"Как воспринимают «пятую колонну» в России? Для кого-то эта «колонна» ступает странно и нелепо, как, например, бразильский карнавал в Бирюлево (ну кто, ёпрст, им в зад воткнул страусиные перья?). Кому-то она видится срамным и заразным гей-парадом в детском лагере «Орлёнок». Некоторым мерещится склизкий чешуйчатый змей, который дышит серой из подвала Спасо-Хауса. Другим мнятся раскоряченные горбоносые картонные фигурки сталинского агитпропа. Но так или иначе почти никто не идет дальше разговоров о «тайных агентах врага».

Лично у меня сложился иной образ «пятой колонны»: это существа разумные, но до безумия небрезгливые (политически и морально). Я подумал об этом не так давно, когда сам столкнулся с тем, что в России, оказывается, уже образовался союз нерушимый «совестливых» либералов и зиганутых неонацистов. (При этом подчеркну, что и либералы эти образцовые, некоторые из них даже преподают в Высшей школе экономики, и нацисты стопроцентные – с расовой теорией, «ариософией» и оккультными ритуалами в духе эсэсовского Аненербе.) В бывшем СССР отдельно взятые либералы и нацисты – это более или менее безвредные компоненты политической гомеопатии. Но, слившись, они запускают химическую реакцию, которая, как, показал «Евромайдан», завершается синтезом боевого отравляющего вещества.

Итак, «пятой колонной» я считаю не всякое сборище назначенных изменников, шпионов и «национал-предателей», а конкретное политическое бинарное оружие массового поражения, которое вполне поддается каталогизации, экспериментам, разборке и сборке.

Однако, может быть, «пятая колонна» - это вообще несусветная глупость и кромешное мракобесие? Совсем нет, этот термин ни находится в ряду ксенофобских, вроде «жидо-масонов», ни отошел в словарь архаизмов. «Пятая колонна» - ходовое выражение, которое активно используется в мировой публицистике. Оно появилось на испанском языке - quinta columna, затем было скалькировано всеми европейскими языками: английским fifth column, немецким funfte Kolonne, итальянским quinta colonna и т. д.

Как известно, это словосочетание впервые вошло в обиход восемьдесят лет назад, в начале октября 1936 года, во время Гражданской войны в Испании, когда франкистский генерал Эмилио Мола заявил по радио, что мятежники ведут войска на Мадрид четырьмя колоннами, а пятая находится в самом Мадриде и в решающий момент ударит с тыла. (Правитель Испании, генерал Франко, ввёл нацистский девиз «один вождь, одно государство, один народ» и «римское приветствие» — вскидывание вперед и вверх правой руки с открытой ладонью.)

Сегодня «пятая колонна» продолжает употребляться в русском и других европейских языках в адрес разных типов внутренних противников/врагов, например: «Sadly, in many respects, the Fourth Estate has become the fifth column of democracy, colluding with the powers that be in a culture of deception that subverts the thing most necessary to freedom, and that is the truth» («Печально, что во многих отношениях четвертая власть стала пятой колонной демократии, которая, вступая в сговор с властями, культивирующими обман, низвергает самую необходимую составляющую свободы — правду») [американский публицистический портал Truthout].

Конечно, как таковая «пятая колонна» существовала задолго до профашистского генерала Франко. Монументальное свидетельство о существовании «пятой колонны» оставил персидский царь Дарий. Надпись семиметровой высоты высек он на вершине скалы две с половиной тысячи лет назад. Сделанная на трех древних языках, она гласила, что заговорщики тайно убили престолонаследника и захватили царский трон.

На скальном изображении персидский царь попирает ногой поверженного мага Гаумату, захватившего трон, а перед Дарием молят о пощаде девять других мятежников, скованных одной длинной цепью.

Пятая колонна в русской «телеге»

Россия регулярно сталкивалась с «пятой колонной», начиная с создания Московского государства. «Помазанные» папой Римским на царство Гришка Отрепьев (Лжедмитрий I), поповский сын Матвей Веревкин (Лжедмитрий II) и «вор Сидорка» (Лжедмитрий III), а также коллаборационистская Семибоярщина - вот те средневековые «тайные агенты врага», которые едва не погубили Русь, ввергнув её в кровавое безумие Смутного времени.

Два столетия спустя «пятая колонна» украсилась нимбом мученика за «народное счастье». Декабриста Павла Пестеля, предтечу русского террора, повесили. Он мечтал о заговорщической организации, которая безжалостно истребит всю царскую семью и установит диктатуру, построит унитарное республиканское государство.

«О Романовых – с теми расчёт другой. Своей кровью они заплатят за бедствия народа, за долгий деспотизм, за непонимание потребностей, - продолжил его «дело» заговорщик Петр Заичневский, выпустивший в 1862 году прокламацию «Молодая Россия». - Как очистительная жертва сложит голову весь дом Романовых. Мы изучали историю Запада, и это изучение не прошло для нас даром: мы будем последовательней не только жалких революционеров 48-го года, но и великих террористов 92-го года; мы не испугаемся, если увидим, что для ниспровержения современного порядка приходится пролить втрое больше крови, чем было пролито якобинцами в 90-х годах».

(Впоследствии прокламацию «Молодая Россия» высоко оценили Маркс и Энгельс, которые считали её «манифестом социалистической революции в России». А большевистский активист Федор Раскольников превозносил автора листовки за такой людоедский подход: «…Лишь пролив море крови, можно добиться освобождения трудящихся».)

