Для корпоратизации общества необходимо население, которое согласно с управлением властей, и поэтому, когда психологи и психиатры начали предоставлять технологии, с помощью которых можно управлять людьми, корпоратократия приняла в свои объятия профессионалов психиатрии.

В популярной книге психолога Б.Ф. Скиннера «По ту сторону свободы и достоинства (Beyond Freedom and Dignity, 1971)» заявляется, что свобода и достоинство – иллюзии, мешающие развитию науки модификации поведения, которая, по его утверждению, может создать более организованное и счастливое общество.

Во время расцвета славы Скиннера в 1970-х для таких противников жёсткой административной власти как Ноам Хомский (Noam Chomsky) «Дело против Б.Ф. Скиннера (The Case Against B.F. Skinner)» и Льюис Мамфорд (Lewis Mumford) было ясно, что идея Скиннера – общество, которым правят доброжелательные любители контроля – противоречит демократии. В романе Скиннера «Уолден Второй (Walden Two, 1948)» его герой-бихевиорист заявляет: «Мы не относимся всерьёз к истории», - на что Льюис Мамфорд ответил: «и не удивительно: если бы человечество не знало историю, то миром правили бы Скиннеры - так скромно предполагал сам Скиннер в своей бихевиористской утопии».

Будучи в ту эпоху студентом психологии, я помню смущённое молчание большинства психологов по поводу политических последствий идей Скиннера и модификации поведения.

В середине 1970-х, проходя практику в закрытой государственной психиатрической больнице, я впервые испытал одну из его основных методик по модификации поведения под названием «маркерная экономия». И тогда я обнаружил, что противники жёсткой административной власти изо всех сил пытаются сопротивляться модификации поведения.

Джордж был противником авторитаризма в состоянии серьёзной депрессии, он отказывался разговаривать с врачами, но, по некоторой причине, выбрал меня, чтобы чувствовать себя нормально. Мой начальник, психолог больницы, заметил моё общение с Джорджем и сказал, что я должен дать ему маркер (сигарету), чтобы поощрить его «просоциальное поведение». Я сопротивлялся этому, пытаясь объяснить, что мне 20 лет, а Джорджу – 50, и это будет оскорбительно. Но мой начальник тонко пригрозил, что выгонит меня из больницы. Поэтому, я решил посоветоваться с Джорджем, что мне делать.

Джордж, боровшийся с зомбирующими эффектами своих мощных лекарств, усмехнулся и ответил: «Мы победим. Давайте сюда сигарету». Не противореча указанию начальства, Джордж взял сигарету, засунул её в карман рубашки другого пациента, а затем посмотрел на врачей, с неуважением качая головой.

В отличие от Скиннера, Джордж не находился по ту сторону свободы и достоинства. Такие антиавторитаристы как Джордж, которые не относятся всерьёз к наградам и наказаниям любителей контроля, лишают авторитарные идеологии, типа модификации поведения, тотальной власти.

Технологии модификации поведения возбуждают сторонников жёсткого контроля.

Если вы изучали введение в психологию, то слышали о «классическом обусловливании» Ивана Павлова и «оперантном обусловливании» Б.Ф. Скиннера.

Пример классического обусловливания? Собака слышит звонок одновременно с получением еды; затем звонок звучит без еды, но у собаки всё равно выделяется слюна.

Соедините полураздетую привлекательную женщину с каким-нибудь дрянным пивом, и у мужчин возникает рефлекс, при котором вид дрянного пива вызывает сексуальное влечение и заставляет покупать пиво. Рекламная индустрия уже довольно давно использует классическое обусловливание.

Что такое оперантное обусловливание Б.Ф. Скиннера? Награда (например, деньги) – «позитивное подкрепление»; лишение награды - «негативное подкрепление»; а наказание (например, электрошок) служит именно в качестве «наказания». Оперантное обусловливание применяется в школьном классе, на рабочем месте и при лечении психических заболеваний.

На Скиннера очень сильно повлияла книга Джона Б. Уотсона (John B. Watson) «Бихевиоризм (Behaviorism, 1924)». В начале 1900-х Уотсон получил некоторую известность, пропагандируя жёсткие, механические, бесчувственные методы воспитания детей. Он с уверенностью заявлял, что может взять любого здорового младенца, и полностью контролируя его развитие, выучить его для любой профессии. Когда Уотсону перевалило за 40 лет, он бросил преподавание в университете и начал новую карьеру в рекламном бизнесе в фирме Дж. Уолтера Томпсона (J. Walter Thompson).

Бихевиоризм и потребительство - две идеологии, получившие огромную власть в XX-м веке - сделаны из одного теста. Покупатели, студенты, рабочие и избиратели – все рассматриваются потребительством и бихевиоризмом как пассивные, подчинённые рефлексам объекты.

Кем легче всего манипулировать?

При корпоратократии к власти приходят любители контроля, которые увлечены блеском власти над другими человеческими созданиями, и поэтому вполне естественно, что такие правители возбуждаются от модификации поведения.

Алфи Кон (Alfie Kohn) в книге «Наказание наградами (Punished by Rewards, 1993)» показывает результаты многочисленных исследований о том, что модификация поведения достигает лучших успехов в отношении зависимых, беспомощных, инфантильных, апатичных и ограниченных в чём-то людей. Т.е. власти, которые получают удовольствие от управления другими, создают общество, члены которого - зависимые, беспомощные, инфантильные, апатичные и ограниченные в чём-то люди.

