Работоспособное население до сих пор уезжает из Латвии. Есть прогноз, что в 2020 году число пенсионеров в стране увеличится в полтора раза, и просто некому будет обеспечивать этим людям пенсию. Правда ли, что 2016 год станет последним, когда еще можно предотвратить надвигающийся кризис? Рассказывает Илгартс Зейбертс — предприниматель, доктор экономики, руководитель предприятия Kolonna Beauty Group.

Нужна реформа волостей

Норвежцы, которые проводили исследование этого вопроса для Латвии, называют несколько вариантов того, что делать.

Первое — увеличить пенсионный возраст. Второе — заморозить индексацию пенсий. Третье — поднять налоги.

Но если поднимать социальный налог, который идет как раз на выплату пенсий, тогда нужно снижать какие-то другие налоги.

Единственный другой налог, который можно снизить — это подоходный налог с населения. Но с этого налога (80%) питаются местные самоуправления. И ни одно местное самоуправление не будет за снижение этого налога, потому что они тогда лишатся части своего бюджета. А деньги самоуправлениям нужны, чтобы в том числе содержать своих чиновников.

Если не будет структурной реформы волостей (то есть их объединения), в государстве не будет реальных денег, чтобы выйти из кризиса, который намечается в 2020 году.

Поэтому министр регионального развития Каспар Герхардс уже начинает говорить о необходимости реформы.

Но для этого надо иметь несгибаемый хребет и политическую волю. А у нас этого нет. Никто не хочет закрывать кормушку своей партии.

И выходит, что учителя, медики, пенсионеры остаются крайними.

Что чиновники делают на службе?

Есть независимый аудит Германии, который проведен по государственным учреждениям Латвии. Немцы говорят, что, если эффективность департамента или отдела меньше 40%, то в Германии этот отдел не объединяют с каким-то другим, его закрывают.

Независимый аудит Германии показал, что рейтинг эффективности наших департаментов в среднем 17-19%, а в некоторых волостях он составляет 14%. Тогда поднимается вопрос: что в этих местах люди реально на работе делают?

Тогда я поехал, как частное лицо, в такие волости, как Беверина, как Варкава. Например, зашел в отдел ЗАГС, и спросил: «Что вы тут делаете?» Они мне сказали: «Мы очень загруженный департамент». При этом одна женщина на рабочем месте делала маникюр, вторая читала какие-то иностранные газеты, а третья со мною общалась.

Я сказал, что я тупой и пусть они мне объяснят, чем они загружены.

Они мне сказали: «Мы делаем статистические опросы. Например, в этом месяце родилось 50 детей. В прошлом месяце родилось 52 ребенка. Сделаем таблицу. Потом мы сравниваем этот месяц с таким же месяцем прошлого года и делаем статистический анализ».

И когда я сказал, что это делается на компьютере в течение пяти минут, а что дальше? — она мне ответила: «Дальше мы ждем, когда закончится рабочий день».

Партия им дала работу

Я изучил их таблицы. Оказывается, в таких волостях, как Варкава, в год рождается около 250 детей. Кроме того этот департамент регистрирует браки и смерти. Там было за весь год 56 браков и 400 умерших.

Если эту работу суммировать и разделить по дням, выходит, что целый департамент в день обслуживает не более 10 человек.

Это максимум три часа рабочего времени. Что тогда они делают оставшиеся пять часов?

И тогда эта чиновница мне сказала так: «Господин, Зейбертс, вам зарплату платят за то, что у вас есть договора и есть клиенты. Мне зарплату платят за то, что я прихожу на работу и отсиживаю. И пока партия будет у власти, так и будет. Партия мне дала работу, а не вы».

Я посмотрел, кто сидит в волостях. Оказывается, в большинстве из них там сидят «Единство» и «Зеленые» и крестьяне (СЗК).

И потому жалко мне смотреть на господина Герхардса, когда он говорит, что надо выходить на хороший старый советский вариант из девяти районов. Потому что на него тут же нападают председатель парламентской фракции СЗК Бригманис, генеральный секретарь «Единства» Кампарс и Аболтиня: всё можем закрывать, только наши волости не трогать.

А чьи тогда закрывать? У «Согласия»-то волостей нет.

И пока Брюссель не ударит кулаком по столу и не скажет: «Всё, мы не будем финансировать пустоту!», пока он не перекроет фонды, в Латвии ничего добровольно не будет происходить. А будут только подниматься налоги и увеличиваться теневая экономика.

Дошло до такой наглости, что власти индексируют пенсии на 1,054%, а себе повышают зарплату на 800 евро. Потому что им осталось жить до следующих выборов в Сейм три года, а там уже грустная дорожка на кладбище.

