Недавно замкомандующего войсками ВКО по ПВО генерал-майор К. Макаров сделал ряд интересных заявлений по теме так называемой концепции «быстрого глобального удара» (БГУ), принятой в США. По его мнению, она представляет достаточно большую опасность для России. В первую очередь речь идёт о гиперзвуковых летательных аппаратах как атмосферного, так и воздушно-космического типа. Рассказал генерал и о том, как Россия может противодействовать американским планам. В своё время «АН» уже касались этой темы. Вернёмся к ней вновь.

Противодействие угрозе

Говоря о совершенствовании системы ВКО страны, К. Макаров сообщил, что сейчас успешно идут испытания зенитно-ракетной системы (ЗРС) С-500. Она способна бороться с любыми целями. В том числе с гиперзвуковыми крылатыми ракетами, воздушно-космическими аппаратами и спутниками на низких орбитах. С-500 способна перехватывать цели со скоростями, близкими к первой космической, на расстояниях более 600 км и с потолком в несколько сотен километров. По сути, с её введением в строй ПРО уровня театра военных действий, стратегическая ПРО и противокосмическая оборона окажутся интегрированы воедино – эта ЗРС способна выполнять, как минимум, часть функций в любой из указанных систем.

Сейчас лучшая система ПВО С-400 официально способна действовать против любых ракет и их боевых блоков (ББ), кроме межконтинентальных. По аэродинамическим целям она работает на дистанциях более 400 км,по высоте более 100 км. Разумеется, если только комплексы вооружены ракетой 40Н6.Эта«длинная рука» сейчас заканчивает испытания и поступает в серию в этом году. У других ракет системы дальность – не более 250 км.

Считается, что С-500 будет работать в единой связке с новой стратегической системой ПРО А-235 «Самолёт-М». Она заменит имеющуюся ПРО Центрального промышленного района А-135. Система будет состоять как из глубоко модернизированных старых компонентов, так и из новых. Например, подвижных пусковых установок противоракет дальнего перехвата «Нудоль». Фото этой пусковой недавно появилось даже на корпоративном календаре концерна ПВО «Алмаз-Антей».

Москва прикрыта от потенциального удара противника

А между тем продолжается оснащение ПВО и другими новыми комплексами. Исправно идёт в войска С-400, теперь уже с темпом до 2–3 полковых комплектов в год (в которых С-400 оснащены 2–3 дивизиона). Система уже имеется в 9 полках. Из них четыре в Подмосковье, остальные – в Калининграде, на Кольском полуострове, Камчатке, под Находкой и Новороссийском.

Вскоре ожидается начало поставок и нового ЗРК С-350 «Витязь», который заменит старые версии С-300. В войсковую ПВО поступают уже новые ЗРК С-300В4 с дальностью до 400 км, и ожидается ЗРК «Бук-М3» с дальностью до 70 км.

Приоритетом, конечно, является ПВО Центрального промышленного района (ЦПР) и Москвы. В ЦПР входит 29 субъектов Федерации. В нём находится до 30% защищаемых ПВО страны объектов и ресурсов. Сама система ПВО столичного региона когда-то строилась на базе ЗРК С-25, и система называлась так же. После перехода на С-300 кольца обороны стали называться С-50.

В настоящее время идёт массовый переход на новые радиолокационные средства и средства автоматизации. Уже сейчас их обновлено до 50%. В итоге система получит название С-100.Именно она обеспечивает заявленную генералом Макаровым почти абсолютную защиту столицы от воздушного нападения. Возможности системы в военное время, конечно, неизвестны. Но ещё до начала перехода на С-400 сообщалось, что при приведении всех средств ПВО в полную готовность «Система-50» готова перехватить от 400 до 800 сложных аэродинамических целей одновременно. Понятно, что более современная С-100 будет ещё лучше.

При этом следует учесть, что и Москва, и сам ЦПР окружены другими регионами со своими средствами обнаружения и поражения. Они «откусят» от ударной группировки противника свой кусок. А возможности нанесения неожиданного удара не существует. Сейчас для нашей ПВО и ВКО нет невидимых целей.

Возможности дальнего обнаружения развиваются в том числе и за счёт постройки новых загоризонтных РЛС типа «Контейнер». В частности, такая станция на европейском направлении (590-й радиотехнический узел) обнаруживает цели на высоте от ноля до ионосферы.Причём начиная от территорий Украины и Белоруссии и заканчивая Атлантикой. Поставляются и другие станции, например, мощные комплексы «Небо-М», работающие сразу в нескольких диапазонах частот на дальности 600–1800 км и на высотах до 600–1200 км (в разных режимах). Объявлено и об испытаниях необслуживаемых автоматических РЛС, которые будут размещаться в Арктике.

