Разведка из открытых источников

Развитие программно-аппаратных платформ вычислительной техники и телекоммуникационных технологий обеспечили техническую основу создания информационно-телекоммуникационных сетей глобального масштаба. Объем передаваемой информации, другие ее количественные и качественные характеристики оказали влияние на формы и способы принятия решений, послужили причиной коренных изменений в системах поддержки принятия решений и системах разведки, играющих ключевую роль поставщика информации военно-политическому руководству страны.

Перед разведывательными органами открылась уникальная перспектива. С одной стороны, развитие глобальной информационно-телекоммуникационной сети Интернет, глобальный охват, доступность и оперативность доставки информации, как открыто публикуемой, так и реализуемой на коммерческой основе, распространение сетей цифрового телерадиовещания, доступность геопространственной информации, с другой - возможность построения защищенных ведомственных и межведомственных систем глобального масштаба, предназначенных для распределенных операций по добыванию, обработке, хранению, распространению разведывательных сведений как в рамках одного разведоргана, так и в масштабе межведомственного обмена.

[learn_more caption="ИНФОРМАЦИОННЫЙ ВЕК МЕНЯЕТ ПРИОРИТЕТЫ АМЕРИКАНСКОЙ РАЗВЕДКИ"]

Разведка на основе анализа открытых источников информации (Open Source Intelligence - OSINT) далеко не новый вид деятельности для американской разведки. Это одна из семи разведывательных дисциплин (так в разведсообществе называют виды разведки в зависимости от типа привлекаемых сил или средств), которая применяется еще со времен Второй мировой войны. До недавнего времени такая разведка пребывала на второстепенных позициях. Вместе с тем реалии таковы, что для обеспечения национальной безопасности государства уже недостаточно с помощью спутника посчитать количество танков противника.

Нестабильная военно-политическая обстановка, новые экономические и военные центры силы, асимметричные угрозы, резкое увеличение информационного потока и возрастание роли самой информации - все это стало спецификой XXI века и причиной активизации усилий американского разведывательного сообщества по повышению значимости такого вида деятельности.
В сферу интересов разведки на основе анализа открытых источников информации входят добывание и обработка официальных документов, проектов военных уставов и наставлений, отслеживание новых научных разработок, баз данных, коммерческих и государственных интернет-сайтов, сетевых дневников и многого другого, что стало доступно в «информационном веке». Такая разведывательная дисциплина дополняет уже существующие, но от того не становится менее важной.
Применение OSINT-разведки позволяет получить ответ на многие возникающие у военно-политического руководства страны вопросы, а также сосредоточить усилия других разведорганов на выполнении более сложных и узких задач, не распыляя силы агентурной и других разведок на добывание того, что можно получить из открытых источников.
Разведка на основе анализа открытых источников информации ведется и в период проведения многонациональных и миротворческих миссий, снимая существующие барьеры при организации обмена разведданными между участниками кампании из разных государств. Ее роль еще более возрастает во время специальных операций (special operations), особенно когда США хотят скрыть свое участие в них. Значимость такой разведки отмечал еще президент Линдон Джонсон, когда произносил речь на церемонии принятия присяги Ричардом М. Хелмсом в качестве директора ЦРУ (30 июня 1966 года): «Высшие достижения не являются результатом потихоньку пересказанной тайной информации, а происходят из терпеливого, ежечасного изучения печатных источников».

ВРЕМЯ ПЕРЕМЕН

Разведку на основе анализа открытых источников информации используют в разведывательном сообществе США с февраля 1941 года, то есть с момента формирования в составе комиссии по коммуникациям Информационной службы зарубежного вещания (Foreign Broadcast Information Service - FBIS).
Для создания службы, главной задачей которой стал контроль радиовещания стран нацистского блока, президент Рузвельт выделил 150 000 долл. (в то время на эти деньги можно было построить четыре самолета P-51 «Мустанг», ставших впоследствии лучшими истребителями ВВС США Второй мировой). Уже в ноябре 1941 года в Портланде, штат Орегон, была развернута и первая станция мониторинга.
С началом войны FBIS передали в состав министерства обороны, а после ее окончания - в ЦРУ. По одной из легенд классическим примером деятельности службы во время Второй мировой войны стало определение эффективности нанесения авиаударов войсками сил антигитлеровской коалиции по железнодорожным мостам в зависимости от колебаний цен на апельсины в Париже.
До момента поглощения службы сформированным в начале XXI века Центром разведки OSINT в ее подчинении находилось 19 станций мониторинга, развернутых в разных странах мира. Сотрудниками таких станций были не только граждане США, но и местные жители (носители языка). Часть материалов переводилась сразу на местах, другая отправлялась в центральный офис в Рестоне, штат Вирджиния. Основными потребителями подготавливаемых службой документов были более 700 абонентов в разведсообществе, правительственные и правоохранительные органы и ведомства федерального и местного уровней.
Тем не менее до недавнего времени такая разведывательная дисциплина была второстепенной, непопулярной и непрестижной. В свое время один из сотрудников разведсообщества отмечал, что «разведка на основе анализа открытой информации выглядит просто неуместной, а американская разведка предпочитает работать с агентурой и спутниками».
Призывы пересмотреть такую позицию раздавались в Америке давно. Но главное, по мнению многих американских аналитиков, было понять, что тайно собранная информация не является более ценной только потому, что ее труднее добыть.
Например, легендарный аналитик ЦРУ Шерман Кент, которого в США считают отцом «аналитической разведки», еще в 1947 году утверждал, что в мирное время до 80 процентов информации, необходимой политикам для принятия решений, доступно из открытых источников. Позднее бывший руководитель Разведуправления минобороны США генерал-лейтенант Самуэль Уилсон дал еще более высокую оценку такой разведывательной дисциплине, отмечая, что 90 процентов разведданных приходит из открытых источников и только 10 - за счет работы агентуры. В этой связи настоящим героем-разведчиком, по его убеждению, становится не Джеймс Бонд, а Шерлок Холмс.
Первые движения в этом направлении начались сразу после окончания холодной войны, когда изменились и угрозы, к которым должно было быть готово разведывательное сообщество. «Если раньше главной задачей американской разведки было использование спутников для подсчета количества танков, самолетов и т. д., то сейчас возросшее число угроз вынуждает нас собирать любую доступную информацию по странам-изгоям, террористическим группировкам и любым другим вопросам, касающимся обеспечения глобальных интересов США», - отмечали в конце 80-х годов прошлого столетия американские аналитики.
Но бесспорно ключевую роль сыграла информационная революция, открывшая колоссальные возможности Интернета и в разы повысившая доступность различных информационных ресурсов. Тем не менее особых успехов в тот период достигнуто не было, большая часть доступной и необходимой информации просто не собиралась, не обрабатывалась и не анализировалась. Об этом свидетельствуют и материалы трех комиссий, сформированных американским конгрессом.
Комиссия Аспина-Брауна (Aspin-Brown), анализировавшая в 1996 году деятельность разведывательного сообщества после окончания холодной войны, сделала вывод, что оно очень медленно движется по пути повышения важности и масштабов использования сведений, получаемых на основе анализа открытых источников информации, особенно из сети Интернет. Комиссия отмечала, что объемы подобной информации выросли в разы, но разведывательное сообщество по-прежнему не уделяет ей достаточного внимания. Кроме того, комиссия указала на необходимость развертывания специализированной компьютерной сети, которая позволила бы связать всех аналитиков вместе.
В 2002 году так называемая комиссия 9/11 (9/11 Commission's) тоже отметила низкий уровень использования подобной информации, предложив сформировать специальный центр в рамках ЦРУ. Позднее и комиссия Грахама-Талента (Graham-Talent) по контролю за оружием массового поражения заняла аналогичную позицию, указав на отсутствие какого-либо движения в этом направлении.

СЕТЬ ЦЕНТРОВ

2004 год ознаменовался для американской разведки началом нового этапа масштабного реформирования. В этом году Джордж Буш подписал закон «О реформировании разведки и противодействии террористической угрозе», содержащий указания о включении OSINT-разведки в качестве полноценной и равноправной разведывательной дисциплины в деятельность американской разведки, а также о формировании Национального центра разведки на основе анализа открытых источников информации.

Сегодня специалисты нового центра ежедневно готовят более 2000 документов, включая переводы, аналитические обзоры, видеоподборки, карты и др. Тематика документов охватывает практически все важные сферы: международную политику; военную, экономическую, научную и технологическую сферы; борьбу с терроризмом; контроль за распространением военных технологий; внутреннюю безопасность и так далее.

Более того, сейчас в США сформирована разветвленная сеть центров и пунктов, ведущих разведку на основе анализа открытых источников информации и предоставляющих сведения более чем 7000 потребителям разведданных. И это не что иное, как результат скоординированных действий законодательной и исполнительной власти, направленных на осуществление целенаправленной политики в области обеспечения национальной безопасности.

Подобные структуры есть на всех уровнях. Например, Федеральное исследовательское управление библиотеки конгресса ведет информационно-аналитическую деятельность по внутренним и внешним вопросам обеспечения национальной безопасности в интересах федерального правительства. Специалисты управления способны переводить и анализировать иностранные источники на 25 языках.

Аналогичными центрами также располагают научно-исследовательские и учебные заведения Америки, в том числе и государственные университеты Техаса, Алабамы, Мэриленда и многих других штатов. Например, в католическом колледже в Эри, штат Пенсильвания, в 1995 году сформирован Центр разведки на основе анализа открытых источников информации CIRAT. Центр тесно сотрудничает не только с ФБР, ЦРУ, министерством обороны и министерством внутренней безопасности, но и с Национальным разведывательным советом, возглавляемым президентом США.

В стенах института проходят подготовку будущие сотрудники разведывательных ведомств, разрабатываются аналитические документы по различным вопросам. С момента создания специалисты центра подготовили аналитические разработки для 51 организации (ведомства), в числе которых Белый дом, Пентагон, ЦРУ, Европейский парламент, военно-промышленные компании Northrop Grumman, Orion Scientific, а также всемирно известные Coca-Cola, Procter & Gamble и VISA.

Проблема переводов многочисленных информационных материалов также решена. Для этих целей еще в 2003 году по поручению конгресса сформирован Национальный центр переводов (The National Virtual Translation Center). Созданный центр - это общенациональная команда виртуально объединенных высококвалифицированных лингвистов и переводчиков, использующих в своей деятельности самые современные информационные технологии, в том числе и находящие все большее распространение «обучаемые» системы машинного перевода.

РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ВОЕННЫХ ОПЕРАЦИЙ
Отдельного внимания заслуживает разведка на основе анализа открытых источников информации в военном ведомстве США. Объясняется это не только особым интересом к подобной разведдисциплине со стороны Пентагона, но и тем, что такая разведка стала неотъемлемой частью любой разведывательной операции ВС США. Более того, американские аналитики отмечают, что прямо или косвенно собранная таким образом информация становится базой для всех подобных операций и разрабатываемых документов, а ее доступность позволяет разведслужбам решать широкий круг задач без привлечения специалистов агентурной разведки и применения технических средств сбора информации. Данные, полученные в ходе этого вида разведки, оказывают существенное влияние на организацию строительства вооруженных сил, обеспечения их готовности, а также на эффективное планирование боевых действий.
Вооруженные силы США уже имели опыт ведения разведки на основе анализа открытых источников информации в операциях. Первые подразделения, занимающиеся таким видом деятельности, были развернуты в 3-й пехотной дивизии, действовавшей в Ираке, в 2005 году.
Один из наиболее известных центров разведки американских вооруженных сил, который добывает разведданные на основе анализа открытых источников информации, - Азиатский исследовательский институт (Asian Studies Detachment), решающий задачи в интересах объединенного командования ВС США в зоне Тихого океана. Это учреждение находится в подчинении командования разведки и безопасности сухопутных войск и функционирует с 1947 года, то есть с момента законодательного оформления деятельности американского разведывательного сообщества. Первоначально институт располагался в центральной части Токио, в 1974-м был переведен на базу американских ВС Кэмп-Дзама, а свое нынешнее название он получил только в 1981 году.
О важности разрабатываемых институтом материалов свидетельствует тот факт, что в период с 2003 по 2006 год в его адрес поступило 28 высших оценок от руководства Разведуправления министерства обороны за инфор-?мационно-аналитические разработки по широкому спектру вопросов: от исследования подземных органов и пунктов управления КНДР до изучения космической программы Китая.
В институте трудятся гражданские служащие СВ США, граждане Японии, а также представители резерва и национальной гвардии. Японцы работают по контракту с американским правительством и занимают должности аналитиков, переводчиков, архивариусов и административного персонала, выполняя при этом задачи по сбору, анализу и обработке информации, подготовке докладов и справок. Имеющимися силами институт обеспечивает обработку и анализ информации на бенгали, бирманском, китайском, тагальском, индонезийском, японском, кхмерском, корейском, хинди, непальском, русском, тайском и вьетнамском языках, а также на ряде европейских. При этом необходимо отметить, что данное учреждение не является центром переводов. Наоборот, его сотрудники занимаются поиском информации, ее извлечением и подготовкой докладов на своем родном языке без перевода на английский. И только после этого представители другого отдела переводят подготовленные справки и доклады.
Немаловажную роль играет и Управление исследования ВС иностранных государств (Foreign Military Studies Office - FMSO), размещенное в Форт Ливенворс (Fort Leavenworth), штат Канзас. Управление было сформировано в 1986 году для подготовки и разработки операций против СССР. Оно тогда так и называлось - Управление исследования ВС СССР. Позднее задачи управления существенно расширились и стали включать помимо изучения действий ВС СССР в Афганистане и ВС РФ в Чечне исследование вооруженных сил стран Европы, Азии, Латинской Америки, Китая, изучение новых форм и способов ведения военных операций, включая проблемы асимметричных войн, действий различных террористических организаций и др.
Помимо перечисленных центров своими структурами, способными вести разведку на основе анализа открытых источников информации, располагают и Объединенный аналитический центр на авиабазе королевских ВВС в Великобритании, Национальное управление геопространственной разведки, Объединенный разведывательный центр командования сил специальных операций, Объединенное стратегическое командование и ряд других организаций и ведомств.

