Писатель Нейл Габлер недавно “признался” в своем “тайном стыде” в статье, увидевшей свет в журнале Atlantic Monthly. Ему стало “стыдно” осознавать, какой огромный процент американцев, принадлежащих среднему кассу, живет не по средствам, буквально существует от зарплаты до зарплаты, при это утопая в долгах. Он пишет:

Я никогда не разговариваю о моих финансовых проблемах, даже со своими ближайшими друзьями. Но теперь, когда я осознал, что случившееся со мной касается также миллионов других американцев, при этом не самых бедных, я выговорюсь. Всех нас объединяет то, что мы буквально сводим концы с концами. Это происходит, согласно опросов Федрезерва и опросов других организаций, со средним классом профессионалов, и это даже задевает верхний класс. Это происходит с теми, кто скоро выйдет на пенсию и с теми, кто только начинает свой трудовой путь. Это происходит с выпускниками колледжей также, как и со вчерашними школьниками. Это происходит по всей стране даже в тех местах, где вы не ожидали бы этого увидеть. Я знаю, что в чрезвычайной ситуации у меня не будет и $400. Чего я не мог себе даже представить, так это то, что в Америке столько много людей, у которых также не будет денег, если они окажутся в сложном положении.

Это статью стоит почитать, если вам интересно узнать о стиле жизни и о том, как тратят свои деньги некогда вполне благополучные, а теперь пойманные в финансовую ловушку люди. Габлер пытается найти виновных в произошедшем. Его виновные – это и банки, и отдельные личности, которые “забыли о простых Джонсах”. Все его размышления верны, за исключением того, что он не указал роль Федрезерва в происходящих процессах, чья отравляющая идеология кейнсианства является сутью случившегося.

Никаких накоплений на черный день: Кейнсианский триумф

В статье Габлера просматривается грустная ирония: то, что он принимает за финансовый кризис в домохозяйствах среднего класса, является идеальным положением вещей с точки зрения кейнсианской экономики. В перевернутом мире кейнсианства факт того, что большинство американцев перебиваются от зарплаты до зарплаты и не имеют сколько-нибудь значительных накоплений, является триумфом и ключевым слагаемым процветания, как минимум, в королевстве Кейнса. Позвольте объяснить мысль.

В 1950-х началась так называемая Кейнсианская Революция. Она прокатилась по аудиториям американских университетов, и “Новая экономика” захватила умы большинства. Джон Мейнард Кейнс в своей “переломной” книге “Общая теория” продемонстрировал, что сбережения домохозяйств, которые являются основой формирования капитала, – это совсем не благо, а проклятие. По его утверждению, если “слишком много” домохозяйств начинают сберегать деньги, возникнет так называемый Парадокс Бережливости, который приведет экономику в ужасную Ловушку Ликвидности.

В те времена американцы, похоже, не знали о новой Священной Доктрине и продолжали сберегать. Например, я знаю одну разведенную женщину, которая за всю ее карьеру с зарплатой чуть выше минимальной, сумела после выхода на пенсию купить дом за $100 тыс. Ее отец и мать были простыми фермерами, но и они сумели скопить поразительную сумму денег, несмотря на их скромные доходы.

Это было обычным делом. Американцы были известны своей бережливостью и продолжали сберегать даже когда кейнсианские экономисты начали их убеждать, что только “траты” позволят поддерживать “полную занятость”. Как и все прогрессисты, кейнсианцы считали, что раз американцы не хотят делать того, что необходимо для поддержания полной занятости, то федеральное правительство должно понудить их следовать по указанному пути. Что правительство и сделало под бурные аплодисменты профессоров-экономистов.

Таким образом, потихоньку, мелкими шагами Правительство США изменило до неузнаваемости экономический ландшафт страны в соответствии с “идеалами” Кейнса.  Самое большое изменение коснулось восприятия инфляции. И вправду, официальные лица заявляли, что инфляция – это плохо, и она может быть “исправлена” контролем над заработными платами и ценами, но уже тогда Федеральный резерв, с доминирующими в нем кейнсианскими воззрениями, устанавливал “цели по инфляции” для того, чтобы экономика не соскользнула в дефляцию.

