В ХХI веке разведывательный бизнес стал одним из крупнейших предприятий, бесконтрольно разрастающимся с огромной скоростью. Сегодня никто не знает, включая финансирующее разведслужбы государство, во сколько точно обходится их содержание и сколько человек там работает.

Это происходит потому, что спецслужбы пользуются такими методами бухгалтерского учета, которые, будучи использованы обычными гражданскими предприятиями, закончились бы привлечением к уголовной ответственности. Другая причина в том, что они работают в кооперации с другими дружественными спецслужбами и используют персонал друг друга, поэтому установить точную численность абсолютно невозможно.

Текущий бюджет Центрального разведывательного управления засекречен, но известно, что в 1998 году официально он составил около 27 млрд долл.; та же история с Агентством национальной безопасности, чей бюджет в 2014 году официально равнялся 45 млрд долл.; ФБР в 2014 году освоило лишь 8,12 млрд. Заметьте, речь идет лишь о трех секретных службах, а их в США 16!

Сколько человек в действительности работает в этих спецслужбах? А сколько в других службах, контролируемых ими? А какова численность их осведомителей? Миллион, два, десять? Этого мы не узнаем никогда! Ясно одно: любая группировка такого масштаба обладает огромной мощью и очень заботится о своем выживании. А учитывая, что лучше всего таким сообществам живется в период международной напряженности, нужно признать: любая разрядка – это угроза их существованию. Поэтому все 16 спецслужб США заинтересованы в поддержании в международных отношениях температуры холодной войны, поскольку именно от этого зависят карьера, жалованье, поездки на отдых в экзотические страны, пенсии, максимально высокий уровень жизни их сотрудников и финансирование самой спецслужбы.

Американские спецслужбы оправдывают свое существование в мирное время обещанием своевременно предупредить о грядущей угрозе национальной безопасности. И совершенно не важно, реальна эта угроза или придумана, как это было, например, с обнаружением разведкой США биологического оружия массового уничтожения на складах Ирака.

Секретные службы США обезопасили себя и свою двойственность от нормальной здравой реакции доморощенной мировой общественности, окутав свою деятельность плотной завесой тайны, что позволяет пресекать на корню любую критику в свой адрес простой репликой, которую невозможно оспорить: «Вы ошибаетесь, потому что не знаете, что произошло в действительности, а рассказать мы вам не можем, так как это секрет».

«И все-таки надежда есть, – считает Филипп Найтли, признанный авторитет в среде исследователей деятельности секретных служб, – сообщество спецслужб, в конце концов, может перерасти самое себя. Будучи уже неподконтрольно правительствам, оно может выйти и за рамки своего собственного контроля. Сейчас спецслужбы поставляют такую массу информации, бумаг, фотоматериалов и компьютерных данных, что количество офицеров разведки, способных все это понять и обобщить, быстро сокращается. Вскоре они тоже захлебнутся в потоке информации. И сверхскоростной суперкомпьютер не поможет. У АНБ уже есть определенные трудности в извлечении из своих компьютеров нужных потребителям материалов».

ОТ РАЗДРОБЛЕННОСТИ – К КООРДИНАЦИИ

В декабре 2004 года конгресс США с подачи президента Джорджа Буша-младшего и по настоянию комиссии, расследовавшей причины и обстоятельства трагедии 11 сентября 2001 года, одобрил присвоение межведомственного статуса Национальному центру по борьбе с терроризмом – до этого он был лишь составной частью ЦРУ.

Ввиду адаптации разведсообщества США к насущным проблемам борьбы с терроризмом всем 16 разведывательным службам предписывалось делиться информацией между собой и с правоохранительными органами на местах – ранее это запрещалось в целях сохранения пресловутой тайны личной жизни американцев. Другими словами, были разрушены юридические перегородки между разведкой и контрразведкой, военными и гражданскими разведслужбами, а также между слежкой за гражданами Соединенных Штатов и секретными операциями спецслужб за рубежом. Названные перегородки действовали с 1974 года вслед за уотергейтским скандалом и отстранением от власти президента Никсона.