И покатилась «пятая колонна» по крестьянской матушке России, быстро обогнав Александра Герцена, придумавшего народнический «русский социализм». Во главе колонны выступал народник Николай Серно-Соловьевич, один из основателей первого тайного общества «Земля и воля». За ним следовало секретное общество под названием «Организация», связанное с польскими революционерами и русскими политэмигрантами. Внутри «Организации» существовало строго конспиративное ядро из тридцати террористов под названием «Ад».

Дальше шла «Народная расправа» во главе с Сергеем Нечаевым, автором «Катехизиса революционера». Ленина восхищала формулировка из нечаевской статьи, где на вопрос: «Кого же надо уничтожить из царствующего дома?» - он отвечал «Всю большую ектению». Говоря церковным языком, Нечаев предлагал истребить всю семью Романовых, члены которой упоминались в этой торжественной молитве. Кощунственный призыв, названный Лениным простым «до гениальности», большевистский вождь сразу после захвата власти вспомнил и привёл в исполнение.

Другой представитель русской «пятой колонны» XIX века Петр Ткачев выпустил нашумевшую статью «Терроризм как единственное средство национального и социального возрождения России». (Автор статьи с прекраснодушием идиота называл революционеров «людьми будущего», для которых «вся их деятельность, даже весь образ жизни определяется одним желанием, одною страстною идеею – сделать счастливым большинство людей».)

Потом была Вера Засулич, названной соратниками «ангелом мщения». Её покушение на генерала Трепова считается началом терроризма в России. Народовольческая «пятая колонна» хладнокровно убила царя-реформатора Александра II, сделавшего для освобождения России больше, чем кто-либо из политиков. Все эти желябовы, рысаковы, перовские, кибальчичи, они, кстати, стали последними казненными публично террористами в Российской империи.

«Муссолини – лишь обезьяна Ленина!»

Народовольцев сменила партия социал-революционеров, которая вместе с анархистами несёт ответственность за террор в России начала XX века. В первом десятилетии прошлого столетия от их рук погибло семнадцать тысяч человек! (В наши дни от взрывов исламских террористов, ваххабитов, пострадало гораздо меньше людей!) Так что, неполиткорректно выражаясь, русский революционер хуже татарина. В 1907 году в Москве появилась брошюрка под названием «Очистка человечества», в которой пропагандировалась теория «этических рас», выдвинутая параллельно общеизвестной этнической «расовой теории».

В брошюрке утверждалось, что человечество разделено на две расы: «расу эксплуататоров, с её аппаратом власти, расу, по нравственному уровню находящуюся ниже животных предков человека, чудовищ, чьи патологические качества не могли не передаваться из поколения в поколение, и их жертв, эксплуатируемых, порабощенных ими». Автор Михаил Энгельгардт, писавший под псевдонимом Павел Иванов, был сторонником массового красного террора. Он даже высчитал, что для укрепления социалистического строя в России необходимо уничтожить не менее двенадцати миллионов «контрреволюционеров», к которым он причислял кулаков и почти всех казаков, не говоря уже о помещиках, банкирах, фабрикантах и попах.

Не найти в истории более жуткой, но последовательной теории уничтожения людей по социальному признаку. При этом Энгельгардт, судя по воспоминаниям одного его современника, отличался «величайшей личной незлобивостью»: «Не много я встречал таких добрых, отзывчивых тружеников, как он. Работал он с утра до поздней ночи...» Спустя десятилетия эта теория «отзывчатого» русского эсера была «успешно» применена на практике в России, Китае и Камбодже.

Теория «очистки человечества» могла быть ответом на сакраментальный вопрос известного русского публициста Ивана Солоневича (1891 – 1953): «…Под влиянием каких галлюцинаций жила, действовала, писала книги и бросала бомбы русская революционная книжная философская интеллигенция последних ста лет?». Идеолог и многолетний председатель кадетской партии Иван Петрункевич писал, что российские «либералы, радикалы и революционеры различались не политическими целями, а темпераментом». Сами кадеты в 1907 году единогласно приняли постановление о том, что при внесении в Государственную думу «предложения осуждения террора таковое должно быть отвергнуто».

Оружие «пятой колонны» - террор - исторически был направлен сначала на режим и на систему, затем против «класса» или против «расы». Причем наибольшей кровожадностью среди большевистских вождей, вопреки расхожему мнению, отличался не Сталин, а Ленин. Один из организаторов репрессий Вячеслав Молотов (1890 – 1986), отвечая на вопрос журналиста, кто был более суровым – Лепнин или Сталин, без заминки ответил: «Ленин, конечно… Помню, как он упрекал Сталина в мягкотелости и либерализме: «Какая у нас диктатура? У нас же кисельная власть, а не диктатура!» При Ленине была не диктатура, а «сверхдиктатура». Известный «ренегат» Карл Каутский в своей книге «Большевизм в тупике» писал: «…Фашизм есть не что иное, как большевизм наизнанку, а Муссолини – лишь обезьяна Ленина!».

Весной 1917 года большевики явили миру эталон «пятой колонны», чистейший спирт-ректификат предательства и гостерроризма. Проехав по территории вражеского государства, в сопровождении офицеров германского Генштаба, они, не без помощи финансов этого военного противника, возглавили вооруженный мятеж, а затем физически уничтожили царскую семью Романовых, включая пятеро детей. Когда Германия фатально проигрывала Антанте в затяжных боях, канцлер Бетман-Гольвег, отчаявшись, рекомендует Ставке совершить «гениальный манёвр».

Немцы дают «коридор» группе российских революционеров-эмигрантов во главе с Лениным, ведших из Швейцарии подрывную против Российской империи. Одновременно МИД Германии запросило у казначейства 3 млн марок на «пропаганду в России». То, что немалая сумма была незамедлительно выделена, несмотря на острые финансовые затруднения военного времени, говорит о том, какие надежды возлагал немецкий Генштаб на российских революционеров. И, как известно, тайная операция по разложению русской армии с блеском удалась, «пятая колонна» пришла к власти в России.