ВСЕ ГЕНИАЛЬНОЕ ПРОСТО
Сегодня все центры OSINT-разведки в составе ведомств разведывательного сообщества объединены в единую информационную систему, первоначально получившую наименование информационная система открытых источников информации OSIS. Начиная с 2006 года информационные ресурсы (WWW - сервера) данной системы стали называться Intelink-U, в то время как аппаратные средства сети - DNI-U.
Материалы разведки на основе анализа открытых источников добываются из общедоступных интернет-ресурсов, газетных, телевизионных и других, но она предназначена не для всех. В США подобная информация распространяется по сетям ограниченного доступа, главная особенность которых в том, что они представляют собой виртуальные частные сети с использованием современных технологий, позволяющих обеспечить формирование требуемой логической цепочки поверх сети с низким уровнем доверия, например Интернет. Несмотря на это, уровень доверия к построенной логической сети не зависит от уровня доверия к базовым сетям благодаря использованию современных средств криптографии (шифрование, аутоидентификация, инфраструктура публичных ключей, средства для защиты от повторов и изменений передаваемых по логической сети сообщений).
Наполняют созданные информационные сети многочисленные базы данных и информационные сайты центров разведки всех уровней и любой принадлежности. Среди них:
- база данных CIRC, содержащая свыше 10 млн статей научно-технической тематики, включая информацию о патентах, стандартах, военном вооружении и военной технике;
- база данных DTED, содержащая большое количество разнообразных карт, полученных от Национального управления геопространственной разведки;
- материалы центров и пунктов информационной службы зарубежного вещания FBIS;
- база данных периодических изданий IC ROSE;
- информационные порталы научно-исследовательских и учебных заведений;
- online-справочники информационной службы Jane's Information Group;
- ресурсы негосударственного информационно-аналитического агентства STRATFOR's, предоставляющего в том числе и регулярные обновления по районам развертывания авианосных и экспедиционных ударных групп ВМС США и многое другое.
Внимания заслуживают и способы наполнения подобных информационных ресурсов. Например, для сбора информации с сайтов всемирной сети Интернет, ее систематизации, перевода и архивирования во Всемирной информационной библиотеке (World Basic Information Library - WBIL), обеспечение функционирования которой возложено на Управление изучения вооруженных сил иностранных государств FMSO Командования учебного и научных исследований по строительству СВ (Training and Doctrine Command - TRADOC), привлекается личный состав резерва сухопутных войск и других видов ВС.
С каждым резервистом подписывается индивидуальный контракт на определенное количество часов работы в месяц, выдается бесплатное аппаратное и программное обеспечение, проводятся специализированные шестичасовые online-курсы. При этом выданные компьютеры могут быть установлены в любом удобном для работы и оговоренном в контракте месте, в том числе и дома. Очевидно и то, что через эти аппаратные средства, являющиеся по сути ПЭВМ для служебного пользования, осуществляется и доступ в Интернет. Привлекаемые резервисты не получают никакого денежного поощрения, но они могут рассчитывать на благодарность от командования, медали за заслуги и достижения (Army Achievement Medal, Army Commendation Medal и Meritorious Service Medal) и даже на продвижение по службе.
Что касается организации доступа потребителей к подобной информации и базам данных, то уже давно сформированное и успешно функционирующее в Америке информационное общество позволяет это сделать довольно просто и надежно, исключив саму возможность случайного или нежелательного проникновения на информационные ресурсы ограниченного распространения. Для этого почти во всех сетях требуется заполнение специального электронного бланка с указанием персональных данных, места работы (службы). Иногда необходимо поручительство (ходатайство) лиц, уже имеющих подобное право, в других же случаях достаточно только персональных данных и идентификационного номера страхового свидетельства обязательного пенсионного страхования.

* * *
Таким образом, развитие компьютерных технологий, доступность Интернета за последние два десятилетия и, как следствие, увеличение информационного потока открытой информации позволили вывести разведку на основе анализа открытых источников информации из тени и сделать ее еще более необходимой и актуальной. Применяемая сегодня в США комбинация современных технологий позволяет сотрудникам разведки получать доступ к огромным массивам данных, необходимых для оценки ситуации, осуществления контроля за обстановкой и удовлетворения потребностей органов управления в данных, необходимых для принятия обоснованных и правильных решений.
Похожим путем идут все развитые страны, в том числе и Китай. А вот бывшие республики Советского Союза, испытывая объективные трудности с отсутствием современных информационных технологий, и конечно, с архаичными взглядами на само понятие информационного общества, находятся только в начале пути. Они по-прежнему руководствуются старыми инструкциями при использовании материалов из сети Интернет в служебных сетях. Конечно, проще ограничить, чем обеспечить необходимый уровень безопасности, но по сути это заградительные меры, которые разрешают использовать добытую из Интернета информацию только после ее распечатки и электронного сканирования.
Отсутствуют и специализированные ресурсы уже обработанной информации, крайне необходимые тем же военно-учебным заведениям, находящимся сейчас в парадоксальной ситуации. С одной стороны - в разы увеличившееся количество разнообразной, но никак не систематизированной информации, с другой - отсутствие тех самых готовых информационных продуктов, без которых невозможна качественная подготовка современных учебных программ и пособий.
На этом фоне выделяется разве что Республика Беларусь, где еще в 2007 году была выпущена в своем роде революционная инструкция по использованию Интернета в интересах министерства обороны. Можно предположить, что за прошедшие два года белорусы существенно продвинулись вперед.

[/learn_more]

Чтобы прочитать, откройте вкладку

С начала 90-х годов прошлого века в разведсообществе США зарождается новая разведывательная дисциплина - OSINT, или "Разведка на основе (с использованием - в отдельных переводах) открытых источников информации" (РОИИ). Ранее в основополагающем для разведки исполнительном распоряжении президента США от 1981 года № 12333 "Разведывательная деятельность Соединенных Штатов", директиве министра обороны от 1982 года DoD 5240.1-R "Организация деятельности разведывательных органов министерства обороны США, затрагивающей интересы граждан Соединенных Штатов" упоминалась лишь ссылка на публично доступную информацию как один из типов информации, используемой разведывательными органами.

Первым упоминанием о необходимости системной разработки открытых источников информации можно считать слушания сената США в 1992 году, где было предложено создать управление открытых источников информации. В 1994 году директивой главы ЦРУ № 2/12 "Программа разведсообщества США по добыванию информации из открытых источников" в этом ведомстве было создано управление реализации данной программы (COSPO) и начато практическое выполнение данного проекта.

В 1995 году это управление выпускает базовый документ - "Стратегический план разведсообщества США по использованию открытых источников информации", где были заложены концептуальные основы современной РОИИ, в том числе политика добывания сведений, переноса в закрытые сети, совместного использования информации компонентами разведсообщества и т. д. Им же предписывалось создание виртуальной несекретной сети разведсообщества для обработки открытых источников информации - OSIS, получившей в 2006 году современное название Intelink-U.

Документом учреждался специальный межведомственный комитет, куда входили представители ЦРУ, управления национальной безопасности и министерства обороны. Пентагон в интересах своего разведывательного управления в рамках общей концепции с 1996 по 2004 год разрабатывает и внедряет программу DOSIP. Централизованное информационно-техническое сопровождение проекта COSPO поручается государственной компании "Оупн соурс солюшнз" (OSS).

В 1996 году специальная комиссия конгресса по оценке роли и возможностей разведсообщества (комиссия Аспина-Брауна) за недостаточную работу с открытыми источниками информации подвергла критике Центральное разведывательное управление. В выводах президентской комиссии "9/11" в 2004 году прозвучало предложение создать самостоятельный разведывательный орган. В том же году в законе "О реформировании американской разведки и противодействии терроризму" в разделе "Дополнительные направления совершенствования разведывательной деятельности" появилось нормативное понятие open-source intelligence (ранее использовавшееся только в научных публикациях, выводах комиссий, слушаниях конгресса и сената).

[learn_more caption="Разведка с использованием открытых источников информации"]

Разведка с использованием открытых источников информации (Open Source Intelligence - OSINT) далеко не новый вид деятельности для американской разведки. Это один из семи видов разведки1 (в зависимости от типа привлекаемых сил или средств), применяемых еще со времен Второй мировой войны. Тем не менее еще недавно такая разведка пребывала на второстепенных позициях.

В настоящее время нестабильная военно-политическая обстановка, новые экономические и военные центры силы, асимметричные угрозы, резкое увеличение информационного потока и возрастание роли самой информации стали неотъемлемыми элементами XXI века и причиной активизации усилий американского разведывательного сообщества по повышению значимости такого вида деятельности.

В сферу интересов разведки с использованием открытых источников информации входят приобретение и обработка официальных документов, проектов военных уставов и наставлений, отслеживание новых научных разработок, баз данных, коммерческих и государственных интернет-сайтов, сетевых дневников и многого другого, что стало доступно в «информационном веке». Такой вид разведки дополняет другие, но от того не становится менее важным.

Использование OSINT позволяет получить ответ на многие возникающие у военно-политического руководства страны вопросы, а также сосредоточить усилия других разведорганов на выполнении более сложных и узких задач, не распыляя силы агентурной и других разведок на добывание того, что можно получить из открытых источников.

Такой вид разведки характерен для периода проведения многонациональных и миротворческих миссий, так как снимает существующие барьеры при организации обмена разведданными между участниками кампании из разных государств. Его роль еще более возрастает в ходе специальных операций (special operations), особенно когда США хотят скрыть свое участие в них.

Значимость OSINT отмечал еще президент Линдон Джонсон, когда произносил речь на церемонии принятия присяги Ричардом М. Хелмсом в качестве директора ЦРУ (30 июня 1966 года): «Высшие достижения не являются результатом «по-секрету» пересказанной тайной информации, а происходят из терпеливого, ежечасного изучения печатных источников».

История создания. Разведку с использованием открытых источников информации развивают в разведывательном сообществе США с февраля 1941 года, то есть с момента формирования в составе комиссии по коммуникациям информационной службы зарубежного вещания (Foreign Broadcast Information Service - FBIS).

Для создания службы, главной задачей которой стал контроль радиовещания стран нацистского блока, президент Рузвельт выделил 150 тыс. долларов (в то время на эти деньги можно было построить четыре самолета Р-51 «Мустанг», ставших впоследствии одним из лучших истребителей ВВС США в период Второй мировой войны). Уже в ноябре 1941 года в г. Портланд (штат Орегон) была развернута и первая станция мониторинга.

С началом войны FBIS передали в состав министерства обороны, а после ее окончания - в ЦРУ.

До момента поглощения службы сформированным центром разведки OSINT в ее подчинении находилось 19 станций мониторинга, развернутых в разных странах мира. Их сотрудниками были не только граждане США, но и местные жители (носители языка). Часть материалов переводилась сразу на местах, другая отправлялась в центральный офис в г. Рестон (штат Виргиния). Основными потребителями подготавливаемых службой документов являлись более 700 абонентов в разведсообществе, правительственные и правоохранительные органы, а также различные ведомства федерального и местного уровней.

Тем не менее на протяжении длительного периода такой вид разведки был второстепенным, непопулярным и непрестижным. В свое время один из сотрудников разведсообщества отмечал, что «разведка на основе анализа открытой информации выглядит просто неуместной, а разведывательное сообщество предпочитает работать с агентурой и спутниками».

Призывы пересмотреть такую позицию раздавались в США давно. Но главное, по мнению многих американских аналитиков, было понять то, что тайно собранная информация не является более ценной только потому, что ее труднее добыть.

Например, аналитик ЦРУ Шерман Кент, которого в США считают отцом «аналитической разведки», еще в 1947 году утверждал, что в мирное время до 80 проц. информации, необходимой политикам для принятия решений, может быть получено из открытых источников. Позднее бывший руководитель разведуправления Пентагона США генерал-лейтенант Самуэль Уилсон дал еще более высокую оценку такой разведывательной деятельности, отмечая, что 90 проц. разведданных приходит из открытых источников и только 10 - за счет работы агентуры. В связи с этим настоящим героем-разведчиком, по его убеждению, становится не Джеймс Бонд, а Шерлок Холмс.

Первые движения в этом направлении начались сразу после окончания «холодной войны», когда изменились и угрозы, к которым должно было быть готово разведсообщество. «Если раньше главной задачей американской разведки было использование спутников для подсчета количества танков, самолетов и т. д., то сейчас возросшее число угроз вынуждает нас собирать любую доступную информацию по странам-изгоям, террористическим группировкам и любым другим вопросам, касающимся обеспечения глобальных интересов США», - отмечали в конце 80-х годов прошлого столетия американские аналитики.

Но, бесспорно, ключевую роль в этом виде разведки сыграла «информационная революция», открывшая колоссальные возможности Интернета и многократно повысившая доступность различных информационных ресурсов. Тем не менее особых успехов в тот период достигнуто не было, большая часть доступной и необходимой информации просто не собиралась, не обрабатывалась и не анализировалась. Об этом свидетельствуют и материалы деятельности трех комиссий, сформированных американским конгрессом.

Комиссия Аспин-Браун (Aspin-Brown), анализировавшая в 1996 году деятельность разведывательного сообщества после окончания «холодной войны», пришла к выводу, что оно очень медленно продвигается в направлении повышения важности и масштабов использования сведений, получаемых путем анализа открытых источников информации, особенно из сети Интернет. При этом отмечалось, что объемы подобной информации выросли в разы, но разведсообщество по-прежнему не уделяет ей достаточного внимания. Кроме того, было указано на необходимость развертывания специализированной компьютерной сети, которая позволила бы объединить работу всех аналитических структур.

В 2002 году так называемая комиссия 9/11 (9/11 Commission) тоже отметила низкий уровень использования подобной информации, предложив сформировать специальный центр в рамках ЦРУ. Позднее и комиссия Грэхэм-Тэйлент (Graham-Talent) заняла аналогичную позицию, указав на отсутствие какого-либо движения в этом направлении.

