательного органа — Всекитайского собрания народных представителей.

Второе. Китай намерен обратиться к политике соблюдения собственной Конституции, сделав ее камертоном для всех законов, и именно на основе Конституции осуществлять все управление государством. Ожидается реформирование законодательства с акцентом на соответствие Конституции, соблюдение прав человека.

Третье. Декларируется намерение повысить прозрачность работы исполнительной власти. Так, будет создан механизм проверки принятия значимых решений в административных органах, а также внедрен ретроспективный механизм, позволяющий привлекать людей к ответственности за неправильные решения. Чиновники, пойманные за факты или попытки вмешательства в работу судов, будут заноситься в специальный регистр, который будет доступен для всеобщего ознакомления. Как это будет происходить, четко не прописано, но в ближайшее время ситуация явно прояснится.

Четвертое. Грядут реформы в судебной системе. Так, в коммюнике говорится, что «Верховный народный суд создаст выездные суды, в Китае будет рассмотрена возможность создания судов и прокуратур, чья юрисдикция будет выходить за пределы административных единиц, а также возможность разрешения прокурорам инициировать судебные разбирательства в общественных интересах. (…) Китай будет стремиться набирать законодателей, судей и прокуроров из числа квалифицированных юристов и экспертов в юриспруденции».

И наконец, поднимается речь о необходимости содействия законности в армии, что означает, что помимо наведения порядка в НОАК (Народно-освободительная армия Китая), Си Цзиньпин будет продолжать проводить там «антикоррупционную уборку», формируя лояльную себе армию.

Чего ожидать?

В итоге эти намерения позволяют сделать следующие выводы:

Курс на централизацию власти, начатый Си Цзиньпином, продолжается. Выведя из-под контроля местных властей судебную систему и ужесточив антикоррупционную составляющую, Пекин не просто проявляет заботу о простых гражданах, он усиливает позиции центра по всей стране. Причем не только в исполнительной, но и в судебной системе. Когда суды станут контролироваться «сверху», борьба с политическими оппонентами для Си Цзиньпина станет значительно легче.

В этих условиях «мухам» станет все сложнее преступать закон, а охота на «тигров», видимо, так и останется средством сведения счетов между политическими элитами. Кстати, на прошедшем пленуме ожидалось заявление по делу уже упоминавшегося выше Чжоу Юнкана, бывшего министра общественной безопасности, контролировавшего деятельность силовых структур страны и давнего политического оппонента Си Цзиньпина. Была информация, что на пленуме его официально исключат из партии за коррупцию и это даст новый толчок расследованию и его официальному обвинению. Однако о Чжоу ничего не было сказано, хотя на пленуме исключили из партии шестерых высокопоставленных чиновников, в том числе нескольких бывших подчиненных Чжоу Юнкана.

Обращение к Конституции и переход к следованию нормам законов все же не дает оснований обольщаться насчет реального соблюдения прав человека. Диссиденты и политические противники коммунистического режима вряд ли почувствуют изменение в отношении к себе как со стороны чиновников, так и со стороны судей.

Также стабильным остается сам политический строй с доминированием Компартии, а заявленный курс способен стать отличным поводом продолжить внутриэлитное противостояние. Как бы четко ни исполнялись законы и каким бы суровым ни было наказание за их неисполнение, победить коррумпированность восточной страны с однопартийной системой практически нереально.

Однако рядовым гражданам, очевидно, станет легче. Если на низовых уровнях удастся сократить коррупцию и сформировать работающие механизмы защиты прав простого населения, то Компартия и ее руководство получат в придачу к мощным рычагам централизации власти еще и серьезную поддержку населения. А это то, к чему, собственно, и стремятся руководители страны.

http://www.regnum.ru/news/polit/1860038.html