Уинстон Черчилль впоследствии заметил, что Ленин был ввезён в Россию в пломбированном вагоне по территории воюющего с ней государства «как чумная бацилла».

Страшнее татаро-монгол

Пришедшая к власти в России «пятая колонна» оказалась страшнее и за 70 лет надломило нацию сильнее, чем татаро-монгольское иго за два с половиной столетия. Логика кочевника, как любого другого захватчика, проста и понятна: устрашая, убивай тех, кто не повинуется. Но мозг нормального человека отказывался понимать происходящее, взрывался изнутри ещё перед тем, как пуля чекиста дырявила череп. Невозможно было сознаться себе, что коммунисты уничтожали миллионы соотечественников просто как «социальный мусор», а не как реальную враждебную силу. Ликвидировали «слоями» как социологический материал, негодный для построения нового мира. Азиатские кочевники Чингисхан и Батый были мальчишками перед европейскими революционерами Лениным, Троцким, Дзержинским и Сталиным, создавшими такую машину смерти, свет какой ещё не видывал.

Можно подумать, что золотая орда притянута к «пятой колонне» ради пущего риторического эффекта. Но как ни странно, древние кочевники сегодня объединяют неонацистов и либералов в России. (Похожим образом на Украине сплотилась майдановская интеллигенция и нацисты из «Правого сектора» против «ватников», «гопников», «алкашей» и «колорадов» и прочих недочеловеков, которые якобы лежат бревном поперек дороги в Европу, эти райские кущи современности.) Российские неолибералы убеждены в том, что этнические русские обладают неискоренимой «рабской психологией», якобы привитой им в древности азиатскими захватчиками.

Российские неонацисты убеждают в том, что русский генотип почти целиком уничтожен за те два с половиной столетия татаро-монгольского ига и русский этнос переродился в «расового ублюдка», своё спасение они видят в пока еще «белой Европе». И те, и другие видят светлое будущее России в её территориальном переделе, который возглавят по-европейски рафинированные интеллектуалы и «беспримесные» арийцы, то есть новые «сверхчеловеки».

Кстати, родившийся в Польше известный либеральный историк Ричард Пайпс, почетный профессор Гарвардского университета, и вовсе не оставляет России места в счастливой семье цивилизованных европейских народов.

Если монголы не оказали на Русь никакого влияния, пишет Пайпс, «русская привязанность к автократии» сложилась под влиянием «генетических факторов» и не подвержена изменениям. (Что это, если не расизм?) Но если Россия сформировалось под монгольским влиянием, продолжает гарвардский профессор, то «это государство оказывается частью Азии, инстинктивно отторгающей ценности западного мира» (?!). Можно сказать, какова точка зрения Госдепа на Россию, такова концепция Пайпса (и наоборот), так как в свое время профессор возглавлял группу экспертов ЦРУ, был экспертом Совета по национальной безопасности, занимался вопросами внешней политики США в рамках доктрины Рейгана.

Либерал и два нациста по бокам

…В начале лета 2014 года, когда на юго-востоке Украины, на землях Новороссии, появились первые сотни жертв карательных отрядов, в Москве проходила конференция «Майдан или Орда?». В президиуме Сахаровского центра сидели: либерал, два нациста и проходимец. Не правда ли, украинское правительство в миниатюре? (Не знаю, перевернулся ли в гробу Андрей Дмитриевич, но в Госдепе точно и бровью не повели…)

Устроителями этой конференции были либерал Андрей Пионтковский и два нациста - Алексей Широпаев и Илья Лазаренко. В своем вступительном слове нацист Широпаев высокопарно пожелал, чтобы «дух Майдана вычленял настоящих русских людей из биомассы». По его словам, «Украина исторически представляет собой собственно Русь». А «первый ненавистник Майдана» — князь Андрей Боголюбский.

- Став вассалом Орды, «Москва становится новым ордынским центром власти, местным сараем, - пустился Широпаев в исторический экскурс. - Это отправная точка российского государства. Россия не Русь, Россия — Орда.

В заключение Широпаев потребовал, чтобы «Украина срочно на государственном уровне вернула себе имя Руси: Русь-Украина». В общем, его «концепция» строилась на противопоставлении двух классических терминов национал-социализма Untermensch и Ubermensch — Унтерменши (ордынцы, русские «Недочеловеки») и Уберменши (европейцы, украинские «Сверхчеловеки»).

«…Старые друзья могли ему [Широпаеву] предложить лишь работу по реставрации церквей и установке кондиционеров, - вспоминал о былом его соратник Алексей Грушевский. - Но долго этот бизнес не протянулся. Начались пьянки на рабочем месте, прямо в реставрируемых храмах. Оргии, как правило, заканчивались пьяными шествиями по деревням с факелами, где совершенно голый Широпаев прыгал, размахивая знаменем со свастикой, пугая ошалевших местных обитателей своим зычным “зиг-хайлем”».

Вообще-то нацист Широпаев выступает за «евроцентричный русский сепаратизм» - это когда Россию раздробят на несколько «русских государств». «Русскость» он понимает в расовом смысле, делая упор на чистоту крови, а в Европе видит «белый мир», воплощающий былые мечты эсэсовцев. Короче говоря: «Напевая "Хорст Вессель", - Широпаев (а он ещё и небездарный стихотворец) выходит на тропу. - Коммуниста повесил/ На высоком дубу». И нацист завершает свой стих в стиле Евромайдана: «Пусть ветра в его ребрах,/ Налетая с полей,/ Напевают беззлобно/ О Европе моей».