Современное состояние. 2004 год ознаменовался для американской разведки началом нового этапа масштабного реформирования. В этот год Джордж Буш подписал закон «О реформировании разведки и противодействии террористической угрозе», содержащий указания о включении OSINT-разведки в качестве полноценного и равноправного вида в деятельность разведывательного сообщества, а также о формировании национального центра разведки на основе анализа открытых источников информации.

Специалисты нового центра2 ежегодно готовят более 2 тыс. документов, включая переводы, аналитические обзоры, видеоподборки, карты и др. Тематика документов охватывает практически все важные области: международную политику; военную, экономическую, научную и технологическую сферы; борьбу с терроризмом; контроль за распространением военных технологий; внутреннюю безопасность и т. д.

Более того, в США сформирована разветвленная сеть центров и пунктов, ведущих OSINT-разведку и предоставляющих сведения более чем 7 тыс. потребителям разведданных. И это не что иное, как результат скоординированных действий законодательной и исполнительной власти, направленных на проведение целенаправленной политики в области обеспечения национальной безопасности.

Подобные структуры есть на всех уровнях. Например, Федеральное исследовательское управление библиотеки конгресса занимается информационно-аналитической деятельностью по внутренним и внешним вопросам обеспечения национальной безопасности в интересах федерального правительства. Специалисты управления способны переводить и анализировать иностранные источники на 25 языках.

Аналогичными центрами располагают также научно-исследовательские и учебные заведения США, в том числе университеты штатов Техас, Алабама, Мэриленд и многих других. Например, в католическом колледже в Эри (штат Пенсильвания) в 1995 году сформирована подобная информационно-аналитическая структура разведки с использованием открытых источников информации. Это учебное заведение тесно сотрудничает не только с ФБР, ЦРУ, министерствами обороны и внутренней безопасности, но и с национальным разведывательным советом, возглавляемым президентом страны.

В стенах данного центра проходят подготовку будущие сотрудники разведывательных ведомств, разрабатываются аналитические документы по различным вопросам. С момента создания здесь были подготовлены аналитические разработки для 51 организации (ведомства), в числе которых Белый дом, Пентагон, ЦРУ, Европейский парламент, военно-промышленные компании «Нортроп-Грумман», «Орион сайнтифик», а также всемирно известные «Кока-Кола», «Проктэр энд Гэмбл» и VISA.

Проблема переводов многочисленных информационных материалов также решена. Для этих целей еще в 2003 году по поручению конгресса США сформирован национальный центр переводов (The National Virtual Translation Center). Он представляет собой общенациональную команду виртуально объединенных высококвалифицированных лингвистов и переводчиков, использующих в своей деятельности самые современные информационные технологии, в том числе и находящие все большее распространение «обучаемые» системы машинного перевода.

Разведывательное обеспечение военных операций. Отдельного внимания заслуживает разведка с использованием открытых источников информации в военном ведомстве США. Объясняется это не только особым интересом к подобной разведдисциплине со стороны Пентагона, но и тем, что OSINT стала неотъемлемой частью любой разведывательной операции, проводимой ВС Соединенных Штатов. Более того, американские аналитики отмечают, что прямо или косвенно собранная таким образом информация становится базой для всех подобных операций и разрабатываемых документов, а ее доступность позволяет разведслужбам решать широкий круг задач без привлечения специалистов агентурной разведки и применения технических средств сбора информации. Полученные при этом данные оказывают существенное влияние на организацию строительства ВС, обеспечение их готовности, а также на эффективное планирование боевых действий.

ВС США уже имели опыт ведения разведки с использованием открытых источников информации в операциях. Первые подразделения, занимающиеся таким видом деятельности, были развернуты в 3-й пехотной дивизии, действовавшей в Ираке, в 2005 году.

Один из наиболее известных центров разведки американских вооруженных сил, который добывает разведданные подобным путем, - азиатский исследовательский институт (Asian Studies Detachment - ASD3), решающий задачи в интересах объединенного командования ВС США в зоне Тихого океана. Это учреждение, находящееся в подчинении командования разведки и безопасности сухопутных войск, функционирует с 1947 года, то есть с момента законодательного оформления деятельности американского разведывательного сообщества. Первоначально институт располагался в центральной части Токио, в 1974-м был переведен на базу американских ВС Кэмп-Дзама, а свое нынешнее название он получил только в 1981 году.

О важности разрабатываемых ASD материалов свидетельствует тот факт, что в период с 2003 по 2006 год в его адрес поступило 28 высших оценок от руководства разведуправления МО за информационно-аналитические разработки по широкому спектру вопросов - от исследования защищенных органов и пунктов управления ВС КНДР до изучения космической программы Китая.

В институте трудятся гражданские служащие - представители резерва и национальной гвардии СВ США, а также граждане Японии. Последние работают по контракту с американским правительством и занимают должности аналитиков, переводчиков, архивариусов и административного персонала, выполняя при этом задачи по сбору, анализу и обработке информации, подготовке докладов и справок. Имеющимися силами ASD обеспечивает обработку и анализ информации на бенгали, бирманском, китайском, тагальском, индонезийском, японском, кхмерском, корейском, хинди, непальском, русском, тайском и вьетнамском языках, а также на ряде европейских. Причем необходимо отметить, что данное учреждение не является центром переводов. Наоборот, его сотрудники занимаются поиском информации, ее извлечением и подготовкой докладов на своем родном языке без перевода на английский. И только после этого представители другого отдела переводят подготовленные справки и доклады.

Немаловажную роль играет и управление по исследованию ВС иностранных государств (Foreign Military Studies Office -FMSO), размещенное в Форт-Ливенворс (штат Канзас). Оно было сформировано в 1986 году для подготовки и разработки операций против СССР. Оно тогда так и называлось управление по исследованию ВС СССР. Позднее его задачи существенно расширились и стали включать помимо изучения действий ВС СССР в Афганистане и ВС РФ в Чечне исследование состояния вооруженных сил стран Европы, Азии, Латинской Америки, Китая, изучение новых форм и способов ведения военных операций, включая проблемы асимметричных войн, действий различных террористических организаций и др.

Помимо перечисленных центров своими структурами, способными вести разведку с использованием открытых источников информации, располагают объединенный аналитический центр на территории Великобритании, национальное управление геопространственной разведки, объединенный разведывательный центр командования сил специальных операций, объединенное стратегическое командование, а также ряд других организаций и ведомств.

Базы данных. Все центры OSINT-разведки в составе ведомств разведывательного сообщества интегрированы в единую информационную систему, первоначально получившую наименование информационная система открытых источников информации - OSIS. Начиная с 2006 года информационные ресурсы данной системы стали называться Intelink-U, в то время как аппаратные средства сети - DNI-U.

Материалы разведки на основе анализа открытых источников добываются из общедоступных интернет-ресурсов, газетных, телевизионных и других источников. В США уже готовый информационный продукт распространяется по сетям ограниченного доступа, главная особенность которых состоит в том, что они представляют собой виртуальные частные сети с использованием современных технологий, позволяющих обеспечить формирование требуемой логической цепочки поверх сети с низким уровнем защиты, например Интернет. Несмотря на это, уровень доверия к построенной логической сети не зависит от уровня доверия к базовым сетям благодаря применению современных средств шифрования, аутоидентификации, инфраструктуры публичных ключей, средств защиты от повторов и изменений передаваемых по логической сети сообщений.

Наполняют созданные информационные сети многочисленные базы данных и информационные сайты центров разведки всех уровней и любой принадлежности, в частности:
- база данных CIRC, содержащая свыше 10 млн статей научно-технической тематики, включая информацию о патентах, стандартах, вооружении и военной технике;
- база данных DTED, вмещающая большое количество разнообразных карт, полученных от Национального управления геопространственной разведки;
- материалы центров и пунктов информационной службы зарубежного вещания FBIS;
- база данных периодических изданий IС ROSE;
- информационные порталы научно-исследовательских и учебных заведений;
- online-справочники информационной службы Jane's Information Group;
-ресурсы негосударственного информационно-аналитического агентства STRATFOR's, предоставляющего в том числе и регулярные обновления по районам развертывания авианосных и экспедиционных ударных групп ВМС США, а также многое другое.

Внимания заслуживают и способы наполнения подобных информационных ресурсов. Например, для сбора данных с сайтов всемирной сети Интернет, ее систематизации, перевода и архивирования во Всемирной информационной библиотеке (World Basic Information Library - WBIL), обеспечение функционирования которой возложено на управление изучения вооруженных сил иностранных государств (FMSO) командования учебного и научных исследований по строительству СВ (Training and Doctrine Command - TRAD-OC), привлекается личный состав резерва сухопутных войск и других видов вооруженных сил.

Резервистами подписываются индивидуальные контракты на определенное количество часов работы в месяц, каждый получает бесплатное аппаратное и программное обеспечение, с ними проводятся специализированные шестичасовые online-курсы. При этом выданные компьютеры могут быть установлены в любом удобном для работы и оговоренном в контракте месте, в том числе и дома. Очевидно и то, что через эти аппаратные средства, являющиеся по сути ПЭВМ для служебного пользования, обеспечивается и доступ в Интернет. Привлекаемые резервисты не получают никакого денежного поощрения, но они могут рассчитывать на благодарность от командования, медали за заслуги и достижения (Army Achievement Medal, Army Commendation Medal и Meritorious Service Medal) и даже на продвижение по службе.

Что касается организации доступа потребителей к подобной информации и базам данных, то уже давно сформированное и успешно функционирующее в США информационное общество позволяет это сделать довольно просто и надежно, исключив саму возможность случайного или нежелательного проникновения в информационные ресурсы ограниченного распространения. Для этого почти во всех сетях требуется заполнить специальный электронный бланк с указанием персональных данных и места работы (службы). Иногда необходимо поручительство (ходатайство) лиц, уже имеющих подобное право, в других же случаях достаточно только персональных данных и номера карточки социального страхования.

По мнению американских специалистов, развитие компьютерных технологий, доступность Интернета и, как следствие, увеличение информационного потока открытых сведений и информации позволили вывести разведку с использованием открытых источников информации из тени и сделать ее еще более необходимой и актуальной. Применяемая сегодня в США комбинация современных технологий открывает сотрудникам разведки возможность доступа к огромным массивам данных, необходимых для оценки ситуации, осуществления контроля за обстановкой и удовлетворения потребностей органов управления в данных, необходимых для принятия обоснованных и правильных решений.

1 J.P. 2-0 Joint Intelligence, 22 июня 2007 года.

2 Intelligence Community Guidance, 2009.

3 FMI......2-32.9 Open Source Intelligence, 2006, Decembre.

http://pentagonus.ru/publ/razvedka_s_ispolzovaniem_otkrytykh_istochnikov_informacii_v_ssha/80-1-0-1614

[/learn_more]

Чтобы прочитать, откройте вкладку

В 2005 году президентская комиссия Робба-Силбермана рекомендовала создать в составе ЦРУ самостоятельное управление. На основании выводов этой комиссии "Разведывательные возможности Соединенных Штатов по защите от оружия массового поражения" РОИИ было предложено включить в список разведывательных дисциплин. В результате под административным управлением ЦРУ, с подчиненностью директору Национальной разведки (DNI), в ноябре 2005 года на базе информационной службы зарубежного вещания был создан центр по анализу информации из открытых источников - DNI OSC.

Таким образом, 1994-2004 годы можно считать периодом концептуального становления РОИИ, накопления опыта межведомственной и внутриведомственной работы, создания первых прототипов программно-технических средств и информационных ресурсов. С 2004-2005 годов в США начинается комплексное системное развитие новой разведывательной дисциплины, включающей ряд направлений: разработка распорядительной, нормативной и методической документации, создание организационных структур, межведомственных органов в интересах обеспечения взаимодействия организаций, занятых в процессе РОИИ, организация научно-исследовательских работ, планирование бюджетной политики, планирование и проведение НИОКР, выделение транспорта сетей передачи данных, развертывание программно-технических средств, информационное обеспечение, обучение персонала и набор специалистов.

Разведка США - документация OSINT

Структура действующей нормативной и концептуальной документации разведсообщества США и министерства обороны, касающейся OSINT

В основу действующей нормативной базы OSINT положена директива директора национальной разведки (2006) ICD 301 "Национальный план ведения разведки на основе открытых источников информации". Она определяет следующие стратегические задачи РОИИ:

- принцип "первого шага" - OSINT должна быть "первым шагом" для всех разведывательных дисциплин и предшествовать агентурной разведке и разведке техническими средствами;

- опора на специально подготовленные группы экспертов в области РОИИ, обучение методикам добывания открытой информации и внедрение технологий РОИИ во все процессы разведывательной деятельности;

- глобальный охват источников информации;

- единая архитектура средств, форм и способов РОИИ;

- использование принципа skunkworks, то есть внедрение для решения отдельных задач "прорывных", высокоинтеллектуальных методов добывания информации при минимуме бюрократической волокиты и ограничений.

Директивой устанавливается политика управления процессом РОИИ в разведсообществе, проводится разграничение ответственности должностных лиц, определяется необходимая организационная структура и порядок взаимодействия организаций и ведомств разведсообщества США.

На основании директивы ICD 301 компоненты разведсообщества разработали собственные руководящие документы в области РОИИ. Так, в министерстве обороны действует инструкция от 2010 года № 3115.12 "Ведение разведки на основе открытых источников информации". Аналогичные документы были подготовлены в видах вооруженных сил. Например, в ВВС США действует инструкция от 2012 года № 14-130 "Ведение разведки на основе открытых источников информации в военно-воздушных силах".

Разведка США - структура OSINT

Организационная структура OSINT разведсообщества США

Наконец, разработаны и введены в действие наставления исполнительного уровня. Например, в завершение цикла обновления документации для армии США в 2012 году взамен широко известного среди специалистов РОИИ временного полевого устава (2006) FMI 2-22.9 было опубликовано новое наставление (2012) - АТР 2-22.9, где излагаются приемы и способы ведения РОИИ для армейских подразделений.