«НОМЕНКЛАТУРНЫЙ КОРОЛЬ РАЗВЕДКИ»

Конгресс подчинил спецслужбы единому центру межведомственной координации (наряду с сохранением их ведомственной подчиненности) и во главе новой системы – Национальной разведки – поставил «номенклатурного короля» – такой ярлык американские спецслужбисты приклеили ее директору. В апреле 2005 года карьерный дипломат Джон Негропонте стал первым ее «королем». Когда в январе 2007-го он покинул «трон», его занял Майкл Макконнел, отставной вице-адмирал и бывший глава одной из ключевых спецслужб США – Агентства национальной безопасности. Он правил «разведкоролевством» два года, а в январе 2009-го ему на смену пришел другой моряк – «полный» адмирал флота Деннис Блэр. Сегодня во главе НР – генерал-лейтенант Джеймс Клеппер.

Полномочия, которыми наделен директор Национальной разведки, крайне ограничены. Перераспределять финансовые ресурсы между спецслужбами он может только в пределах 5% бюджета каждой из них, а перемещать личный состав из одной службы в другую – лишь по согласованию с их руководством.

Большая степень автономии осталась только у разведслужб Пентагона. Что вполне логично: в 2004 году, когда принимали закон о реформе разведки, его хозяином был могущественный Дональд Рамсфелд, который отстоял для своей синекуры ряд привилегий. Благодаря ему в структуре Министерства обороны осталось Агентство национальной безопасности и ряд других спецслужб, а спецназ Минобороны, тот вообще может без согласования с директором Национальной разведки вести тайные операции на территории иностранных государств.

Контроль деятельности «разведкоролевства» осуществляют комитеты по делам разведки обеих палат конгресса – палаты представителей и сената, а бюджеты утверждают комитеты палат по бюджетным ассигнованиям. В общем, дури еще хватает, и разбираться еще есть с чем!

ДЖОКЕР В КОЛОДЕ АМЕРИКАНСКИХ СПЕЦСЛУЖБ

Центральное разведывательное управление (ЦРУ). Образовано в 1947 году решением президента Гарри Трумэна. Является независимым ведомством, которое не входит в состав ни одного министерства. Вплоть до появления в 2004 году единого «разведкоролевства» директор Управления по должности был межведомственным главой американского разведывательного сообщества, в настоящее же время он подчиняется «королю разведки».

ЦРУ поставляет высшей власти государства и военному командованию США разведывательную информацию из-за рубежа, координируя также усилия других ведомств в области сбора разведданных за границей.

Информацию управление добывает как посредством своей разветвленной агентурной сети, так и с помощью различных технических средств, разработку и внедрение которых ведет его Департамент науки и техники, прозванный цэрэушниками «лавкой фокусников».

С XXI века особую ставку в деле добывания разведданных управление делает на усиление роли человеческого фактора. А все потому, что теракт 11 сентября и последующие события – война в Ираке и Афганистане – выявили слабость агентурных позиций ЦРУ за рубежом, особенно в мусульманских странах. В настоящее время форсированно ведется вербовка агентов в странах Ближнего и Среднего Востока. Впрочем, не только там, ибо руководство ЦРУ считает, что враги и недружественные режимы есть и рядом – в подбрюшье Соединенных Штатов: на Кубе, в Венесуэле, в Боливии, в Никарагуа.

ЦРУ – это, конечно, не только и не столько разведка. На него возложена задача ведения так называемой психологической войны, на нее идет 90% многомиллиардных ресурсов этого монстра. Психологическая война в директивных наставлениях ЦРУ определяется так: «Координация и использование всех средств, включая моральные и физические, при помощи которых уничтожается воля врага к победе, подрываются его политические и экономические возможности для этого; враг лишается поддержки, помощи и симпатий его союзников и нейтралов; приобретается и увеличивается поддержка нейтралов и «пятой колонны» в стане врага. А шпионаж – явление производное и подчиненное этой цели».

