Генеральный секретарь консервативной партии Союз в поддержку народного движения (СПНД) Жан-Франсуа Копе опубликовал книгу, которая сразу же наделала много шума во Франции.

Как от запущенного в реку булыжника от "Манифеста правых без комплексов", так называется его труд, вот уже который день подряд расходятся огромные круги. И главным образом потому, что соратник экс-президента Николя Саркози и мэр города Мо, что в сотне километров от Парижа, посмел снять табу с явления, о котором все знают, но мало кто по причинам политкорректности говорит вслух. Это расизм против белых. То есть тот, с которым сталкиваются коренные французы в проблемных кварталах больших мегаполисов, пригородных районах с высокой концентрацией населения с арабскими и прочими иммигрантскими корнями.

В качестве примера Жан-Франсуа Копе рассказывает историю француженки, проживающей вместе с сыном-школьником в многоэтажном доме-пенале на окраине Мо. Женщина явно со скромным достатком обещала купить подростку модную электронную игру, для чего несколько месяцев откладывала деньги. Получив желанный подарок, сын отправился играть на улицу, где чуть ли не сразу лишился его - отобрал смуглый соседский паренек. Когда женщина явилась к его родителям с тем, чтобы потребовать вещь обратно, ей показали на дверь, бросив презрительно вслед: "Если тебе чего не нравится, то убирайся к своим галлам!"

С тех пор, пишет известный правый политик, она чувствует себя инородным телом в квартале, в котором живет многие годы. Копе приходит к выводу: расизм против белых растекается по французским городам, где люди, среди которых есть и обладатели французского паспорта, "презирают коренных французов, называя их "галлами" только потому, что у них иная религия, цвет кожи и культура".

Этот пассаж обошел все национальные СМИ и вызвал поток откликов. Тысячи людей рассказывали о многочисленных аналогичных случаях, о словесной, а порой и физической агрессии со стороны этнически окрашенных обитателей неспокойных районов. Срочно проведенный опрос общественного мнения показал, что 56 процентов французов согласны с главой СПНД. Со свой стороны левые журналисты обрушились на Копе, обвинив его в том, что он вторит главе Национального фронта Марин Ле Пен, которая не раз предупреждала об опасности расизма, направленного против коренных французов со стороны пришельцев.

- Это нулевой уровень политической культуры, - заявил "Российской газете" французский публицист и президент ассоциации "Адвокаты без границ" Жиль-Уильям Голнадель, посвятивший этой тематике книгу, опубликованную в прошлом году, - Нельзя отрицать действительное положение вещей, прикрываясь Нацфронтом и негативными чувствами, которые он вызывает у многих демократов. То, что такой расизм реально существует, не отрицают даже в Международной лиге против расизма и антисемитизма, где большинство - левые самых разных направлений. Расизм против белых, увы, реальность. То, что об этом открыто заявил политик такого ранга, как Жан-Франсуа Копе, только можно приветствовать.

Франция

Социально-профессиональная структура некоторых групп населения Франции, %

И все-таки насколько, на ваш взгляд, серьезна эта проблема?

Жиль-Уильям Голнадель: В высшей степени. Ведь сейчас Западная Европа подвергается настоящему нашествию иммигрантов из многих стран Третьего мира, в частности из мусульманских, для которых западная культура чужда. Но вот что удивительно, о последствиях этого происходящего на наших глазах явления многие европейцы почему-то не задумываются.

Генералу де Голлю принадлежат слова, произнесенные еще в 1960 году: "Очень хорошо, что есть французы с желтой, черной и коричневой кожей. Это говорит о том, что Франция открыта для всех рас. Правда, при условии, что они будут составлять некоторое меньшинство. Иначе Франция перестанет быть Францией. Ведь мы - белые европейцы с греко-латинской культурой и христианской религией". Фраза звучит как предупреждение...

Жиль-Уильям Голнадель: Если сегодня политик без того авторитета, которым обладал генерал, произнесет подобные слова, к примеру тот же Жан-Франсуа Копе, то поднимется страшный скандал. Не исключаю, что против него затеяли бы судебный процесс, обвинив в расизме. Но вопрос о национальной идентичности, хотим мы этого или нет, стоит остро в условиях, когда в рамках одного государства возникают иные этнические и религиозные общности, способные изменить характер самого общества.