В соответствии с законом "О реформировании американской разведки и противодействии терроризму" (2004) общее руководство и координация деятельности РОИИ возложены на директора национальной разведки. Практические мероприятия осуществляет помощник заместителя директора национальной разведки по открытым источникам информации (ADDNI/ OS). Он же возглавляет центр по анализу информации на основе открытых источников. Централизация управления на уровне межведомственного взаимодействия осуществляется через институт ответственных за информационные технологии (ADDNI/ CIO), назначаемых в каждом ведомстве. Исполнительным органом, обеспечивающим внедрение концепции РОИИ в разведсообщество США, является центр по анализу информации из открытых источников.

Координация действий ведомств разведсообщества осуществляется национальным комитетом по открытым источникам информации NOSC, куда включены представители руководства центра по анализу информации из открытых источников, аппарата заместителя министра обороны по разведке, министерства внутренней безопасности, ЦРУ, УНБ, Национального управления геопространственной разведки, бюро разведки и исследований госдепартамента, разведывательного управления МО, федерального бюро расследований, а также других организаций и ведомств.

[learn_more caption="Информационная безопасность США"]

Администрация США на официальном уровне рассматривает информацию в качестве некоего стратегического ресурса, который возникает в результате обработки данных с помощью специализированных систем анализа. При использовании современных информационных технологий (ИТ), таких, например, как компьютерные сети и базы данных, ценность информации (с точки зрения решения задач ведения боевых действий) увеличивается, поскольку они дают возможность повысить степень осведомленности, улучшить взаимодействие между командованиями различного уровня, органами военного управления и разведки и тем самым реализовать свое информационное превосходство. Эти же ИТ при использовании в гражданской сфере повышают эффективность работы систем жизнеобеспечения, социальных служб, финансовых институтов и органов государственного управления.

Таким образом, задача обеспечения кибернетической безопасности компьютерных систем, предполагающая ведение операций в компьютерных сетях, требует высокого уровня межведомственного взаимодействия. Причем в данном контексте речь идет не только о защите собственных информационных систем, но и о наступательных операциях в сетях противника.

За проведение наступательных и оборонительных операций в компьютерных сетях в рамках министерства обороны отвечают командование совместных информационных операций (Joint Information Warfare Command - JIOWC) и командование боевых действий в киберпространстве (US Cyber command), входящие в состав объединенного стратегического командования (ОСК) ВС США. Реальные возможности и конкретные направления деятельности этих структур засекречены, однако, по данным иностранных источников, они тесно сотрудничают с ЦРУ, УНБ, ФБР, а также привлекают к своей работе гражданских и военных специалистов из государств-союзников.

Ведение операций в компьютерных сетях предполагает три основных направления деятельности: защита собственных информационных систем, сбор разведывательных данных в компьютерных системах противника и, наконец, сетевые компьютерные атаки. Хотя эти направления первоначально были сформулированы в МО, вместе с тем их реализацией занимаются также и многие другие ведомства Соединенных Штатов.

Защита компьютерных сетей охватывает мероприятия, направленные на защиту информации, компьютеров и сетей от проникновения, повреждения или уничтожения противником. К наиболее уязвимым элементам национальной информационной инфраструктуры относятся следующие: оборудование, включая периферийное и коммуникационное; компьютеры, теле-, видео- и аудиооборудование; программное обеспечение; сетевые стандарты и коды передачи данных; информация как таковая, представленная в виде баз данных, аудио- и видеозаписей, архивов и пр.; специалисты, работающие в информационной сфере. Понимая, что устойчивое функционирование государства и всех его институтов все больше зависит от стабильной работы ключевых обеспечивающих систем, в том числе и информационных, американское правительство распоряжением № 13010 от 15 июля 1996 года создало президентскую комиссию по защите критических инфраструктур (Presidential Commission for Critical Infrastructure Protection - PC-CIP). Эта комиссия в октябре 1997 года опубликовала отчет «Критические основы. Защита американской инфраструктуры». Руководствуясь его рекомендациями, президент США в мае 1998 года подписал две директивы - № 62 «Борьба с терроризмом» и № 63 «Защита критической инфраструктуры», в которых были зафиксированы основные направления действий по защите национальных объектов критической инфраструктуры, в частности информационных.

Директива № 63 среди прочего определяет ведомства, ответственные за приоритетные направления деятельности, так или иначе связанные с защитой критически важных объектов инфраструктуры, в том числе за национальную оборону - МО, международные отношения - государственный департамент, разведку - ЦРУ и законодательное обеспечение этой деятельности - министерство юстиции и ФБР. С учетом рекомендаций ведущих ведомств и национального экономического совета президент США должен был сформировать национальный совет по безопасности инфраструктуры (National Infrastructure Assurance Council - NIAC), призванный улучшить взаимодействие в данной сфере между государственным и частным секторами. Однако, несмотря на эти меры, непосредственная задача обеспечения безопасности критически важных объектов инфраструктуры оставалась нерешенной.

В соответствии с Законом о единении и сплочении США в целях принятия мер по борьбе с терроризмом (Uniting and strengthening America by Providing Appropriate Tools, Required to Intercept and Obstruct Terrorism - USA PATRIOT Act), принятым конгрессом 26 октября 2001 года, критическая инфраструктура определяется как «совокупность физических или виртуальных систем и средств, важных для страны в такой мере, что их выход из строя или уничтожение может привести к губительным последствиям в области обороны, экономики, здравоохранения и безопасности нации».

В январе 2001 года был опубликован отчет комиссии по национальной безопасности (комиссия Харта-Рудмана), в котором говорилось о «необходимости кардинальных изменений в структуре и деятельности американских ведомств, обеспечивающих национальную безопасность». В частности, было предложено сделать проблематику «внутренней безопасности» приоритетной и создать самостоятельное агентство внутренней безопасности (АВБ).

Еще в марте 2001 года президент США Джордж Буш, выступая в штаб-квартире ЦРУ в Лэнгли, перечислил главные угрозы безопасности Соединенных Штатов. На втором месте после терроризма в этом перечне значится информационная война и уже за ней - распространение оружия массового поражения и средств его доставки.

После террористических атак 11 сентября 2001 года в конце 2001 - начале 2002 года США предприняли ряд организационных и законодательных мер по повышению безопасности национальной территории. Президент Дж. Буш назначил Т. Риджа, бывшего губернатора штата Пенсильвания и своего личного друга, на вновь созданную должность советника по внутренней безопасности, а вскоре после этого учредил АВБ, при котором был создан совет внутренней безопасности. В состав этого органа вошли: президент (председатель), вице-президент, министры финансрв, обороны, юстиции, здравоохранения и транспорта, директора федерального агентства по чрезвычайным ситуациям, ФБР и ЦРУ, помощник президента по внутренней безопасности и другие должностные лица исполнительной ветви власти, которых глава государства может при необходимости приглашать на заседания совета. Руководители администраций президента и вице-президента, а также помощник президента по национальной безопасности имеют свободный доступ на любые собрания совета. Госсекретарь, министры сельского хозяйства, внутренних дел, энергетики, труда и торговли, секретарь по делам ветеранов, руководитель агентства по защите окружающей среды, помощники президента по экономической и внутренней политике приглашаются лишь на те заседания, где рассматриваются вопросы, относящиеся к их компетенции.

В ходе радикальной реструктуризации и укрепления исполнительной власти 25 ноября 2002 года Дж. Буш подписал Закон о внутренней безопасности, в соответствии с которым в январе 2003-го АВБ было преобразовано в министерство внутренней безопасности (МВБ). Возглавил министерство Т. Ридж, а его заместителем стал министр ВМС США Г. Ингланд.

1 марта 2003 года в штат МВБ были переданы и приступили к исполнению своих обязанностей по решению «задач анализа информации и защиты инфраструктуры следующие подразделения министерств и ведомств правительства США: управление безопасности критической инфраструктуры министерства торговли (Infrastructure Assurance Office - CIAO), национальный центр защиты инфраструктуры при ФБР министерства юстиции (National Infrastructure Protection Center-NIPC), национальный центр моделирования и анализа инфраструктуры при институте проблем защиты информационной инфраструктуры министерства энергетики (National Infrastructure Simulation and Analysis Center - NISAC), федеральный центр защиты информационных ресурсов администрации общих служб (Federal Computer Incident Response Center of the General Services Administration - FedCIRC), управление безопасности энергетических систем министерства энергетики (Energy Assurance Office of the Department of Energy - EAO), национальная система связи MO (National Communication System - NCS).

При подготовке войны в Ираке американская администрация приняла три новых директивных документа в интересах обеспечения внутренней безопасности: «Национальная стратегия борьбы с терроризмом» (The National Strategy for Combating Terrorism), «Национальная стратегия по защите кибер-пространства» (The National Strategy to Secure Cyberspace) и «Национальная стратегия физической защиты критической инфраструктуры». В них впервые получила официальное признание «полная зависимость инфраструктуры США от информационных систем и сетей» и уязвимость последних. Кроме того, они нацеливают правительство, промышленность, бизнес и общество в целом на создание так называемой единой национальной системы реагирования на кибернетические атаки (National Cyberspace Security Response System) как совокупности территориальных, ведомственных и частных центров анализа и распределения информации (ISАС) в различных секторах экономики страны.

В структуре МВБ было создано подразделение кибернетической безопасности (National Cyber Security Division - NCSD), главным элементом которого является вновь образованный за счет объединения трех групп немедленного реагирования (CC/CERT, NCS, NTPC) центр экстренного реагирования на компьютерные происшествия в США (U.S. Computer Emergency Response Team - US-CERT). Главными задачами US-CERT определены обнаружение факта нападения (вторжения) на информационную структуру США и выдача предупреждения (рекомендации) всем администраторам информационных систем страны в течение не более 30 мин с момента обнаружения угрозы.

Основные задачи в области информационной безопасности в соответствии с новой стратегией заключаются в том, чтобы «предотвратить кибернетические нападения на критическую инфраструктуру, снизить уязвимость нации к таким нападениям, а также минимизировать ущерб и время восстановления». При этом под кибертерроризмом в США сегодня понимают «преднамеренное разрушение, прерывание или искажение данных в цифровой форме либо потоков информации, имеющих широкомасштабные последствия в политическом, религиозном или идеологическом плане». В целом стратегия информационной безопасности будет воплощаться в жизнь по классической схеме системы гражданской обороны: обучение, предупреждение, оповещение и ликвидация последствий.

В соответствии со статьей 1502 Закона о внутренней безопасности глава МВБ представил президенту план реорганизации этого министерства в срок до сентября 2003 года. План предусматривал закончить все необходимые организационно-штатные мероприятия и полностью обеспечить работу МВБ как органа, ответственного за безопасность граждан, сухопутных и морских границ, объектов инфраструктуры, всех видов транспорта и информационных ресурсов США (к тому времени общий штат МВБ уже насчитывал 180 тыс. служащих).

Впервые стратегия обеспечения внутренней безопасности была разработана и обнародована еще в рамках АВБ в июле 2002 года. Тот факт, что она была принята вскоре после теракта 11 сентября, существенным образом повлиял на предложенное в документе определение понятия «внутренняя безопасность». Как заявил Дж. Буш, «нация в опасности, наше общество представляет собой практически бесконечный набор потенциальных целей, удар по которым может быть нанесен различными методами». Именно поэтому одной из ключевых задач стратегии стала защита критически важных инфраструктур. Причем одним из основных направлений такой деятельности была признана защита кибер-пространства.

Задачи разработки комплексного плана защиты критически важных объектов инфраструктуры нашли отражение в президентской директиве 2003 года «Определение критической инфраструктуры, расстановка приоритетов и защита». В этом документе министерство внутренней безопасности,- было названо ведущим национальным ведомством в данной сфере. Следуя указаниям, МВБ при содействии представителей частного бизнеса выработали национальный план защиты инфраструктуры (National Infrastructure Protection Plan - NIPP), в котором подчеркивалось, что состояние американской экономики и национальной безопасности в значительной степени зависит от работоспособности информационных систем, которые широко используются общественными службами США.

NCSD было создано в июне 2003 года на базе управления безопасности критически важных инфраструктур, национального центра по защите инфраструктуры, федерального центра реагирования на компьютерные сбои и ряда других структур. В его задачи входит межведомственная координация и налаживание взаимодействия с частным сектором и зарубежными партнерами в сфере обеспечения информационной безопасности. Техническую поддержку обеспечивала US-CERT. В обязанности этого подразделения входят анализ и обнаружение источников киберугроз и уязвимых мест, а также распространение информации об изменении уровня такой угрозы. Кроме того, US-CERT координирует действия по восстановлению федеральных компьютерных сетей и систем после сбоев и кибератак.

Сбор разведывательных данных из компьютерных систем противника позволяет получать о нем данные стратегического и оперативного характера и выявлять уязвимые места в его информационных системах.

В США на официальном уровне признают, что контроль над секретными коммуникациями противника при одновременной защите своих собственных предоставляет им уникальные возможности для сохранения лидирующих позиций в мире.

В соответствии с президентским указом № 12333 от 4 декабря 1981 года все вопросы, связанные с обеспечением доступа к секретным или шифрованным данным других государств и защитой своих информационных ресурсов от средств технической разведки, находятся в ведении управления национальной безопасности/центральной секретной службы (УНБ/ЦСС). УНБ формально работает в рамках министерства обороны, однако на деле является одним из ключевых элементов американского разведывательного сообщества. ЦСС при этом играет роль координатора между агентством и теми структурами МО, которые занимаются вопросами криптоанализа. Основными задачами УНБ являются: ведение радиотехнической разведки, криптоанализ и защита федеральных коммуникационных и информационных систем от угроз, исходящих от других государств. В настоящее время агентство отвечает за защиту компьютерных сетей, принадлежащих федеральным министерствам и ведомствам, от возможных атак.

Работа УНБ сконцентрирована на двух направлениях: ведение радио- и радиотехнической разведки (Signal Intelligence - SIGINT), которой занимается соответствующее управление (Signal Intelligence Directorate - SID), и обеспечение безопасности информации (Informational Assurance - IA), находящейся в ведении управления информационной безопасности (Information Assurance Directorate - IAD).

