Президент России Владимир Путин поручил правительству разработать комплексный план мер, которые обеспечат российской экономике в 2019–2020 годах темпы роста выше мировых. Об этом говорится в поручении по реализации Послания президента Федеральному Собранию от 1 декабря.

Документ опубликован на сайте Кремля.

"Подготовить с участием Торгово-промышленной палаты Российской Федерации и ведущих общественных объединений предпринимателей и утвердить комплексный план действий Правительства Российской Федерации на 2017–2025 годы, в котором предусмотреть меры, обеспечивающие достижение не позднее 2019–2020 годов темпов роста экономики Российской Федерации, превышающих темпы роста мировой экономики", - говорится в документе.

В числе необходимых - меры по улучшению делового климат, по повышению результативности крупных инвестиционных проектов, по наращиванию объёма несырьевого экспорта, по развитию малого и среднего предпринимательства, а также по повышению эффективности государственной поддержки отраслей экономики.

Разработать такой проект следует не позднее 30 мая 2017 года.

Подобное поручение Путин анонсировал на выступлении с посланием Федеральному собранию 1 декабря.

Накануне в Торгово-промышленной палате РФ прошло заседание Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, на котором председатель Совета, президент Российской ассоциации производителей сельхозтехники «Росагромаш» Константин Бабкин изложил принципы Стратегии экономического развития России до 2030 года, предлагаемые экспертами Совета.

Он отметил, что современное состояние экономики России не соответствует её исторической роли и реальному потенциалу. По его словам, для выравнивания конкурентных условий необходимо в краткосрочной перспективе использовать меры тарифного регулирования, в долгосрочной – совершенствовать институциональные условия. Бабкин также подчеркнул, что существующий уровень налоговой нагрузки на производство крайне высок, для стимулирования инвестиций необходимо его снизить, придав налоговой системе стимулирующую функцию. В завершение, глава Совета указал, что за счет реализации мероприятий «Новой индустриализации» обрабатывающая промышленность станет основой экономики России.

Экспертные оценки

Валентин Катасонов

Это просто очередной спектакль и ничего другого. Мы до сих пор не избавились от некоторых наших особенностей национального характера. Мы доверчивы, всё принимаем за чистую монету. За четверть века так называемых реформ сколько уже на моей памяти было разных комиссий, советов, совещаний, форумов, резолюций, проектов... В том числе и с участием общественности, союзов предпринимателей, политических партий, национальных фронтов и так далее. Всё это некий спектакль, который призван показать, что вроде бы что-то делается, мы куда-то движемся и что при этом мнение народа учитывается.

В Торгово-промышленной палате сейчас одним из сильных людей является Константин Бабкин, председатель «Партии дела». Но я знаю, что он и его товарищи бьются как рыбы об лёд в Торгово-промышленной палате, и не думаю, что подобного рода резолюция каким-то образом повысит эффективность их работы.

У нас исполнительская дисциплина на уровне плинтуса. Майские указы президента не были исполнены. Решение более низких уровней совершенно не контролируются в части их исполнения. В общем, я думаю, что поручение об экономическом росте будет просто-напросто забыто. Я ведь отслеживал многие достаточно громогласные решения, которые принимались у нас. Например, об удвоении ВВП. Ведь это не что иное, как тот же самый экономический рост, просто сформулировано с использованием других слов. Ну и что? На самом-то деле даже никто не объяснил, почему мы неожиданно озаботились удвоением ВВП и почему мы вдруг это бросили. Никаких объяснений.

Или, скажем, превращение Москвы в международный финансовый центр. Я помню, несколько лет носились как с писаной торбой с этой идеей. Причём она озвучивалась на самых высоких уровнях, и потом всё бросили без всякого объяснения. Или Медведев, когда был президентом, выдал лозунг «Четыре И»: информация, институты, инвестиции, ещё какое-то словоблудие, прости Господи. Опять всё брошено абсолютно без каких-либо объяснений.

И со вчерашним поручением абсолютно ничего не произойдёт, уверяю вас. Сергей Глазьев, советник Президента, тоже не в состоянии никаким образом повлиять на экономические процессы. Тут необходимо полная смена команды. «А вы, друзья, как ни садитесь, всё в музыканты не годитесь». Рулит всё та же самая команда. А Торгово-промышленная палата в целом – это такое тихое застойное болото, за редкими исключениями. Конечно, ТПП лучше, чем, скажем, шохинский РСПП, но лишь ненамного, потому что все эти так называемые союзы предпринимателей формируются не за счёт инициативы предпринимателей снизу, а создаются сверху. А всё, что создаётся сверху, всё это глохнет, всё это умирает. Там появился Бабкин. Но думаю, что либо он просто потеряет свои последние силы в этой ТПП, либо он адаптируется к существующим правилам игры.

Сейчас Константин Бабкин предлагает использовать меры тарифного регулирования и снизить налоговую нагрузку на производство. Но у нас ведь экономическая политика шизофренична по определению. Была дана команда на импортозамещение. Импортозамещение – это ведь по сути дела реиндустриализация страны, по большому счёту. Любая индустриализация требует защитных мер. Она требует протекционизма именно, прежде всего, в виде высоких импортных пошлин. Давайте договоримся. Если мы проводим индустриализацию, тогда мы, соответственно, должны защитить свой рынок – по крайней мере, на определённое количество лет, пока мы будем проводить эту самую индустриализацию. Так было в Англии, так было в Америке, там было в Германии.

История не знает никаких исключений. Индустриализация проводится всегда в условиях протекционизма. А мы продолжаем по-прежнему петь либеральные мантры, что нам надо интегрироваться в мировой рынок и так далее. Мы так привержены принципам ВТО, что у нас уже пошлины на уровне плинтуса. Хорошо. Тогда, ребята, честно признайтесь, что никакого импортозамещения быть не может.

