В год столетия начала Первой мировой войны появились публикации и кинокартины, проливающие новый свет на ее «пусковые механизмы». К их числу можно отнести и фильм Андрея Малюкова «Григорий Р.».

Григорий Ефимович Распутин – русский крестьянин, уроженец села Покровское Тобольской губернии, с 1905 года приобретший большое влияние на членов царской семьи. Об этом человеке нам, кажется, известно все. Однако при более тщательном изучении вновь открывающихся фактов многое в его образе оказывается не соответствующим стереотипу.

Заговор содомитов

Разоблачение мифов о Распутине – тема большого исследования. Мы попробуем начать его с конца и развенчать предубеждение, что в декабре 1916-го он был убит патриотами России, ревнителями престола и хранителями чести августейшей семьи.

Зададимся простым вопросом: кто убийцы? Имена их известны: князь Юсупов, граф Сумароков-Эльстон – наследник богатейшего и знатнейшего рода, великий князь Дмитрий Павлович, экстравагантный думский деятель монархистского толка Пуришкевич, военврач Лазоверт, поручик Преображенского полка Сухотин и некто Освальд Рейнер, подданный британской короны. На первый взгляд все ясно, но стоит копнуть глубже – и в чистоте помыслов заговорщиков придется усомниться.

Так, оба представителя высшей элиты известны как сторонники нетрадиционных сексуальных отношений и любовники. Ярый монархист, «жидобой» и черносотенец был милостиво отпущен из тюрьмы в апреле 1918-го по личному указанию Дзержинского, который оказался старым приятелем другого участника заговора – доктора Самуила Лазоверта. И наконец, англичанин – друг детства Феликса Юсупова, с которым вместе учился в Оксфорде. Как признало недавно британское правительство, сэр Райнер имел звание капитана английской разведки.

Не было ли у этого странного союза гомосексуалистов-западников, профессиональных провокаторов и агентов британской разведки другой цели? Не были ли представляемые ими силы крайне заинтересованы в падении русской монархии как серьезного конкурента Британской империи? Но тогда зачем им убивать Распутина, работавшего на дискредитацию августейшей семьи? К этому вопросу мы еще вернемся.

Слишком сильный конкурент

А пока окунемся в предвоенный период, 1910–1912 годы. Россия, используя свои поистине неограниченные (по мнению американского журнала «Нэшнл джиографик») возможности, стремительными темпами набирает политический вес, быстро богатеет, намереваясь войти в тройку самых экономически развитых государств. Она претендует на звание супердержавы, имея для этого все основания: третье в мире место по численности подданных, быстрый рост доходов населения (семья русского квалифицированного рабочего жила тогда не хуже его британского коллеги), рост ВВП до 12 процентов в год, укрепление национальной валюты – рубля, самые низкие в мире налоги в сочетании с бурным развитием промышленности, строительством железных дорог, ростом нефтедобычи. Это, естественно, вызывало оправданную тревогу завистливых конкурентов и прежде всего вечной соперницы-союзницы – Британии.

Англичане, всегда ревностно относившиеся к чужим успехам, не сидели сложа руки, имея при этом колоссальный опыт организации политических интриг и провокаций. Борьба с растущим влиянием России стала одной из целей созданной в начале ХХ века по инициативе группы английских банкиров во главе с кланом Ротшильдов лучшей в мире разведслужбы СИС (МИ-6).

Балканский пазл

После Портсмутского договора, завершившего Русско-японскую войну, в которой англичане защищали свои интересы в Дальневосточном регионе, их внимание переключилось на Балканы. Полуостров считался крайне нестабильным во многом благодаря именно проводимой там Великобританией политики. Здесь после Берлинского конгресса (1878), подготовленного все в том же Лондоне, создался очаг серьезных проблем и взаимных территориальных претензий. На Балканах британцы и планировали развязать очередную войну, в которую намеревались втянуть Россию.

К началу ХХ века ситуация на полуострове была запутанной. Ослабевшая Османская империя, пользовавшаяся поддержкой британской короны, продолжала из последних сил удерживать свои европейские владения, на которые претендовали Болгария, Сербия, Черногория и Греция. Этим государствам традиционно покровительствовала Россия, считавшая Балканы своей сферой влияния. На все это с опаской смотрела габсбургская монархия, имевшая здесь определенные территориальные интересы. Это и создавало предпосылки к военному конфликту.

Россия не раз с оружием в руках выступала в поддержку проживавших на Балканах единоверческих народов. Однако после убедительной победы над турками в войне 1877–1878 годов русское правительство больше опасалось усиления в регионе австро-венгерского влияния. Как противовес русскими дипломатами весной 1912-го было инициировано создание «Балканского союза». Однако в регионе шли бурные процессы национального возрождения, и внутренняя политика тамошних правительств быстро переориентировалась на скорейшее решение накопившихся территориальных проблем – прежде всего за счет ослабевшей Османской империи. Греки стремились к созданию Великой Эллады, их соседи на северо-востоке – к Цельнокупной Болгарии, сербы – к максимальному расширению своих границ от Дуная до Адриатики. Все это вылилось в итоге в две Балканские войны, втянуть в которую Россию пытались не только придворная «панславянская» партия и сербские националисты-масоны, связанные тайными нитями с английскими «братьями», но также Франция и Британия, несмотря на официально объявленную Форин-офисом «незаинтересованность».

