Если без ханжества, участники большинства межнациональных конфликтов новейшего времени, как говорится, нашли друг друга. Например, криминальный бездельник и мажор Агафонов повстречал в неподобающем для спортсмена месте, ночном клубе, дагестанца Мирзаева. Встреча закончилась смертью и затяжным скандалом, который лишь довернул пружину межнациональной неприязни еще на один оборот. Русские без промедления вступились за Агафонова, дагестанцы – за Мирзаева. Личности участников конфликта, причины уже никого не волновали.

Большинство участников таких межнациональных поединков не являются образцовыми, дееспособными, законопослушными гражданами нашей страны. Еще десяток лет назад подобные конфликты не вызвали бы никакой реакции в обществе – просто из-за качественного состава их участников. Но времена неуловимо поменялись. И драка фанатов, которых сложно считать образцом добродетели, смирения, покладистости, и выходцев с Северного Кавказа, занимающихся в столице мутными промыслами, привела к натуральному народному восстанию у стен Кремля. То есть причины таких конфликтов не в национальных особенностях и поведенческих реакциях. Не в пьянстве русских, невоспитанности кавказцев, недосмотре полиции, плохой охране злачных заведений.

Причины непрекращающихся стычек глобальны, это отражение некоего процесса, идущего в стране. В последнее время власти признали это явление и даже придумали для него деликатное название: «внутренняя миграция». Деликатность, к сожалению, скрадывает суть.

Процитирую свое интервью трехлетней давности с чеченским писателем Германом Сайдуллаевым. По мнению Германа, молодые кавказцы ведут себя в России «как викинги», то есть у них психология людей, находящихся на враждебной, инокультурной территории. Поэтому любые законы и «понятия» местных лежат вне сознания и системы ценностей новых «норманнов». Тем более если речь идет о заведомо слабом противнике, уступающем по численности.

Слабость противника никогда не являлась смягчающим обстоятельством, если главная цель – победить любой ценой. Например, конфликт в Кондопоге имел вполне прозрачные причины, которые почему-то остались за кадром и не заинтересовали прессу. Пресса, копаясь в кондопожской истории, искала «корни русского фашизма», а поведение приезжих оправдывала психотравмами чеченского «поколения войны». То есть русские, как всегда, в этой истории были виноваты, причем дважды.

В реальности кровавая драка в кафе «Чайка» произошла в рамках продуманной кампании. Молодые чеченцы пытались себя «поставить» в городе, но их никто не воспринимал как реальную силу. Было несколько драк один на один, в которых кондопожцы неизменно побеждали. Напомню, что этот город дал СССР и России больше десятка олимпийских чемпионов. Отступать из богатого города восвояси не хотелось. Поэтому приехавшим с Северного Кавказа гражданам пришлось «определяться на районе» любой ценой. Избиение случайных людей в кафе было акцией устрашения. Правда, таких последствий чеченцы не ожидали.

К сожалению, выводы из этой истории не сделали ни сотрудники МВД, ни общество в целом. Поэтому мы увидели множество «Кондопог» в различных вариантах и с разными названиями. Но суть у них была одна – представители некоренных этносов любыми путями пытаются отвоевать место под солнцем у автохтонного населения. Причем приезжие вступают в силовую конкуренцию за самые прибыльные рабочие места или сегменты рынка. Это не психология переселенцев или внутренних мигрантов, это психология викингов.

К сожалению, те, кому положено нас защищать по долгу службы, делают это редко и неохотно. С прохладцей. Коррумпированность полиции не способна полностью объяснить такое поведение правоохранителей. В конце концов они такие же люди, как и мы, не марсиане. Дети их ходят по тем же улицам, их дочерей могут так же затащить в машину и изнасиловать.

Почему же полиция, безжалостная по отношению к коренным, так вяло реагирует на художества гостей из других регионов? Объяснение одно. Потому что Северный Кавказ в последние годы находится на грани взрыва. Единственный способ как-то отсрочить неизбежное – дать возможность выехать на иные территории России так называемой «пассионарной» молодежи. Растворить ее в доминирующем этносе, переформатировать, по возможности изменить национальную идентичность с региональной на общероссийскую.

Это реальная внутренняя политика, которая работает с момента последнего замирения Северного Кавказа. Примерно с 2004-2005 года. Уже через год, в 2006, были пожаты ее первые плоды – Сальск, Сыктывкар, Харагун, наконец – Кондопога.

В реальности «в поле» по прошествии без малого 10 лет все выглядит немного по-другому. Эта модель снятия пассионарного напряжения с Северного Кавказа просто не работает. Местное население слегка запугано множеством фактов и примеров, когда «им все можно», и не способно ассимилировать выходцев из иной инокультурной среды. Даже на бытовом уровне, в форме замечаний.

В идеале и по совести на предложение говорить по-русски в России чеченцы должны были перейти на русский язык. Благо для таких ситуаций на Кавказе существует древний красивый обычай, я видел, как он работает. Например, компания аварских мужчин говорит между собой по-аварски. Но если в компании появляется русский – все мгновенно переходят на язык межнационального общения. Русский язык на Кавказе знают все, даже в самых глухих местах.

Но выходцы из традиционного общества с не до конца разложившимся родоплеменными отношениями восприняли режим благоприятствования не как дружеский акт, а как признак слабости русского этноса, на чью территорию они переселились. Или татарского этноса. Или карельского. Поэтому все межнациональные конфликты последнего времени – это попытка местного населения объяснить приезжим, в чем конкретно они ошибаются.

Попытки растолковать им в привычной им системе ценностей коллективной ответственности рода недопустимость агрессивного поведения в чужом монастыре. Если бы власть в этот момент включила режим «нулевой толерантности» к выходцам из определенных регионов страны, ситуация быстро бы нормализовалась. Но вместо этого, на мой взгляд, принятая внутренняя межнациональная политика ведет сложившуюся ситуацию к полномасштабной межнациональной и межрелигиозной гражданской войне по югославскому сценарию.

http://v1.ru/text/gorod_online_column/681143.html