Одним из наиболее известных и привлекших внимание широкой общественности проектов УНБ является глобальная система перехвата данных «Эшелон». Долгое/время само ее существование американскими властями тщательно скрывалось, да и сегодня открытая информация о ней весьма ограниченна. Тем не менее в отчете временного комитета Европарламента (2001) факт существования этой системы был убедительно доказан. По данным отчета, система создавалась в рамках соглашения между США и Великобританией, помимо них в проекте участвовали Канада, Австралия и Новая Зеландия.

Возможности перехвата информационных коммуникаций зависят от того, какие системы используются: радиорелейные, спутниковые, тропосферные, кабельные или оптоволоконные. До 50-х годов прошлого века для военного и дипломатического информационного обмена применялись главным образом коротковолновые радиопередатчики. С 60-х годов в этих целях задействуются спутники связи, выведенные на геостационарные орбиты. По мнению большинства исследователей, именно для перехвата спутниковых коммуникаций и предназначена система «Эшелон».

В принципе существующее расположение станций обеспечивает перехват всех информационных спутниковых коммуникаций. Однако они стали играть значительно меньшую роль в результате начала широкой эксплуатации оптоволоконных линий связи. Для прослушивания этих коммуникаций необходимо напрямую подключаться к линиям, а, значит, станции радиоперехвата в этом случае совершенно бесполезны.

Обнаружение, оповещение и реагирование на возникающие кибернетические угрозы, а также разработка систем шифрования для безопасного информационного обмена между системами в рамках УНБ возложены на управление информационной безопасности. IAD проводит сертификацию пользовательских систем безопасности (осуществляя тем самым поддержку операциям по обеспечению безопасности), а также оценку коммерческого программного и аппаратного обеспечения на соответствие государственным стандартам. Оно же курирует разработку систем обеспечения информационной безопасности для глобальной «информационной решетки», создаваемой министерством обороны.

В связи с этим интерес представляют исследовательские работы, проведение которых в 2009 году запланировало управление перспективных исследований МО (Defense Advanced Research Projects Agency - DARPA). Одно из них - так называемая глобальная информационная решетка - беспроводная сеть последующих поколений (The Wireless Network after Next - WnaN, Global Information Grid-GIG).

Планирование и реализация операций в глобальных компьютерных сетях осуществляются в соответствии с концепцией «Сетецентрические операции» (Net-Centric Operations). Основой для сетецентричных операций является глобальная информационная сеть (глобальная информационная решетка) GIG (Global Information Grid) министерства обороны США, представляющая собой набор взаимосвязанных высокозащищенных локальных информационных сетей. Она оптимизирует процессы сбора, обработки, хранения, распределения информации и управления ею, а также доведения ее до потребителей внутри министерства обороны и за его пределами. С помощью GIG осуществляется как административное, так и оперативное управление вооруженными силами США. Головным ведомством, отвечающим за работоспособность и защиту глобальной информационной сети военного ведомства, назначено объединенное стратегическое командование американских ВС.

В начале 2008 года президент США Дж. Буш подписал две секретные директивы - № 54 (по национальной безопасности) и № 23 (по внутренней безопасности). В этих документах спецслужбам страны, и прежде всего МВБ, а также УНБ, даются указания по усилению контроля за компьютерными сетями, используемыми американскими федеральными структурами. Кроме того, заокеанские разведчики и контрразведчики должны расширить сферы мониторинга информации, поступающей в сети правительственных ведомртв Соединенных Штатов через Интернет.

Новыми директивами Пентагону разрешается разрабатывать планы проведения кибернетических контратак на информационные сети противников США. В тех случаях, когда УНБ будет установлен конкретный факт нападения и выявлен сервер иностранного государства, с которого была осуществлена атака, специалисты Минобороны нанесут по нему ответный удар, чтобы предотвратить новые атаки на информационные сети американского правительства.

В вопросах обеспечения информационной безопасности/УНБ работает в тесном сотрудничестве с МВБ. Так, в 2004 году ЦСС и подразделение кибернетической безопасности договорились о совместной разработке учебного курса по информационной безопасности для центра повышения квалификации персонала агентства. В 2008 году в соответствии с президентской директивой УНБ было названо ведущей организацией по мониторингу и защите федеральных правительственных сетей от кибертерроризма.

Сетевые компьютерные атаки охватывают весь спектр действий, направленных на нарушение или уничтожение информации, содержащейся в компьютерах либо компьютерных сетях противника. При этом собственно информационные потоки напрямую используются в качестве оружия. Например, передача информационного пакета с командой отключить электроэнергию является атакой именно такого рода, тогда как генерация скачка напряжения в сети питания, в результате чего будет обесточена компьютерная система противника, относится уже к категории электронной борьбы.

До настоящего времени нет достоверных данных о сетевых атаках, осуществленных США. В любом случае, естественным ограничением для этих атак служит не только и не столько отсутствие необходимых средств и методов, сколько невозможность достоверно оценить последствия, в том числе для своих союзников, а также возможные ответные действия противника.

Например, во время проведения операции «Свобода Ираку» в 2002 году были подготовлены детальные планы проведения подобных атак, но они так и не получили одобрения высших должностных лиц в Пентагоне. Некоторые эксперты связывают это с тем, что банковские сети Ирака имели прямой выход на европейские коммуникационные сети, и планировавшаяся акция могла бы одновременно нарушить работу финансовых учреждений и в Европе.

Сомнения в эффективности и предсказуемости последствий сетевых операций стали предметом обсуждения на совещании правительственных чиновников и экспертов в Массачусетском технологическом институте в январе 2003 года. Озабоченность политиков вызывала перспектива возникновения трансграничного каскадного эффекта при осуществлении кибератак, способного нарушить функционирование гражданских компьютерных систем. Во многом руководствуясь результатами этой дискуссии, президент США в феврале 2003 года издал директиву № 16 по вопросам национальной безопасности, регламентирующую условия, при которых Соединенные Штаты могут начать сетевую атаку против компьютерных систем другого государства. В ней также были определены должностные лица, полномочные принимать решения о проведении таких операций.

По данным Пентагона, только в 2007 году зарегистрировано почти 44 тыс. инцидентов, которые были квалифицированы как кибернетические преступления, совершенные иностранными армиями, спецслужбами и отдельными

Одним из наиболее крупных случаев такого рода стало хищение нескольких терабайт данных о разрабатываемом в США многоцелевом истребителе-бомбардировщике пятого поколения F-35 «Лайтнинг-2». Стоимость проекта боевого самолета составляет около 300 млрд долларов. Предполагается, что данные были похищены с серверов компаний-подрядчиков.
В декабре 2006 года КНШ подготовил документ «Национальная военная стратегия кибернетических операций» (на данный момент частично рассекреченный), который среди прочего определил стратегические приоритеты проведения операций по обеспечению информационной безопасности США:
- достижение и удержание инициативы в ходе операций, проводимых внутри цикла принятия решения противником;
- обеспечение защиты собственных компьютерных систем и осуществление наступательных действий в компьютерных сетях противника;
- включение операций в киберпространстве в систему военного планирования для всего спектра вооруженных конфликтов с целью выработки методов ведения таких операций (с учетом особенностей различных ТВД) в тесном взаимодействии с видами ВС и управлениями МО, которые, в свою очередь, должны согласовывать свои действия с другими ведомствами США, союзниками по коалиции и промышленными подрядчиками;
- создание в рамках министерства обороны необходимых условий для проведения кибернетических операций, включая организационные мероприятия, подготовку специалистов и создание соответствующей инфраструктуры;
- оценка рисков сетевых операций, которые могут возникнуть из-за недостаточно эффективного подбора средств или встречного использования противником уязвимых мест в киберпространстве США, а также вследствие побочного эффекта от проведения наступательных операций.

Очевидно, что обозначенные приоритеты носят самый общий характер и лишь намечают ориентиры для будущих операций в киберпространстве.

В начале марта 2008 года в Соединенных Штатах прошли учения под кодовым названием «Кибершторм-2». Их проводило МВБ с участием 18 федеральных ведомств, в том числе ЦРУ, ФБР, МО (ОСК ВС США) и УНБ, представителей девяти американских штатов и свыше трех десятков частных компаний, а также соответствующих служб Австралии, Великобритании, Канады и Новой Зеландии. Командный пункт учений располагался, как сообщается} в штаб-квартире секретной службы США, которая отвечает за безопасность главы государства и структурно входит в состав МВБ. «Вероятный противник» не обозначался, однако считалось, что он преследует политические и экономические цели и для их достижения предпринял мощную кибератаку против США и их союзников. В ходе учений участники отрабатывали совместные действия, призванные дать отпор этому нападению.

Несмотря на то, что многие вопросы, касающиеся проведения таких операций, остаются неясными до сих пор, военное ведомство' США практически одновременно с принятием национальной военной стратегии кибернетических операций начало обсуждать меры по созданию соответствующих подразделений. В ноябре 2006 года начальник штаба ВВС СШАМ. Мослей объявил о планах создания кибернетического командования этого вида ВС. Ожидалось, что оно сможет начать функционировать в полном объеме с октября 2008 года, в связи с чем на переходный период было решено сформировать временное киберкомандование.

Однако из-за отсутствия в Пентагоне и госдепартаменте США единых взглядов по вопросам обеспечения информационной безопасности, а также из-за борьбы различных видов национальных ВС за подчиненность им вновь создаваемых структур данное командование реально так и не заработало.

Развитие киберпространства стало одним из основных приоритетов пришедшего к власти в начале 2009 года президента США Б. Обамы, который вернулся к проекту создания киберкомандования, существенно повысив его уровень, но уже не в структуре военно-воздушных сил США, а в рамках ОСК ВС США.

После своего избрания президент Б. Обама был ознакомлен с докладом управления национальной разведки США «Глобальные перспективы-2025», в котором содержится заключение о «назревшей необходимости принятия мер противодействия информационным угрозам», а также о том, что эти угрозы должны рассматриваться на уровне национальной безопасности страны.

К аналогичному выводу пришли авторы другого доклада, подготовленного в Центре стратегических и международных исследований и непосредственно посвященного политике кибербезопасности, проводимой Белым домом в настоящее время. В нем президенту Б. Обаме рекомендуется принять неотложные меры, с тем чтобы не допустить по этому направлению обострения угрозы национальной безопасности. Действия новой администрации свидетельствуют о том, что она относит информационные угрозы к уровню национальной безопасности. Так, в конце февраля 2009 года президент направил в конгресс проект федерального бюджета на 2010 год, в котором обозначены контуры расходов на разведывательную деятельность («Национальные разведывательные программы»), обеспечивающую ключевые элементы национальной безопасности США. В этом документе угрозы федеральным информационно-технологическим сетям характеризуются как реальные, серьезные и нарастающие, а задачи укрепления кибербезопасности на федеральном уровне стоят на втором месте.

Можно сказать, что реформа системы обеспечения информационной безопасности фактически началась с самых первых дней полномочий нового президента. Значительно повысилась роль министерства внутренней безопасности, агентства национальной безопасности, совета по национальной разведке, ЦРУ и других специальных служб. Одновременно с реформой системы обеспечения информационной безопасности администрацией Б. Обамы были приняты также другие организационные и законодательные меры, направленные на закрепление за Соединенными Штатами статуса информационной супердержавы.

В мае 2009 года официальные представители Пентагона объявили о намерении создать новую структуру - командование боевых действий в киберпространстве, которое призвано обеспечить безопасность не только военных, но и гражданских информационных систем.

На слушаниях в комитете по вооруженным силам палаты представителей США директор УНБ заявил, что новое командование будет совмещать оборонительные и наступательные информационные средства МО и агентства национальной безопасности. Кроме того, посредством создаваемого органа УНБ планирует поддерживать министерство внутренней безопасности, в чьи обязанности в настоящее время входит обеспечение информационной безопасности страны. При этом агентство не хочет брать на себя столь обширные полномочия и обязательства, однако вполне способно помочь МВБ. Для того чтобы более эффективно противостоять информационным угрозам, военные должны теснее сотрудничать с частным сектором и МВБ.

23 июня 2009 года министр обороны Роберт Гейтс опубликовал меморандум, в котором давалось указание создать командование боевых действий в кибер-пространстве. Именно на него, по мнению Гейтса, будет возложена ответственность за защиту военных компьютерных сетей и проведение наступательных киберопераций против сил противника.

Штаб нового командования расположен в Форт-Мид (штат Мэриленд), близ г. Вашингтон. Структурно оно входит в ОСК ВС США и является связующим элементом между УНБ и подразделениями министерства обороны.

Под свою защиту кибернетическое командование берет военные системы Соединенных Штатов - 15 тыс. электронных сетей, около 7 млн компьютеров и другие информационно-технологические службы. Другие же правительственные или частные компьютерные сети останутся за рамками его ответственности.

Функции командующего «кибернетическими силами» возложены на главу управления национальной безопасности генерала Кейта Александера, который одновременно сохранил и свою должность директора УНБ. Службы этого управления также базируются в Форт-Мид.

Американская администрация считает, что формирование единой глобальной информационной инфраструктуры под контролем США позволит им решить задачу стратегического использования информационного оружия «вплоть до блокирования телекоммуникационных сетей государств, не признающих реалии современной международной системы».

Необходимо отметить, что в настоящее время применение информационных технологий в военных целях фактически не регулируется международным правом. По мнению зарубежных экспертов, эти вопросы должны рассматриваться и решаться на многосторонней основе с участием всех заинтересованных сторон. При этом управление информационным пространством необходимо для обеспечения не только национальной безопасности абсолютного IT-лидера -США, но и международной безопасности в целом. Однако по этим вопросам США занимают особую позицию и уходят от договоренностей.

Вашингтон долгие годы выступал против предложений России о заключении своего рода «договора о контроле вооружений», в котором речь должна идти, в частности, о кибернетическом оружии. При этом в Белом доме отмечали, что в рамках международного сотрудничества необходимо сначала сконцентрировать усилия на борьбе с киберпреступностью. РФ стремилась заручиться поддержкой для заключения на уровне ООН договора об ограничении применения кибернетического оружия, такого как машинные программы, способные уничтожать компьютерные системы противника.

