Напомню, что в отличие от прочих политических аналитиков я пользуюсь дедуктивным методом. Так же как и Холмс, я на основе достаточно полной картотеки политических кризисов и исторических судеб делаю обобщения, а уже потом оцениваю текущие политические события, сравнивая цепочку событий с историческими аналогами на основе этой обобщенной модели. За последние год-два я эту модель с необходимыми для дедуктивного анализа деталями и параллелями описал у себя в журнале достаточно подробно. Хотя этот процесс уточнения модели и ретроспективного анализа вообще бесконечен.

Большинство же аналитиков берут единичное событие, как правило, вне широкого контекста, только в узком или что осталось в памяти, а потом применяют метод индукции, обобщая найденные в узком контексте связи на более широкий контекст. И вот уже разделы аналитики на всех сайтах пестрят заголовками о грядущей Третьей мировой войне только лишь потому, что Турция и Россия не поделили с первого захода узкую полосу приграничной территории в Сирии.

Хочу еще  не лишний раз подтвердить все основные оценки и выводы о текущем глобальном кризисе, сделанные ранее. За три месяца никаких событий, идущих поперек ранее сделанных анализов и прогнозов не произошло, а все произошедшее укладывается в канву завершающейся в этом году «Третьей мировой перезагрузки». Она проходит в режиме не горячей (как Вторая мировая), а информационно-психологической войны с локальными силовыми или иными действиями, направленными на создание партнерам по перезагрузки определенных экономических сложностей, перегрузок, отвлекающих от более важных «театров перезагрузочных действий», в ходе которых складывается итоговый глобальный баланс сил.

Например, вся заварушка в самоупраздненном государстве Украина имела целью не только связать силовые и финансовые ресурсы России, но и лишить ее возможности действовать в качестве ключевого игрока на полянах БРИКС, Двадцатки и, главное, на Ближнем Востоке. Когда это не удалось – связать руки, другие ключевые игроки первыми примчались в договариваться в Сочи об участии России в урегулировании в Сирии, а еще точнее – вокруг Израиля, и о замораживании на этот период ситуации на Б/У.

Многие комментаторы намедни повторяли одну правильную сентенцию – в периоды мировых перезагрузок больше всего выиграет тот, кто последним выложит на стол свои козыри, пусть даже они были поначалу мельче, чем у соперников. А вот кто не успел, посчитал данный раунд игры проходным, а не решающим, тот опоздал, даже имея на руках триллионные финансовые резервы. А все потому, что у близких партнеров, консультирующих без пяти минут нового гегемона и уже расстеливших перед ним королевскую ковровую дорожку, есть свои собственные интересы, а также неизбывная привычка вводить в заблуждение именно союзников.

Поэтому Россия успела к ближневосточному разделу даже не сфер влияния, а долей участия и руководящих функций в новом глобальном мироустройстве, а Китай не успел. Впрочем, это если такие амбиции были. Вполне возможно, что китайских лидеров интересуют только грядущая перестройка и расклады влияния внутри Поднебесной. А внешнеполитические маневры и символическое поклонение китайскому лидеру былых гегемонов и недругов – лишь аргументы в своей игре.

Теперь начнем медленно-медленно спускаться по тропе дедукции, ведущей от заоблачной вершины, на которой происходит невидимая для всех нас схватка за глобальную финансовую власть на ближайший кризисный период. Ведь именно тот, кто рулит денежным краником во время финансового кризиса, имеет шанс подмять под себя самый лакомые активы.

Такова, во всяком случае, до сих пор была логика финансовых воротил, оттеснивших к концу ХХ века всех прочих элитариев от кормила. И как всегда бывает в политике коалиция победителей немедленно приступила к разборке между собой, которая привела не только к расколу, но и к возвышению третейской ветви между дерущимися – ведущей силой внутри финансовой элиты на наших глазах стала ветвь финансового контроля, все более опирающегося на классические спецслужбы.

Уже более невозможно оттягивать объявление победителя в споре между «пиратами» и «менялами» в лице бывших подручных, а теперь арбитра между ними, поддерживающего баланс сил в свою пользу. Уже давно все прочие эмиссионные центры на планете подмяты под хозяев ФРС, уже истекает срок годности временных подпорок вроде «сланцевого пузыря» или китайского фондового рынка, уже глобальная «гибридная» война между коалициями «пиратов» («партии горячей войны») и «менял» («партии информвойны») давно выплеснулась в кровавые разборки в Ливии, Египте, Сирии, а потом и на Украине. Уже на грани краха и распада еще один «великий лимитроф» - Турция.