Сделать это не удалось. И кто знает, может, и началась бы Первая мировая на два года раньше, если бы не… Григорий Распутин. Именно он в нескольких личных встречах убедил Николая II не ввязываться в конфликт на Балканах.

Распутин-2

Григорий Распутин вопреки расхожему мнению не обладал безусловным влиянием на царя. Николай, человек достаточно мягкий, был во многих вещах непоколебимым и даже упрямым. Он умел держать необходимую дистанцию с людьми и обладал вполне достоверной информацией о Распутине.

За ним по личному распоряжению царя было установлено наружное наблюдение. На родину Распутина – в село Покровское несколько раз выезжала специальная комиссия, изучавшая его прошлое и расследовавшая, например, причастность объекта к секте хлыстов, что, кстати, не подтвердилось. Это позволяет говорить о том, что императору был хорошо известен человек, которого он допустил в семью и непосредственно к наследнику.

Отсюда ясно, что он не мог не знать и о двойнике Распутина, о проделках и похождениях которого взахлеб писала тогдашняя пресса, находящаяся, как и сейчас, в руках олигархических кругов со своекорыстными интересами. Например, после одного из наиболее известных, красочно расписанных прессой шумных загулов «Распутина» в московском «Яру» император лично поручил градоначальнику Первопрестольной генералу Адрианову провести сугубое расследование, которое установило, что в названное время подлинного Григория Распутина в Златоглавой не было.

О двойнике писали и другие очевидцы, в том числе такая хорошо известная личность, как председатель Госдумы Михаил Родзянко, а граф Дмитрий Граббе встретил в гостях у одного из водивших с Григорием дружбу петербуржцев «Распутина» уже после того, как того… убили.

Пора кончать!

Но вернемся на Балканы. «Вспоминаю только один случай, – писала близкая царской семье и хорошо знакомая с Распутиным фрейлина Вырубова, – когда действительно Григорий Ефимович оказал влияние на внешнюю политику России. Это было в 1912 году, когда великий князь Николай Николаевич и его супруга старались склонить государя принять участие в Балканской войне. Распутин чуть ли не на коленях перед государем умолял его этого не делать, говоря, что враги России только и ждут того, чтобы Россия ввязалась в эту войну, и что Россию постигнет неминуемое несчастье». Это сообщение совершенно определенно подтвердил и граф Сергей Витте, который отнюдь не являлся поклонником Распутина.

Видно это и из письма царицы Николаю, написанного 1 ноября 1915 года, уже в разгар Первой мировой: «Наш Друг был всегда против войны и говорил, что Балканы не стоят того, чтобы весь мир из-за них воевал…»

Последовав совету Распутина, государь отказался тогда от втягивания России в войну. Все ограничилось дипломатическими рычагами для усмирения амбиций болгар и сербов. Так на пути истинных поджигателей войны с берегов Темзы встал простой русский мужик, родившийся на берегах сибирской Туры. С этих пор Распутин и стал персоной нон грата для британской разведки. В Лондоне решили устранить мужика, оказавшего России так и не оцененную ею по достоинству услугу.

Не уберегли или не уберегали?

12 июля 1914 года в Покровском на вернувшегося накануне из Петербурга Распутина было совершено покушение. Он в тяжелом состоянии попал в больницу, где через две с небольшим недели узнал, что началась война. Увы, среди окружавших тогда Николая II подданных не оказалось того, кто мог бы предотвратить войну, ставшую роковой для России. Истинный патриот и миротворец Григорий Распутин был далеко.

Кем была Хиония Гусева, совершившая по сути дела террористический акт, результатом которого стала самая кровопролитная на то время война? Признанная в ходе следствия душевнобольной, женщина была помещена в психиатрическую лечебницу, откуда ее выпустили в первый же месяц после Февральской революции по личному распоряжению Керенского, тесно связанного с Великобританией.

Как плелась интрига по втягиванию России в мировую войну – другая тема. Суть в том, что вновь не обошлось без английского «запала» в виде масонской ультранационалистической организации «Млада Босна», членом которой Гаврилой Принципом и был убит наследник австрийского престола эрцгерцог Франц Фердинанд, симпатизировавший, кстати, России…

«Не будет меня – не станет и вас»

Теперь вернемся к вопросу, поставленному в начале статьи. Ответ на него получить легче, если учесть, что выйдя из больницы, Распутин продолжал оставаться патриотом и монархистом, желавшим Родине мира и благоденствия. Этим он путал карты предавшей Россию прозападной элите и либералам, чем и подписал себе смертный приговор.

Одним из его известных пророчеств, обращенных к венценосной семье, были слова: «Пока я жив, с вами всеми и с династией ничего не случится. Не будет меня – не станет и вас». Через два месяца после зверского убийства Распутина была приведена в действие вторая часть секретного плана – заговор генералов, в результате которого Россия стала республикой. А еще через полтора года государь вместе с семьей и сохранившими ему верность подданными был не менее зверски умерщвлен. Третья это часть жуткого плана по уничтожению России или нет, история умалчивает. Пока.

http://vpk-news.ru/articles/22629