Вместе с тем в последнее время ситуация начинает меняться. «То, что предложила Россия, это, пожалуй, отправная точка для начала международных дебатов, - заявил генерал Кейт Александер, выступая в вашингтонском аналитическом центре стратегических и международных исследований (Center for Strategic and International Studies). Мы должны тщательно изучить эти предложения и, видимо, сделаем это». Подобное заявление можно расценивать как начало поиска совместных подходов к решению накопившихся проблем.

В то же время США не отказываются от планов реализации своего информационного преимущества, хотя один из основных тезисов стратегии проведения кибернетических операций - необходимость налаживания взаимодействия видов вооруженных сил - с самого начала оказался трудновыполнимым. Возможно, это повлечет за собой глубокий пересмотр всего комплекса проблем, связанных с осуществлением кибератак.

http://pentagonus.ru/publ/informacionnaja_bezopasnost_ssha/19-1-0-1628

[/learn_more]

Чтобы прочитать, откройте вкладку

Общее руководство РОИИ в военном ведомстве осуществляет заместитель министра обороны по разведке. За практическую организацию отвечает начальник разведывательного управления (DIA) министерства обороны (РУМО). Исполнительным органом РОИИ в МО США является специально созданный Совет по ведению разведки на основе открытых источников информации (DOSC). Главным советником заместителя министра обороны по разведке в данной области назначен начальник РУМО. Прочие компоненты разведсообщества принимают участие в программах МО и обеспечивают свое представительство в DOSC.

Руководители подразделений министерства обороны, соответственно, обеспечивают руководство РОИИ по сфере своей компетенции и координацию действий согласно решениям замминистра обороны по разведке и начальника РУМО. Председатель комитета начальников штабов вооруженных сил США совместно с заместителем министра обороны по разведке и начальником РУМО отвечает за соответствие программ и задач РОИИ реальным потребностям войск.

Коммуникационную составляющую РОИИ в МО США обеспечивают сети передачи данных разных категорий секретности: JWICS (сов. секретно) позволяет осуществлять взаимодействие в пределах разведсообщества; SIPRNET (секретно) обеспечивает работу подразделений МО США и подключенных к сети членов разведсообщества; NIPRN-ЕТ позволяет обмениваться несекретной служебной информацией ограниченного распространения в пределах МО США и других подключенных к сети ведомств разведсообщества, а также обеспечивает доступ к сети Интернет.

Интранет-сеть Intelink-U предназначена для обеспечения межведомственного доступа к несекретным информационным ресурсам разведсообщества и использует систему передачи данных DNI-U. Сеть является базовой для распространения информации РОИИ по разведсообществу.

Интранет-сеть Intelink-S служит для обеспечения межведомственного доступа к секретным информационным ресурсам разведсообщества и использует систему передачи данных SIPRNET. Интранет-сеть Intelink-TS предоставляет возможность межведомственного доступа к сов. секретным информационным ресурсам разведсообщества и использует систему передачи данных JWICS.

[learn_more caption="Облачное будущее Америки"]

В марте 2013 года истекает срок, отведенный Джеймсом Клаппером на формирование и начало эксплуатации современной информационной инфраструктуры разведывательного сообщества США, полные возможности которой будут достигнуты к 2018 году. Ставка сделана на технологии, получившие наименование «Облачные вычисления». По мнению специалистов, формирование единой распределенной облачной вычислительной среды позволит добиться экономии бюджетных средств и обеспечит новый уровень информационной безопасности. На что готовы американцы в погоне за информационным превосходством? Чем можем ответить мы?

Через 100 лет после изобретения радио начался очередной этап внедрения информационных технологий в военное дело. Сейчас происходит переход к комбинированному применению передовых достижений в системах боевого управления, связи, вычислительной техники, разведки и наблюдения, высокоточного оружия большой дальности, беспилотных и роботизированных средств вооруженной борьбы. Разница лишь в масштабах происходящего. По сути, началась революция в военном деле, главной целью которой стала повсеместная информатизация и автоматизация процессов вооруженной борьбы.

Вполне естественно, что информатизация затронула и разведку, делая ее более комплексной, своевременной и достоверной. Как отмечал в свое время бывший директор ЦРУ Дэвид Петрэус, «за последние годы произошел рост возможностей таких разведывательных дисциплин как радио- и радиотехническая, видовая, специальная техническая разведка, и связан он был в первую очередь с распространением информационных технологий. Но реальный прорыв был достигнут за счет интеграции этих разведывательных дисциплин, а также координации и кооперации всех элементов разведки».

НАЧАЛО РЕФОРМИРОВАНИЯ

Разведывательное сообщество США представляет собой совокупность федеральных ведомств, организаций и служб, выполняющих задачи по предоставлению высшему военно-политическому руководству страны необходимой информации в интересах регулирования внешней и внутренней политики и обеспечения национальной безопасности государства. В его состав включены федеральные ведомства, которые можно разделить на два типа – военные и невоенные. Принадлежность к военным определяется административным подчинением Министерству обороны: Управление национальной безопасности (УНБ); Разведывательное управление Министерства обороны (РУМО); Национальное управление геопространственной разведки (НУГР); Национальное управление воздушно-космической разведки (НУВКР); органы разведки сухопутных войск, ВВС, ВМС и морской пехоты.

Невоенные члены разведывательного сообщества представлены восемью структурами: Аппарат директора национальной разведки (ДНР); Центральное разведывательное управление (ЦРУ); Управление разведки и исследований Государственного департамента; Федеральное бюро расследований Министерства юстиции; отдел разведки и безопасности Управления по борьбе с наркотиками; Управление анализа информации и защиты инфраструктуры Министерства внутренней безопасности (МВБ); Береговая охрана; отдел разведки и информационно-аналитической деятельности Министерства финансов; разведывательный отдел Министерства энергетики.

За время существования разведывательного сообщества были отмечены взлеты и падения, проводились различного рода реорганизации, уточнялись и перераспределялись задачи его членов. Но несмотря на это, добиться реальной объединенности разрозненных ведомств в единое сообщество длительное время не получалось. Доходило до смешного, когда службы безопасности использовали коммуникационные межсетевые экраны – брандмауэры (firewall) не для обеспечения безопасности ресурсов в Сети, а для ограничения доступа других членов разведывательного сообщества к своей информации.

Именно отсутствие взаимодействия, по мнению ряда американских аналитиков, являлось причиной многих ошибок, приводящих к катастрофическим последствиям. Поэтому одним из главных направлений деятельности аппарата первого директора национальной разведки Джона Негропонте стало формирование так называемого единого информационно-коммуникационного пространства в рамках всего разведывательного сообщества. Для этого в аппарате директора была введена специальная должность руководителя проекта, создан ряд новых центров, а также выпущены документы, определяющие порядок взаимодействия и организации работы членов разведывательного сообщества. Но, несмотря на все предпринимаемые усилия по формированию единого информационно-коммуникационного пространства (ЕИКП), принятию решений о необходимости формирования новых цифровых баз данных и разработки планов создания централизованной системы подготовки специалистов информационно-аналитических служб, первых результатов смог достичь только его преемник Майк Макконелл.

В отличие от своего предшественника Макконелл, отработавший в должности менее двух лет, смог преодолеть большинство технологических, организационных и, самое главное, бюрократических препон и сформировать из 17 разобщенных ведомств единое сообщество. Именно при нем была запущена новая информационно-поисковая система типа Google, объединившая базы данных всех ведомств американской разведки и впервые после почти 10 лет бюрократических неразберих позволившая сотрудникам информационно-аналитических подразделений получить доступ ко всем интересующим их материалам.

Развертывание такой системы было невозможно еще несколько лет назад, когда в самом разгаре была межведомственная борьба, а каждая служба осуществляла свои программы разработки и внедрения информационных решений. Вместе с тем объединение всех ведомств разведывательного сообщества единой поисковой и почтовой службой не являлось самоцелью. Главное, по мнению Макконелла, было повысить эффективность информационно-разведывательной деятельности, которая напрямую зависит от уровня информационного обмена. Для достижения этого аппаратом директора национальной разведки был осуществлен целый спектр различный мероприятий.

В их числе – создание библиотеки национальной разведки; формирование единого аналитического пространства (A-Space), функционирующего как специальное приложение глобальной системы передачи разведывательной информации JWICS. Разработка регулярно обновляемой матрицы приоритетов национальной разведки (National Intelligence Priorities Framework), представляющей собой специальный инструментарий определения потребностей в разведывательной информации и корректировки с учетом задач добывающих и аналитических подразделений. Формирование в рамках разведывательного сообщества межведомственных многофункциональных аналитических групп для решения наиболее сложных и неотложных задач RASER (Rapid Analytic Support and Expeditionary Response) и SHARP (Summer Hard Problem Program), а также многое другое, в том числе и база данных Intellipedia.

Определив жесткие правила организации взаимодействия и осуществления информационного обмена между всеми ведомствами разведывательного сообщества, а также установив ответственность за их невыполнение, Макконелл не забыл и о «пряниках» для своих подчиненных. Наряду с целым рядом директив, касающихся вопросов повышения эффективности информационно-аналитической работы, подготовки новых функциональных обязанностей сотрудников подчиненных ведомств, Макконелл спустя всего три месяца после назначения подписал документ ICD № 655 о предлагаемой системе поощрений. Новая директива определяла обновленный порядок награждения сотрудников, отличившихся по службе и внесших значительный вклад в деятельность разведывательного сообщества и обеспечение национальной безопасности страны.

Интересен тот факт, что список новых поощрений и наград точно отражал все современные проблемы, с которыми столкнулась американская национальная разведка. Так, за выдающиеся достижения, которые демонстрируют, способствуют и прежде всего обучают культуре организации взаимодействия различных ведомств разведывательного сообщества и обеспечивают эффективный обмен разведывательной информацией, была введена специальная награда директора национальной разведки «За организацию взаимодействия и сотрудничество». За внедрение инновационных технологий и предложений по преодолению вновь возникающих угроз и вызовов национальной безопасности – учреждена ежегодная премия «Галилео», а руководители разведывательных ведомств могли рассчитывать на медаль «За реформирование национальной разведки», которая вручается за выдающийся вклад в выполнение целей и задач президентского указа «О предотвращении террористической угрозы и реформировании разведывательного сообщества», а также интеграцию ведомств национальной разведки.

НОВЫЙ ЭТАП

Очередной этап реформирования американской разведки также направлен на повышение эффективности и оперативности информационного обмена между членами разведывательного сообщества. Кроме того, руководство рассчитывает и на существенную оптимизацию бюджетных расходов. По оценкам специалистов, проводимые мероприятия позволят в течение шести лет сократить траты, связанные с закупкой и эксплуатацией программных и аппаратных средств, на 20–25%.

Облачные технологии станут основой для формирования нового пространства, создаваемого в рамках инициативы, получившей название Intelligence Community Information Technology Enterprise (ICITE). Сама инициатива была представлена широкой общественности в конце 2011 года, спустя несколько дней после того как директор национальной разведки анонсировал планы секвестрирования бюджета разведывательного сообщества более чем на 10 млрд. долл. И почти половина сэкономленной суммы сформируется как раз за счет оптимизации пунктов бюджета по информационным технологиям.

Руководство амбициозным проектом поручено начальнику службы информатизации (и автоматизации) аппарата ДНР Эл Тарасюку. Свою службу Эл Тарасюк начинал ведущим инженером на радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода». Занимал технические и руководящие должности в ЦРУ, выполнял оперативные задачи за рубежом. Позднее руководил информационным центром, а с 2005 по 2010 год возглавлял службу информации (и автоматизации) Центрального разведывательного управления. В январе 2011 года за выдающиеся успехи в руководстве реформированием и интеграцию деятельности разведывательного сообщества награжден медалью «За реформирование Национальной разведки».

Идея, лежащая в основе развития и внедрения распределенных информационных технологий облачных вычислений в разведывательную деятельность, давно стала устойчивым трендом для многих федеральных ведомств и частного бизнеса США и привела к существенному сокращению их трудозатрат. Кроме того, при облачной обработке данных наблюдается ускорение работы как с настольных рабочих станций, так и с мобильных устройств. При этом пользователи уже не заботятся об операционной системе, инфраструктуре и программном обеспечении, с которым непосредственно работают. Все это им предоставляется посредством облачного сервиса, доступного в виде одной или нескольких моделей развертывания: частное облако; облако сообщества; общедоступное облако или гибридное облако. При этом тип модели определяется лишь требованиями к сервису и потребностями пользователя. Дополнительные преференции связаны со снижением операционных затрат, а также затрат на энергопотребление; упрощением процессов расширения или создания новых аппаратно-программных комплексов; постоянной доступностью документов, хранящихся на облачном сервисе; неограниченным объемом хранящейся информации; возможностью работы с приложениями в любом месте, где есть Интернет.

Несмотря на давно назревшую необходимость планируемых изменений, они будут проходить болезненно. В одном из интервью руководитель проекта отметил: «Я знаю, какие огромные суммы расходовались на информатизацию, виртуализацию, стандартизацию, эксплуатацию в одном ведомстве, и я знаю, что аналогичные работы проводятся и в других структурах разведывательного сообщества. Это колоссальные суммы. Просто так бизнес от них не откажется».

На практике планируемые изменения включают несколько инициатив, связанных с внедрением современных технологий, позволяющих в перспективе упростить и ускорить процедуры информационного обмена, а также радикально снизить сопутствующие расходы. Среди них можно выделить следующие. Обеспечение стандарта «тонкий клиент» для компьютеров большинства пользователей разведывательного сообщества. Интеграция облачных компьютерных технологий и архитектур, обеспечивающих организацию взаимодействия с другими сетями (облаками). Модернизация каналов передачи данных и оптимизация существующих программных приложений. Разработка концепции и проектирование консолидированного клиентского приложения и среды, реализующей концепцию рабочего стола для обеспечения формирования новой архитектуры.
В работе участвуют специалисты «большой пятерки» разведывательного сообщества (ЦРУ, РУМО, НУГР, НУВКР и УНБ), на долю которых приходится основная часть бюджета американской разведки. Например, ЦРУ и УНБ разрабатывают закрытую (безопасную) облачную вычислительную среду для всего разведывательного сообщества. РУМО и НУГР реализуют единую концепцию рабочего стола для всех ведомств. В марте 2013 года к сформированной сети будут подключены первые 2000 пользователей, через год общее количество которых может достигнуть уже 60 тыс.