Оценив этот пассаж, выданный на гора аналитиками ЦРУ, можно сделать вывод, что острие «психологической войны», которую ведет Белый дом руками ЦРУ, направлено против России. В этом смысл существования этой организации, не имеющей прецедента во всей истории человеческой цивилизации. В широком плане ЦРУ – один из важнейших и самый острый инструмент правящей элиты США для перечеканки мира по американскому образцу, насаждения в нем порядков, угодных Вашингтону…

Из добытых Службой внешней разведки РФ директивных документов ЦРУ известно, что сегодня при приеме на работу претендентов все большее значение придается идейному фактору: их политической благонадежности, преданности американским идеалам и ценностям. Те же, кто имеет склонность к наживе и спиртному, сексу и политическим авантюрам или бытовым интригам, должны быть отсеяны бескомпромиссно.

Штаб-квартира ЦРУ находится в Лэнгли (на профессиональном жаргоне «Компания», «Лэнгли», «Фирма»), в вашингтонском пригороде Мак-Лин, штат Виргиния. С марта 2013 года во главе этой спецслужбы – Джон Оуэн Бреннан.

ПОЙМАЙ ШПИОНА, УНИЧТОЖЬ НАРКОТИКИ!

Федеральное бюро расследований (ФБР). Автономное подразделение Министерства юстиции США. Его создание в 1908 году стало революционным событием: никогда прежде в Соединенных Штатах не было общенациональных правоохранительных органов федерального подчинения, а полицейские и следственные функции исполняла полиция муниципального и штатного уровня.

ФБР – федеральная полиция, которая выявляет и пресекает преступления, подпадающие под федеральную юрисдикцию, а таковых насчитывается более 200 статей. Более чем столетняя история ФБР – это летопись от грабителей Бонни и Клайда до террориста бен Ладена.

В настоящее время у ФБР 56 региональных филиалов в крупных городах, а также более 400 офисов в сельских районах и небольших городах Америки. Фэбээровцы (в США их называют «агентами» или «джи-менами», то есть «государственный человек», «служивый», от англ. G-man, Governmentman) работают и за рубежом в составе посольств, консульств и прочих заграничных представительств США. Там они выполняют контрразведывательные функции, выступая в качестве «юридических атташе» с дипломатическими паспортами, чем нисколько не отличаются от цээрушников, «под крышей» американского посольства занимающихся разведкой.

Сегодня ФБР совмещает в своей работе два главных направления: правоохранительное и антитеррористическое. Ведя борьбу с коррупцией, с так называемой преступностью белых воротничков в особо крупных масштабах, нарушениями гражданских прав и т.п., ФБР одновременно осуществляет контрразведывательную и разведывательную деятельность для защиты США от террористической угрозы извне и изнутри. На бюро также возложена задача борьбы со шпионажем на американской территории.

Между ФБР и ЦРУ существует два главных отличия. Во-первых, агенты ФБР считаются сотрудниками правоохранительных органов и наделены правом производить задержания и аресты. У цээрушников этих полномочий нет. Во-вторых, ФБР работает только на территории Соединенных Штатов, ЦРУ – по всему миру, кроме своей страны, – так, во всяком случае, продекларировано в его нормативных актах.

Несмотря на роль ведущей контрразведывательной службы, ФБР до некоторых пор не имело монопольного права в США на борьбу со шпионажем. Другие члены «клуба по интересам» также занимались контрразведкой и порой (!) даже не считали нужным посвящать ФБР в свои операции. Это вносило сумятицу и неопределенность в деятельность центрального аппарата и особенно в работу сотрудников на местах. Они утрачивали самостоятельность и в большинстве случаев опасались предпринимать какие-либо практические шаги в отношении подозреваемых лиц. А вдруг шпиона уже «ведет» какой-нибудь смежник – родственная спецслужба США – или сотрудники центрального аппарата? Вдруг это операция, в которую местных работников не сочли нужным посвятить? А вдруг подозреваемый – американец, работающий под контролем как двойной агент? Или сотрудник СВР России, которому «скармливают дезу» или которого планируют перевербовать?

Ко всему, в 1991 году в центральном аппарате бюро был составлен особый список «угроз национальной безопасности США», где преобладающее внимание отводилось промышленному шпионажу. Директивная верхушка ФБР шпионаж традиционный в угоду шпионажу промышленному отодвинула на второй план. Вследствие этого некоторые сотрудники ФБР стали весьма своеобразно трактовать понятие «контрразведка» и в соответствии со своим видением этого рода деятельности повадились посещать библиотеки и опрашивать их служащих, выясняя, не заказывают ли читатели с русскими или восточноевропейскими фамилиями книги по американской промышленности и технологиям? Закончилось все тем, что служащие библиотек, устав от глупых опросов, обратились с жалобой в администрацию президента, и поиски шпионов в читальных залах прекратились.