Именно это Бабкин и имеет в виду, конечно. Понятно, что он, как производитель сельхозтехники, хорошо чувствует, что незащищённый внутренний рынок не даст встать на ноги нашему сельскохозяйственному машиностроению. Но это – очевидные вещи. Понимаете, то, что говорят Бабкин, Глазьев, Титов – это всё правильно, и в принципе любой грамотный человек, особенно предприниматель, должны эти вещи понимать. Я читаю все их документы, и там что-то написано типа того, что 2х2=4. Но тут и спорить не о чем. Это всё уже давно известно. Поэтому у меня такое ощущение: люди занимаются просто просветительской деятельностью, чтобы миллионы трудящихся понимали происходящее. Да половина из них это понимают. Не всегда, правда, могут это чётко правильно сформулировать, но понимают.

На самом-то деле, конечно, на экономическом направлении мы вряд ли достигнем каких-либо успехов. Власть у нас, безусловно, компрадорская. Власть, безусловно, защищает интересы иностранного капитала. Интересы иностранного капитала проявляются в том, что он должен иметь доступ на российский рынок. Они должны иметь доступ к нашей экономике, иметь возможность покупать активы – то, что называется «инвестиции». Это ведь не капиталообразующие инвестиции, которые ведут к созданию новых предприятий или к реконструкции существующих. Это просто покупка существующих активов, существующих предприятий. Иногда эти предприятия просто отжимаются как лимон, получается бешеная прибыль, либо эти предприятия просто ликвидируются, потому что они являются конкурентами для западных компаний, которые сюда идут со своими товарами.

Так что ещё раз повторяю: власть никаких ошибок не делает. Она чётко служит своим хозяевам. А хозяева находятся за океаном, образно выражаясь. Это хозяева денег.

Можно сказать, что у нас было два Владимира Путина. В начале своего первого президентского срока Путин действительно пытался хоть как-то дотянуться до рычагов управления экономикой. Один аспект этой истории я неплохо знаю. Путин пытался поставить под контроль Центральный банк, и в начале его президентства был инициирован процесс внесения поправок в Федеральный закон о Центральном банке. Такие поправки, которые бы действительно сделали его подконтрольным правительству, президенту, к сожалению, не удалось провести. Поправки были приняты, но они были выхолощены, и Центральный банк как был, так и остаётся институтом, независимым от политической власти России. Он находится под контролем заокеанских хозяев, хозяев денег. Это только один конкретный пример. Так что Путин предпринимал какие-то попытки для возрождения экономического суверенитета, но они оказались безуспешными. Вот так, если коротко говорить.

Сегодня восстановление даже того, что было в 1998-2004 годах, той стратегии невозможно по причине того, что реально у экономической власти находятся люди, которые этого не позволят. Можно сказать и так, к сожалению, Путин не имеет доступа к рычагам управления экономикой. Более того, как я понял, он даже не имеет прав на то, чтобы оценивать экономическую политику, экономическую линию. И что совсем прискорбно: если он это и делает, то использует язык экономических либералов. Даже вот то, что он использует словосочетание «экономический рост» – меня, например, шокирует. Потому что «экономический рост» – это разговор ни о чём. Может быть, экономический рост, который ведёт к тому, что увеличиваются офшорные активы РФ.

Весь этот экономический рост уходит, грубо говоря, за пределы РФ. Экономический рост может означать истощение природных ресурсов и загрязнение окружающей среды. Результаты этого экономического роста могут доставаться и реально достаются именно олигархам и нескольким процентам населения. То есть экономический рост не ведёт к росту экономического и социального благосостояния народа. Обращу ваше внимание, что слово «рост» однокоренное со словом «ростовщичество». Модель, ориентированная на экономический рост – это модель, которая обслуживает интересы ростовщиков. Думаю, что президент, к сожалению, не понимает этих тонкостей, поэтому озвучивает либеральные мантры.

Кстати говоря, уже давно здравомыслящие экономисты на Западе отказались от термина «экономический рост». Они используют другие термины – экономическое развитие или устойчивое развитие. Это уже мягче, это отход от догм экономического либерализма. Конечно, не экономический рост нам нужен. У нас должны быть совершенно другие задачи в экономике. Надо по крайней мере начать дискуссию по поводу того, какие же задачи должны стоят перед экономикой. Уж, конечно, не борьба с инфляцией, уж, конечно, не экономический рост.

Я тут себе позволю небольшое ретроспективное воспоминание, касающееся того, как устанавливалась экономическая политика в Советском Союзе в 30-е годы. Собственно, тогда был создан экономический механизм, который: а) позволил провести индустриализацию: б) позволил нашей экономике стать независимой от внешних условий; в) обеспечил оборонный щит, который позволил отразить нашествие фашистской Германии на Советский Союз. А в послевоенный период этот экономический механизм обеспечивал нам снижение издержек производства, существовал так называемый противозатратный механизм.

А всё почему? Потому, что экономика была ориентирована не на какие-то абстрактные показатели экономического роста, не на показатели процентов прироста валового продукта. Основными показателями были натуральные. А стоимостные показатели играли вспомогательную роль. К сожалению, эти вещи сегодня вообще уже никого не интересуют. А ведь если мы не будем понимать даже своего собственного опыта, то, наверное, мы будем идти на поводу у экономических либералов, использовать пустые термины «экономический рост», «инфляция» и так далее. Всё это некая информационная пена.

http://zavtra.ru/word_of_day/pena_2016-12-07