В Ливане идут бои за Триполи. Пока все указывает на то, что это очередное наведение порядка в беспокойном городе, борьба с мятежниками и террористами. Как и всегда, у противостоящих друг другу ливанской армии и боевиков, да и у самого населения северных ливанских мухафаз – несколько версий, кто и с кем воюет. Опасения официального Бейрута касаются действий ИГ, которое планомерно взрывает ситуацию на просуннитском ливанском севере с целью включения его в халифат. Более приземленные задачи заключаются в нейтрализации армией локальных групп и ячеек в районе Триполи, которые активизировались в связи с успехами ИГ и ан-Нусры недалеко от сирийско-ливанской границы. Эти группы, как правило, разрозненны и по-разному видят цель своих действий.

Едва ли значительная часть этих боевиков действительно сочувствует задачам ИГ: стирания границ нынешних «искусственных» государств ради создания «истинного» исламского государства. Большинство боевиков – это ливанцы, цель которых – отстаивание интересов ливанских суннитов, сохранение суннитской идентичности северных районов и противостояние шиитской «экспансии». Они, по-видимому, считают, что прошиитские небольшие вооруженные группы, появившиеся относительно недавно в районе Триполи, и ливанская армия действуют заодно, и тем самым, противостояние армии становится, в конечном счете, «делом чести» для этих людей.

Спекуляции на вопросе суннитского присутствия в т.н. большом Триполи и мухафазе Аккар уже имеют серьезные последствия: число сомневающихся во внеконфессиональном принципе ливанской армии растет. В условиях активно действующих в районах размещения сирийских беженцев эмиссаров-халифатистов, а также доминирующих антипатий к сирийскому режиму среди беженцев (составляющих около четверти всего населения Ливана), такие настроения чреваты взрывом.

Не секрет, что у части сирийцев-беженцев симпатии к т.н. вооруженной сирийской оппозиции трансформируются постепенно в симпатии к исламистам из ИГ. Об этом открыто заявлял спикер ливанского парламента Н. Берри, и проявления этих симпатий уже имели место в ходе настоящих военных действий за г. Эрсаль в августе-сентябре с.г. Так, за участие в нападении на Эрсаль в начале августа под следствием оказались 43 гражданина Сирии. Об усилении симпатий сирийцев, размещенных вокруг Эрсаля (более 47 тыс. чел.) говорит и ливанский премьер Т. Салям. Острота этого вопроса особо подчеркивалась им на встрече в Германии 28 октября с.г. в рамках конференции по проблемам сирийских беженцев.

Подробнее об истоках современного арабского терроризма в статье:
Арабский терроризм, нацистское подполье и советские спецслужбы
А так же в статье:
Связи арабов и нацистов

Боевые операции ливанских ВС совместно с отрядами Хизбаллы позволили отстоять Эрсаль, однако вылазки боевиков в северной и восточной частях долины Бекаа не прекращаются. Исламисты используют захваченных солдат для выторговывания, например, обещаний не усиливать дислоцированные в этом районе воинские подразделения, а также требуют обмена пленных на заключенных в тюрьмах (например, в Румии) исламистов. Для подтверждения серьезности своих угроз они устраивают демонстративные казни пленных военнослужащих.

Традиционные ливанские общины уже привыкли в критические для страны времена пытаться отстаивать свои права, собирая вооруженные ополчения. Так, еще одной из примет времени стала активизация друзской военизированной организации «Даи Аммар». Она уже насчитывает несколько сотен бойцов и готова защищать друзские земли в мухафазе Шуф, южнее столицы.

Ливан - карта религий

В полном размере: Ливан - карта религий

Возрождение ветхой идеи о возможности самозащиты конфессиональных общин представляет собой, по сути, отчаянную попытку сделать что-то для безопасности своих единоверцев. Она представляется действительно актом отчаяния и разочарования, не просто лишенной здравого смысла, но и вообще странной в свете колоссальных усилий, направленных на усиление роли армии и подъема ее авторитета среди населения. В свое время экс-президент М. Слейман сделал очень многое для этого, и это несмотря на очень деликатную задачу – в попытках усилить ВС Ливана не противопоставить армию и т.н. Сопротивление (т.е. Хизбаллу и др.).

Нынешние призывы к странам-спонсорам о финансовом содействии укреплению ВС, кажется, имеют успех. Еще в августе Саудовская Аравия через С. Харири пообещала выделить 1 млрд долл. на переоснащение ливанской армии. На заседаниях Генассамблеи ООН в сентябре глава ливанского правительства поднимал вопрос о необходимости оказания Ливану помощи в борьбе с исламистами. Эта же тема была в числе прочих и на упомянутой встрече Т. Саляма в Берлине 28-29 октября, причем была обещана помощь в 650 млн долл. Подобные обращения за помощью ливанским ВС звучат из уст министра иностранных дел Дж. Басиля и спикера Н. Берри.