Когда 21 февраля 1994 года ФБР арестовало сотрудника департамента контрразведки ЦРУ Олдрича Г. Эймса, действовавшего в пользу Москвы на протяжении девяти лет, тут же в американских СМИ начались дискуссии о том, что Эймса вполне можно было вычислить раньше, но этому помешало плохо налаженное взаимодействие между спецслужбами вообще и между ФБР и ЦРУ в частности (традиционный упрек в адрес этих двух ведомств).

Чтобы положить конец препирательствам, президент Клинтон издал директиву, в которой всю ответственность за ведение контрразведки возложил на ФБР, а его представителя поставил во главе национального Совета по проблемам контрразведки.

Кстати, в уставе совета записано, что каждые четыре года на должность его председателя будут поочередно назначаться сотрудники ФБР, ЦРУ и спецслужб Министерства обороны США.

Быстрое развитие новых технологий в области связи не могло не повлиять на электронное оснащение ФБР и на его реорганизацию. Для противодействия компьютерному шпионажу в бюро была создана Национальная группа по борьбе с компьютерными преступлениями.

В ФБР ведется и научно-теоретическая работа, например, по феномену предательства. В результате появился термин «десятилетие шпиона», которым в бюро обозначили 80-е годы прошлого столетия, когда по обвинению в шпионаже или в серьезных правонарушениях было арестовано особенно большое число американцев, в основном военнослужащих. Только в стенах Министерства обороны таких оказалось более 60 человек.

Эксперты ФБР пришли к заключению, что начиная с 1970-х годов движущей силой шпионажа стала примитивная корысть: «Корыстный шпионаж базируется в равной степени на желании клиента получить информацию и на желании завербованного агента получить наличные». Политические же и идеологические мотивы, которыми руководствовались члены «Атомной шпионской группы» Роберт Оппенгеймер, Энрико Ферми, Клаус Фукс, Дэвид Гринглас, Бруно Понтекорво, Алан НунМэй или члены «Кембриджской пятерки» Ким Филби, Гай Берджесс, Дональд Маклин, Джон Кернкросс и Энтони Блант, с течением холодной войны почти исчезли.

Назначает директора ФБР на 10-летний срок не министр юстиции, а лично президент США с последующим утверждением сенатом. Сегодня работой ФБР руководит Джеймс Брайан Коми, сменивший Роберта Мюллера.

Кстати, Мюллеру, назначенному на директорский пост в 2001 году Джорджем Бушем-младшим, досталось незавидное наследство: ФБР прозевало 11 сентября, в его сердцевине 15 лет сначала в пользу СССР, а затем и в пользу РФ действовал Роберт Хансен и т.д. При Мюллере Бюро претерпело значительную перестройку: расширило масштабы своих операций, увеличило штат (официально в настоящее время – 35 тыс. сотрудников).

Разведывательная служба наркоконтроля. Ведает вопросами, связанными с контрабандой наркотиков, с наркомафией и т.п. В широких масштабах проводит операции за пределами США. В ее штате (официально) почти 11 тыс. сотрудников, работающих в 86 представительствах в 62 странах.

ПЕНТАГОН В БУКЕТЕ РАЗВЕДСЛУЖБ

Агентство национальной безопасности (АНБ). Создано в 1952 году как автономное подразделение Пентагона. Самая многочисленная, но и самая засекреченная американская спецслужба, о которой на Западе сложено немало легенд. В США шутники расшифровывают аббревиатуру NSA как «No Such Agency», то есть «Нет такого агентства», второй вариант – «Never Say Anything», то есть «Никогда ничего не говори». Острословы из Оперативно-технического управления КГБ СССР название АНБ расшифровали как «Агентство Не Болтай!».

