В северо-восточной иракской провинции Сулеймания с 9-го октября с.г. нарастает волна протестных акций населения в форме митингов и демонстраций. Их участники требуют от региональных властей немедленного и эффективного решения всех политических, социально-экономических и финансовых проблем в Иракском Курдистане. Эти акции сопровождаются беспорядками, поджогами и погромами с применением огнестрельного оружия.

И, хотя одним из основных политических требований митингующих является проведение выборов президента региона в соответствии с нынешней конституцией, местные аналитики сходятся во мнении, что протесты во многом спровоцированы отказом Багдада выплачивать Иракскому Курдистану предназначенные ему федеральным законодательством 17% от доходной части госбюджета, который пополняется в основном за счет экспорта нефти.

Война с Исламским государством (ИГ), как следствие, появление в регионе свыше миллиона иракских и сирийских беженцев, падение цен на нефть и газ, изоляция региона от центральных и южных провинций Ирака после создания на территории восьми суннитских провинций страны Исламского халифата – все это пагубно сказалось на уровне жизни населения региона. Возник парадокс, когда значительное число граждан одной из богатейших стран мира по доходам от экспорта нефти на душу населения оказалось за чертой бедности, госслужащие и бюджетники месяцами не получают денежного содержания. Этим финансово-экономическим кризисом не преминули воспользоваться местные оппозиционные партии и иранские власти.

Протестное движение на севере страны возглавила партия «Движение за перемены» или, как ее принято сокращенно называть, «Горран». Она возникла еще в 2008 году в Лондоне на базе отколовшегося от Патриотического союза Курдистана (ПСК) крыла. Изначально лидеры «Горран» заявляли о необходимости проведения реформ в управлении, внутренней политике Курдистанского региона и модернизации всей политической системы. Они утверждали, что после свержения диктаторского режима С. Хусейна в Ираке, в Иракском Курдистане увеличился разрыв между простым курдским населением и руководством региона, процветают коррупция, трайбализм, непотизм, клановость, семейственность, отсутствие политической и экономической прозрачности и т.п.

Лидеры «Горран» считают, что пребывание длительное время у власти двух традиционных курдских партий делит Курдистанский регион на две части: до сих пор сохраняются территориальные зоны контроля Демократической партии Курдистана (ДПК) и ПСК, которым и подчиняются все еще формируемые по племенному принципу бригады «пешмерга». К настоящему времени «Горран» функционирует в Курдистане как альтернативное ДПК и ПСК политическое движение, которое возглавил бывшим заместитель генсека ПСК Н. Мустафа.

На последних парламентских выборах в Ираке и Иракском Курдистане эта партия смогла опередить по числу голосов ПСК, получила депутатские мандаты в парламентах и даже ряд министерских постов в региональном правительстве. Следует отметить, что в Правительстве Курдистана представлены все пять основных политических партий, но ответственность за нынешний кризис «Горран» возлагает исключительно на ведущую партию  ДПК.

Как сообщают курдские СМИ, именно «Горран» была признана ответственной за организацию октябрьских беспорядков в Сулеймании, в результате которых погибли пять человек, были ранены более 260, подожжены и разгромлены десятки офисов ДПК. Таким образом, были отстранены от исполнения своих обязанностей представители «Горран» в региональных органах власти: министр финансов, министр по делам «пешмерга», а также спикер парламента Курдистана.

Секретарь Совета безопасности Курдистана Масрур Барзани выступил с осуждением недавнего притеснения сотрудников офисов ДПК в провинции Сулеймания, обвинив сторонников партии «Горран» в попытке «разжечь ненависть и насилие» в регионе. Однако среди демонстрантов и протестующих были и представители ПСК, двух исламских партий региона и даже турецкой Рабочей партии Курдистана (РПК).

Полномочия ныне действующего президента Иракского Курдистана, Масуда Барзани (лидера ДПК), являющиеся предметом межпартийного спора, стали еще одним серьезным поводом для массовых акций протеста. Как известно, срок полномочий Барзани на посту президента истек еще в середине августа этого года и ДПК выступает за их продление, что будет уже вторым таким актом с 2013 года. Этот вопрос поляризовал все политические партии курдского региона Ирака. В общей сложности Масуд Барзани является президентом Иракского Курдистана с 2005 года, когда он был избран на этот пост парламентом региона. С 2009 по 2013 он был избран еще раз, но уже всеобщим народным голосованием, а в 2013 году его полномочия были продлены на два года (до августа 2015 г.) снова парламентом региона.

