Разыгрывающийся в СМИ крупный междусобойчик между, с одной стороны, Меркель, а с другой, Путиным, якобы из-за 2 миллиардов долларов, ворованных из российской экономики, и грозящих остаться в Европе из-за «жёсткой» позиции [руководства] Германии, которая якобы хочет эти средства экспроприировать и таким образом (?) поставить Россию на место, в ответ на что Путин грозит некими ответными мерами, напоминает сюжет плохого комедийного боевика, где два городских клана, обладающие не только собственными многомиллиардными состояниями, но и огромным совместным бизнесом в виде товарооборота (более 100 млрд. долларов), прямых и портфельных инвестиций на десятки миллиардов долларов, вдруг начинают ссориться из-за суммы, составляющей менее 1% от совместных проектов, притом принадлежащей не им, а каким-то рядовым бойцам, о которых ни один из главарей кланов не имеет даже ни малейшего понятия.

Нет между Германией и Россией проблемы. И причина этого проста - и Германия, и Россия находятся в финансовом плену у англосаксов. Положение у двух стран в выстроенной англосаксами системе мировых валютно-финансовых координат абсолютно одинаковое – дойные коровы. Только Россия за бумажки продаёт ресурсы, а Германия – товары. Соответственно, не логично со стороны немецкой элиты сначала резануть русских, пообедать, только для того, чтобы потом тебя ещё более упитанного, тупого и румяного съели голодные, и умные британские джентльмены.

Подробно о о теневой стороне
канцлера Германии
в статье

Ангела Меркель как агент Штази

На самом деле, мы здесь имеем всё то же политическое дзюдо Путина, только с привлечением немецких партнёров, которым, видимо, так же всё стало окончательно ясно, и которые наконец-то приняли решение сбросить с шеи немецкого народа не только абсолютно ненужный Германии проект евро, но и пресловутое ярмо евроатлантической солидарности с англосаксами.

По итогам Второй мировой войны Германии американцами был навязан «канцлер-акт», согласно которому Германия должна все свои крупные политические и экономические шаги согласовывать в Вашингтонском обкоме. По поводу канцлер-акта вопросов не возникает – США надолго, если не навсегда, хотели изгнать угрозу возвращения Германии на позиции одного из ведущих мировых игроков, Китай тогда в упор не просматривался.

Когда Германия [её «элита»] благодаря советским политическим деятелям всё-таки готова была объединиться и стать тем мировым игроком, которым ей англосаксы не давали стать со времен Бисмарка, в дело вмешалась глуповатая Франция, которая (интересно, сама ли она до этого додумалась, или всё же подсказали?) готова была согласиться на объединение Германии только в том случае, если Германия [её «элита»] согласится на введение единой европейской валюты: «Это была цель Маастрихского договора 1992 года о создании Европейского Союза. Отчёт под названием «Единый рынок, единые деньги», опубликованный в 1990 году под руководством бывшего министра финансов Франции Жака Делора, призывал к созданию единой валюты, аргументируя это тем, что единый рынок не может эффективно функционировать иначе. Более реалистично, приверженцы идеи об единой валюте оправдывали её тем, что это послужит единению людей, как европейцев, и что создание единого Европейского центрального банка ознаменует собой переход власти от национальных правительств».

Кто находится у власти в Германии
и объяснение поведения этих людей
в статье
Нравы германской элиты и тайные пружины политики
А также в статье
Болотное дело в Германии

Германия, [экономика] которой прекрасно жила с маркой, и которая спокойно за пару лет навязала бы всему Евросоюзу марку в качестве базовой валюты, и ещё стригла бы при этом купоны с эмиссии своей валюты, аналогично тому, как это делают США, вместо мощной марки получила головную боль в виде евро, т.к. теперь на Германию, как на самую мощную экономику Европы, ложились не только эмиссионные выгоды, но и риски от необходимости поддерживать всех членов ЕС без разбора, при этом высасывая все соки из своей национальной экономики и банковской системы.

Поэтому естественно, что [«элита»] Германии сопротивлялись введению евро, утверждая, что сначала должен быть образован полный политический союз: «Поскольку не было шансов на то, что другие страны примут идею политического объединения, позиция [руководства] Германии выглядело как технический маневр для предотвращения установления единой валюты. Германия [её «элита»] не горела желанием отказаться от своей марки - символа своей экономической мощи и приверженности ценовой стабильности. В конце концов, Германия согласилась на создание евро только тогда, когда президент Франции Франсуа Миттеран заявил, что Франция поддержит объединение Германии только при условии согласия последней на создание евро».