А выступавший за ним либеральный оппозиционер Андрей Пионтковский признался: «Да, собрались здесь люди разных убеждений». И сам – никто за язык, как говорится, не тянул - поспешил вставить себя в одну обойму с нацистами:

- Нас объединяет то, что все мы патриоты своей страны, - обозначил свои духовные и политические скрепы 74-летний либерал и подытожил: - Каникулы истории на постсоветском пространстве закончились. Нас ждёт очень драматический период разрушения паханатов. Кто придет им на смену, никто не знает. У всех у нас есть разные представления об этом, разные пожелания.

Незадолго до этой конференции я опубликовал статью о «духовных корнях» Пионтковского. Этот пожилой сын сталинского юриста - один из лидеров либерального крыла так называемой внесистемной оппозиции, соратник Гарри Каспарова, Михаила Касьянова и Бориса Немцова, инициатор и главный автор обращения «Путин должен уйти», под которым за три года в Сети поставили подписи около ста пятидесяти тысяч человек.

В 2011-м вышла книжка «Третий путь к рабству», собранная из «программных» статей Пионтковского. На её обложке изображен сюжет картины «Купание красного коня», написанной знаменитым русским авангардистом начала XX века. Иллюстрация эта примечательна ещё тем, что художник невольно, с фрейдистской оговоркой, передал суть главной идеи автора книги: «Путин, этот «ничтожный майор», оседал Россию в образе красного коня. Того коня, что взнуздали предки Пионтковского, подняли на дыбы Пионтковские, гнали галопом Пионтковские. А ты, Путин, кто такой?! Давай, до свидания».

Я вспоминал и о том, что в бурные политические 1990-е годы, когда в России создавалось и крепло неонацистское движение, Пионтковский протирал штаны в Институте системного анализа РАН и, как Гамлет, не знал, как ему быть, or not to be. Его научная карьера не задалась: защитив кандидатскую диссертацию больше сорока лет назад, он не выпустил ни одной серьёзной монографии. И только достигнув пенсионного возраста, нашёл в себе ответ и стал публиковаться в разных оппозиционных редакциях.

И я, глядя на Лазаренко, грузного 40-летнего мужчину, выступавшего следом за Пионтковским, удивлялся: какой странный виток совершило время за последние двадцать лет. Тогда, в 1995 году, в Музее Маяковского проходило учредительное собрание неонацистской партии "Национальный фронт" - партии "арийского самосознания, являющейся частью движения сопротивления Белого народа". Перед входом в конференц-зал, на полу, был растелен государственный флаг США, и всяк сюда входивший не мог не вытереть о него подошвы. Фюрером этой партии стал щуплый парнишка, некий Илья Лазаренко, студент 4-го курса Московского юридического института.

Позже Лазаренко стали называть «Патриарх Ариогнозиса и Верховный Магистр Церкви Нави». Он создал «церковь», которая известна под разными именами: «Церковь Нави», «Церковь Великой Белой Расы», «Священная Церковь Белой расы», «Общество Нави», «Кланы Нави». Церковь эта была основана в день рождения Гитлера, а первый ритуал состоялся в день осеннего равноденствия на месте первобытного Дьякова городища в Коломенском.

Главные лозунги: «Воля. Кровь. Порядок» и «Огнём Возрождается Единая Природа» (I.gne N.atura R.enovatur I.ntegra), символ - кельтский крест с вписанной в него свастикой, рунические надписи, череп барана и меч Зигфрида. «Церковь Нави» являлась военизированным формированием, к членам организации предъявлялись жесткие требования.

Церковь Нави исповедовала зоологический расизм и антисемитизм. Но одним из главных врагов объявлялось христианство как орудие мирового заговора против наследников «Светлых богов». Лазаренко с соратниками-нацистами поклонялся двум якобы древнеславянским богам Яви и Нави, ритуал совершался в одеяниях, очень напоминающих ку-клукс-клановские балахоны с островерхими капюшонами. Последователям культа Нави предписывалось общаться только с людьми «высшей белой расы», или «гиперборейского богочеловечества».

Расовый принцип понимался в этническом смысле и включал запрет «русскому человеку» на половые контакты с представителями других этносов. При этом Лазаренко утверждал, что «русской нации сейчас нет, есть русскоязычный сброд». Идеологи «Церкви Нави» уделяли особое внимание подрастающему поколению, так как они еще не успели «запятнать» себя кровосмешением с «желтой», «черной» и «красной» расами.

- Наша религия не для нищих духом, не для низших каст. Их нужно держать в рамках, чтобы они не ломали сами себя и справедливый строй, - говорил Лазаренко.

«Держать в рамках» он планирует «принуждением». Лазаренко заявлял:

- Других способов нет. Низшие касты потому и низшие, что не способны на высокое проявление духа. Православие - религия для стада. Ариасофия - религия волевых людей.

Национал-либерал-сепаратисты

В новейшую историю России «нацист-интеллектуал» Лазаренко вошел как первый осужденный по новому Уголовному кодексу за разжигание национальной розни, поучил полтора года условно. По иронии судьбы он был амнистирован в связи с 50-летием Победы над фашизмом...

Но тогда, в середине 90-х, молодой Лазаренко заметно выделялся среди баркашовских пэтэушников, отмороженных скинхедов и богемных фриков из советского «шизоидного подполья». Его отличали педантичность банковского клерка и желчность расчетливого политика, одним словом в нё м угадывался нацист новой волны. Бутафорские гитлеровские усики этого молодого человека не ввели меня в заблуждение.