Хотя кейнсианская “теория” обросла множеством мифов, один из них особенно вреден. Этот миф утверждает, что инфляция (по сути снижение стоимости денег) помогает создать полную занятость, которая необходима для предотвращения сползания свободной рыночной экономики в дефляционную спираль и скатывания к порочному “эквилибриуму”, в котором безработица высока, а экономическая активность находится на низком уровне. Только инфляция может остановить эту спираль и, если эта инфляция недостаточно “высока”, согласно кейнсианцам, система сожмется в железных объятиях дефляционной депрессии.

Для австрийских экономистов ничего из приведенного выше не имеет смысла, по крайней мере, если речь идет о реальной экономике, а не о политике. Если бы Кейнс был прав, то бездействие правительства во время рецессии в 1921 году должно было бы закончиться серьезной депрессией в 1920-х. Более того, поскольку правительство до этого никогда раньше не вмешивалось в периоды рецессий и депрессий, по логике Кейнса экономика Соединённых Штатов должна была постоянно прибывать в перманентной депрессии.

Преимущества сбережений и инвестиций

Исторические свидетельства подтверждают экономическую теорию. Экономики растут не потому, что правительства вкачивают большие дозы “агрегированного спроса”, они растут, потому что предприниматели развивают более эффективные способы использования факторов производства, и это позволяет им выпускать больше продукции, а также это позволяет им использовать больше ресурсов в тех областях, где эти ресурсы не использовались, либо использовались недостаточно.

Возьмем, например, стиральные машины. Пока эти устройства не были изобретены и не появились в домохозяйствах, процесс стирки одежды был сложным и продолжительным, и мог занять целый день, а то и больше. В основном эта рутинная работа лежала на плечах женщин, которые тратили часы на стирку одежды.

Стиральные машины позволили домохозяйкам стирать больше белья за более короткое время, при этом в освободившееся время они могли попробовать себя в чем-то другом. Перемножьте подобные вещи на всю экономику и поймете, как производство подобных продуктов влияет на экономический рост.

В противовес заявлениям Пола Кругмана и других современных кейнсианцев, утверждаем, что формирование капитала эта не “данная” величина. Наоборот, формирование капитала – это функция (используем математический термин более широко) от сбережений, и так должно быть, потому что современные экономики представляют микст капитальных и потребительских товаров, и их соотношение меду собой зависит от индивидуальных предпочтений в обществе, которые меняются с течением времени. Нельзя потреблять все выпускаемую продукция, потому что это означает, что капитальные товары не будут произведены, а значит они не произведут товары для последующего потребления.

Например, если люди (например, наши предки) хотят сберегать значительную часть их дохода, то это происходит не потому, что они иррациональны или они “припрятывают” деньги, это происходит потому, что они откладывают текущее потребление, чтобы потреблять в будущем. Инвесторы берут эти сбережения и инвестируют их в различные капитальные товары, которые позволят выпускать еще больше потребительских товаров, и эти товары будут потреблены в будущем.

Ключевой индикатор, отвечающий за то, будут ли инвесторы вкладывать деньги в долгосрочные проекты (это сопровождается меньшим потреблением потребительских товаров сейчас, но обеспечивает большее потребление в перспективе) – это процентная ставка. В свободной рыночной экономике низкие процентные ставки означают, что люди скапливают значительные части их доходов, делая большие пулы “ликвидного капитала” доступными. И наоборот, высокие процентные ставки указывают на то, что потребители предпочитают тратить, а не сберегать – именно это и происходит в экономике прямо сейчас.

Кейнсианцы же утверждают, что, если настоящий экономический “мультипликатор” равен единице, деленной на коэффициент сбережений, значит население сберегает меньше, а значит экономика будет расти быстрее. (Например, если население сберегает 10% своего дохода, то экономика имеет мультипликатор 10. Если население сберегает 5% дохода, то мультипликатор равен 20. Это напоминает мне одну старую школьную песенку, в которой утверждалось, что, чем меньше мы учим, тем больше мы знаем.)