Франция

Уровни безработицы (%) в первом и втором поколениях иммигрантов из развивающихся стран во Франции

Есть ли, на ваш взгляд, некая критическая масса, когда такой поворот может произойти?

Жиль-Уильям Голнадель: При массовом наплыве иммигрантов, когда противоречия и антагонизмы с коренным населением достигнут точки кипения. Я в ужасе от тех деятелей у нас во Франции, которые протестуют против высылки нелегальных иммигрантов, готовы расстелить перед ними ковровую дорожку, а одновременно требуют для них жилья и работы в то время, как своим гражданам не хватает ни того, ни другого. Не знаю, чего здесь больше - лицемерия или наивности.

Хотя точных цифр нет, считается, что во Франции насчитывается пять с лишним миллионов человек с корнями из Магриба, Черной Африки, Азии. Как проходит интеграция? Во таких странах, как Голландия, Бельгия, Великобритания, сейчас признают, что политика мультикультурализма с треском провалилась.

Жиль-Уильям Голнадель: Это во многом, на мой взгляд, касается и Франции. Во-первых, потому, что гораздо труднее интегрировать сотни тысяч человек, чем несколько десятков тысяч. Во-вторых, куда проще проходит процесс адаптации, скажем, итальянца-католика в европейской стране, нежели сомалийца-мусульманина. Между ними огромная разница как в социальном плане, так и в культурном. Что касается мультикультурализма, то он не потерпел бы крах, если бы иммигрантам четко объяснили не только их права, но и, подчеркиваю, обязанности, а потом установили бы четкий контроль. Виноваты те политики и государственные деятели, которые этого не делали и пустили процесс практически на самотек.

Мне довелось послушать песни многочисленных молодых рэп-исполнителей из неспокойных пригородов, и я был поражен тем, с какой ненавистью и презрением они относятся к стране, где проживают. Один из них некто Smala , выдал такие слова: "Расовая война, фатальная война, глаз за глаз, зуб за зуб, организуемся, чтобы отыметь их матерей; француз, ты в проигрыше". Во многих странах за подобные призывы можно оказаться за решеткой...

Жиль-Уильям Голнадель: У нас этого не происходит. Безнаказанность. Понятно, что здесь речь идет об особенно агрессивных парнях, но надо иметь в виду, что их тексты в определенной степени отражают настроения части молодежи проблемных кварталов. Если же кто-то из коренных французов позволит высказаться нелицеприятно, к примеру, об арабах, то его сразу обвинят в расизме и отправят на скамью подсудимых. Как адвокат я с этим не раз сталкивался. А вот когда рэперы стали обзывать публициста Эрика Земура, осмелившегося говорить правду, "негодяем", "сволочью" и прочими оскорбительными словами, в парижском апелляционном суде постановили, что раз речь идет о рэпе, то там такие слова - обыденное дело, мол, и обижаться не стоит. Настоящее безумие.

Досье "РГ"

По данным статистического агентства Eurostat, в 2011 году на территории 27 государств - членов ЕС жили более 33 млн мигрантов, то есть 6,6 процента всего населения Евросоюза. Больше всего иностранных граждан было зарегистрировано в Германии - 7,2 млн человек (это почти 9 процентов от общей численности населения в этой стране). На втором месте оказалась Испания: туда приехали 5,7 млн мигрантов (12,3 процента от числа всех жителей). Итальянцы, несмотря на острую нехватку рабочих мест из-за экономического кризиса, приютили у себя 4,6 млн человек (7,5 процента), почти столько же - британцы (4,5 млн иностранных граждан, или 7,2 процента). Замыкает первую пятерку Франция (3,8 млн иммигрантов, или 5,9 процента). На эти пять стран приходится 75 процентов всех иностранных граждан, приехавших в Евросоюз в поисках лучшей доли. И только треть из них - выходцы из менее благополучных стран ЕС.

http://www.rg.ru/2012/10/09/france.html