Штаб-квартира АНБ находится в форте Мид, в штате Мэриленд, примерно на полпути между Вашингтоном и Балтимором. Оттуда исходит управление всей глобальной прослушивающей сетью АНБ, на вооружении которой спутники, авиация, корабли и наземные станции перехвата и слежения. Они полностью контролируют радиоэфир, телефонные линии, компьютерные и модемные системы, а также систематизируют и анализируют излучения факсовых аппаратов, а также сигналов, исходящих от радаров и установок наведения ракет на всем земном шаре.

В мэрилендских структурах АНБ (официально) трудится более 20 тыс. специалистов, что делает эту организацию крупнейшим государственным работодателем. Более 100 тыс. военнослужащих рассредоточены на базах и станциях АНБ по всему миру. Администрация агентства всем своим сотрудникам при поступлении от посторонних вопроса «Где вы работаете?» рекомендует отвечать: «В Министерстве обороны».

АНБ имеет дело с невероятно огромным притоком информации. По оценкам его экспертов, если исходить из того, что в фондах Библиотеки конгресса США насчитывается около 1 квадриллиона бит информации, то, «используя технологии, которыми располагает агентство, можно каждые три часа полностью заполнять эти фонды».

Вообще-то АНБ хранит свои достижения в строжайшей тайне, но иногда, исходя из принципа «бей своих, чтоб чужие боялись», устраивает утечку информации в прикормленные СМИ. Так, в 1980 году Washington Post, якобы критикуя уязвимость агентства, опубликовала беседу генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева с председателем Совмина Алексеем Косыгиным, которую они вели по радиотелефону из своих «ЗиЛов» на пути к загородным дачам; в 1988 году – информацию, приведшую к установлению личности ливийцев, причастных к взрыву бомбы в самолете «Пан-Америкэн» в небе над Шотландией, в результате чего погибли 270 человек; в 1994 году – репортаж, как с помощью «жучков», установленных технарями агентства, удалось определить местонахождение колумбийского наркобарона Пабло Эскобара.

Есть и другие факты, которые в разряд утечек не отнести: в результате агентурных и оперативно-технических мероприятий, проведенных КГБ СССР, удалось выяснить, что в середине 1990-х 40 т аппаратуры, установленной на крыше здания посольства США на Садовом кольце, позволяли экспертам АНБ слушать все переговоры, которые вели члены московского правительства со своих стационарных телефонных аппаратов.

Разведывательное управление Министерства обороны (РУМО). Создано в 1961 году решением президента Кеннеди с подачи главы Пентагона Макнамары. Эта спецслужба по своему профилю соответствует ГРУ Генштаба ВС Российской Федерации. Ее штат (официально) – 16,5 тыс. «штыков», и во время войны она становится головным разведывательным ведомством в составе Объединенного разведывательного центра, куда входят спецслужбы самого разнообразного ведомственного подчинения. Так было, например, во время операции «Буря в пустыне» на кувейтско-иракском ТВД в 1990–1991 годах.

В 1992 году в состав РУМО вошли ранее автономные разведслужбы: Центр медицинской разведки вооруженных сил и Центр ракетно-космической разведки.

Сотрудники РУМО рассредоточены в 140 странах, свои выводы и рекомендации они представляют по широкому спектру направлений не только военному командованию и структурам исполнительной власти, но и конгрессу в лице комитетов по делам вооруженных сил.

У РУМО, которое, по выражению скептиков из Лэнгли, «сознает, что действует в тени более могущественного ЦРУ», традиционное соперничество с этим ведомством, поскольку их функции по многим направлениям пересекаются.

Директором РУМО традиционно является генерал-лейтенант, что соответствует российскому военному званию генерал-полковник. Сегодня это Майкл Флинн.

Разведывательный корпус сухопутных сил. В Армии США сухопутные разведывательные подразделения появились еще на заре американской истории – в Континентальной армии Джорджа Вашингтона, которая была сформирована в 1775 году. Сегодня Разведывательный корпус сухопутных сил – это 12 разведбригад и одна группа войсковой разведки; каждое из этих соединений включает в себя от одного до пяти разведбатальонов.