Низкие процентные ставки против реальности

Конечно, процентные ставки не высоки, но они точно не отражают предпочтения населения. Если бы население не хотело бы сберегать, то ставкам следовало бы находится на высоком уровне, а не на низком. Статья Габлера не о сбережениях, а о тратах, будь то расходы на свадьбу дочери или крупные счета за элитное обучение. В ситуации искусственно заниженных Федрезервом ставок, которые составляют менее 1%, у людей нет стимулов класть деньги на сберегательные счета под эти мизерные проценты. Большая часть людей также не готова вкладывать свои деньги в акции, боясь ошибиться. А теперь смультиплицируйте это на всю экономику, и вы увидите, что большинство предпочитает потребление сбережениям – то, что современные последователи Кейнса считают формулой процветания: мы тратим деньги, чтобы стать богатыми.

И в этом большая ирония. У нас очень низкие процентные ставки, но мы не видим, что в настоящее время в экономике США делаются долгосрочные инвестиции. Компании и предприниматели инвестируют долгосрочный капитал в другие страны, но не здесь, даже несмотря на гневные осуждения со стороны Берни Сандерса, Дональда Трампа и Хиллари Клинтон. И это не удивительно, поскольку враждебность американского политического класса и нападки со стороны Сандерса, направленные на полное разрушение частных компаний в США (и Клинтон не далеко позади), заставляет инвесторов осторожничать.

(Политический класс требует введения законов, которые возведут Берлинскую стену вокруг американских инвестиций, и сделают незаконными инвестиции за пределами страны. Не нужно много сообразительности, чтобы понять к какой катастрофе это приведет, но учитывая, что политический класс существует, обдирая других, его члены будут защищены от предстоящей экономической резни.)

Для тех, кто сомневается, что коэффициент сбережений сейчас находится на низких уровнях, представляем график, который рисует зловещую картину. Этот график демонстрирует нам, что главным виновным препятствующим нормальным процессам сбережений была не Администрации Обамы, но Администрация Буша с ее пузырем на рынке недвижимости и “поддельной экономикой”, как сказал о ней Питер Шифф.

http://finview.ru/wp-content/uploads/2016/06/anderson.png

График говорит о том, как много вреда было нанесено экономике за последние 35 лет. Да, был рост высокотехнологического сектора, рост в транспорте и телекоммуникациях. Но этот рост случился скорее благодаря дерегулирующией политики Администрации Картера (за что самого Картера никогда не хвалили, поскольку идеология Демократической партии подразумевает, что частные компании и прибыль – это плохие вещи).

Самые резкие падения коэффициента сбережений были зафиксированы во времена президентства Клинтона и Буша. Я думаю, что нам не следует удивляться тому, что именно тогда Федрезерв активно снижал процентные ставки, попутно вызвав рост двух огромных пузырей, которые лопнув, посеяли разрушения в экономике. По собственной статистике Федрезерва, сбережения немного восстановились во время нахождения на посту Президента Обамы, хотя следует признать, что администрация Обамы враждебна по отношению к сберегателям.

И теперь мы здесь. После десятилетий так называемой “Индустриальной революции”, с приходом компьютеров и интернета, американское правительство умудрилось своей политикой уничтожить сбережения и оставить миллионы американцев наедине со своими экономическими проблемами.

Пока не было никакой катастрофы. Люди в состоянии противостоять враждебной силе долго, но потом они сдаются. Учитывая тот факт, что кейнсианцы ведут войну уже десятилетиями, благословлённые с самых высоких правительственных уровней и при поддержке СМИ, мы не должны удивляться, что люди стали сберегать меньше. Нам также не следует удивляться, что каждый из нас заплатит высокую цену за расточительность в прежние времена. Это касается и представителей политического класса, пытающихся защитить себя от последствий их действий.

Zerohedge.com: Кейнсианский триумф: американцы разорены