Почему растёт теневая экономика

Вот документ внутреннего пользования министерства экономики. Тут показано, сколько в Латвии в год регистрируется микропредприятий и сколько из них уходят на банкротство. В 2014 году закрылось на 2,5 тысячи больше предприятий, чем в закрывалось в 2013 или в 2012, 2011 годах. Я считаю, что это фиктивное закрытие фирм по суду в связи с неуплатой налогов.

Один пример. Работала такая торговая фирма «Salas kompanija», которая 3 июля 2013 года была перерегистрирована на имя бомжа с Центрального рынка Гунарса Тэбергса. По паспорту он зарегистрирован в приюте для бездомных на Маскавас, 198.

И с 3 июля эта реально работавшая фирма резко начала не выплачивать НДС государству. За год, до 24 марта 2014 года, этот бомж не выплатил государству 391 218 евро в виде налога.

И только тогда VID опомнился: а почему не платятся налоги?

Дошло до того, 29 июня суд Видземского предместья вынес решение о неплатежеспособности этой фирмы. Если умножить эти 391 тысячу евро не уплаченного одной фирмой налога на 2,5 тысячи закрытых «сверх средней нормы» в этом году фирм, то можно видеть, какое количество денег идет мимо государственной казны.

В Латвии оборот средств снижается, платежеспособность жителей падает. Фирмам надо как-то выживать, платить за аренду помещений, зарплату работникам, административный аппарат хоть мизерный содержать надо, а денежных средств все меньше и меньше. Вот фирма и идет на банкротство, а потом на этом месте возникает новая фирма.

А с другой стороны, я, как работодатель, хочу более менее нормально жить до того момента, как я уеду за границу. Значит, я буду искать любые пути, как выкручиваться и как из этого мизерного оборота выжать последние соки.

И первое, о чем я буду думать: как законным путем не платить налоги. Потому, что государство не выполняет свои обязательства.

Где у нас бесплатная медицина для детей до 18 лет? Это фикция. Где у нас бесплатное образование, если хочешь быть конкурентоспособным? Это фикция. Где у нас нормальные пенсии?

Дорогой наш airBaltic

Теперь что касается государственной компании airBaltic. В декабре правящее большинство Сейма проголосовало о предоставлении компании airBaltic из госбюджета (то есть из наших налогов) займа в 80 миллионов евро. Либо эта компания пошла бы на банкротство.

И когда я начал осторожно интересоваться, а что происходит, откуда эта неплатежеспособность, я многое узнал от Федерации профсоюзов латвийских авиаторов.

Например, в 2010 году руководство airBaltic придумало легальную схему, как можно увести деньги у государства и пустить на свои нужды.

В 2010 году airBaltic создал дочернюю фирму — North Hub Services. Затем государственная компания airBaltic расторгает договор на наземное обслуживание своих самолетов с другой государственной компанией «Международный аэропорт Rīga» (в дальнейшем — lidosta «Rīga»). После чего эти заказы без конкурса получила North Hub Services.

И теперь эти деньги за обслуживание, которые когда-то шли в государственную казну, они пускают в собственную фирму, в руководство котрой входит некий Джонни Андерсен из Германии.

Соответственно государственная компания lidosta «Rīga» эту сумму потеряла. За один только 2010 год это 5 миллионов латов, что от общего оборота airBaltic составляет 33,2%.

Мало того, lidosta «Rīga» выгрузку грузов производила по цене 10 латов за тонну, а North Hub Services внезапно увеличивает расценки в три раза. И airBaltic эти деньги им перечисляет.

Тогда спрашивается, почему частной фирме государственная компания платит в три раза больше, если расценки на рынке этих услуг не поднялись?

Я пошел дальше и спросил у рабочих: «А у вас зарплата увеличилась?» Они говорят: нет, не только не увеличилась, но еще и снизилась.

Значит, вся прибыль идет членам правления.

И таких дочерних фирм у airBaltic я уже насчитал 12. Если в 2010 году 5 миллионов ушло в частную фирму, то на данный момент они туда уже около 60 миллионов евро в год пускают.

Если бы airBaltic была прибыльная компания, а не находилась на постоянных дотациях государства, я бы сказал: «Ну, ладно, все живут жирно, пусть они тоже жируют».

Но у airBaltic в 2010 году было 51,1 миллиона евро убытков.

Если государство постоянно дотирует airBaltic, почему деньги авиаперевозчика, которые раньше шли в государственную компанию lidosta «Rīga», теперь попадают в частные фирмы? Почему эти выплаты частным фирмам каждый год увеличиваются? И почему государство это позволяет делать?