Откладывать решение больше некуда, хотя бы и по той самой простой и неустранимой причине, что с февраля нового года по самим США покатится беспримерная по своей ожесточенности предвыборная кампания, серия праймериз, в которой «пираты» и «менялы» вряд ли будут придерживаться хоть каких-то правил и ограничений, выработанных за два века американской истории. Потому что на этот раз победитель получит возможность полностью подмять своих конкурентов, без шансов реванша. Именно из-за перехвата победителем рычагов глобального финансового контроля, который сейчас пока сам по себе, ни за тех, ни за этих. Все, время игры истекает, оба гроссмейстера в жестоком цейтноте, а арбитр уже давно обдумал и решил, с помощью кого из внешних игроков, не ангажированных ни за одну из коалиций, он может сам унести главный приз.

Собственно, такой игрок на планете всего один, не имеющий сильных финансовых карт и интересов, но при этом с серьезными военными козырями. Впрочем, на Ближнем Востоке тоже есть не слишком ангажированный сильный игрок регионального уровня, на который поначалу была сделана ставка – это Иран. И если бы с помощью кризиса на Б/У удалось выключить Россию из раскладов, то ей волей-неволей пришлось бы помогать именно Ирану, который бы занял место России на сирийском побережье.

Выключить Россию можно было так - например, лишить базы ЧФ в Крыму, либо спровоцировать на защиту базы ЧФ против захвативших власть в Крыму крымско-татарских боевиков, поддержанных теми самыми «серыми волками», которые расстреляли нашего пилота –тогда Турция могла объявить не войну, но военное положение и перекрыть проливы для ЧФ. Вот тогда Обама во главе коалиции финконтроля мог бы опереться на связку Иран-Россия, но исключив Россию из числа бенефициаров перезагрузки. (Ровно так, как это смогли сделать в 1918 году через кризис на Украине и позорный Брестский мир)

Кстати, и сейчас провокация со стороны турецких «ястребов» была нацелена именно на это – не государственный, но политический переворот и фактический захват власти под предлогом защиты турецкоподданных в Сирии и опять же крымских татар, страдающих в херсонских степях. Другое дело, что в новых условиях, когда Обама и Керри, которые олицетворяют коалицию «финконтроля» и «менял» против «пиратов» уже вынуждены опираться на Россию, такая провокация потеряла смысл и была разыграна прежде всего для того, чтобы по ее итогам подавить политическое сопротивление турецких «ястребов».

Это ровно такая же по целям спецоперация, как и с малайзийским Боингом над Донбассом – где «пиратам» дали шанс провести свою провокацию до конца или почти до конца, а потом после отказа провокаторов в последний момент – организовали имитацию крушения, чтобы разгромить ставленников «пиратов» в руководстве спецслужб США.

Резкое политическое ослабление «пиратов» началось именно тогда, в июле 2014, но это еще не разгром. Да и нельзя было допустить быстрого разгрома «пиратов» и резкого усиления «менял», которые в этом случае сами становились бы новыми «пиратами», только опираясь на связку своих вассалов в Пекине и Москве, где политические перевороты в пользу пролондонских группировок стали бы неизбежны. Поэтому «пиратов» додавливали постепенно, двигаясь галсами, сохраняя им шансы и резервы, но направляя эти резервы против резервов «менял», как это происходит все время на Б/У. Например, акция "ястребов" с блэкаутом Крыма, которую боевики Джемилева не стали бы проводить без одобрения посла США, а тот без санкции Обамы – это еще и удар по экономическим позициям ахметовского ДТЭК, то есть «менял».

Обама и его финконтроль в большей степени опираются на «менял» против «пиратов» только потому, что «менялы» имеют не старшие козыри в игре – контролируют западные и мировые англоязычные СМИ, в отличие от «ястребов», способных спровоцировать и развязать горячие военные действия и тем самым перехватить инициативу на ключевых «театрах перезагрузки», главным из которых является восточное Средиземноморье, зона Суэцкого канала и примыкающие к нему военные базы в соседних государствах.

Сам по себе Израиль не является генетически запрограммированным милитаристом, скорее даже наоборот. Но выбор бывших природных торгашей на роль милитаристского форпоста финансистов обусловлен только их религиозным противостоянием с арабами, чтобы военные базы, контролирующие Суэц, было кому защищать от соседей. Алавиты, христиане и друзы на побережье Сирии и в Ливане в этом смысле – запасные игроки.

Израилю в его нынешней роли сторожа главного узла мировой торговли и финансовой системы в общем-то по барабану, кто там наверху финансовой системы – главный. Главное, чтобы этот главный был гегемонистом. Если бы «менялы» вдруг одолели «пиратов», то в этом случае они бы немедленно раскололись на две фракции – одна из которых стала бы «новыми пиратами». Собственно, перспектива отделения Шотландии с ее ядерными подлодками и заводами от Англии является проекцией на политическую карту именно этого потенциального раскола и создания, например, новой мировой валюты на базе шотландского фунта, который в прочих регионах мира ходил бы под маской «гонконгского доллара» или «бумажного золота». Но итог был бы – перезапуск однополярной финансовой системы за счет раздробления и разграбления бывшего гегемона США.