И впрямь: менее чем через двадцать лет Лазаренко оказался в компании деятелей из Фонда «Либеральная миссия» - министр экономики ельцинского правительства Евгения Ясина (президент фонда), известного публициста перестройки Игоря Клямкина (вице-президент фонда). Этот фонд создан соратниками и последователями Егора Гайдара, среди которых много известных имен: Сергей Алексашенко, Людмила Алексеева, Игорь Бунин, Олег Вьюгин, Леонид Гозман, Михаил Дмитриев, Дмитрий Зимин, Алексей Кара-Мурза, Юрий Рыжов, Владимир Мау, Эмиль Паин, Лилия Шевцова и др.

В январе 2013-го очередной Круглый стол «Либеральной миссии», как обычно, проходил в здании Высшей школы экономики (ВШЭ), новом элитарном учебном заведении. (Ясин – научный руководитель ВШЭ, Клямкин – профессор ВШЭ).

Официально темой этого мероприятия стал доклад петербургского историка и публициста Даниила Коцюбинского о «глобальном сепаратизме». Копна мелких кудряшек делала 48-летнего журналиста похожим на поп-звезду. Клямкин подчеркнул особый статус докладчика, сообщив, что его текст, загодя размещенный на сайте фонда, стал одним из лидеров по посещаемости.

В ответ Коцюбинский выразил Клямкину благодарность за «большую моральную поддержку», которая «оказывалась автору на протяжении нескольких месяцев, пока шла подготовка текста». Последний раздел доклада, посвященный России, был и вовсе «прямо написан по предложению Игоря Моисеевича».

Оказывается, Коцюбинский вывел «временной цикл великих потрясений в новейшее время». Этот историк, глядя на Россию глазами гинеколога, подсчитал великий «менструальный цикл» (21-23 года), когда страна с природной неизбежностью истекает кровью в революциях и войнах. (Помните, как у Достоевского в «Бесах»: «Раз в тридцать лет Шигалев пускает и судорогу, и все вдруг начинают поедать друг друга, до известной черты, единственно чтобы не было скучно».)

Коцюбинский также считает, что «арабская весна» и Occupy Movement – это яркие симптомы «беременности» нового мира, которая не должна завершиться «абортом». И анархист по убеждениями, он, тем не менее, предлагал отказаться от истертых за полторы сотни лет левацких лозунгов социального протеста, чтобы перенаправить энергию грядущих цветных революций в область «регионализма», то есть территориального дробления крупных национальных организаций.

Автор доказывает, что все предыдущие реформы в России провалились из-за «генетической неспособности российского государства к полноценной модернизации», словом, таков её «родовой недуг». Этим концепция «регионализма» Коцюбинского отчасти напоминает вышеупомянутую теорию «этических рас» Энгельгардта, и брошюрка «Глобальный сепаратизм», выпущенная недавно Фондом «Либеральная миссия», ещё затмит своей популярностью «Очистку человечества».

Подробнее в статье:
Фонд МакАртура в России

По мнению Коцюбинского, русский народ – это «артефакт», возникший и существующий исключительно «под властным нажимом сверху». А сама Российская Федерация якобы «стоит одной из первых в списке систем, обреченных на кризис и саморазрушение». Истоки этой «национальной неполноценности» автор идеи видит в том, что Русь «оформилась как улус Золотой Орды» и «пронесла сквозь столетия изначальный «ордынский» тип взаимоотношений власти и общества». А СССР, оказывается, является «полным функциональным аналогом Святой Руси».

- Что произойдет, когда Россия прекратит своё существование как единое государство? – без обиняков вопрошал кудрявый публицист, и сам же прогнозировал: - Её ждет пост-российский проект расхождения по трём базовым направлениям: азиатско-тихоокеанскому, североамериканскому и евросоюзному.

Другими словами, Коцюбинский пропагандирует, что Россия должна быть поделена между США, Евросоюзом и Китаем. Этот «анархо-регионалист», как и его революционные предшественники пестели-кропоткины, совсем не заморачивался тем, что его идеи и смерть – родные сестры, что распад государства неизменно сопровождается кровопролитными гражданскими войнами.

Потом ведущий «круглый стол» Клямкин предоставил слово нацисту Лазаренко.

- Если ли распад России неизбежен, то у нас появляется исторический шанс выйти из бесконечного блуждания по евразийским лабиринтам чередования оттепелей и заморозков, возвращения авторитарных режимов вслед за проблесками свободы, - «патриарх ариогнозиса» поддержал предыдущего оратора и заключил полу-утвердительно: - Может быть, пора закончить со всеми этими циклами, со всеми этими евразийскими проектами, со всей этой огромной тушей, которая разрывается под воздействием разных цивилизационных центров?

Лазаренко подчеркнул, что, по его глубокому убеждению, «любой либерал должен быть врагом российской имперской государственности».

- Приятно услышать человека, мыслящего резонансно. Я тоже убежден, что распад Советского Союза – это самая большая удача, которая выпала русскому народу в ХХ веке, - поддержал нациста присутствовавший либерал Игорь Яковенко, бывший генеральный секретарь Союза журналистов России.

«Союз нацистских государств»

Ещё на том «круглом столе» выступал Вадим Штепа, представитель, как его назвал Коцюбинский, «карельского регионализма». Я вспомнил, как в январе 2007-го приятели-единомышленники Широпаев, Лазаренко и Штепа собрали в Великом Новгороде своих «национал-демократов» и провозгласили о создании «Новгородского вече», символом которого стал Дракон (Ящер), или «нордический Крокодил». В этом чуде-юде они видели знак победы над воином-полукровкой», а также символ «утраченной новгородской демократии». И демократию они понимали по-своему, в этнорасовом смысле, как «русскую (нордическую) демократию», не испорченную влиянием «чужаков». С этим тесно связаны нацистские и неонацистские ассоциации: обращение к эсэсовскому замку Вевельсбург, воспоминания об «арктических льдах», о «чёрном солнце», мечты о Сверхчеловеке и отрицании «семитско-библейского Бога». Во главе такой «национал-демократии» становится избранный «расовый авангард», который руководит языческим плебсом, или «славянщиной», со всеми её перунами и сварогами.

