Смерть нью-йоркских полицейских Рафаэля Рамоса и Вэньцзянь Лю, застреленных психически неуравновешенным человеком, который затем совершил самоубийство, сопровождалась публичными траурными мероприятиями. К сожалению, многие общественные деятели очерняют тех, кто требует, чтобы полицейские несли ответственность за свою жестокость.

Один из признаков падения американских культурных ценностей (особенно среди правых) – призывы к уважению человеческого достоинства, прав человека и к прекращению полицейского насилия в отношении цветных людей могут быть перевёрнуты и превращены в провокацию антиполицейского насилия.

Миллионы американцев, которые хотят, чтобы полиция действовала профессионально и ответственно, не оскорбляя тех, кого они «поклялись защищать», не одобряют антиполицейское насилие. Скорее, эти сознательные американцы выступают против полицейской жестокости, потому что верят, что человеческое достоинство и безопасность каждого человека – главные ценности.

США полиция

Официальная статистика Министерства обороны США: сколько военной техники и вооружения передано из армии США правоохранительным органам всех штатов с 2006 года.

Хотя для некоторых это может показаться очень сложно, как я уже писал, жизни Рафаэля Рамоса и Вэньцзянь Лю не более ценны и священны, чем жизни Эрика Гарнера, Тамира Райса, Майкла Брауна, Джона Кроуфорда и любого другого человека. Права человека универсальны. Жизни полицейских не ценнее и не особеннее, чем жизни других граждан. Несогласие с этим фактом приводит к ползучему фашизму и авторитаризму, узакониванию полицейского бандитизма и насилия.

Публичные ритуалы, которые проходят после смерти полицейских, предназначены для сокрытия и запутывания сложных реалий с помощью громких фраз. При этом забывается основная правда: полиция (как общественный институт и группа) – не жертва. Скорее, полиция США – защищённый класс людей. Каждый день они служат лицом Государства, и в их власти обрушить насилие на американский народ. Полицейские – проводники закона, но во многих отношениях они действуют вне закона и над законом.

Очень много таких примеров оруэлловского злоупотребления властью.

В недавнем деле «Хейн против Северной Каролины» Верховный суд постановил, что даже когда полицейский останавливает человека без соответствующей причины, это не является нарушением конституционных прав в рамках Четвёртой поправки. А в тех редких случаях, когда полиция сталкивается с судебными обвинениями за свои незаконные, враждебные и чудовищные действия против американского народа, их очень редко обвиняют.

А также, полицейские управления не раскрывают данные о реальном количестве людей, расстрелянных американской полицией. Жертвы полицейского насилия «исчезают» в бюрократических дебрях, в которых «оправданные» полицейские убийства быстро забываются.

Судебная криминальная система сама себя контролирует. При этом невозможно существование настоящей ответственности. Это не отдельный инцидент и не отклонение от системы. Нет. Государство лишения свободы и наказаний работает именно так, как его создали и настроили американские элиты.

США были основаны как общество превосходства белых (мужчин). Несколько столетий спустя, страна по-прежнему обслуживает и защищает привилегии белых. С точки зрения такой расистской иерархии, способности и полномочия полиции нарушать основные человеческие и конституционные права цветных людей в США расширились и усилились.

Злоупотребления полиции в отношении цветных (и, как правило, бедных) людей в рамках расистской судебной криминальной системы (Мишель Александер называет это Новыми законами Джима Кроу) – норма, ежедневная реальность, которая прячется за сухой статистикой - полиция убивает чёрных подростков в 21 раз чаще, чем их белых товарищей; каждые 28 часов полиция убивает минимум одного чернокожего.

Множество способов, которыми полиция убивает чёрных и коричневых людей, и оправданий, которые предлагаются для объяснений этих убийств, могут составить основу для абсурдистской и чёрной сатиры. Копы убивают чернокожих людей за сон в автомобиле, так как кошельки, брелки и сотовые телефоны (оказавшиеся в руках у афроамериканцев) похожи на пистолеты; их убивают за нарушения законов времён Джима Кроу, за игрушки, за «нахальную походку», за игру в парке, за переодевание в любимого героя мультфильма, за нелицензионную продажу сигарет около кабака.