В космосе «метод Винни Пуха» тоже не сработал

На днях появилась интересная информация о том, что средства контроля космического пространства РФ вскрыли на орбите ранее неизвестную группировку спутников радиотехнической разведки (РТР) США, занимавшуюся работой по России. В самих спутниках РТР нет ничего нового. Мы их тоже совершенствуем, но тут речь идёт об аппаратах, маскировавшихся под неработающие спутники и космический «мусор». То есть об очередной попытке США создать «стелс-спутники», о которых никто не знает, что они спутники. Такой вот «метод Винни Пуха», пытавшегося убедить пчёл, что он вовсе не медведь, а тучка. Но, очевидно, наших «пчёл» в этом убедить не удалось, и радиотрафик от «мусорных» микроспутников был нашей разведкой засечён. В итоге они были идентифицированы.

Конечно, подобные игры не запрещены, да и американцы не одиноки – совсем недавно они обнаружили маскирующиеся под «мёртвое железо» российские аппараты, которые совершали на орбите неожиданные маневры. России тогда пришлось официально признать эти аппараты своими. В общем – тут кто кого перехитрит.

Опасности реальные и менее реальные

Ранее воспеваемая различными аналитиками-алармистами опасность удара по России большим количеством крылатых ракет, в том числе в ядерном исполнении, на самом деле не так велика. Сосредоточение группировок для такого удара невозможно выполнить скрытно, сами ракеты летят долгие часы. Борьба с ними для нашей ПВО не является нерешаемой задачей. Хотя она достаточно сложна ввиду невысокой заметности и маловысотности крылатых ракет (КР).

И самое главное – ракеты будут обнаружены заранее. Не успеют они долететь до передовых эшелонов ПВО, как на той стороне земного шара и в других «дружественных» странах начнут расти многокилометровые грибы. А вот удар гиперзвуковыми КР куда опаснее – летящая со скоростями от 5–6 скоростей звука ракета расстояние в несколько тысяч километров преодолеет уже не за часы, а за минуты. Это резко повышает ставки и для ПВО, и для автоматизированной системы боевого управления как ядерными, так и обычными силами.

Быстрый глобальный удар по-русски

Россия тоже занимается разработками аналогичного оружия. Тут у нас всё обстоит достаточно неплохо. Хорошо известно о ядерных маневрирующих и управляемых боевых блоках (ББ), испытания которых успешно велись для противодействия ПРО США ещё с начала нулевых годов. Задел по ним был сделан при СССР. Испытания этого оружия велись пусками по короткой Южной испытательной трассе (Капустин Яр – Сары-Шаган), вне зоны обзора разведывательных средств США. В качестве носителей использовались экспериментальные К-65МР и «Тополь-Э».Способность к маневрированию и управляемому планированию в атмосфере делают это оружие неуязвимым для любой перспективной ПРО.

Тем не менее сейчас поставлена задача создать целый «модельный ряд» систем, предназначенных для нанесения поражения любому противнику и на более низких уровнях эскалации. В том числе при одиночных пусках или пусках малыми группами. Причём как в обычном, так и в ядерном вариантах. В том числе зарядами минимальной мощности. Такое оружие может быть применено в любых вариантах развития конфликта, вплоть до ранней, локальной стадии, для его предотвращения.

Один против всех

Такой боевой блок априори находится в более сложных условиях – он один против целой системы ПРО. Следовательно, и требования к его выживаемости повышенные. Например, насыщение ПРО большим количеством элементов ложных целей и постановка помех средствами КСП может не сработать – противник рискнёт и запустит несколько десятков имеющихся противоракет, чтобы перехватить все ложные и одну реальную цели. Нужно снижать заметность самого средства поражения. Дать ему возможности для лучшей маневренности в атмосфере.

В настоящий момент создание таких систем ведётся в рамках темы «Шлямбур», которая объединяет все работы по высокоточному ракетному стратегическому оружию и не только по нему. Параллельно в России делают и гиперзвуковые КР и ПКР. Например, такие как «Циркон», который позволит повысить неуязвимость от перспективных систем ПВО американских авианосных ударных групп и решать любые другие задачи на театре войны без привлечения стратегических средств.

http://argumenti.ru/army/n484/396359