О том, как проходило это «Новгородское вече», красочно описал участник этого мероприятия Алексей Рогульченко (Грушевский) в своей документальной повести «Сага о настоящих крокодилах». Сначала Грушевский описывает, как эта поездка в древний город превратилась в дикую пьянку, с драками и гомосексуальными домогательствами к молодым «соратникам», а потом рассказывает:

«Так как обещанного Штепой конференц-зала не было, решили проводить в каком-нибудь номере. Осталось собрать “народ”. Разбудить Штепу и Широпаева стоило очень больших усилий, но они, в конце концов, всё ж таки увенчались успехом. Откуда-то появились несколько трехлитровых пузырей дешёвого пива и… вече началось. Штепа лежал на кровати, выпучив своё раздувшиеся пузо, Широпаев сидел, за столом, громко и мучительно икая, потягивая пивко.

Начались доклады. Штепа, не вставая с кровати, прочитал “доклад Хомякова”. Что-то своё пафосное стал зачитывать Широпаев. Всем, и прежде всего самим “докладчикам” была очевидна карнавальность происходящего, поэтому на их лицах блуждали глумливые улыбки, а после пафосных фраз “об освобождении русского народа, восстановление демократии”, их самих же прорывало неудержимым смехом…

Появился Лазаренко. От него не пахло спиртным, но, как мне показалось, он был явно под кайфом – мутные глаза, с расширившимися зрачками, какие-то неуверенные движения. Он молча сел где-то в уголке, и сидел, отрешённо взирая на происходящее, в полной прострации».

Осенью того же 2007 года Лазаренко и Широпаев решили создавать Республику Залесcкая Русь, которая заняла бы всю территорию Центрального федерального округа РФ и присоединила бы Нижегородскую область. И сообщество «Национал-демократия в России» стало формировать у населения ЦФО «залесское самосознание, постепенно отказываясь от русской идентичности». Одновременно Штепа начинал строить «Свободную Карелию», а Коцюбинский – «Республику Петербург», обе – вне состава Российско й Федерации.

В марте 2010 года Лазаренко и Широпаев учреждают «Национал-демократический альянс», который возглавил пестрое движение национал-либеральных сепаратистов. В него вошли Ингерманландия, Республика Сибирь, Дальневосточная Русь, Залесская Русь и пр. В социальных сетях появились «дружественные сообщества» Московская Республика (msk_republic), Свободная Карелия (free_karelia), Республика Северная Русь (ru_sever), Город Над Вольной Невой (spb_regionalizm), Свободный Урал (free_ural) и пр.

Тут же вспыхнули яростные перепалки между древними племенами, иногда даже выдуманными. Например, один «представитель эрзя народа», «потомок Эрзяно-Мерянской Руси» возмущался притязаниями авторов проекта «Залесская Русь» к «Дебрянскому краю». Свою правоту «эрзянин» доказывал убедительно: «Потому что Рязань (Эрзянь) – исторически эрзянский город, как и Арзамас (Эрзямас), и Нижний Новгород (Ало Ош), и Пенза (Пезень Ош). И на мерянских землях (Ярославская, Ивановская и Костромская области) в названиях городов, сёл и рек звучат эрзянские слова. Унжа, Шача, Покша, Нея, Якшанга – чтобы убедиться в происхождении этих слов, достаточно взять любой эрзянско-русский словарь».

А представляете, какой гвалт, переходящий в смертоубийство, поднимется по России, когда предъявят территориальные претензии все эти потомки чудь, меря, весь, мурома, черемисы, мордва, пермь, печера, емь, нарова, ливы, поляне, древляне, полочане, дреговичи, северяне, бужане, радимичи, вятичи, уличи, тиверцы, летьгола, зимигола, корсь, ятвяги и т. п.?

Оранжевый крокодил

В 2000 году на сайте ЦРУ был опубликован оставшийся незамеченным прогноз, сделанный американскими учеными во главе с географом Госдепа США Уильямом Б. Вудом и его помощником Ли Шварцев. Документ показывал политическую карту XXI века. На месте России к 2015 году были нарисованы шесть «независимых» государств: Западная Россия, Урал, Западная Сибирь, Восточная Сибирь, Дальний Восток и Северные территории, который, по прогнозу цэрэушных ученых, должны присоединиться к штату Аляска.

Случайно это или нет, но почти одновременно в Госдепе взялись за продвижение геополитической стратегии в отношении России и Украины, получившей условное название «оранжевый проект». Этот цвет выбран был очень символически - как предпоследний уровень опасности, когда «человеческие жертвы возможны». А вскоре в России даже появился особый термин ««национал-оранжисты», который можно считать кодовым названием одного из штурмовых отрядов «пятой колонны».

Западные политтехнологи давно поняли, что разрушить Россию путем либеральной революции абсолютно невозможно. Из одних только либералов и левых не соберешь 300-тысячного митинга протеста. Здесь требуется тяжелая артиллерия – неонацисты и крутые националисты. Таким образом, «оранжевый проект» - это либеральная революция, которая проходит под нацистскими знаменами. Всё это вместе и называется «национал-оранжизм» - национал-либеральный союз, который пришел на смену пресловутым «красно-коричневым» из 90-х. И подлинным идеологом этого "национал-оранжизма" стал Вадим Штепа, который, по выражению политолога Аркадия Малера, исходит из того, что «нынешняя Российская Федерация ("Эр-эфия") - это не Россия, это сугубо колониальное образование, это вообще "Анти-Россия"».