А поскольку в Израиле как в ковчеге - каждой твари по партии, то такой глобальный переворот отразился бы на нем минимально – ну пришли бы к власти партии, спонсируемые наследниками Ротшильдов, а не партии, спонсируемые Рокфеллерами. Впрочем, даже и на случай, если монетка встанет на ребро и победу будет праздновать именно финконтроль, в правящей коалиции есть и такая партия с кандидатом в будущие премьеры. Так что дело сейчас не в позиции Израиля, который примет любой исход, лишь бы он побыстрее стал определенным, и ситуация не была подвешенной.

Хотя конкретные политики и группы, ангажированные «пиратами» и «менялами», конечно, в интригах «арабской весны» участвуют, держат какие-то активы в виде подконтрольных групп в Сирии и других странах. Но никаких особых дополнительных дивидендов получить они не могут, только сторговаться с победителем игры. Тем более что свою долю контроля над будущим коалиционным режимом в той же Сирии через союзных друзов они будут иметь, а больше им там никого не ангажировать.

Собственно, вся оставшаяся неопределенность физического контроля над регионом Суэца и восточного Средиземноморья и упирается в переформатирование Сирии на основе сфер влияния крупных мировых игроков. Пока, кроме Израиля с друзами и Лондона, имеющего свою зону близ иорданской границы, в Сирии смогла закрепиться Россия в Латакии, а с ее помощью имеет шансы Иран в Идлибе и, сюрприз, США в сирийском Курдистане.

Тут и возникает ключевой вопрос: а что разве Турция не саттелит США? И почему нужно было обезопасить обаминых спецназовцев и курдских союзников от турецких бомбежек? А вот именно потому, что разные крылья американской элиты играют друг против друга, используя своих саттелитов, которые тем самым раскалывают и ставят на грань краха союзные США государства, как Украину и Турцию. Если бы США вошли в Сирию с помощью турецких «ястребов», то этот козырь был бы на руках «пиратов», а не Обамы и тем более «менял».

Сами «менялы» имеют свою зону влияния на юге через Иорданию, а их американское крыло пытается получить позиции в торговой столице Алеппо либо через Иран, либо через своих политических сателлитов в Стамбуле, противостоящих турецким ястребам из Анкары. Если бы удалось отсечь Россию, то шансы «менял» были бы выше, поскольку Иран издавна связан с лондонскими финансистами и нефтяниками. А при разыгрывающей роли России выше шансы у американских спецслужбистов во главе с Обамой получить блокирующий пакет акций в сирийском предприятии, а потом по ходу дела менять коалиции ради контрольного пакета.

Заметим, что кроме занявшего выжидательную позицию Израиля, у «пиратов», то есть «партии войны» оставалось не так много союзников в мире, имеющих шанс изменить расклад сил вокруг Суэца и Израиля. Кроме Саудовской Аравии «пираты», по сути, нигде не сохранили политический контроль, а саудитов втянули и они плотно увязли в Йемене. Египетские военные ослаблены, прежде всего, своей вовлеченностью в бизнес, но также и осуществленной по наущению «менял» «цветной революцией». Саудитам и так приходится вливать десятки миллиардов долларов на поддержку режима в Египте, так еще и катастрофа российского авиалайнера лишает генералов и бюджетных, и семейных доходов от туризма.

Поэтому взрыв аэробуса «Когалымавиа» - это точно не дело саудитов или тем более израильтян, и не турецких ястребов. Скорее, разгадку нужно искать там же, где и разгадку крушения немецкого аэробуса – в перехвате управления. Французские спецслужбы по заданию «менял» имели возможность для этого. Но есть и другие версии – например, закладка пластита в конструкции кресла во время сертификации в Ирландии. Это менее вероятно, но все же вероятнее, чем пластит в банке из-под энергетика.

Впрочем, самое главное указание на «менял» - это активное сопровождение катастрофы в информационном поле агентств и СМИ практически с момента крушения, если не до. Точно так же как это происходило с турецкой атакой на Су24. Плюс к этому жуткая активность Кэмерона в общении с Кремлем по переводу стрелок на ИГИЛ. Вряд ли официальный Лондон и его спецслужбы были втянуты в эту провокацию, поскольку ее заказчики из числа заоблачных финансово-политических боссов имеют рычаги и без задействования слишком осторожных политиков. Но тот же Кэмерон не мог не понимать, что подумают на него и его подчиненных.