Подробнее об арабской психологии глазами экспертов и исследователей в статье:
Арабская психология и национальный характер
а так же в статье:
Психология работы с арабами

Помощь ливанской армии действительно поступает. Но, несмотря на это, различные ливанские конфессиональные общины ощущают мрачную перспективу прямого столкновения с халифатистской угрозой. О панике среди ливанцев речь, конечно, не идет, но вот что по-настоящему заставляет их беспокоиться — это непростительная сейчас политическая неразбериха.

Что же в таких условиях происходит на политической арене? Логично было бы ожидать попыток консолидации политического бомонда, активности по нахождению точек соприкосновения интересов представляемых политиками общин и кланов. Вместо этого имеет место совершенно неуместная неуступчивость, неготовность идти на компромисс. С мая с.г. президентское кресло остается вакантным. Срок полномочий Совета депутатов истек еще в июне 2013 г. и был продлен на 17 месяцев. К запланированным на ноябрь с.г. парламентским выборам страна не готова, поскольку не принят новый избирательный закон, что было предписано на этот дополнительный период. К тому же ряд ведущих партий из коалиции 14 марта готовы назначить дату парламентских выборов не раньше, чем будет избран президент, очередная (14-я!) попытка избрать которого была сорвана парламентариями.

Ливан - этническая карта

В полном размере: Ливан - этническая карта

Надежда на избрание президента все же забрезжила: ряд ключевых политиков якобы согласился с компромиссной фигурой экс-главы МИДа Ж. Обейда. Но пока неясно, уступит ли, наконец, лидер блока «Изменение и реформа», входящего в коалицию «8 марта», и согласится ли основатель СПД М. Аун пойти на компромисс в этом вопросе.

В любом случае, выбранный ведущими ливанскими политиками бескомпромиссный стиль взаимоотношений, темпы реагирования на внешние угрозы и выработки программ по решению колоссальных внутриполитических проблем не могут быть названы адекватными. Обстоятельства явно диктуют Ливану необходимость своевременного проведения реформ и мобильного реагирования на текущие вызовы. Иначе — не было бы поздно.

Счет жертв ракетных и минометных ударов уже идет на десятки, гибнут и получают ранения и взрослые, и дети. Сирийские мятежники мстят шиитской группировке «Хезболла» за ее поддержку правительственных войск Башара Асада.

Почему восточные страны оказались в таком состоянии:
В чем причина отсталости восточных стран
а так же в статье:
Почему арабы не добиваются успеха?

Страна, не оправившаяся после почти двадцатилетней гражданской войны, «ближневосточная Швейцария», «благословенный Ливан», переживший несколько израильских «миротворческих операций», вновь стоит на пороге войны. Цели ее вполне очевидны – разгром «Хезболлы», стратегического союзника Башара Асада, партнера Исламской Республики Иран, которого Тель-Авив называет главной угрозой Израилю на сегодняшний день.

Война в Ливане выгодна внешним силам, противоестественному, на первый взгляд, альянсу Тель-Авива и Эр-Рияда. Противоестественному, впрочем, лишь на первый взгляд. Союзы, заключаемые по принципу «дружим против», в реальной политике всегда долговечнее и прочнее «союза за…».

Ливан - территории контролируемые Хезболлой

Ливан - территории контролируемые Хезболлой

«Хезболла», сформировавшая стратегический тыл Дамаска в Леванте, ожесточенно воюющая против суннитских «джихадистов», составляющих костяк корпуса интервентов в Сирии, ненавидима Эр-Риядом ничуть не меньше, чем другой союзник Асада – Тегеран. Тель-Авив, в свою очередь, прекрасно понимает, что свержение Асада окончательно решит проблему принадлежности оккупированных Голанских высот в пользу Израиля, следовательно – обеспечит наивыгоднейшие стратегические позиции в регионе. Разгром «Хезболлы» для него – и ключ к Голанским высотам, и фактическое уничтожение иранского присутствия в Леванте.

Саудовская и израильская разведки, активно работающие сейчас в Ливане – это сила, которая способна взорвать изнутри любую страну, тем более столь «сложную», как эта, где все держится на хрупком балансе между суннитами, шиитами и христианами, на неустойчивом консенсусе.

Почему причина упадка арабских стран - мировоззрение, в статье:
Почему деградируют мусульмане?