Не считая патологических белых расистов и других белых, которые согласны с ними, несмотря на маскировку своего фанатизма заявлениями, что они «не видят» тут расизма, никто не смеётся, глядя на некрополь чёрных людей (многие из которых были безоружными), убитых полицией в кровавом 2014 году, за последнее десятилетие или столетие.

Так как полиция – защищённый класс, вокруг неё накручено множество мифов, которые принимают форму неявных предположений, распространяются американской поп-культурой и редко критически анализируются. Этот мифологический щит многолик, он формируется из рассказов и уроков, на которых вырастают американцы, из выступлений политиков и священников, из постоянной пропаганды СМИ.

Полицейское насилие оправдывается и объясняется следующими утверждениями.

Полицейская служба – опасная работа. Работа полицейского связана с некоторым риском, который снижается при обучении и вооружении. Статистика говорит, что полицейская служба входит в десятку самых опасных профессий. Но мусорщики, водители грузовиков, лесничие и рыбаки - чаще убиваются и травмируются на работе, чем полицейские.

Хотя СМИ и полицейские профсоюзы вкладывают огромные деньги в пропаганду того, что полицейская служба очень опасная и нервная - чаще всего полицейские погибают в автомобильных авариях.

Полицейская служба – опасная работа, в которую входит необходимость принятия решения за доли секунды. Как показало исследование предрассудков, расизма и применения полицейскими оружия: чаще всего копы принимают решение «за доли секунды», когда убивают чернокожих мужчин. А когда копы сталкиваются с белыми людьми, то страх и опасность снижаются, а время и аккуратность принятия решений многократно увеличиваются.

Клайвен Банди и его банда вооружённых мародёров не испытали что такое полицейское принятие решения «за доли секунды». Белые мужчины, разгуливающие по району, размахивая оружием, не расстреливаются полицейскими. Белые люди, которые открыто стреляют в пожарных и полицейских, арестовываются живыми и здоровыми. Белые подростки, которые приносят в школу пистолеты и ножи просто арестовываются и отпускаются под залог.

Полицейские принимают решение убить кого-нибудь в Америке «за доли секунды» весьма избирательно. Тёмная кожа – толчок к насилию, белая кожа – сигнал к осторожному поведению.

Полицейские - герои. Героизм означает, что человек совершает самоотверженный поступок, не получив соответственного обучения, и от него никто не ожидает этого. Полицейские сами выбрали свою профессию. Они натренированы и экипированы для выполнения своей работы. За свою работу полицейские получают хорошую зарплату и пенсию. Они получают большие социальные пособия, которые специально для них созданы.

Каждый полицейский может быть храбрым и мужественным. Но, само собой разумеется, их работа не может считаться героизмом.

Полицейские, убившие Эрика Гарнера, Тамира Райса, Майкла Брауна и входящие в систему, которая несправедливо преследует, притесняет и наказывает цветных людей – далеко не герои в лучшем и истинном значении этого слова.

Слепая вера.

Вместо того, чтобы поддерживать высокие стандарты полиции (и других, облечённых государственной властью на убийства), американская гражданская религия обожествляет полицию и снижает планку её ответственности (ниже среднего человека). Это извращённый парадокс.

Слепая вера в полицию существует в том же самом плоском и пустом правом политическом воображении в роли теста на патриотизм, типа вопроса: носит ли политик ручку с американским флагом на лацкане пиджака.

Такие ритуалы приучают американский народ к привычным банальным и бездумным взглядам, которые узаконивают ограничение общественных дискуссий. Насущные вопросы о справедливости запрещены. Их нельзя упоминать и обсуждать в политкорректной компании.

Рафаэль Рамос и Вэньцзянь Лю мертвы. Эрик Гарнер и многие другие безоружные чёрные и коричневые люди тоже мертвы – убиты полицейскими при весьма сомнительных обстоятельствах. Требование, чтобы полиция относилась ко всем американцам с одинаковым уважением и соблюдая права человека – не просто игра.

Жизни полицейских имеют значение, потому что они люди. Жизни жертв полицейского насилия и террора имеют значение, потому что они тоже люди. Эта простая точка зрения делает общество безопаснее и справедливее для всех.

http://antizoomby.livejournal.com/348511.html