В конечном итоге в 2010-2013 годах в Европе всё заканчивается тем, чем и должно было закончиться ещё в 1990-1992 году:экономика Германии надорвалась, неся на негнущихся всю очень разную в экономическом плане Европу (и этот опыт нам также надо учитывать при построении Евразийского союза - никакой единой валюты, только одна из уже существующих), в стране зреет понимание того, что страну в течение последних двадцати лет грубо пользовали. В это же время экономики всех европейских стран стагнируют. Элиты также начинают понимать, что всё это происходит благодаря тому, что необходимо поддерживать некую фикцию – евро, хотя если её сбросить, то даже Греция очень быстро начнёт восстанавливаться, используя имеющиеся конкурентные преимущества. То же самое начнёт происходить и в других странах, только с учётом того, что европейская промышленность серьёзно сократилась, и ей придётся долго восстанавливать свои позиции на мировых рынках.

Подробное исследование
о проблеме исламской миграции в Германии
в статье
Мигрантский вопрос в Германии

Главный профит из этой ситуации, как всегда, извлекли англосаксы по обе стороны океана. Европа им, в принципе, по барабану, даже Франция, которая последний раз представляла из себя серьёзную и серьёзную геополитическую величину в девятнадцатом веке при краткой вспышке фигуры Наполеона. Главное было взять под контроль Германию, которая в свою очередь создавалась как геополитический проект для остановки России ещё в девятнадцатом веке. После распада СССР благодаря зоне евро англосаксам удалось вновь на двадцать лет взять уже объединенную Германию под контроль.

Конечно, и [«элита»] Германии понимала данный расклад, однако пыталась сделать всё для того, чтобы переломить эту ситуацию и, несмотря на навязанные ей кабальные условия, всё-таки вытащить всю еврозону и поставить её под себя, чтобы потом обернуть слаженным механизмом «Четвертого Рейха» против англосаксов. Как только это начало получаться, неожиданно, «вдруг» начали ["сами собой"] сыпаться экономики южных стран Евросоюза, которых также по настоянию французов ввели в зону евро. В результате чего экономику и финансы Германии стало затягивать в воронку всё больших и больших усилий для поддержания евро, судьба которого и так предрешена.

Естественно, что [«элита»] Германии не может сама похоронить евро, т.к. по этому поводу сразу поднимут хай «самые демократичные мировые СМИ», которые обвинят Германию [её «элиту»] в восстановлении Империи и начнут мочить руководство страны припоминая все хорошо известные грехи, в том числе и главный «грех» – Холокост. Такая политическая перспектива отнюдь не улыбалась немцам. Они один раз уже заплатили за банкет для всех, и второй раз этого делать не хотят. Как тогда поступить в этом случае? Выход один и он прост – делать на публике страшное лицо и "поднимать брови на лоб" по поводу того, как немцы стараются спасти проект евро и «единой» Европы, а на самом деле тихо его «сливать», также умело как игроки питерского «Зенита» сливают иностранных легионеров и тренера итальянца из команды.

И единственная возможность для [«элиты»] Германии выйти из этой ситуации «красиво», т.е. так, чтобы англосаксы не повесили на неё всех кошек и не убедили всех остальных, что это, мол, немцы всех в очередной раз кинули, и они-де, мол, ещё и должны за этот «кидок» всем по гроб жизни оплачивать «летние каникулы в Риме», это сделать так, чтобы проект евро и Единой Европы загнулся как бы сам собой, несмотря на все «титанические усилия немецкой элиты и народа» по его спасению.

Поэтому понадобился Кипр. До этого, конечно, было много всего – и Греция, и работа американских рейтинговых агентств по подпиливанию ножек на том стуле, на котором сидит европейская валюта и т.д. и т.п. Но последними тремя факторами стали, видимо, попытка Британии свалить из Евросоюза накануне его краха, т.е. повесить весь негатив на Германию [её народ и управленческую «элиту»], итоги выборов в Италии, которые дали явный отсвет на то, что будет осенью в Германии, и развал промышленности Франции – главного конкурента Германии в Европе.

После этих событий весь дальнейший пасьянс англосаксов по обнулению экономического и финансового потенциала Европы, читай – Германии, стал очевиден как божий день. Зона евро ломалась, под её обломками хоронилась немецкая промышленность и финансовая система, европейские капиталы выводились на рынки англосаксов, где попадали под их полный контроль, а под программу стимулирования доллара, американские фонды, банки и т.д. начинали скупку оставшейся европейской и германской промышленности, чем ставили крест на немецком суверенитете уже надолго. И весь этот сложный в техническом плане процесс происходил бы под лозунгом формирования единой торгово-экономической зоны США и ЕС, который уже окрестили "экономическим НАТО". Всё, что немцы по крупицам создавали последние шестьдесят лет после войны, в одно прекрасное мгновение могло стать не их. Этого они уже допустить не могли.