И взрывают. Черные столбы дыма над Бейрутом в конце минувшего и в начале нынешнего года – следы пожара, который выжигает хрупкое политическое равновесие в Ливане окончательно, без возможности восстановления. Двойной теракт возле иранского посольства в Бейруте 19 ноября прошлого года, в результате которого погибли, по меньшей мере, 23 человека, в том числе атташе по культуре иранской дипломатической миссии, взяла на себя ответственность суннитская «бригада Абдулла Аззам», один из филиалов «Аль-Каиды» в Леванте, тесно связанный с разведкой саудитов. Спустя месяц возле комплекса правительственных зданий в Бейруте был взорван автомобиль. Восемь погибших, в числе которых - бывший ливанский министр финансов Мохаммад Шатах, выступавший с резкой критикой «Хезболлы» и ее доминирования в ливанской армии и органах безопасности. Тем не менее, версия о том, что взрыв совершила «Хезболла», была принята сразу, безо всякого расследования, а после этого террористические акты в контролируемых этим движением районах стали происходить чуть ли не еженедельно.

Кульминацией интриг вокруг Ливана стал визит в Эр-Рияд президента Франции Франсуа Олланда, который встретился с саудовским королем Абдаллой, бывшим премьер-министром Ливана Саадом Харири, а также с лидером сирийской «Национальной коалиции сирийских революционных и оппозиционных сил» Ахмедом Джарбой. И три миллиарда долларов, о выделении которых «на безопасность Ливана» Эр-Рияд заявил сразу после этих встреч, с одной стороны, должны, по уверениям экспертов, «помочь ливанской армии дать бой группам, таким, как «Хезболла», которая вызвала волну насилия в стране». С другой – вот неожиданность… – дать ливанскому правительству возможность оплатить оружейные контракты с Францией.

Складывается достаточно парадоксальная ситуация. Большинство ливанских политиков понимает, что боевые отряды «Хезболлы» существуют в Ливане как некая гвардия, предназначенная для отпора Израилю. Ее руководство предпочитает не конфликтовать с руководством ливанской армии, а наоборот, оказывает всяческое содействие в ее укреплении. Даже если ливанская армия и должна быть реформирована с иностранной помощью, нельзя допустить, чтобы прозвучал приказ физически разоружить «Хезболлу».

Но чего стоит здравый смысл, когда война с «Хезболлой» уже запрограммирована внешними игроками?

И потому в суннитских районах ливанских городов Триполи и Сидон все громче звучат голоса «проповедников джихада», нападения на военных становятся обычным явлением, а в районах, контролируемых «Хезболлой», все чаще гремят взрывы. Газеты страны с тревогою пишут о том, что «Аль-Каида» стремительно набирает последователей среди ливанских суннитов». В чем ей помогает и сирийская вооруженная оппозиция, точнее – банды джихадистов, облюбовавшие пограничные ливанские районы в качестве своих тыловых баз.

Еще о психологии арабского человека в статье:
Почему арабы плохие солдаты

Слова короля Саудовской Аравии о том, что помощь королевства направлена на «улучшение безопасности» в Ливане, звучат как издевательство. По мнению западных аналитиков, «эта модель в разжигании межрелигиозных конфликтов между суннитами и шиитами, а также христианами была одним из основных методов работы Саудовской Аравии, Израиля и западных разведок для дестабилизации Сирии и Ирака в течение последних трех лет».

Заявления о том, что именно «Хезболла» провоцирует волну насилия, которыми пестрят западные газеты и приснопамятная «Аль-Джазира» - элемент информационного обеспечения готовящейся в Ливане войны.

Эта «волна насилия» была спровоцирована террористическими группами, за которыми стоят саудовская и израильские разведки. А главными жертвами нападения стали общины шиитов на юге Бейрута, и на востоке страны.

Примечательно, что после серии террористических актов в декабре 2013 года посольство Саудовской Аравии в Ливане обратилось к находящимся в этой стране согражданам с настоятельной просьбой покинуть страну. Было объявлено, что «»дипломатический состав посольства переходит на круглосуточный режим работы, чтобы в координации с авиакомпанией «Сауди арабиан эрлайнс» оперативно отправлять саудовских граждан в Эр-Рияд». Версия о том, что саудиты, таким образом, срочно эвакуируют оперативный состав, который отрабатывал дестабилизацию, осталась не расследованной. А два ливанских журналиста, пытавшихся провести ночную съемку посадки в самолет «мирных саудовских граждан», попросту пропали без вести. Кто заметит потерю двух человек в мясорубке надвигающейся войны?

