В последние недели в наших СМИ многие чиновники, использующие для самоназвания слово «либерал», начали обвинять некоторых экономистов (в первую очередь, Сергея Глазьева) в том, что тот, якобы, «устарел». Явление это крайне странное, поскольку много лет до того эти же персонажи не только не вспоминали про Глазьева, но и вообще, демонстративно игнорировали существование экспертов с альтернативными им взглядами. И, соответственно, имеет смысл в нем разобраться, хотя бы для того, чтобы понять причины такого серьезного изменения подхода и, соответственно, не стать жертвой явного искажения реальности.

Прежде всего, нужно поговорить о том, почему «либералы» (кавычки тут нужны для того, чтобы не путать самоназвание некоторой группы лиц и смысл слова, к которому наши экономические «либералы» никакого отношения не имеют) нарушили собственное же правило о запрете публично упоминать альтернативные экономические школы и их представителей. Собственно, об этом я уже много писал: потому что в ситуации, когда они не могут обеспечить необходимый для страны (и ее Президента) экономический рост, появилась отличная от нуля вероятность, что их могут отстранить от определения экономической политики в стране. Хотя бы частично. Тут не до жиру - быть бы живу.

Именно по этой причине упор сделан именно на фигуре Сергея Глазьева - он сегодня наиболее близок к Президенту из нелиберальных экспертов (тут нужно немножко уточнит смысл - Глазьев, по сути, как раз экономический либерал, но в «либеральную» команду в России он не входит) и представляет в этом смысле максимальную опасность для «либералов». Соответственно, цель этих «наездов» - доказать Президенту и общественности, что Глазьев не может быть назначен на ответственную должность в системе определения финансово-экономической политики в стране. И ничего личного - только бизнес, как говаривал один из видных представителей и организаторов «либеральной» экономической модели Аль Капоне.

Но вот способ, который избрали «либералы» для того, чтобы понизить шансы Глазьева, представляются достаточно странными. Понятно, что обвинить его в коррупции, вымогательстве или еще чем достаточно сложно - реальных оснований нет, а Глазьев достаточно публичная фигура для того, чтобы и сочинить что-то было бы сложно. И поэтому они взялись за научные работы Глазьева.

Опять-таки, разбирать их, что называется, по-существу, не получится, это просто невозможно делать публично, народ, что называется, не поймет, материя достаточно сложная. Кроме того, кто победит в рамках экономической дискуссии - тоже большой вопрос, поскольку Глазьев, все-таки, ученый (самый молодой доктор экономических наук в СССР на момент защиты диссертации), а большая часть российских «либералов», скорее, пропагандисты и манипуляторы, чем реальные специалисты. Монополия развращает, знаете ли ... Значит, в такой ситуации нужно найти какой-то «жупел», который можно привязать к Глазьеву, причем достаточно прочно.

И жупел был найден - это утверждение о том, что Глазьев, как ученый, «устарел». И именно в этом та странность, о которой я уже упоминал. Дело в том, что экономическая политика может быть эффективной или не эффективной, правильной (в конкретном контексте) или не правильной, но она никак не может быть устаревшей. Хотя бы потому, что экономические методы уходят и приходят - и многое из того, что сегодня кажется новым и интересным, некоторое время тому назад было отвергнуто, как уже не работающее.

В частности, импортозамещение, контроль за учетной ставкой (с целью уменьшения стоимости кредита) и эмиссия, о которых много говорит Глазьев, сегодня один из главных инструментов мировой экономической политики. Реальной политики, а не рекомендаций на уровне МВФ-G20-ВТО. И для того, чтобы эту реальную политику осуществить, власти США, например, пошли на достаточно жесткие меры по обузданию собственных «либералов», в частности, для предотвращения создания «центробанка центробанков» было организовано «дело Стросс-Кана».

Отметим, что понимание реальных причин «антиглазьевской» активности «либералов» дает нам возможность понять, какая же подоплека лежит под выбором методов этой активности. Дело в том, что монополия на их экономические взгляды для «либералов» практически единственный способ сохраниться у власти - слишком много вопросов возникает по поводу их воззрений в том случае, если их можно реально публично обсуждать. И здесь я хочу привести мой собственный, личный опыт,в чем-то сравнимый с нынешней ситуацией.

Мои разногласия с «либералами» в 90-е годы начались после того, как я, будучи начальников департамента кредитной политики Минэкономики, исследовал проблемы так называемого «кризиса неплатежей». И неожиданно обнаружил, что сжатие денежной массы может привести не к падению инфляции, как нас учат «либералы», а, наоборот, к ее росту. Причиной такого расхождения «либеральных» мантр с реальность состоит в том, что в мантру не включены некоторые параметры денежной массы. Так вот, если объем расширенной денежной массы превышает объемы ВВП страны, то ее сокращение вызывает снижение инфляции. А если она сильно меньше ВВП, то ее сокращение либо вызывает резкое падение ВВП, либо - рост инфляции, связанный с переходом денежного оборота на суррогаты, по которым сильно выше транзакционные издержки. Отметим, что в 1996 году, когда я писал этот доклад, расширенная денежная масса была чуть выше 10% от ВВП, что катастрофически мало.

