В конце апреля 2015 года в СМИ появилась информация о том, что руководители «Исламского государства» (ИГ) и Талибан объявили друг другу джихад. Ранее кровопролитные столкновения происходили между сторонниками главы ИГИЛ Абу Бакра аль-Багдади и Абу Мухаммада аль-Джулани, лидера «Джабхат ан-Нусры», который отказался присягнуть на верность будущему халифу. В связи с обострившимися противоречиями между различными радикальными группировками возникает два вопроса: какова природа этих разногласий и способно ли ИГ преодолеть их и объединить под своими знаменами других участников международного джихадистского движения?

Подъем ИГИЛ в июне 2014 года и захват Мосула, второго по величине города в Ираке, стал закономерным результатом комплексного и многоуровневого процесса, вобравшего в себя множество факторов, начиная от американского вторжения в Ирак в 2003 году и образования там политического вакуума и заканчивая ростом влияния Ирана в регионе.

Совокупность внутренних и внешних причин способствовала выдвижению ИГ на передовые позиции в движении глобального джихада на сегодняшний день. В то же время последние события на сирийском фронте, где ИГ подчиняет себе территории, контролируемые «Джабхат ан-Нусрой» и другими исламистскими группировками, а также начало вооруженного противостояния между сторонниками халифата и Талибан в Афганистане, а также набирающий обороты конфликт между лидером «Аль-Каиды» Айманом аз-Завахири, занявшим место ликвидированного «террориста номер один» У. Бен Ладена, и Абу Бакром аль-Багдади в очередной раз подтвердили наличие острых противоречий между крупнейшими организациями движения глобального джихада.

ислам

Отношение к нациям и возможен ли национализм в исламе:
Ислам о национализме

Наследие Заркави и разногласия между «Аль-Каидой» и «Исламским государством в Ираке»

Антишиитская направленность стратегии радикальной ячейки «ат-Таухид валь-Джихад» стала причиной противоречий между ее лидером Абу Мусабом аз-Заркави и Усамой бен Ладеном. Камнем преткновения для лидеров террористических группировок стал выбор приоритетного направления борьбы.

Конфликт между главарями террористических организаций своими корнями уходит в глубь иракского кризиса, в ходе которого «Аль-Каида» взаимодействовала с многочисленными радикальными группировками салафитского толка, на базе которых в октябре 2006 года возникло «Исламское государство в Ираке» (ИГИ).

При рассмотрении причин фрагментации международного джихадистского движения, необходимо отдельно остановиться на незаурядной личности Абу Мусаба аз-Заркави, создателя террористической ячейки «ат-Таухид валь-Джихад», вокруг которой впоследствии объединились различные исламистские силы, действующие в населенных суннитами частях Ирака, а также представители военной элиты эпохи Саддама Хусейна. Свою деятельность Заркави начал в афганском подполье, где познакомился с основателями движения глобального джихада, в том числе, Абу Мухаммадом аль-Макдиси и Абу Абдуллах аль-Мухаджиром, с которыми он лично принимал участие в работе организации «Бейт аль-Ансар» в Пешаваре, имеющей непосредственное отношение к «Аль-Каиде».

В то же время большое влияние на формирование его взглядов оказал обострившийся суннитский кризис в Ираке, где после свержения Саддама Хусейна сунниты были отстранены от процесса принятия политических решений и стали подвергаться репрессиям со стороны шиитского большинства, пришедшего к власти благодаря американскому вторжению в 2003 году. Оккупация, сопровождавшаяся формированием нелегитимных механизмов управления, а также рост влияния Тегерана лишь усугубили ситуацию.

ислам

Отношение к собственности иноверцев в Исламе в статье:
Собственность неверных в исламе

Антишиитская направленность стратегии радикальной ячейки «ат-Таухид валь-Джихад» стала причиной противоречий между ее лидером Абу Мусабом аз-Заркави и Усамой бен Ладеном. Камнем преткновения для лидеров террористических группировок стал выбор приоритетного направления борьбы. По мнению У. бен Ладена и его окружения, главным противником должны были стать США и их союзники, в первую очередь, Израиль. Эта группа государств была объединена в понятие «дальнего врага». Заркави же предлагал направить все усилия против «ближнего врага» — «коллаборационистских» арабских режимов и внутригосударственных сил, сотрудничающих с оккупантами.