В ответе на письмо Федерации профсоюзов латвийских авиаторов, в котором задаются примерно такие же вопросы, Министерство сообщения в 2010 году заявляет, что оно не вмешивается в хозяйственную деятельность.

Получается, что государство (то есть правящие партии) добровольно делают, чтобы недостача бюджета не сокращалась, а увеличивалась, и увеличивалась в 2014 году на 60 миллионов евро.

А теперь государство собирается еще вложить в airBaltic 80 миллионов евро.

Если смотреть активы airBaltic, то пассивы в 15 миллионов — это ложь. Они в свое время, когда получили деньги от государства, покупали самолеты. Дают всем документы, что эти самолеты полностью их, но на следующий день после покупки они закладывали самолеты в банк и брали их в лизинг.

Самолеты им не принадлежат. Помещения в аэропорту они арендуют. Это красивый мыльный пузырь.

airBaltic задолжал за аренду аэропортов в Таллинне, Вильнюсе, Гамбурге и так далее. Уже поднимается вопрос об аресте принадлежащих латвийскому авиаперевозчику самолетов в этих аэропортах. Общий долг только за аренду аэропортов уже составляет 24 миллиона евро.

Если государство не вложило бы 80 миллионов, компания пошла бы той же дорогой, как эстонский и литовский авиаперевозчики.

Все эксперты Евросоюза говорили, что в такой маленькой стране, как Латвия, с таким малым количеством жителей, государство не в силах содержать свою авиакомпанию без подпитки из госказны.

Однако «Единство» упорно держится за нее. На 2014 год государство вложило в airBaltic 189 миллионов евро, вложило в пустоту. Чтобы он содержал свои частные фирмы и так далее. А все документы airBaltic засекречены.

Опасные для жизни поезда

Вот ответьте мне на вопрос: могут ли по дорогам Латвии кататься машины без техосмотра? Нет, кончено. Ежегодный техосмотр — это головная боль всех владельцев автомобилей. А дизельные вагоны и электрички катаются по Латвии с просроченным сроком эксплуатации.

В прошлом году в октябре у 50% электричек срок эксплуатации был просрочен. Они уже выработали свой положенный километраж, и их надо было отправлять на техобслуживание, подшипники, тормозные шланги менять и все такое. На май 2015 года уже 80% парка было с просроченным сроком.

Эти данные очень легко узнать. Заходишь в старую ржавую электричку, смотришь в тамбуре надпись — год постройки, год переоборудования и окончание срока эксплуатации. Электричка, бум-бум-бум, катается, а там написано: конец эксплуатации октябрь 2014 года.

Возникает вопрос: предприятие Pasažieru vilciens ждет вторую «Максиму»?

Я подошел к машинисту и говорю: «А ты знаешь, что электричка ржавая?» Он говорит: «Да. Перед началом каждой смены два ведра тормозной жидкости добавляем, потому что протекает». Я говорю: «Что еще ты можешь рассказать?». Он говорит, что правление Pasažieru vilciens дало приказ техническому департаменту о сокращении максимально скорости на прямых участках и на поворотах, чтобы поезда не сошли с рельсов.

Государство сделало в декабре 2013 года конкурс на реконструкцию дизельных поездов. В 2014 году конкурс завершился. Было создано общество DMU vilcieni, в которое входят АО VRC Zasulauks, АО Rīgas Vagonbūves rūpnīca, АО Daugavpils Lokomotīvju Remonta Rūpnīca. Они выиграли этот конкурс на модернизацию дизельных поездов. Общая сумма — 21,8 миллионов евро.

Первые модернизированные дизельные составы должны были быть сданы в эксплуатацию в этом году в феврале-марте. За это было выдан аванс 4, 5 миллиона евро. Но ничего не было сдано в эксплуатацию. Потом они писали письмо, что трудный проект, и опять им выплатили около 5 миллионов. Срок перенесли на 1 июля этого года. Срок прошел, опять ничего нет.

Почему это происходит?

Первое — отсутствует технический проект реконструкции дизельных вагонов.

Второе — сертификации деталей, которые применяются для реконструкции, тоже нет. Туда идет все, что угодно — китайские, польские детали. При отсутствии проекта и сертификации транспортная инспекция не должна принять такие реконструированные поезда в эксплуатацию.

А деньги истрачены. Нужные люди получили материальные блага.

В Министерстве сообщения все это было известно. Профсоюз железнодорожников писал министру Анрийсу Матиссу письма, что идет воровство денег и вместо хороших деталей ставят дешевые. Но он смотрел на это сквозь пальцы. А теперь он ушел в отставку — и никто не несет ответственности. Это классический вариант схемы.