Разведывательное управление военно-морских сил. Созданная в 1882 году военно-морская разведка серьезно заявила о себе лишь в 1898 году, когда США объявили войну Испании вслед за атакой испанцев на линкор «Мэн» на рейде Гаваны. Своего расцвета эта разведслужба достигла во Второй мировой войне. И хотя после войны американские ВМС подверглись значительному сокращению, адмирал флота Честер Нимиц, пользуясь своим непререкаемым авторитетом боевого морского волка, сумел сохранить высокий уровень численности морской разведки.

Управление разведки, наблюдения и рекогносцировки военно-воздушных сил. В своем нынешнем виде эта разведслужба появилась в середине 2007 года. Ее личный состав рассредоточен на 72 авиабазах, как на территории США, так и за рубежом. В составе управления – несколько тактических авиакрыльев, Национальный центр воздушно-космической разведки (на базе ВВС Райт-Паттерсон в штате Огайо) и другие компоненты.

Разведывательное управление морской пехоты. Взаимодействует с разведслужбами Военно-морских сил США и береговой охраны. Морская пехота – самый скромный по численности, но самый боеспособный род ВС США: (официально) 200 тыс. военнослужащих и 40 тыс. резервистов. Начиная с американской Войны за независимость, морская пехота широко используется в боевых действиях, а также для охраны военных объектов и госучреждений – от Белого дома до посольств США за рубежом.

Национальное управление геопространственной разведки. В его штате специалисты по геодезии, картографии, океанографии, компьютерной и телекоммуникационной технике. Именно эта разведслужба, вооруженная самой современной в те времена электронной техникой, сделала в 1962 году снимки советских ракет на Кубе, чем спровоцировала Карибский кризис.

Национальное управление воздушно-космической разведки. Координирует сбор и анализ разведданных, поступающих с летательных аппаратов-шпионов. Эта разведслужба – порождение американо-советского соперничества в освоении космического пространства: президент Эйзенхауэр одобрил концепцию его создания вслед за запуском Советским Союзом первого искусственного спутника Земли в 1957 году. Как таковым управление стало в 1961-м, вскоре после того, как над территорией СССР был сбит самолет-шпион, пилотируемый Гари Пауэрсом.

ТРУДНО ДИПЛОМАТАМ БЕЗ РАЗВЕДКИ…

Бюро разведки и исследований Государственного департамента. Анализирует информацию из-за рубежа, влияющую на выработку внешней политики США. В нем официально работают две-три сотни аналитиков пожилого возраста, имеющих значительный опыт научной и дипломатической работы. Впрочем, возраст не помеха для выезда за границу по запросу резидентур ЦРУ, находящихся в столицах иностранных государств. Бюро разведки Госдепа охотно поставляет (разумеется, небезвозмездно!) наработки своих сотрудников всем подданным «разведкоролевства», а также иностранным государственным институтам.

Возглавляет бюро один из заместителей госсекретаря.

И ПРИМКНУВШИЕ К «РАЗВЕДКОРОЛЕВСТВУ» ЧЛЕНЫ…

Министерство внутренней безопасности, в функции которого входит комплексное предотвращение атак террористов на территории США, являет собой гигантское «эхообразное» формирование, созданное вслед за событиями 11 сентября.

Входящие в него ведомства – таможня, иммиграционная служба, пограничная охрана и т.д. – официально насчитывают 225 тыс. служащих.

Управление разведки и анализа Минбеза. Его задача – содействовать обеспечению безопасности границы и объектов ее инфраструктуры, предотвращению эпидемий инфекционных заболеваний и террористических актов, в том числе и со стороны доморощенных радикалов.

Разведывательное управление береговой охраны. Призвано содействовать безопасности морских портов, борьбе с наркотрафиком и нелегальной иммиграцией, а также сохранению биоресурсов в территориальных водах США.

Разведывательное управление Министерства энергетики. Ведет анализ состояния иностранного ядерного оружия, проблемами его нераспространения, а также вопросами энергетической безопасности США, хранения ядерных отходов и т.п.

Управление финансовой разведки Министерства финансов США. Собирает и обрабатывает информацию, представляющую интерес для финансовой политики США, а также относящуюся к финансированию террористической деятельности, финансовым предприятиям враждебных «государств-изгоев», финансированию контрабандного распространения оружия массового уничтожения и т.п.

http://nvo.ng.ru/spforces/2015-09-11/6_spies.html