Несмотря на то, что иракская группировка в 2004 году формально стала частью «Аль-Каиды», в результате чего возникла «Аль-Каида в Междуречье», разногласия так и не были устранены. Напротив, террористические акции против подразделений иракской армии и полиции, а также мирного населения стали носить регулярный характер. Так, 29 августа 2003 года прогремел взрыв в мечети имама Али в Наджафе — центре шиитской политической жизни. Жертвами теракта стали 83 человека, среди которых — председатель Высшего совета исламской революции Мухаммад Бакыр аль-Хаким. С декабря 2003 по март 2004 года в Кербеле было совершено сразу несколько террористических атак, унесших жизни более 200 человек. Впоследствии волна насилия лишь усиливалась, приобретая черты религиозной войны.

Главная проблема была связана с «вымыванием» иностранного компонента, вызванным снижением привлекательности идей «Исламского государства в Ираке» в глазах джихадистов за рубежом, которые были разочарованы участившимися поражениями, а также тем, что задача уничтожения «дальнего врага», будь то Израиль или США, откладывалась на неопределенный срок.

Для оправдания джихада против шиитов и тех суннитов, которые сотрудничают с оккупационными силами, Заркави использовал исламский принцип «аль-виля’ валь бара’» (приверженность и непричастность), получивший развитие в работах Ибн Таймии – философа, правоведа ханбалистского мазхаба, считающегося одним из основоположников течения салафитов. Суть этого принципа сводится к тому, чтобы оказывать всяческую поддержку единоверцам и бороться с вероотступниками, лицемерами и еретиками, которые поддерживают неверных.

ислам

Положение иноверцев при шариате, подробнее в статье:
Что такое джизья?

Несмотря на то, что руководство «Аль-Каиды» хранило молчание, стратегия иракского «филиала» вызвала осуждение со стороны видных деятелей «террористического интернационала», в том числе наставника Заркави Абу Мухаммада аль-Макдиси, который в своем письме «Поддержка и наставление: надежды и страдания» обратился к своему ученику и призвал его отказаться от тактики атак террористов-смертников, которые приводят к многочисленным жертвам среди мирных жителей.

Вхождение «Аль-Каиды в Междуречье» в состав «Исламского государства в Ираке» в 2006 году лишь добавило неясности в отношения с группировкой У. бен Ладена, так как теперь все решения на месте принимались Совещательным собранием моджахедов, не имевшим никакого отношения к «Аль-Каиде». Гибель Абу Мусаба аз-Заркави, который благодаря своему «афганскому прошлому» выступал в роли связующего звена между «центром» и местными группировками, способствовала усилению разногласий.

Образование «Джабхат ан-Нусры» и начало открытой фазы противостояния

Предшествующие «арабской весне» несколько лет стали серьезным испытанием для «Аль-Каиды». Утрата влияния в Ираке, ликвидация У. бен Ладена, обострение борьбы за власть внутри группировки и, наконец, триумф политического ислама в Тунисе и Египте – все это, по мнению многих исследователей, должно было привести к упадку организации. Однако избрание Аймана аз-Завахири лидером «Аль-Каиды» и выработка новой стратегии, которая предполагала оказание поддержки народным протестным движениям и постепенное переориентирование их в сторону «исламской альтернативы», укрепили позиции группировки. Более того, провал демократических преобразований и рост экстремизма в Египте, Йемене, Ливии и Сирии способствовал увеличению числа ее сторонников.

ислам

Отношение к атеистам и другим религиям в Исламе в статье:
Что говорит Коран про иноверцев

Что касается «Исламского государства в Ираке», то и оно оказалось в непростом положении. Новая тактика поведения, разработанная командующим многонациональными силами коалиции Д. Петреусом и предполагавшая задействование суннитских племенных формирований «Возрождение» (Сахават) для борьбы с исламистами, принесла свои плоды: за короткий срок территория, контролируемая боевиками, уменьшилась вдвое, было уничтожено 75% живой силы [1]. В то же время ИГИ удалось сохранить организационную структуру, что стало понятно после серии кровавых терактов в «зеленой зоне» Багдада, унесших жизни более 400 человек.

Главная проблема была связана с «вымыванием» иностранного компонента, вызванным снижением привлекательности идей «Исламского государства в Ираке» в глазах джихадистов за рубежом, которые были разочарованы участившимися поражениями, а также тем, что задача уничтожения «дальнего врага», будь то Израиль или США, откладывалась на неопределенный срок, а на первый план выходили интересы иракских суннитов и их борьба с шиитским правительством Нури аль-Малики [2].

События в Сирии стали катализатором прямого столкновения интересов традиционного центра силы движения глобального джихада – «Аль-Каиды» – и набирающего мощь нового полюса в лице ИГИЛ.