Новый проект даже не об облачных вычислениях как таковых. По сути, его цель в объединении усилий ведомств американской разведки для создания распределенных возможностей, единых сервисов и служб. Реализация проекта позволит обеспечить доступ к необходимым базам данных и приложениям с любого компьютера разведывательного сообщества. Исчезнет сама необходимость поиска нужного компьютера или установки свитчей и хабов для организации связи между многочисленными сетями и сеточками. При этом никаких специальных секретных технологий создавать не планируется. Основу составят готовые аппаратные средства, специально адаптированные под нужды спецслужб.

ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА

В настоящее время в США сформировался устойчивый тренд на целенаправленную информатизацию разведывательного сообщества, Вооруженных сил, да и страны в целом. И это вполне объективно, так как в современных условиях политической, экономической и технологической обстановки информационные технологии рассматриваются в качестве инновационного инструмента повышения возможностей и конкурентоспособности государства при одновременной экономии средств. Именно поэтому внедрение облачных технологий нельзя рассматривать лишь как инициативу руководства американской разведки. Скорее это государственная политика, направленная на унификацию и оптимизацию всей информационной инфраструктуры в США, а также на поддержку внедрения прорывных технологических решений. Так, 8 февраля 2011 года была принята «Федеральная стратегия развития облачных технологий». Позднее аналогичные стратегии были подписаны и в ряде федеральных ведомств.

Например, «Стратегия облачных вычислений» Министерства обороны США вышла в свет в июле прошлого года. В данном документе отражены намерения Пентагона трансформировать подходы, по которым он закупает, эксплуатирует свои информационные средства и управляет ими в интересах повышения эффективности выполнения поставленных задач, производительности, а также безопасности своих информационных систем. Таким образом, и в военном ведомстве США началась масштабная трансформация информационной структуры, предусматривающая формирование единого информационного пространства. По замыслу разработчиков, оно должно обеспечить новые возможности по сбору, обработке, обмену информацией, ее безопасности независимо от местонахождения пользователя и аппаратных средств.

Министерство обороны США в рамках дальнейших усилий по формированию ЕИКП вышло с инициативой подключить к нему не только свои ведомства, но и промышленность, а также другие правительственные учреждения. Уже к 2016–2020 годам в формируемое пространство должны интегрироваться многочисленные разрозненные облака Министерства обороны США, разведывательного сообщества, военно-промышленного комплекса, правительства и другие. По заявлениям представителей МО США, для успешной реализации планов главное – понять, что усилия по формированию единого информационно-коммуникационного пространства направлены не просто на развертывание сетей, их объединение и интеграцию, а на повышение эффективности применения Вооруженных сил в войнах и вооруженных конфликтах будущего.

Помимо попыток оптимизации повседневной деятельности войск, повышения эффективности их применения в военных конфликтах Пентагон также рассчитывает и на экономический эффект от неизбежной оптимизации и сокращения всех элементов сетевой инфраструктуры. Самое главное, американские реформаторы не планируют «ломание через колено» сложившихся систем, имеющих свои традиции и особенности функционирования. Они заготовили более мягкий и инновационный подход, а помощником в этом им станут все те же информационные технологии. Например, на первоначальном этапе Пентагон планирует сохранить ответственность за эксплуатацию всех развернутых и функционирующих в интересах различных служб и управлений сетей, но под общим контролем Агентства информационных систем МО США. И только после завершения формирования облачного ЕИКП можно будет выявить недостатки общей структуры, а также провести оптимизационные мероприятия. Например, американские военные реформаторы рассчитывают унифицировать разрозненные почтовые системы, развернутые в каждом виде Вооруженных сил, объединенных командованиях, и другие. При этом ожидаемый экономический эффект может быть весьма ощутимым, так как только количество центров обработки данных в течение 10 лет будет сокращено с 1500 до 250 объектов.

Таким образом, налицо тенденция повсеместной информатизации государственных структур и частного сектора в США. При этом основной упор сделан на новые технологии облачных вычислений. С другой стороны, нельзя забывать об уже состоявшемся лобби. Его главной целью стало увеличение прибыли для своих информационных компаний. Подтверждением этому может быть и приложение, размещенное в «Федеральной стратегии развития облачных технологий». В нем представлены данные Административно-бюджетного управления при президенте США о потенциальных расходах федеральных агентств и ведомств на облачные вычисления. Суммы если не астрономические, то очень существенные. Например, расходы Министерства юстиции могут составить 200 млн. долл., Министерства труда – 400 млн. долл., Национальное управление по воздухоплаванию и исследованию космического пространства планирует потратить 800 млн. долл., Государственный департамент и Министерство энергетики израсходуют по 1 млрд. долл., Министерство здравоохранения и социальных служб – по 1,4 млрд. долл., Министерство торговли – 1,8 млрд. долл., Министерство транспорта – 2 млрд. долл., Пентагон – 2,1 млрд. долл., а расходы Министерства финансов и Министерства внутренней безопасности превысят отметку в 2,4 млрд. долл.

Как нам рассматривать сформировавшиеся тенденции информационного века, стоит ли ввязываться в новую гонку повсеместной информатизации и что может предложить российская наука?

«БЕЗОБЛАЧНОЕ» БУДУЩЕЕ РОССИИ

Главное направление концентрации интеллектуальных усилий в информационную эру определилось, и в общем оно связано с вопросами сбалансированной глобализации фундаментальных действий с информацией (сбор, хранение, обработка) в целях автоматической переработки ее растущих потоков. Решаются эти вопросы путем функциональной интеграции вычислительных ресурсов глобальных сетей посредством индустриальных технологий распределенных вычислений.

Первый шаг в широком применении распределенных вычислений был сделан через внедрение грид-систем, индустриальные стандарты которых разработаны еще в конце 90-х прошлого века. Их продвижение сопровождалось активной рекламой и значительными финансовыми потоками. Тем не менее к началу нового века сферы охвата грид-системами приблизились к насыщению, а интерес к ним пошел на спад.

Облачные технологии стали следующим индустриальным шагом в трудном освоении сетевого пространства распределенных вычислений. Они реализуются в продвинутой сетевой архитектуре «клиент-сервер» с расширенной вычислительной интерпретацией, направленной на предоставление уже не только информационных, но и ресурсоемких алгоритмических услуг в широких диапазонах применения. Несомненно, облачные технологий позволят существенно расширить сферы применения распределенной обработки информации корпоративного уровня. В том числе способствовать достижению целей совершенствования работы спецслужб США.

Тем не менее в облаках скрыт и серьезный изъян. Разные облака строятся по разным технологиям (их уже немало, и многие фирмы предлагают свои аппаратные и системные платформы). Поэтому здесь уже не будет единого пространства. Кроме того, не вполне понятно, насколько легко будут сливаться и обобщаться функциональные сервисы разных облаков. Как представляется, системные аспекты программно-аппаратной интеграции могут составить меньше хлопот, чем интеграция сложившихся узкопрофильных функциональных пространств. Ситуация схожа с современным состоянием разнообразных СУБД, огромные объемы данных в которые уже загнаны, но объединение этих данных дается крайне тяжело. С облачными технологиями еще сложнее.

Объединять и интегрировать придется не только данные, но и пространства алгоритмических сервисов. А это уже внутрикомпьютерная комбинаторика с ее «проклятиями размерности», и чем масштабнее задачи интеграции, тем сложнее будет их решать в рамках облачных технологий. Маскируя причины разнородности за удобствами «тонких клиентов», от которых в отсутствие альтернатив невозможно отказаться, они, по сути, прячут очаги разнородности в сетевых кластерах, оснащаемых специальными многослойными системными сервисами высокой сложности.

Для преодоления ограниченных возможностей облачных технологий необходима полномасштабная функциональная интеграция совокупных вычислительных ресурсов глобальных сетей. Для этого прежде всего потребуется устранить первопричины непрерывного воспроизводства разнородности компьютерной среды, после чего обеспечить формирование свободно масштабируемого и бесшовно-программируемого универсального алгоритмического пространства (УАП). С устранением разнородности в этом пространстве станет возможным общее решение проблем распределенной обработки во всем спектре задач и всей совокупности компьютерных сетей, которое, как и почти всякое универсальное решение, обеспечит кардинальное расширение сфер охвата и снижение трудоемкости. Более того, генерация нужного набора облаков под конкретные классы задач в едином УАП потребует на порядки меньшие затраты ресурсов и в разы – времени, поскольку в нем изначально устранены внутрикомпьютерные причины воспроизводства разнородности, влекущие за собой и проклятия размерности.

Поэтому возможные попытки повторять зарубежные планы в стремлении любой ценой достичь приемлемых паритетов в гонках облачной интеграции бесперспективны. Для нас – это стратегически близорукое и весьма дорогостоящее мероприятие, так как для полномасштабной реализации УАП в ресурсах, существующих в стране компьютерных сетей, хватило бы и десятой части финансов, планируемых на сгон американских облаков.

Российская наука и оборонно-промышленный комплекс по ряду направлений уже готовы предложить решения, связанные с разработкой новой элементной базы и ее архитектуры, обеспечивающей формирование УАП. При этом опытная партия прототипа отечественной элементной базы с принципиально новой архитектурой «управляющий компьютер на кристалле», поддерживающей УАП, может быть реализована на доступных технологиях проектирования и изготовления СБИС в течение двух-трех лет при относительно малых затратах.
Чтобы сделать правильный выбор, нам необходимо осознать, что текущая технологическая волна, частью которой являются грид-системы и облачные технологии, себя уже исчерпала. Для пятилетнего облачного горизонта американцев, обладающих самыми передовыми технологиями и большими финансами, – это реальный продукт, который, конечно же, успеет дать эффект. Для нас, в отсутствие сопоставимых ресурсов, он, как водится, обернется 10–20-летним периодом весьма затратных, но малоэффективных мероприятий. За это время облака гарантированно сойдут с главной сцены, как это случилось с гридами. Альтернатива в одном – приступать к созданию опережающих мировой уровень технологических заделов для формирования универсального алгоритмического пространства. Только так Россия сможет получить уникальный исторический шанс – обогнать, не догоняя. Не за счет увеличения скорости езды по чужой дороге, а за счет своевременного поворота на свой незаметный проселок, ведущий в будущее.

http://pentagonus.ru/publ/oblachnoe_budushhee_po_amerikanski/80-1-0-2354

[/learn_more]

Чтобы прочитать, откройте вкладку

Информационные службы компонентов разведсообщества представлены различными сервисами и информационными ресурсами в указанных ранее телекоммуникационных сетях передачи данных и средах. Так, армия США распространяет информацию РОИИ через сервисы и информационные ресурсы DA IIS, а также через составную часть системы DoDIIS, включающую в себя сайты и сервисы различной тематической направленности.

Разработаны специальные процедуры репликации (переноса) сайтов и баз данных РОИИ-тематики в сети с более высокими категориями секретности (например, из несекретных в секретные). Так, реплики (копии) системы Intellipedia, секретного аналога публичной интернет-энциклопедии Wikipedia с учетом грифа секретности доступны как в несекретной сети DNI-U, так и в сов. секретной сети JWICS. Разведывательная информация, составленная по материалам РОИИ, доступна через библиотечный каталог репозитария разведсообщества "Библиотека национальной разведки".

С 2008 года для тактического звена РОИИ в центре по анализу информации из открытых источников введена в эксплуатацию система OSCAR-MS. Система, построенная на веб-интерфейсе, доступна через сеть SIPRNET и обеспечивает автоматизацию и унификацию запросов пользователей к специальным РОИИ-источникам информации, функции полнотекстового поиска и запросов на естественном языке, доступ к оценочным метаданным, взаимодействие пользователей различных ведомств в процессе работы над РОИИ-ресурсами и т. д.

В несекретной составляющей РОИИ-ресурсов разведсообщества ключевую роль играет портал opensource.gov, обслуживаемый центром по анализу информации из открытых источников и доступный в том числе через сеть Интернет (только для персонала заинтересованных государственных ведомств и допущенных подрядных организаций). Тактическому звену исполнителей рекомендовано с помощью внутренних репозитариев разведсообщества и внешних источников осуществлять поиск по ряду направлений: научные публикации; правительственные и неправительственные организации; коммерческие и некоммерческие информационные службы; библиотеки и сети межбиблиотечного обмена; информация, публикуемая частными лицами; "серая литература". Для этого разработаны простые и доступные методики, предназначенные для поиска, обработки и оценки информации исполнителями тактического звена.

В ведомствах, входящих в разведсообщество, активно ведутся исследования, направленные на:

- создание систем многоязыкового перевода;

- выявление в публикуемой в глобальной сети информации скрытых тенденций развития обстановки, связей между разведываемыми событиями, явлениями и объектами;

- использование популярных в Интернет методов организации коллективной работы, накопления знаний, организации социальных сетей, анализа разрозненных данных в больших массивах текстовой и других (видео, аудио) формах представления информации.

Рекрутинговые объявления о наборе по специальностям "аналитик РОИИ", "менеджер по работе с открытыми источниками", "офицер по анализу открытых источников" и т. п., публикуемые как государственными организациями, так и частными компаниями, работающими в области РОИИ по госзаказам, свидетельствуют о существовании устойчивой потребности в соответствующих специалистах.

Таким образом, разведывательная дисциплина Open Source Intelligence (разведка на основе открытых источников информации) продолжает удерживать одну из ключевых позиций среди прочих разведывательных дисциплин. Пройдя этап становления, РОИИ становится мощным механизмом системы поддержки принятия решений на государственном уровне. Централизованная комплексная политика в данной области позволяет разведсообществу США постоянно наращивать потенциал возможностей извлечения разведывательных сведений из открытых источников информации.