История ливанской трагедии повторяется. Так и не расследованное толком убийство бывшего премьер-министра Ливана Рафика Харири в феврале 2005 года, ответственность за которое сразу же возложили и на Сирию, и на «Хезболлу» - отношения между которыми никогда не были особо безоблачными - стало стимулом для «кедровой революции» в Ливане. По ее итогам сирийские войска покинули страну после тридцатилетнего присутствия. Как становится ясно теперь, это был лишь промежуточный этап установления контроля над Ливаном со стороны Запада и его стратегических партнеров – Эр-Рияда и Тель-Авива. Следующий шаг – уничтожение «Хезболлы».

То, что перед нами процесс, в котором США, Саудовская Аравия и Израиль координируют свои усилия, тоже особых сомнений не вызывает. В апреле 2002 года в США «внезапно» были обнародованные результаты расследования взрыва 1996 года на американской базе «Дахран» в Саудовской Аравии, в результате которого погибло девятнадцать американских военнослужащих. Основной вывод следствия – террористический акт совершила «Хезболла», невесть откуда появившийся ее «саудовский филиал», о котором раньше никто никогда не слышал. Вслед за этим газета «Вашингтон пост» опубликовала статью, в которой утверждается: «Хезболла» и «Аль-Каида» Усамы бен Ладена похоронили все существовавшие между ними разногласия». Цитируемые газетой эксперты авторитетно заявили, что террористы обеих организаций сотрудничают «тесно и давно».

Чертиком из табакерки тут же выскочил тогдашний глава комитета по разведке конгресса США Боб Грэхем, который заявил, что борьба с «Хезболлой» должна стать приоритетом для международного сообщества, что эта организация страшнее Саддама Хусейна, а США должны использовать всю мощь своих ВВС для нанесения удара по лагерям террористов в Ливане…

Тогда у Вашингтона были более актуальные задачи, тот же Ирак. Теперь же, в ходе «окончательного решения сирийского вопроса» и установления контроля над Левантом руками стратегических партнеров, двух непотопляемых авианосцев – израильского и саудовского - возникает возможность уничтожить «Хезболлу» и окончательно подчинить Ливан.

Разгром этой организации как главная цель новой войны в Ливане – вещь понятная. Но в один день она не произойдет. Текущая, тактическая задача – заставить «Хезболлу» перейти в Ливане к обороне, заодно максимально сократить ее боевую активность в Сирии.

Вооруженные отряды «Хезболлы» и добровольцы из Ирана – сущий кошмар для банд боевиков, воюют грамотно, жестко, преследуют упорно и до полного уничтожения.

Именно поэтому сирийская оппозиция при каждом удобном случае стремится обстрелять в Ливане контролируемые ею районы. Ведь, собственно, «Хезболла» - это уже давно не сугубо военная организация, которой она была в начале восьмидесятых. Ныне – это мини-государство, в котором и школы, и система социального обеспечения, и больницы. Даже музей есть.

Столь же ошибочным и односторонним является взгляд на эту организацию как на иранскую марионетку. Достаточно случаев, когда между Тегераном и «Хезболлой» возникали разногласия. Нынешний ливанский премьер Наджиб Микати, много сделавший для создания и поддержания «внутриливанского баланса», получил поддержку своим усилиям и в Тегеране, и в Вашингтоне одновременно, причем - в период с 2009 по 2011 год, когда США и Иран находились в самом разгаре противостояния. Поддержать усилия Микати Тегеран убедила именно «Хезболла», не убоявшаяся достаточно острой дискуссии по данному вопросу с иранскими официальными лицами…

Над бесконечно манящим Бейрутом, городом, в который влюбляешься сразу и навсегда, сегодня нависло ожидание близкой и неотвратимой войны. «Войны по доверенности», когда стратегические цели Вашингтона и Парижа, Тель-Авива и Эр-Рияда – достигаются руками вскормленных на крови «перманентного джихада» и вооруженных западным оружием боевиков. Потом их «спишут» за ненадобностью. Потом, когда контроль над Левантом будет установлен окончательно, когда падет Сирия, когда по всему Леванту «анклавы джихадистов» будут работать своеобразными эскадронами смерти для шиитов Ливана, Ирака, Сирии. Когда гегемония США и саудитов будет безраздельной, а присутствие России - минимальным.

В ливанском обществе сегодня сильны ожидания того, что России удастся «продавить» мирный процесс в Сирии, который приведет к стабилизации обстановки во всем регионе. Собственно, это единственная надежда, что войны в Ливане не будет.

http://www.stoletie.ru/print.php?ID=257271

http://ru.journal-neo.org/2014/11/02/rus-livanskie-politiki-pir-vo-vremya-vojny/