Двадцать с лишним лет назад, семнадцатого мая 1991-го года, в эфире Ленинградского телевидения Сергей Анатольевич Курехин доказал широкой публике, что Ленин — это гриб. Ну, и одновременно с этим — радиоволна, транслируемая из Мексики.

Неизвестно, что сказал бы Сергей Анатольевич, будь он сегодня жив, о Путине. Можно только предполагать. Кто же вы, мистер Путин? Может быть, Путин — это газ? Который со временем заполняет собой весь доступный объем, аккуратно смешиваясь с воздухом. Многие протестующие на митингах жалуются, что им тяжело дышать в “этой спертой атмосфере”. Действие на других напротив — веселящее. Третьи ничего не замечают, кроме подозрительной рекламы: “Газпром — мечты сбываются”.

Путин в очках

Путин везде. Он многолик. Открываешь газету и видишь: лицами Путина стали ещё и Аршавин, и Плющенко. И не простыми, а доверенными. Но где-то же тогда есть и простые? Боишься подходить к зеркалу.

Путин — это событие, которое случается каждый день. Что там вчера стряслось? Путин. А сегодня? Путин. И, кстати, завтра все ожидают, что будет Путин. Или даже дважды, утром и вечером.

Второго февраля каждого года телеканалы крутят любимый всеми фильм “День Путина”. О том, как герой постоянно просыпается в маленьком городке, и постоянно вокруг — Путин. Только любовь помогает герою вырваться из этой страшной ловушки.

Спросишь кого-нибудь: “А что не так вообще?” В ответ пожмут плечами: “Да всё, вроде, так. Дом, семья, работа. На Мальту вот съездил отдохнуть. Но, знаете ли, Путин!” И окружающие понимающе кивают: “О, да. Это невозможно терпеть. У всех всё нормально, и только у нас — Путин. Сколько можно издеваться?”

Одни утверждают, что Россия — это такой белый воздушный шарик, наполненный Путиным. А ведь Путин-газ тяжелее воздуха. Стоит его сменить, и мы воспарим. Другие в целом соглашаются. Только цвет шарика у нас не белый, а красный. Но Путина действительно надо менять, и тогда воспарим обязательно. Третьи утверждают, что Путин, может, и тяжелее воздуха, но он хотя бы заполняет собой шарик, а стоит Путина выпустить, и мы сдуемся, став похожими на то самое, не совсем приличное.

В поле информации страна живет эмоциями и метафорами. Чувствами, которые иногда пытаются облечь в рациональные одежки, но чаще и не пытаются. В моде спонтанность.

Человеку со стороны должно быть тут неуютно, как бывает неуютно трезвому в компании выпивших: за этим концом стола ещё целуются и громко уважают друг друга, а за тем уже цепляют друг друга за галстуки и приглашают пойти, выйти. Завтра наступит похмелье, но сегодня дым стоит столбом, и можно вешать топор, и, быть может, его уже и подвесили над всеми нами, как нечто дамокловое.

Страшно выходить в сеть. Тут и там кучкуются странные компании пошатывающихся личностей с мутными глазами, которые явно перебрали Путина. Ведут себя агрессивно, задирают мирных пользователей. Как идти мимо них куда-нибудь в интернет-магазин?

Лозунг “Россия без Путина!” в устах этих личностей выглядит мольбой о помощи. Как если бы алкоголики вдруг вышли на площадь и потребовали срочно ввести сухой закон, потому что сами они остановиться не в состоянии. Но сухой закон делу не поможет, если дошло до физиологии.

Путинозависимость — русский бич XXI века. Разрушает личность, въедается в печень. Страдают родные и близкие. Пассивно это задевает и окружающих. Возможно, помогло бы создание обществ анонимных антипутиноголиков. “Привет, меня зовут Олег. Я начал ненавидеть Путина, когда мне было двадцать, и ненавидел его почти каждый день целых пять лет. Сначала ненавидел с друзьями, ходил на митинги, потом стал ненавидеть в одиночку, иногда с самого утра. Теперь о Путине не думаю вот уже пять месяцев, неделю и четыре дня. Нормализовался стул, вернулась жена. Могу в компании поддерживать беседу об автомобилях, не упоминая мигалки. Но каждую ночь снится, что я опять его ненавижу такой свежей, такой пенной ненавистью, просыпаюсь со страхом и облегчением — это был лишь сон, я не сорвался… “

От любви до ненависти — один шаг, но в обратном направлении — не дальше. Культ личности ничем не лучше антикульта, и поговорка о коммунистах/антикоммунистах актуальна как никогда. Вернее, как те самые двадцать лет назад, когда Иртеньев, тогда ещё не Правдоруб, а обычный стихотворец, начертал: “Глаз подбит, пиджак в пыли, под кроватью брюки, до чего же довели коммунисты-суки”. Ныне всю магическую силу многочисленных “коммуняк” одним глотком вобрал в себя невысокий премьер-министр. Не спрашивай, почему в кране нет воды, смертный. И, само собой, эхом новые времена повторили стишок Иртеньева, который обернулся нецензурной песенкой “Путин виноват”: “Дорогая, я бы открыл тебе, если бы мог, но просто Путин пришел и поменял нам замок!”

Страсти по Путину — это будущее неминуемое разочарование. Если Путин останется, он будет давить на виски все сильнее, исподволь, тихо. Ах, если бы нам удалось, мы бы тогда — да. А так — нет.

Если Путин уйдет, то он не возьмет с собой, как в сказке, горе-злосчастье. Начнет развиваться синдром вернувшихся с политической войны. Как говорил герой фильма “Трюкач”, ветеран Вьетнама: “А я-то думал вернусь, и, может, мне подарят автомойку. Глупо”. Было движение, а теперь — стоп.

Что происходит с людьми, если Путин простер крыла так далеко, что против него выходят на митинги в Париже и Нью-Йорке? Господа, которые стремятся вечно решать чужие проблемы, о чем их, в общем, не просят. Рвутся спасать мир, хотя не могут спасти одну свою маленькую душу.

Проблема Путина — это проблема иллюзий. Целлулоид. К реальному функционеру она не имеет отношения. Когда говорят о “цветных революциях”, забывают, что на самом деле они черно-белые, без оттенков. Это Голливуд категории “B”: есть тиран, есть восставший народ, тут великое Добро, там абсолютное Зло, и будет финальная битва, и тиран падет, но в последнюю секунду набросится, а потом опять падет, окончательно. Однако никто никогда не показывает, что происходит после титров. Если, конечно, не возникнет желания снять вторую часть.

Невозможно жить в кинофильме. Недаром часто предупреждают: “Не пытайтесь повторить этот трюк дома”.

Гудвин — обычный человек, вынужденный изображать из себя Великого и Ужасного. Он не может ни дать мозги, ни отобрать — хотя дать по мозгам ещё в состоянии. Но он не даст вам храбрости, не покупайтесь. И ваше сердце тоже от него не зависит.

И уж, тем более, он не поможет вам вернуться домой. Обрести этот дом.

Так что если к вам подойдет какой-нибудь ушлый хлопчик в социальной сети или в подворотне и предложит, подмигнув, очередную дозу Путина, вежливо и твердо пошлите его.

Поверьте, уж лучше гриб.

http://kolonki.club/sfericheskiy-putin-v-vakuume/