В итоге консультаций сошлись на том, что отвечать будут все террористы без исключения. То есть результатом был карт-бланш для России в Сирии и окрестностях. Хотя пометочку в блокноте ВВП наверняка сделал, и после завершения активной фазы сирийской военно-политической операции «менялы» потеряют немало позиций в российской политике, а главное – экономике. Но в контексте текущего кризиса главный итог инцидента в Египте – существенное ослабление здесь позиций «пиратов» и участие России в лице Шойгу в вопросах безопасности на Синае, где у самих египетских генералов было до сих пор лишь совещательное право голоса.

Кстати, теперь уже ясно, что «Мистрали» планировались еще тогда для операции в России именно здесь, с обеих сторон Суэцкого канала. А контрагентом французов в России был тогда Сердюков, зять Зубкова, который был первым главой местного финконтроля и был на прямой связи с американским финконтролем. Так что можете и сами сделать выводы. А теперь эти же «Мистрали» пойдут туда же под египетским флагом, но все равно с российским оснащением и российскими советниками.

Соответственно, теракт в Париже тоже очень похож на провоцирование теперь уже французских «ястребов» на вторжение в Сирию и тем самым усиление позиций турецких «ястребов», едва удерживавших фронт. Вполне вероятно, что акция на стадионе, где вполне можно было ставленникам «пиратов» из французских спецслужб взять Олланда под временную охрану на несколько часов, была предотвращена по наводке американцев, которые эту провокацию негласно санкционировали, а потом слили. В итоге весь пар от провокации вышел в истерящий свисток меняльских СМИ.

И точно также провокация турецких «ястребов», заботливо транслируемая американскими и «меняльскими» медиа чуть ли не в прямом эфире, выглядит как откровенная подстава против именно тех турецких политиков, военных и спецслужбистов, кто курирует связи с ИГИЛом, но главное был занят проектом создания бесполетной зоны и наземной операции стран НАТО в северной Сирии. Эрдоган не случайно слил окружению эпизод с кивком Обамы, якобы согласившемся на его предложение сбить русский бомбардировщик.

Именно этого согласования требовали от слабого президента его обезумевшие генералы, наверняка грозившие переворотом, если не государственным, то политическим – расколом победившей партии. Ну вот и получили в результате такое «согласие», а заодно содействие, обеспечившее фактический раскол НАТО вместо его мобилизации в поддержку Турции. И те же французские вояки теперь, после сбития и расстрела турками русского пилота, только что объявленного в французской прессе союзником – оказались нейтрализованными.

Теперь французам остается только ждать, что обыгравшие их русские с американцами, как и в прошлый раз в 1945-м, по просьбе Лондона выделят им «зону ответственности». Но важнее всего, что и французы, и турки – их военная каста могут спасти свое лицо, только перейдя в союзники от «пиратов» к Обаме (и поддерживающему его Путину), то есть к финконтролю.

А насчет русско-турецкой войны, перерастающей в Третью мировую? Не смешите. Эрдоган – это такой турецкий Горбачев, флюгерный политик, легко поддающийся давлению и изнутри, и извне, но пытающийся пробежать между струйками. Он уже пожертвовал интересами страны ради своего политического выживания, и еще не раз сдаст эти позиции с потрохами. Просто сначала осознать свой финальный проигрыш и сдаться на милость победителям должны сами турецкие генералы. Впрочем, это не значит, что все в отношениях Турции с Россией вернется на круги своя – все что возможно, турецкая сторона будет вынуждена уступить – долю российского рынка и многое другое.

Таким образом, все тревожные события последних недель пока что полностью укладываются в самый главный глобально-политический тренд, заключающийся в завершении политического разгрома милитаристов и «пиратского», условно рокфеллеровского крыла финансовой олигархии. После закрепления за победившей коалицией военного контроля над ключевым узлом мировой торговли можно будет начинать давно назревшее переформатирование глобальной финансовой системы.

Тут как раз к концу года начнет действовать Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, призванный аккумулировать «внешние доллары» и сделать их обесценивание намного более плавным, чем без него. А для «внутренних долларов» в этом случае можно будет и начать поднимать так же плавно учетную ставку. Финконтроль обеспечит, чтобы издержки этих сложных операций взяли на себя банкстеры, а не только население. Так же как в других подконтрольных финконтролю странах олигархи уже вынуждены брать на себя издержки переформатирования.

Например, Ахметова нагнули на достройку ключевой для Б/У ЛЭП. И кстати, этот пример, как и беспрецедентно скоростная постройка «пиратами» второй очереди Суэцкого канала очень хорошо иллюстрирует, что в нынешней мировой перезагрузке и ее продолжении – «второй холодной войне» по итогам победы и раскола все той же коалиции, главными становятся вот такие операции по быстрой модернизации стратегической инфраструктуры, а не только военные и иные операции по ее защите.

Надеюсь, получилось ответить на бОльшую часть накопившихся у читателей вопросов.

http://oohoo.livejournal.com/194651.html