Отметим, что сегодня «либералы» вообще и нынешний глава ЦБ Игнатьев, в частности, поставили своей главной задачей снижение инфляции и начали это делать тем же самым способом, что и в 90-е годы - то есть сокращением денежной массы. Сегодня она, конечно, не 10% от ВВП, но все равно - сильно меньше нормы, а это значит, что ее сокращение неминуемо вызывает инфляцию издержек - что, в том числе, уменьшает и без того низкую рентабельность большинства предприятий экономики, работающих на внутренний рынок. Не исключено, что резкий спад промышленности в начале 2013 года как раз связан с этой идиотической политикой Центробанка.

И вот возникает вопрос: можно ли считать нынешнюю политику Центробанка и правительства устаревшей, если ее порочность для экономики была неоднократно доказана в 90-е годы (да и потом, результаты Геращенко, Примакова и Маслюкова показали, насколько «либеральная» политика была вредна для страны)? И можно ли считать «устаревшими» взгляды Глазьева, если он доказал порочность этой политики, используя методы, разработанные в 50-е-70-е годы? Можно ли считать устаревшими А.Смита и Рикардо, Маркса и Шумпетера, только потому, что они не нравились Милтону Фридману, иконе нынешних «либералов»?

«Либералы» очень не любят Глазьева - это понятно и объяснимо. Они категорически не принимают его взгляды - просто потому, что они противоречат их взглядам. И не только Глазьева, кстати. Они тщательно пытаются скрыть от общественности тот факт, что многочисленные эксперты с фактами в руках доказали порочность их экономической политики. Но сегодня они не могут замолчать Глазьева, который эти факты повторяет из раза в раз. А значит, их единственный вариант - не спорить с Глазьевым (в вопросе критики «либеральной» политики это просто невозможно, тут у «либералов» просто нет внятных аргументов), а попытаться опорочить его и его доводы в глазах людей, которые не являются профессиональными экономистами.

Отметим, кстати, что термин «устаревшие» в адрес экономиста Глазьева используют прежде всего люди, которые сами экономистами не являются (например. Чубайс и Кудрин), они на других вопросах специализируются. И понятно почему - если речь идет о том, чтобы повесить жупел, то в качестве «спикеров» нужны не профессиональные эксперты, а люди с политическим весом. Вот их слова мы и слышим - и должны понимать их правильно. А потому - я дам более или менее внятный перевод.

Итак, критика Глазьева, в том числе в части того, что его взгляды устарели, не имеет никакого отношения к его экономическим взглядам, большую часть которых эти критики просто не понимают. Они и не собираются эти взгляды осуждать, это для них крайне вредно! Ее цель - максимально понизить значение критики Глазьевым самих этих критиков, причем направлена она, прежде всего, первым лицам государства. При этом ключевой задачей являет недопущение назначение руководителем Центробанка человека, который не отражает «либеральных» взглядов, то есть такого, который этих критиков не поддерживает. При этом будет ли это Глазьев, или еще кто - особой роли не играет.

И в заключение - несколько слов о, собственно, взглядах Глазьева. С моей личной точки зрения, разумеется. Их нужно разделить на две большие группы: чисто научные концепции и проблемы государственного управления. В части последних - Глазьев один из самых опытных чиновников верхнего уровня в России, понимание которого даже несколько опережает мировую практику управления. Он крайне эффективен как государственный управленец, что видно по результатам создания Таможенного союза. Наконец, он обладает очень хорошей административной школой, которой нет у современных молодых чиновников - им просто не у кого было учиться.

Что касается его научных взглядов - то в чем-то они сочетаются с нашими взглядами (в части теории кризиса - единственной на сегодня в мире), в чем-то с ним можно поспорить. Но это - научные споры и говорить об «устаревании» этих взглядов со стороны людей, который до сих пор в рамках своей теории не могут объяснить причину нынешнего кризиса - как минимум некорректно. Впрочем, когда речь идет о власти, говорить о корректности трудно. И это обстоятельство нужно вспоминать каждый раз, когда «либералы» сегодня кого-то критикуют - для них вопрос идет о власти, а значит, об этике и научной добросовестности можно не вспоминать.

Мнение экономиста Митяева:

Статья полностью

После поверхностных и голословных обвинений Сергея Глазьева в "запрете приватизации" (в отступлении так сказать от "генеральной линии партии") и образовании какой-то "группы" (надо полагать, также "антипартийной"), комментарии Алексея Кудрина, несмотря на некоторую эмоциональность личной оценки, уже можно обсуждать по существу.

"Это взгляды продвинутого советского экономиста, который не знает параметров денежно-кредитной политики - ни западной, ни российской. Глазьев остался в прошлом, так думали 20 лет назад", - комментирует бывший министр финансов Алексей Кудрин. - Сейчас кредиты банков реальному сектору во многих странах уменьшаются, а не растут, центробанки только частично компенсировали сжатие денежной массы в кризис, но не смогли обеспечить рост кредитования.