Большинство из тех, кто покинул Ирак, устремилось в Сирию, где протекали процессы «исламизации» революции. Потеря иностранных боевиков ставила под угрозу целостность ИГИ, поэтому новый лидер Абу Бакр аль-Багдади принял решение создать ответвление организации на сирийском театре боевых действий, для чего отправил туда своих эмиссаров во главе с Абу Мухаммадом аль-Джулани. Новая группировка, получившая в январе 2012 года название «Джабхат ан-Нусра», поспешила отмежеваться от «Исламского государства в Ираке», чему способствовали рост числа сторонников, военные успехи (более 500 успешных операций), а также приток средств и оружия из стран Персидского залива, прежде всего, Катара [3].

Поэтому, когда Абу Бакр аль-Багдади 4 апреля 2013 года объявил о роспуске «Джабхат ан-Нусры» и создании «Исламского государства в Ираке и Леванте» (ИГИЛ), Абу Мухаммад аль-Джулани отказался выполнить приказ. Вместо этого, опасаясь за собственную жизнь, он принес присягу лидеру «Аль-Каиды». Далее последовали события, в ходе которых боевики ИГИЛ нанесли ряд ощутимых поражений «сепаратистам» и оккупировали обширные территории на востоке Сирии, в том числе, город Ракка, который 29 июня 2014 года станет столицей халифата.

ислам

Отношение ко лжи в Исламе подробнее в статье:
Разрешена ли ложь в исламе?

Попытки Аймана аз-Завахири примирить конфликтующие стороны не увенчались успехом. Один из руководителей группировки «Ахрару аш-Шам» Абу Халед ас-Сури, которого он послал для урегулирования конфликта, был убит. С этого момента раскол в движении глобального джихада приобретает черты открытого противостояния.

При этом следует отметить, что число сторонников «Аль-Каиды» начинает неуклонно снижаться. Так, о присоединении к халифату заявил лидер «Ансар Бейт аль-Макдис», действующей на Синайском полуострове. В поддержку действий ИГ в видео обращении высказались боевики «Ансар аш-Шариа» в Ливии, которые предположительно стоят за нападением на посольство США в Триполи в 2012 году.

Таким образом, события в Сирии стали катализатором прямого столкновения интересов традиционного центра силы движения глобального джихада – «Аль-Каиды» – и набирающего мощь нового полюса в лице ИГИЛ.

Что дальше?

Рост поддержки «Исламского государства» не только со стороны радикальных группировок, но также идеологов мирового джихада (Абу Саад аль-Амили, Абу Мухаммада аль-Азди, Абу аль-Мунзир Амр Махди Зейдан и др.) косвенным образом свидетельствует о провале стратегии Аймана аз-Завахири, разработанной после начала «арабской весны»: ему в конечном итоге так и не удалось нивелировать грань между «дальним» и «ближним врагом». Лидер ИГ, напротив, с уровня внутрииракских проблем перешел к решению вопросов мироустройства.

В ближайшем будущем можно ожидать неуклонный рост числа сторонников халифата. Так, недавний соперник ИГИЛ «Джабхат ан-Нусра» поддержала наступление его боевиков на лагерь палестинских беженцев «Ярмук», в результате которого тот был оккупирован [4]. В последнее время в СМИ просачивается информация о том, что Абу Мухаммад Аль-Джулани собирается разорвать союз с А. аз-Завахири.

В то же время говорить об объединении джихадистов вокруг ИГ преждевременно. У «Аль-Каиды» все еще остаются традиционные союзники, к примеру, Талибан. Несмотря на то, что талибы в Пакистане поддержали «Исламское государство», позиции афганской группировки укрепятся после вывода войск США в 2016 году. Поэтому, если до этого времени разногласия в движении глобального джихада решить не удастся, наиболее вероятным вариантом станет дальнейшая эскалация конфликта между лагерями Абу Бакра аль-Багдади и Аймана аз-Завахири.

1. Атван Абдель Бари. «Исламское государство»: истоки, жестокость и будущее. Бейрут: Дар эс-Сакы, 2015. – с.124.

2. Абу Хунейя Хасан, Абу Румман Мухаммад. Организация «Исламское государство»: суннитский кризис и борьба с глобальным джихадом. Амман: Фонд имени Фридриха Эберта, 2015. – с.69.

3. Там же, с.82.

4. Специальный доклад о ситуации в лагере «Ярмук». Политический департамент ООП, 2 апреля 2015 года.

http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=5974#top