ДПК призвала другие партии продлить его полномочия еще раз до окончания войны с ИГ, мотивируя это тем, что военное время мало подходит для выборов и смены лидера. Другое решение, предложенное ДПК, – оставить «президентский вопрос» на решение нового парламента, который будет избираться через два года. Но значительная часть других политических сил (в первую очередь партия «Горран», амбиции лидеров которой возросли с недавним началом их участия в работе регионального правительства) выступили за немедленные выборы президента, причем через парламент, а не всенародным голосованием, при котором у нее практически нет шансов завоевать победу для своего представителя.

Лидеры ПСК также признаны причастными к организации октябрьских митингов и демонстраций протеста. Но большая часть рядовых членов ПСК, как и курдских исламских партий, все-таки поддерживает М. Барзани. Лидеров ПСК, как и «Горран», власти региона обвиняют в тесных связях с иранскими властями, которые стремятся усилить свое влияние в Иракском Курдистане или хотя бы в части его приграничной с Ираном провинции Сулеймания.

Иран традиционно пытался использовать курдский фактор в Ираке в своих интересах, не останавливаясь перед разжиганием междоусобных войн и конфликтов между курдами и арабами, а также среди курдских племен. Вот и сейчас, в разгар суннитско-шиитского вооруженного конфликта в регионе, для шиитского фундаменталистского Ирана важно привлечь на свою сторону иракских курдов для поддержки проиранских правительств Хейдара аль-Абади в Багдаде и Башара Асада в Дамаске.

Более того, Тегеран не скрывает своей заинтересованности в участии курдов в совместных с шиитской милицией наземных наступательных операциях против Исламского государства и поддерживающих его арабов-суннитов Ирака. Иранских аятолл явно не устраивает прагматичный и сдержанный курс президента М. Барзани по поддержанию ровных отношений со всеми мировыми и региональными центрами силы, а также стремление ограничиться в войне с ИГ лишь обороной своих территорий и защитой курдского населения прилегающих районов.

В Тегеране также опасаются окончательного разрыва отношений между Эрбилем и Багдадом и выходом Иракского Курдистана из практически развалившегося Ирака. За последние 10-12 лет центральные власти не только спровоцировали войну с арабами-суннитами, но и постоянно пренебрегали чаяниями и нуждами курдов, не выполнив практически ни одного своего обязательства из Эрбильских соглашений и статьи 140 конституции Ирака.

Оставаться дальше в насквозь прогнившем и коррумпированном багдадском правительстве курдским представителям становится не только бесполезно, но и опасно. Ведь рано или поздно кому-то придется ответить, и за развязанную войну с суннитами, и за разложение и бегство армии от боевиков ИГ, и за масштабные хищения денег из госбюджета, а также другие преступления центральных властей. Объективности ради можно сказать, что багдадские власти своими действиями, по сути, выталкивают курдов из формально все еще существующего государства.

Все это не учитывают в Тегеране и пытаются сохранить во многом искусственный союз арабов-шиитов с курдами. Не случайно в иранских СМИ муссируются слухи о «прозападном» настрое руководства ДПК и президента Барзани, которые считаются ими «пособниками Америки и Израиля». Похоже на то, что иранские аятоллы готовы даже поддержать сепаратистские настроения в Иракском Курдистане и спровоцировать отделение провинции Сулеймания от региона. В таком случае в стране может появиться еще один субъект федерации с прямым подчинением Багдаду.

В качестве вывода можно отметить, что региональному правительству пока удается контролировать ситуацию в Сулеймании. Положительным моментом является то, что власти не дали себя спровоцировать на применение вооруженной силы по отношению к протестующим, а убийства представителей ДПК из толпы, поджоги офисов лишь укрепили авторитет Барзани и его сторонников.

http://ru.journal-neo.org/2015/10/15/obostrenie-vnutripoliticheskoj-situatsii-v-irakskom-kurdistane/