Теперь Евросоюз говорит: если не сдадите в срок поезда, возвращайте европейские деньги. Государство будет вынуждено эти деньги брать из государственного бюджета, который уже теперь с минусом.

Так же было с банком Parex, с Liepājas Metalurgs, вложило государство деньги — потеряло, вложило — потерло.

Ушаков говорит, что правящая элита дошла до такого воровства и коррупции, что скоро ручки в Кабинете министров надо будет цепью привязывать.

Чего ждать в 2016 году

Когда принимался бюджет на 2016 год, шесть руководителей крупных фирм, в том числе Юрис Гулбис от Lattelecom, я, Гинтс Рунгайнис от Prudentia, написали открытое письмо министру финансов о том, что они хотят в 2016 году увеличить приток денег в бюджет от повышения акциза на горючее, табак и алкоголь, но они не только не получат, но еще больше будет минус.

Потому что необоснованное механическое повышение налогов увеличивает теневую экономику.

Если мы сейчас идем на рынок и слышим: «Сигареты, спиртик», то потом мы будем слышать это возле каждого универмага. Спрашивается, зачем я буду платить за табак нереально большую цену, если за углом можно получить в два раза дешевле?

Если мы поднимаем акциз на дизельное топливо, тогда любая фура, которая идет через Латвию, прекратит тут заправляться. Зачем ей здесь заправляться горючим, если за границей Латвии на том же «Статойле» или «Лукойле» на 4 евроцента за один литр дешевле? А фура заправляет два раза по 400 литров.

Приток денег в бюджет уменьшится. И где-то в марте министр финансов будет бить во все колокола, что недостача в бюджете, что не можем выплатить полицейским, учителям и другим бюджетникам.

А что говорит бывшая премьер-министр Лаймдота Страуюма? Если наш, как она сказала, недобросовестный народ не будет платить за эту нашу фикцию, мы будем вынуждены повысить НДС до 23%, как в Норвегии.

Но она не говорит, что в Норвегии 23 % только на эксклюзивные товары. На питание и товары первой необходимости у них налог 6%.

И что будет делать народ? Государство говорит в Конституции: детям до 18 лет бесплатная медицина. Идешь в любую поликлинику, тебе говорят: «Квоты израсходованы. Ждите или платите за ребенка из своего кармана».

Если пенсионерам не индексируют, как они перед забастовкой хотели, 50% от прироста зарплат в стране, а только 25%, тогда поднимаются вопросы.

Почему я добросовестно всю жизнь платил налоги, а потом мне только одна дорога — на кладбище? Если правящая элита говорит, что в Латвии «история успеха» и «экономически рост», то почему тогда, если у нас так все хорошо, поднимаются налоги?

Это все показывает, что у нас ложь, лицемерие и коррупция.

Что делать?

Во-первых, прекратить или хотя бы придержать коррупцию.

Во-вторых, провести структурные реформы волостей, где сидят работники и ничего не делают.

Провести структурную реформу образования. Надо сокращать пустые школы? Так сокращаем, а не продлеваем агонию.

Если сельские больницы не оперируют, а занимаются социальным уходом за стариками, которыми должны заниматься семейные врачи, ну, тогда признаем то, что там есть, и делаем реформу медицины.

И то же самое со структурной реформой Министерства внутренних дел.

Все то же самое, что сделала Эстония в 2005 году. Они сократили наполовину всех чиновников, которые сидели в кабинетах министерства внутренних дел, ничего не делали и только животы растили. Они сказали им — идите на улицу.

В следующем году в Эстонии будет завершена реформа образования, где в классе не должно быть меньше 24 детей. А мы как-то робко боимся сказать, что надо сокращать школы, где в классах по 14 детей. И хотим платить за пустые школы полную ставку. Не будет это никогда, потому что нет на это денег.

Почему в различных бюро и агентствах сидит тьма государственных чиновников? Для их сокращения нужна политическая воля. А «Единство», пока оно у кормушки, придумают сто и одну причину, чтобы их не трогать. Это их же их электорат.

Я могу процитировать слова моего друга бывшего депутата Лагздиньша: «Пока государство не заботится о своем населении, народу остается только оно: пенсионерам — на кладбище, а работоспособным людям покупать билет в один конец и уезжать из Латвии». То есть он говорит о геноциде государства против своего народа.

Отчего массово бегут люди из Латвии? Потому что не видят перспективы и не могут повлиять на правящую элиту. Следующим этапом может стать только то, что большие фирмы выставят государству ультиматум: «Мы не будем платить налоги, хватит кормить дармоедов».

http://imhoclub.lv/ru/material/hvatit_kormit_darmoedov