Многие самые успешные результаты модификации поведения были достигнуты на подопытных животных, детях и заключённых. По данным теоретиков управления - Ричарда Хакмана (Richard Hackman) и Грега Олдхэма (Greg Oldham), изложенным в «Рабочей модернизации (Work Redesign, 1980)»: «Люди из этих групп обязательно зависят от власти многих вещей, в которых они нуждаются или хотят получить, и их поведение можно сформировать с относительной лёгкостью».

Аналогично, исследователь Пол Торн (Paul Thorne) опубликовал в журнале «Международное Управление (International Management)» статью «Оптимальные награды (Fitting Rewards, 1990)», в которой написал, что для того, чтобы заставить людей поступать определённым образом, они должны «в достаточной степени нуждаться в чём-либо, и тогда награды будут подкреплять их желаемое поведение».

Это также хорошо стимулирует людей, которым не нравится то, что они делают. Награды лучше всего работают в отношении тех, кто чуждается своей работы, - считает исследователь Мортон Дойч (Morton Deutsch) в книге «Распределительная справедливость (Distributive Justice, 1985)». Это помогает объяснить, почему страдающие от дефицита внимания и гиперактивности дети становятся «нормальными» на скучных школьных уроках, если им платят за это (см. книгу Томаса Армстронга (Thomas Armstrong) «Миф детей с гиперактивностью и дефицитом внимания «(The Myth of the A.D.D. Child, 1995)»). В связи с этим, Кон предлагает исследование, которое показывает, что награды менее эффективны, когда люди занимаются тем, что им не скучно.

В обзоре литературы по неблагоприятному влиянию наград, исследователь Кеннет Макгроу (Kenneth McGraw) приходит к выводу, что награды приведут к негативному влиянию на производительность при двух условиях: «во-первых, когда задача достаточно интересна для субъектов, и поэтому дополнительное стимулирование - излишняя мотивация; во-вторых, когда решение задачи не ограничено строгими условиями (например, временем), и поиск решения не вполне очевиден».

Кроме того, Кон пишет, что, по крайней мере, 10 исследований показывают, что награды лучше всего работают при решении упрощённых и предсказуемых задач. Как насчёт более сложных задач? В исследованиях, проведённых на дошкольниках (выполняющих задания за игрушки), на детях (выполняющих задания за оценки) и на взрослых (выполняющих задания за деньги) – во всех случаях исследуемые избегали браться за сложные задачи. Чем больше была награда, тем они выбирали задачу полегче; в то время как при отсутствии награды, они с большим желанием брались за проблему.

Таким образом, для любителей контроля над обществом существует коварный стимул, будь они психологами, учителями, рекламщиками, директорами или другими власть имущими, которые применяют модификацию поведения. Те, кто стремится получить максимальную власть и «кайф от власти» должен иметь дело с инфантильными, зависимыми, отчуждёнными и апатичными людьми.

Антидемократическая природа модификации поведения.

Модификации поведения – основное средство управления людьми, и, по мнению Кона: «по своей природе враждебное демократии, критике и свободному обмену идеями среди равноправных людей».

По Скиннеру: всё поведение контролируется сверху, и у нас нет никакой свободы и выбора. Бихевиористы рассматривают свободу, выбор и внутреннюю мотивацию как иллюзии, или «фантомы», как выражался Скиннер. Ещё в 1970-х Ноам Хомский разоблачил ненаучную точку зрения Скиннера, особенно мнение Скиннера, что науке необходимо запрещать изучать внутренние состояния и силы.

При демократии граждане могут свободно думать и исследовать, они мотивированны с помощью вполне реальных (а не фантомных) внутренних сил, включая любопытство, стремление к справедливости, общению и солидарности.

Что ещё пугает в бихевиористах, так это то, что их внешний контроль может уничтожить внутренние силы всего человечества, которые необходимы для демократического общества. Исследователю Марку Лепперу (Mark Lepper) удалось снизить радость маленьких детей от рисования «волшебными маркерами», наградив их «персональными сертификатами за применение волшебных маркеров». Даже одна единственная награда за игру, которая доставляет удовольствие, может на несколько недель убить к ней интерес.

Модификация поведения может также разрушить наше внутреннее стремление к состраданию, которое тоже необходимо для демократического общества. Кон рассказывает о нескольких исследованиях, которые показали, что «дети, чьи родители используют вознаграждение для их мотивации, вырастают менее щедрыми и общительными, по сравнению со своими сверстниками». Дети, чьи матери полагаются на материальные вознаграждения, менее склонны делиться вещами и заботиться о других.

Как дети вырастают нравственными и заботливыми взрослыми? Им необходим серьёзный уважаемый пример заботы, на котором они могут научиться и повторить его в будущем.

Сегодня профессия психиатрии вышла за рамки поведенческих технологий управления. Теперь она диагностирует у непослушных малышей гиперактивность, дефицит внимания, оппозиционно-вызывающее поведение, детские биполярные расстройства и пытается их контролировать с помощью тяжёлых успокаивающих препаратов. Пока фармацевтическая индустрия получает прямую прибыль от продажи препаратов, вся корпоратократия будет наживаться на легитимизации психиатрии обусловливания и контролирования.

http://antizoomby.livejournal.com/336520.html