Итак, в этом утверждении два содержательных утверждения:

1) сейчас мировая экономическая наука (и, так надо понимать, лучшие отечественные экономисты - товарищи бывшего министра финансов) знает новые параметры денежно-кредитной политики;

2) усилия "печатных станков" мировых центробанков (ЦБ РФ в их число не входит, т.к. проводит прямо противоположную политику как раз 20-летней давности) не справляются с последствиями новейших достижений мировой экономической науки и практики - той монетарной революции, которая принесла дерегулирование банковского и смежного секторов, привела к формированию теневой финансовой системы, которая сопоставима по объемам с легальной финсистемой.

Оба эти утверждения не соответствуют действительности.

Первое. Мировая экономическая наука (как и отечественная) после кризиса 2008 года не считает, что обладает полным пониманием взаимовлияния финансовой системы и экономического развития. Утверждения что "все под контролем" позволяют себе (в силу должности они обязаны излучать оптимизм) действующие руководители МВФ, ФРС и ЕЦБ. Но А.Кудрин, критикуя С.Глазьева, выступает как экономист, а не как действующий министр финансов. Когда он, кстати говоря, был министром финансов, он позволял себе трезвые оценки проблем мировой финансовой системы и неадекватности проводимой и мировыми центробанками, и ЦБ РФ монетарной политики.

Второе. Денежная масса усилиями центробанков все-таки растет, а не сжимается. Падает скорость оборота денег и происходит делеверидж в банковской (прежде всего, теневой) финансовой системе. Но при этом компенсирующие падение частного спроса госинвестиции растут. Далее А.Кудрин утверждает, что "в России кредиты банков реальному сектору росли больше, чем в развитых странах". Это утверждение не соответствует действительности: у российских банков нет капитала и ресурсов для кредитования, адекватного размерам бизнеса крупнейших компаний. Весь капитал российской банковской системы меньше чем капитал одного крупного западного банка, например, HSBC, Citi или Bank of Ameriсa.

Поэтому наши крупные компании вынуждены заимствовать за рубежом: прирост внешней задолженности корпоративного сектора России за прошлый год превысил $100 млрд., общий объем задолженности приближается к $650 млрд. и на 20% превышает объем ЗВР страны. При этом в год российские заемщики платят внешним кредиторам более $50 млрд. процентов по этим кредитам. Страна же от размещения своих ЗВР получает менее $10 млрд.

Более того, созданная еще при министре финансов А.Кудрине система наращивания внутреннего госдолга (она закреплена в Основных направлениях долговой политики под принципом "занимай и сберегай") нарочито абсурдна: размещая в год на 1,3 трлн. руб. облигаций под 6,5% годовых Минфин затем "складывает их в кубышку" Резервного фонда и ФНБ под 0,5-1% годовых, изымая деньги из экономики и создавая тот "структурный дефицит ликвидности", который соратник А.Кудрина - председатель Центробанка С.Игнатьев в Основных направлениях единой денежно-кредитной политики предлагает, видимо исходя из новейших достижений мировой экономической мысли, считать нормальным.

Этот структурный дефицит ликвидности приводит к хроническому превышению реальных кредитных ставок в экономике над ставкой рефинансирования ЦБ РФ на 5-7% и над официальной инфляцией на 7-9%.

О каком экономическом росте можно в этом случае говорить вообще?

"Сторонники старой советской экономической школы ошибаются, когда говорят о необходимости усиления государства, - расстраивается Кудрин. - Они все время путают: роль государства в регулировании (установлении правил) может расти, а доля государства в хозяйстве - нет". Госинвестиции наращивать нужно, но их влияние на экономический рост в последнее время падает, уверен Кудрин, на которого ссылаются "Ведомости".

Что называется, приехали: кто является ретроградом - сторонник использования последнего мирового опыта монетарной политики по формированию условий долгосрочного роста (в т.ч. через госбюджет и институты развития) или монетарист, который открещивается от инструментов активной денежно-кредитной политики?"

http://worldcrisis.ru/crisis/1079961

Чтобы прочитать, откройте вкладку

Но, надо отметить, что Митяев, все-таки, интеллигент и ученый, а не аппаратчик и политик: он не заостряет внимание на противоречиях Кудрина, не говорит о том, что эти противоречия есть следствия подхода. Кудрина не истина интересует в определении правильной кредитно-денежной политики, он исходит из своего желания не допустить Глазьева (и других потенциальных нелиберальных экономистов) до тех постов, которые "либералы" уже давно считают своей частной собственностью.

Кстати, еще одним косвенным аргументом в пользу того, что не истина "либералов" интересует, является то, что Глазьеву они трибуну не предоставили. То есть у Кудрина только форма "как бы" дискуссионная, а на самом деле - это четкое указание всем либерастам: "Глазьев - враг, вы должны часто и много говорить о том, что он - "устарел", "не экономист" и так далее. При этом что он там на самом деле говорит, вам знать не положено!" Классная позиция, ничего не скажешь - но ее нужно вскрывать и демонстрировать!

И еще один текст: http://voprosik.net/chego-dostig-aleksej-kudrin/

http://khazin.livejournal.com/435133.html

http://worldcrisis.ru/crisis/1079733