Тенденции информационного века. Разведка на основе анализа открытых источников информации (Open Source Intelligence - OSINT) не является новым видом деятельности для военной разведки США. Вместе с тем спецификой XXI века - «информационной эры» стало резкое увеличение информационного потока и возрастание роли информации, что и стало одной из причин активизации усилий американского военного руководства по повышению значимости такого рода деятельности. В сферу интересов разведки на основе анализа открытых источников информации входит добывание и анализ официальных документов, проектов уставов и наставлений, отслеживание новых научных разработок, баз данных, коммерческих и государственных интернет-сайтов, сетевых дневников и многого другого. Такая дисциплина дополняет уже существующие, но не становится от того менее важной.

Применение разведки OSINT позволяет получить ответ на многие возникающие у военно-политического руководства страны вопросы, а также сосредоточить усилия других разведорганов на выполнении более сложных и «узких» задач, не распыляя силы агентурной и других разведок на добывание того, что можно получить из открытых источников. С другой стороны, такая разведывательная дисциплина позволяет «закрывать» информационные бреши в случае неспособности других видов разведки выполнить поставленную задачу.

Значимость разведки на основе анализа открытых источников информации еще более повышается в период проведения многонациональных и миротворческих операций, снимая существующие барьеры при организации обмена разведданными. Она важна и при проведении боевых операций, особенно когда США хотят скрыть свое участие в них. Кроме того, эта разведывательная дисциплина используется при получении данных об инфраструктуре интересующего театра военных действий (мосты, пути железнодорожного сообщения, энергетические системы страны, порты, склады МТО и многое другое). Значимость такой разведки отмечал еще президент Л. Джонсон, когда произносил речь на церемонии принятия присяги Ричардом М. Хелмсом в качестве директора ЦРУ (30 июня 1966 года): «Высшие достижения не являются результатом потихоньку пересказанной тайной информации, а происходят из терпеливого, ежечасного изучения печатных источников».

В соответствии с законом о реформировании разведывательного сообщества (2004) и указаниями директора национальной разведки в его аппарате был создан центр по анализу информации из открытых источников (Open Source Center). Этот орган предназначен для координации действий перебору, анализу, подготовке и распределению документов с целью обеспечения необходимыми сведениями как руководства страны, так и всех заинтересованных лиц. В настоящее время в США сформирована крупная сеть центров и пунктов, ведущих разведку на основе анализа открытых источников информации и предоставляющих сведения более чем 7000 потребителям разведданных.

Оперативный уровень. Ключевыми документами, регламентирующими деятельность структур, ведущих разведку на основе анализа открытых источников информации в сухопутных войсках, являются указ президента США №12333, а также наставления сухопутных войск Army Regulation 381-10 и Army Regulation 380-13. Например, в соответствии с положениями наставления AR 380-13 сотрудникам разведки запрещается посещение митингов, демонстраций и других мероприятий для сбора сведений без специального разрешения министра СВ или его помощника. Существуют четкие правила и при сборе информации из сети Интернет.

Так, сотрудникам разведывательного управления СВ при сборе информации таким способом о гражданах США разрешается использовать только компьютеры на рабочих местах, если другое не определено дополнительно. Вопросы, касающиеся степени секретности документов, разрабатываемых на основе анализа открытых источников информации, регулируются наставлением AR 380-5. В нем, в частности, отмечается, что разведывательные оценки и доклады, готовящиеся на основе компиляции открытых источников информации, полученных официальным путем, как правило, также являются несекретными.

Координирующую роль в ходе организации и ведения разведки на основе анализа открытых источников информации на театре выполняют бригады (группы) военной разведки из состава командования разведки и безопасности (КРБ) СВ США. Кроме выполнения функции непосредственного контроля за мероприятиями по сбору и информационному обмену между звеньями управления на них возлагается задача создания специальных пунктов разведки тактического звена управления (при отсутствии собственных сил и средств в обеспечиваемом формировании).

Одним из основных центров разведки американских сухопутных войск, который получает разведданные на основе анализа открытых источников информации, является Азиатский исследовательский институт (Asian Studies Detachment), решающий задачи в интересах Объединенного командования (ОК) ВС США в зоне Тихого океана. Это учреждение находится в подчинении 441 -го батальона 500-й бригады военной разведки КРБ СВ США и функционирует с 1947 года, то есть с момента образования американского разведывательного сообщества. Первоначально он располагался в центральной части г. Токио, в 1974 году был переведен на базу американских ВС Кэмп-Дзама, а свое нынешнее название институт получил только в 1981-м.

В задачи сотрудников института входит сбор, обработка и анализ всей доступной информации по вопросам, касающимся возможностей, дислокации и боевой готовности вооруженных сил Китая, КНДР, а также других стран. Помимо военных вопросов они занимаются мониторингом и оценкой политической, экономической и социальной ситуации в регионе.

Несмотря на то что основным потребителем информации института является Объединенное командование в зоне Тихого океана, в его материалах заинтересованы: все виды вооруженных сил, другие ОК, военные ведомства разведывательного сообщества, центр разведки на основе анализа открытых источников информации директора национальной разведки, подразделения ФБР, госдепартамент, а также негосударственные «мозговые центры» (Think Tanks). Сотрудники учреждения стараются отслеживать все открытые источники информации в регионе и своевременно подготавливать аналитические справки по ключевым вопросам.

Свидетельством важности разрабатываемых институтом материалов является то, что в период с 2003 по 2006 год в его адрес поступило 28 высших оценок (от руководства разведывательного управления министерства обороны, объединенного центра военной разведки (ОЦВР), национального центра аэрокосмической разведки (National Air and Space Intelligence Center - NASIC)) за информационно-аналитические разработки по широкому спектру вопросов - от исследования подземных защищенных органов и пунктов управления КНДР до изучения космической программы Китая.

По данным на 1 апреля 2005 года в институте трудились 12 гражданских служащих СВ США, входящих в состав руководства, 77 граждан Японии, а также представители резерва и национальной гвардии СВ. Граждане Японии заключили контракты с американским правительством и получили должности аналитиков, переводчиков, архивариусов и административного персонала, выполняя при этом задачи по сбору, анализу и обработке информации, подготовке докладов и справок. Имеющимися силами институт обеспечивает обработку и анализ информации на бенгальском, бирманском, китайском, индонезийском, японском, кхмерском, корейском, хинди, непальском, русском, тагальском, тайском и вьетнамском языках, а также на ряде европейских.

При этом необходимо отметить, что данное учреждение не является центром переводов. Наоборот, его сотрудники занимаются поиском информации, ее извлечением и подготовкой докладов на своем родном (японском) языке без перевода на английский. И только после этого сотрудники другого отдела осуществляют перевод подготовленных справок и докладов. Институт подписывается на более чем 400 международных изданий и на их основе подготавливает полноценные разведывательные и информационно-аналитические документы. Не учитывая незначительное число докладов, поступающих из аппаратов военных атташе, Азиатский институт является единственным подразделением СВ США в зоне Тихого океана, способным обрабатывать большие объемы информации из открытых источников и подготавливать на их основе аналитические документы или другие материалы.

Помимо подготовки разведывательных и информационно-аналитических справок важная задача оперативного отдела института заключается в составлении ежедневных докладов об обстановке в зоне ответственности сил Объединенного командования, а также сообщений в интересах обеспечения защиты своих войск, дислоцированных в регионе. Все эти справки и доклады представлены на открытых и закрытых сайтах института. Они могут также размещаться на сайте центра разведки на основе анализа открытых источников информации директора национальной разведки, сайтах ФБР, всемирной информационной библиотеки WBIL и др.

Тактический уровень. Ведение разведки на основе анализа открытых источников информации является неотъемлемой частью любой разведывательной операции СВ США. Американские аналитики отмечают, что прямо или косвенно такая информация становится базой для всех подобных операций и разрабатываемых документов, а ее доступность позволяет разведывательным службам решать широкий круг задач без привлечения специалистов агентурной разведки и применения технических средств сбора информации. Данные, полученные в ходе этого вида разведки, оказывают существенное влияние на организацию строительства вооруженных сил, обеспечение их готовности, а также на эффективное планирование боевых действий.

Немаловажную роль она играет и при проведении операций, когда все усилия сосредотачиваются на сборе и анализе информации о состоянии вооруженных сил противника, их намерениях и способах действия. СВ США уже имели опыт ведения разведки на основе анализа открытых источников информации на тактическом уровне. Первые подразделения, занимающиеся таким родом деятельности, были развернуты в 3-й пехотной дивизии, действующей в Ираке, в 2005 году.

Как показывает анализ изучения положений полевого устава СВ США FMI 2-22.9, разведывательные операции, проводимые на основе анализа информации из открытых источников, могут начинаться за неделю, месяц или год до момента поступления приказа на переброску и развертывание боевых формирований. Необходимо отметить, что при постановке штабом задач на ведение разведки на основе анализа такой информации в приказе не указывается, как она должна быть выполнена, оставляя решение за командиром разведывательного формирования.

Например: «Не позднее 12 ч 6 июля 2006 года 513-й бригаде военной разведки развернуть пункт сбора информации на передовой базе BAYOU VERMILION для контроля теле- и радиовещания в зоне ответственности 10 АК. Главная задача - контроль активности повстанческого движения». Другой пример: «Не позднее 19 ч 3 октября 2008 года 2-й бригадной тактической группе развернуть центр обработки документов на передовой базе PATHFINDER для сбора и обработки материалов местных печатных СМИ. Главная задача - доклад о возможных или планируемых действиях против коалиционных войск в окрестностях Checkpoint».

После окончания активных боевых действий и при переходе к операциям по стабилизации в формированиях оперативно-тактического и тактического звеньев управления (армейский корпус, дивизия, бригадная тактическая группа) за счет штатных, а также приданных сил и средств могут организовываться специальные группы и секции разведки на основе анализа открытых источников информации.

Базы данных. Обмен информацией между органами управления сухопутных войск, объединенных и многонациональных сил, государственными и ведомственными структурами, как правило, осуществляется по открытым каналам. В свою очередь, закрытые системы связи и передачи данных позволяют объединить аппарат директора национальной разведки, объединенные разведывательные центры ОК ВС США, разведывательные структуры СВ на театре, а также другие организации и ведомства, ведущие работу с открытыми источниками информации.

Основными системами передачи данных являются сети SIPRNET и NIPRNET. Первая позволяет подключенным потребителям ставить задачи добывающим органам и запрашивать необходимую информацию, организовывать взаимодействие с аналитическими структурами, осуществлять поиск информации в базе данных HARMONY. Вторая обеспечивает потребителей возможностью доступа к всемирной информационной интернет-библиотеке (WBIL) и другим сайтам, размещенным в сети Интернет.

База данных HARMONY функционирует в рамках обеспечения потребностей министерства обороны и разведывательного сообщества США. Она содержит простые и комплексные библиографические справки по всем имеющимся источникам информации (технические разработки, доктринальные и уставные документы, а также их переводы) о зарубежных странах. Особенностью базы HARMONY является простота доступа и использования, что позволяет осуществлять быстрый поиск необходимых документов, а также предоставляет возможности по организации быстрого обмена данными внутри правительственных структур США.

Система обработки информации PRINCE функционирует в интересах системы центров разведки на основе анализа информации из открытых источников и обеспечивает работу вэб-приложений, занимающихся подготовкой документов (справок), их редактирование и распределение. Пользователи, имеющие доступ к таким приложениям, получают возможность направлять материалы для перевода, редактирования и распределения с любого места, где имеется доступ в сеть Интернет. Помимо перевода данная система позволяет проводить анализ документов и подготавливать аналитические справки. Кроме сети Интернет доступ к документам, содержащимся в системе PRINCE или на сайте Opensource. org, может осуществляться и по закрытым каналам через системы JWICS и SIPRNET.

Всемирная информационная библиотека (World Basic Information Library -WBIL) представляет собой специальную программу разведывательного сообщества США, управление которой возложено на отдел изучения вооруженных сил иностранных государств (Foreign Military Studies Office - FMSO) командования учебного и научных исследований по строительству СВ (Training and Doctrine Command - TRADOC). Личный состав сухопутных войск и других видов ВС может осуществлять сбор информации с сайтов всемирной сети Интернет, ее систематизирование и архивирование в библиотеке WBIL. Персонал с правом доступа к базе применяет аналитический инструментарий Pathfinder для вхождения в базу WBIL через сети Intelink-SBU, SIPRNET или JWICS.

Программное обеспечение системы Pathfinder позволяет проводить (в течение нескольких минут) анализ 500 тыс. документов из государственных, коммерческих и других баз данных, например национальной информационной библиотеки (National Information Library - NIL) национального управления геопространственной разведки, командной информационной библиотеки (Command Information Library - CIL) и базы данных видовой информации (Image Product Library - IPL), размещаемых совместно с перспективными системами сбора, обработки, анализа и распределения информации DCGSs, на крупных кораблях (авианосцы, ПЛАРБ, корабли управления (командные пункты)) и др.

Вместе с тем наибольшую сложность в ходе разведывательной деятельности на основе анализа открытых источников информации вызывает возможность проведения противником мероприятий по дезинформации. Объясняется это тем, что в отличие от других аналогичных дисциплин OSINT-разведка не добывает информацию непосредственно через наблюдение за районом или объектом, а получает ее из вторичных источников, например от пресс-служб правительств, информационных служб, неправительственных организаций, которые могут не только преднамеренно вносить дезинформирующие элементы, но и просто предвзято подходить к освещению того или иного события. Кроме того, американские аналитики отмечают, что при работе с такими источниками важно учитывать возможную разницу между переводными документами, публикуемыми в открытых источниках, и оригиналами, предназначенными для внутреннего пользования, а также понимать цели публикации материалов и знать, кто стоит за таким источником.

Таким образом, развитие компьютерных технологий, доступность Интернета за последние два десятилетия и, как следствие, увеличение информационного потока открытой информации сделало разведку на основе анализа открытых источников информации еще более необходимой и актуальной. Комбинация технологий позволяет получать сотрудникам военной разведки доступ к огромным массивам данных, необходимых для оценки ситуации, осуществлять контроль за обстановкой и удовлетворять потребности командиров различных звеньев управления в разведывательной информации.

http://vk.cc/1K0TeN

http://pentagonus.ru/publ/80-1-0-1183

Опубликовано 18 Авг 2013 в 14:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.