В дополнению к предыдущему. Увидел тут небольшую заметку (на заметку) о том, что в Санкт-Петербурге средний возраст проституток приближается к 40 (прописью: сорока) годам. Там дальше было еще довольно забавное объяснение данного вопроса, дескать, деятельность «жриц любви» не узаконена, а следовательно, они не платят пенсионных взносов и не получают достойной пенсии. И вот этот самый момент не позволяет современной молодежи «идти в профессию».

Подобное объяснение, конечно, само по себе шедеврально, и требует отдельного рассмотрения. (Пока же можно отметить, что требование «достойной пенсии» вообще мало для кого является определяющим при выборе способа заработка, как такового, причем не только в нашей стране.) Однако сама тенденция «старения» указанной «отрасли» крайне интересна, поскольку показывает важные изменения, произошедшие в общественном сознании постсоветского человека.

А именно – то, что криминальные способы зарабатывания на жизнь снова уходят в «тень», в то маргинальное положение, которое они занимали ранее, и которое занимают сейчас практически по всему миру. Да, есть страны, в которых проституция разрешена, и даже те, в которых представители данной профессии могут получать доход выше среднего по стране – это, как правило, ориентированные на туризм государства, вроде Таиланда или Филиппин. Но и тут эта профессия является, скорее, следствием общего перекоса экономики, лишающей возможности заработать иным образом. И уж очевидно, что идут туда исключительно при отсутствии иных альтернатив – если будет возможность получить образование и нормально оплачиваемую профессию, или, скажем, удачно выйти замуж, то, разумеется, женщина выберет именно это. Поэтому так происходит, т.е., почему проституция практически везде рассматривается, как одна из худших альтернатив, надо говорить отдельно.

Пока же следует сказать, что из этого правила существовало лишь одно исключение. А именно – СССР конца 1980 – самого начала 1990 годов. Именно тут данная профессия неожиданно вышла за пределы своей естественной маргинальности, и стала одной из наиболее привлекательных. Правда, это верно лишь для небольшой части населения страны, для остальных ее граждан проституция оставалась занятием постыдным и неуважаемым, даже несмотря на то, что доходы от нее какое-то время в разы превышали средний уровень.

Однако эта часть включала в себя наиболее активных и мобильных представителей, в частности, молодежь и значительное количество т.н. «интеллектуалов». И, что самое главное, именно эти люди являлись «пригодными» для создания новых моделей поведения, потребных для «настройки» общества. «Интеллектуалы» их производят, а молодежь – «закрепляет», доводит до практического применения. Обыкновенно важной считается лишь первая часть. На самом деле, при отсутствии второй, все произведенное «интеллектуалами» не имеет никакого смысла. И, следовательно, если нет сколь-либо значимой части общества, готовой принять разработанные модели, то они так и останутся плодом фантазий. Именно поэтому, к примеру, все «просоветские» фильмы и книги, в обилии выходившие в те же 1980 годы, оказались «проповедью в пустоту».

А вот «Интердевочка» или «Маленькая Вера» попали в цель. По-сути, проституция стала «женской квинтэссенцией новорусской мечты»: получать большие деньги за счет занятия тем, чем ранее заниматься было «не принято». Т.е., получать преференции за счет резкого освоения неожиданно открывшегося пустого рынка «секс-услуг». Самое главное тут, понятное дело, что рынок пуст – до определенного времени количество проституток было минимальным. Поэтому, самый начальный период «освоения» выглядел крайне привлекательно – проститутка, несмотря на риск, могла без труда зарабатывать много больше «честной женщины».

Для представителей «мужской части», аналогом этого был рэкет, да и вообще, криминал, начиная с банального воровства и заканчивая хитроумными мошенническими схемами. Правда, данная возможность существовала недолго – как правило, желающих получать халявные бабки оказалось довольно много… Ну, и результат этого «переполнения рынка» можно с избытком увидеть на современных кладбищах, в виде рядов богато оформленных могил. Впрочем, для «девиц легкого поведения» все это кончилось менее печально, хотя, конечно, и их «полегло» достаточно - от разбитой психики, очень часто ведущей к наркотической и алкогольной зависимости.

Но все равно, до определенного времени мечта оставалась мечтой, и проблемы со «свежим мясом» не было. И вот, собственно, «завод кончился». Даже при всей мерзости современного капитализма нынешние девушки не сказать, чтобы рвутся на панель. И дело даже не в какой-либо особой нравственности – нет, конечно, для огромной части женского (ну, и мужского, конечно, просто речь идет о женском занятии) населения желание легко заработать все равно остается определяющим в этой жизни.

Более того, в том, что касается «сексуальной раскованности» (в плане владения соответствующими моделями поведения) современные девушки дадут фору «тогдашним». Но вот сам «рынок секс-услуг» больше не рассматривается «молодыми и активными», как лучший выбор будущего. Гораздо важнее теперь хорошо устроиться на работу, или, тем более, выгодно выйти замуж. Да, как и во всем мире. Нет, конечно, есть и такие, которые считают, что «раздвигать ноги перед клиентом» есть их призвание, есть женщины, попадающие в указанную «отрасль» случайно. Но, их, так же, как и во всем мире,  устойчивое меньшинство.

Короче, ситуация вернулась к «норме» - если ее можно так называть. Проституция существует (пусть и полулегально), занимая определенное место в жизни определенных слоев. Однако «национальной идеей» для активной части населения она уже не является. Более того, вместе с предложением снижается и потребность в данной разновидности «досуга». Уже давно крупные, да и не крупные дела не заканчиваются неизменной «сауной с девочками» - как это было принято еще десятилетие назад. И дело даже не в том, что «клиенты» давно «повзрослели», обзавелись семьей и предпочитают более официальные формы работы.

Дело в том, что данный вариант «пластикового Рая» образца 1990 года,  с массовым «бухлом» неизвестного происхождения (если на бутылке и написано «Hennessу»,  то это не значит, что в ней не может быть денатурата), давно уже не вызывает ничего, кроме отвращения – настолько это примитивно и «по-плебейски». Настолько,  что даже для современных представителей «элиты», не сказать, чтобы особо развитых и утонченных, постепенно становится моветоном.

В общем, можно сказать, что «криминальные 1990 годы» оказались переходным периодом от устойчивой советской жизни к современному капитализму, а их идеалы «зарабатывания денег любой ценой», казавшиеся тогда настоящей «жизненной правдой», в противовес убогой «совковой идеологии», оказались сходными наивным представлением ребенка о «всемогущности» взрослой жизни. И вот теперь, когда пелена позднесоветской наивности спадает, становится понятным, насколько в реальности инфернальными и разрушающими все – от сознания до промышленности – оказались те самые «детские мечты». Что же, лучше поздно, чем никогда…

http://anlazz.livejournal.com/116147.html