И последнее – зачем Германии зона евро, которой она всё равно не может управлять под англо-американо-французским контролем?Вместо этого липового «счастья», не проще ли заключить новый пакт с Россией о разделе сфер влияния (пока в Европе) и взять своё без малейшего учёта мнения англосаксов и французов? Естественно, Германия и Россия могут провести совместный военный парад и показать всем, особенно восточноевропейским «партнёрам», где и как надо встать по стойке смирно. Только зачем? В современную эпоху это вовсе ни к чему, надо действовать тоньше, а чуйствовать глубже. «Денюжки» европейцы должны складировать в Европе на благо той скрепы, вокруг которой всё и должно крутиться – ось Берлин-Москва, а далее – Стамбул-Тегеран-Пекин-Дели, и если японцы успевают вскочить в последний вагон, то и Токио. Если нет – тогда Сеул. Вот та «стальная скрепа» Евразии, которая должна цементировать евразийский континент в единое целое. После чего англосаксы на двух геополитических островах могут «расслабиться» под аккомпанемент традиционной для британской "аристократии" мелодии о легализации однополых браков и покурить в сторонке.

«Единая внешняя политика означает превращение Европы в одного игрока, с которым гораздо лучше и легче иметь дело, чем с тридцатью большими и малыми странами со своими амбициями. Для России этот процесс важен также тем, что означает конец бесконечным попыткам Восточной Европы воспрепятствовать диалогу единой Европы и России - России гораздо легче будем иметь отношения с ЕС как с такой же империей, как и она сама. В этом контексте очевидно, что проекты Северного и Южного потока, а также "Набукко" не имеют альтернативы, поскольку именно они во многом будут обеспечивать сырьевую независимость Европы от США как единого геополитического и геоэкономического организма.

Получив новые энергетические подпорки и завершив процесс политического объединения, о чем мечтала континентальная европейская элита от Наполеона до Бисмарка и далее, Европа будет по-новому себя позиционировать и в мировых политических отношениях, что послужит ещё одним серьёзным ограничением для скатывания США к однобокой силовой тактике решения глобальных вопросов, т.к. объединенная Европа будет иметь свои интересы и в той же Центральной Азии, и на Ближнем Востоке, и в Африке, а тем более в России».

«Северный поток позволит Германии стать не только конечным получателем российского газа, но и, по сути, главной страной-транзитером, что существенно усилит геополитическую связку России и Германии и послужит делу реального объединения Евразии в единый финансово-экономический организм. Аналогично Северному потоку, Южный поток наведёт такой же порядок с транзитом газа через Украину, транзитная значимость которой резко снизится и будет соответствовать реальному геополитическому весу Украины.

В результате России и Германии удалось бы экономически разбить намечающийся транзитно-лимитрофный треугольник Беларуси-Польши и Украины и привести те элиты этих стран, которые в настоящее время стоят во главе этого процесса к более реальному пониманию соотношения сил в Восточной Европе. Результатом Северного и Южного потока станет резкое снижение геополитической роли Восточной Европы в контексте интеграционный евразийских процессов, что, возможно, будет способствовать отказу США от усиленной поддержки стран-лимитрофов и налаживанию более продуктивного диалога с ключевыми странами региона».

Т.е. после распада ЕС и зоны евро Европа никуда не денется, а вынуждена будет принять российско-германские условияформирования новой «европейской идентичности», для этого (усмирения строптивых Польши и Украины) и становится Германия главным распределителем российского газа в Европе.

Поэтому России и Германии чрезвычайно выгодно как можно долгое затягивание ситуации на Кипре для того, чтобы капиталы побежали не только из Кипра, но и изо всей зоны евро, чтобы масса вкладчиков и компаний сами спровоцировали развал зоны евро. При таком раскладе крайними становятся мировые финансовые структуры, за которыми стоят англосаксы. Вот в их сторону и будет обращён весь гнев разорённых в очередной раз происками англосаксов рядовых европейских тружеников и среднего класса. Тогда совсем красиво будет. Кипру в этой картине маслом выпала счастливая доля того камешка, который покатится с горы и обрушит весь англосаксонский проект контроля над Евразией. Греция этого сделать не смогла, была слишком крупной. Свалить мирового финансового Голиафа выпала роль «геополитической мышке».

http://www.imperiya.by/authorsanalytics19-15876.html