В вышеупомянутой документальной повести «Сага о крокодилах» этот «проект» упоминается дважды. В одном случае говорится, что «…Широпаев всё больше и больше пускался в фантазии по поводу того, что его вот-вот возьмут в «оранжевый проект». В другой раз описывается, как Лазаренко оправдывается: «Профессор, мы Вас уважаем, но поймите… оранжевый проект… ну не можем… Зла не держите… Не обижаетесь, да?.. Как-нибудь в другой раз… очень, очень Вас любим… Можно бутылочку и закусочку взять?» (Профессор – это 60-летний Петр Хомяков, доктор технических наук (окончил, как и Пионтковский, мехмат МГУ), публицист, неоязычник. В 2007 году он приглашал молодых неонацистов в свой дом, чтобы обсудить планы по созданию новой партии. В октябре 2009-го вместе с создателем военизированной праворадикальной партии УНА-УНСО Дмитрием Корчинским провел в Киеве съезд «русской радикальной оппозиции». Возглавлял международное движение «Русские за УПА».)

Откуда в разговорах нацистов возникает этот якобы либеральный «оранжевый проект»? Вспомнил, что в 2006—2008 годах Штепа, по приглашению Гарри Каспарова, преспокойно вёл авторскую колонку на самом раскрученном сайте внесистемной оппозиции «Каспаров.RU». Именно тогда, семь-восемь лет тому назад, Госдеп начал оплачивать политическую активность российских неонацистов.

Под крышей каспаровского «Объединенного гражданского фронта» (ОГФ) не раз проходил «обмен мнениями» либералов с неонацистами. Так, в июле 2009-го на «Каспаров.RU» был опубликован отчёт под названием: «Национал-демократы и либералы констатировали распад Российской Федерации», в котором говорилось о встрече Лазаренко и его наперснице -некогда скандально известной поэтессы Алины Витухновской - с активистами ОГФ.

В ноябре 2007-го в Санкт-Петербурге прошёл митинг, «приуроченный к визиту политэмигранта Владимира Буковского. Плакаты и флаги на митинге отсутствовали. Зато были три надувных крокодила — символов национал-демократов. Выступали сам прибывший из Лондона Буковский, московский либерал Леонид Гозман и национал-оранжист Штепа. На митинге были прочитаны с выражением стихотворение классика Корнея Чуковского "Крокодил", а также поэма нациста Широпаева "Ящер".

С тех пор ничего не изменилось. В начале мая 2013-го Штепа побывал в США по приглашению Госдепа, чтобы прослушать курс «Американский федерализм и общественная политика». И уже через месяц «подлинный идеолог национал-оранжизма» становится организатором конференции «Какая федерация нам нужна?» в Высшей школе экономики.

Там, на этой конференции, и собрались впервые в «реале», вживую познакомились друг с другом национал-оранжисты из разных концов России. Там же Штепа повторил свою заветную мечту: «Все субъекты федерации должны стать равноправными республиками».

Это о них написано в «Бесах»: «Мы провозгласим разрушение... Мы пустим пожары... Мы пустим легенды...», «Мы сделаем такую смуту, что все поедет с основ».

Оранжевые круги по крови

В начале октября 2014-го на Урале разразился политический скандал, который местные журналисты сразу окрестили «системной работой американской пятой колонны в Екатеринбурге». Поводом стало публичное признание уральского националиста и эколога Степана Черногубова, о котором в свое время даже писал «Вашингтон пост». Американская газета рассказала, как в мае 2013-го Черногубова зверски избили сотрудники местного Центра по противодействию экстремизма МВД. Но о самом интересном, о том, что последовало после избиения, газета поведать не смогла.

А было вот что. Черногубову позвонил лично вице-консул США в Екатеринбурге Джон Рутерфор. Они встретились в кафе гостиницы «Хаятт Ридженси Екатеринбург». Американский дипломат предложил российскому оппозиционному активисту «финансовую помощь по линии Глобального фонда правозащитников». Черногубов, польщенный вниманием такого высокопоставленного сотрудника Госдепа, согласился. Планировались, по словам оппозиционера, «выезд за границу для обучения правозащитной деятельности», а также отдельное финансирование «экологических проектов». Так молодой уральский активист попал в число доверенных лиц Генконсульства США и смог изнутри наблюдать за тем, как на Урале делается политика под контролем американских служб.

Непосредственно с консулом общались руководительница местной общественной организацией «Правительственная палата» и региональный представитель национал-демократической партии. От них Черногубов, например, узнал, что «деятельность «Правительственной палаты» направлена на захват власти на местах, при раскачке ситуации в Москве». Екатеринбург как транспортный узел имеет геополитическое значение, так как его блокирование приведет к коллапсу всей российской инфраструктуры. Бывший активист составил подробную схему уральской «пятой колонны», которую опубликовало издание «Мировой передел». Эта схема еще раз подтверждает, что Госдеп сделал ставку на союз исламистов, ультраправых радикалов и либералов.

Другой пример. В январе 2013 на Ставрополье должна была состоятся массовая акция протеста под названием «Высадка украинцев на Кубани - исторических землях Украины». Акцию финансировал украинский олигарх Беня Коломойский. Планировали из Керчи доставить на пароме большую группу жителей Днепропетровска и несколькими автоколоннами отправить их в Воронеж и Брянск. Затем предполагалось свезти всех «гостей» в Невинномысск, на митинг с требованием «защитить украинское население Кубани».

Одним из главных организаторов этого «похода украинцев на Кубань» стал житель Кавказских Минеральных Вод Дмитрий Чернов. Местные политики знали его как неонациста по взглядам, проводившего «Русские марши» и митинги "за честные выборы", члена местного "Союза славян", а также… начальника штаба кандидата в депутаты Саратовской областной думы от РПР-ПАРНАС либерала Алексея Лукьянова. Еще Чернова знали как автора книги "Методы работы с толпой" и как координатора «Соборной Украины» - украинской организации, выступающей за выход из состава РФ Ставрополья, Краснодарского края, Белгородской, Воронежской, Брянской и Курской областей и присоединение их к Украине. Чернов пропагандирует, что Россия «оккупировала этнические украинские земли» и насильно русифицировала украинцев, живущих на этих территориях. «Русских не существует, - утверждал он, как его московские единомышленники Лазаренко и Широпаев, - это мордва и финно-угры, а единственным преемником Древней Руси является Украина и украинцы».

Однако накануне этого «похода на Кубань» Чернов, и соратники координатора "Соборной Украины" сообщили, что "Дмитрий Чернов объявлен российскими властями в розыск по сфабрикованному уголовному делу". Номер уголовной статьи не назывался. Так что громкое мероприятие не состоялось, но вскоре Ставрополье, как сообщил сайт «Каспаров.RU», посетил Борис Немцов, чтобы «поддержать кандидата в мэры Железноводска Михаила Савостина». «Вместе с активистами партии «РПР-ПАРНАС» Борис Немцов раздавал агитационные материалы, - говорилось в новостях, - доклады «Путин. Коррупция» и «Жизнь раба на галерах» и, конечно же, «Свободу Дмитрию Чернову!»

Впрочем, северокавказские неонацисты связанны не только с либералами, уверяющими, что на «Украине фашистов и нацистов нет», но и с их левыми друзьями.

В сентябре 2014-го Чернов вдруг объявился в Москве, в колонне неонацистов оппозиционного «Марша мира», который проводился под лозунгом «Нет войне с Украиной!». Колонна скандировала «Банду геть!» и «Слава Украине – героям слава!». Шёл Чернов в отдалении от Немцова, но рядышком со своим земляком - главным ставропольским волхвом Яромиром, или Сергеем Букреевым. Букреев прожил 10 лет в США, получил откровение от «старорусских» богов и, вернувшись на родину, объявил себя главным жрецом Кавказа. Православных называет «жидохристианами» и всех желающих не бесплатно «раскрещивает» в родноверы-язычники. Считается «крестным отцом» Чернова.

…На «Русском марше» в Москве 4 ноября 2012 года выступал неонацист Роман Железнов, по кличке Зухель: «Одна вера, один вождь и один народ. У нас есть вера. Наша вера – это национал-социализм». Перед этим его судили за то, что ранил из травматического пистолета несовершеннолетнего панка. А после этого Зухеля и ещё одного неонациста по кличке Антицыган приговорили к двум месяцам тюрьмы за регулярные кражи из супермаркета “Ашан”.

В середине июня 2014-го Зухель уехал в Европу, посетил Чехию, Польшу, Германию, Нидерланды, Бельгию, Францию, Швейцарию, Италию и др. Принял решение не возвращаться в Россию. А в июле Следственный комитет РФ возбудил против Железнов дело по куда более тяжелой статье 359 УК РФ (участие наемника в вооруженном конфликте или военных действиях). Как указывается в официальном сообщении, «9 июля 2014 года Железнов прибыл на территорию Украины, где встретился с командирами батальона «Азов», добровольно вступил в его ряды и дал согласие на участие в вооруженном конфликте на территории Донбасса за материальное вознаграждение». Стал командиром “русского корпуса” карательного батальона «Азов».

По данным антифашистского сайта StreetMob, Зухель - член и идеолог неонацистской формации WotanJugend, соратник Максима Марцинкевича (Тесака) и имеет прямые контакты с неонацистской группировкой БОРН. Выпускник Высшее школы экономики.

Но вернемся к началу. И все-таки: не есть ли вся эта «национал-оранжистская» тусовка лишь бразильским карнавалом в Бирюлево? Непременно найдется тот, кто скажет, что имена этих «политических фриков» неизвестны большинству граждан, их влияние на общество практически равно нулю. Но ведь и великий прозорливец Достоевский причислял к «пятой колоне» отнюдь не правителей с властителями дум. К «бесам» писатель относил экзальтированную «губернаторшу – даму, открытую «новым идеям», простого «учителя, смеющегося с детьми над их богом и над их колыбелью», «адвоката, защищающего образованного убийцу тем, что он развитее своих жертв», «школьников, убивающего мужика, чтоб испытать ощущение», «присяжных, оправдывающих преступников сплошь», «прокурора, трепещущего в суде, что он недостаточно либерален».

А в наши дни к ним, наверное, можно причислить и телеведущего, говорящего, что православная вера – главная причина отсталости страны. И беллетриста, обвиняющего убитого царя Николая в сталинских репрессиях. И министра, называющего свою страну сырьевым придатком. И поп-звезду, дающую концерт на стороне военных преступников. И политика, хранящего верность набальзамированному вождю «пятой колонны» 0.1.

Ложь божественна. Лгать и подделывать - ценность, смысл и цель, ибо ценность всех вещей в том, что они фальшивы. Верим в бога не потому, что он истинный, а потому, что ложный. Так мыслил уже полусумасшедший философ, так заставляют думать неолибералы и так твердят неонацисты. "

http://flb.ru/info/58723.html