В будущих вузовских учебниках психоистории события 2014 года на Украине вполне могут стать хрестоматийным примером сугубо маргинального политического процесса, в котором разыгрывались глобального уровня политические ставки. Даже само наименование искусственного гособразования «Украина», служившего буфером в двух мировых войнах и даже больше – в двух мировых перезагрузках, указывает на чувство юмора у Провидения, заранее обозвавшего эту территорию «Маргиналией».

Ув.Вася209 еще в мае спрашивал, как отличить «глобальный узел»? Именно по наличию маргинального политического субъекта, который внезапно выходит в центр событий. Например, предыдущий глобальный узел в 1990-91 годах вывел в топы мировых новостей не самое популярное даже в бывшем Союзе государство РСФСР, которое тоже было маргинальным субъектом внутри советской антиимперии. Так же, как Украина внутри однополярной штатовской квазиимперии.

Упреждая следующий вопрос ув.Васи209, задам его себе сам: - А как же отличить маргинальный субъект от просто слабосильного. В этом смысле пример РСФСР куда более нагляден – в маргинальном субъекте нет собственного политического центра, в той же РСФСР не было своего республиканского ЦК, как в других союзных республиках, и все вопросы решались напрямую в ЦК КПСС. Но при этом в маргинальном государстве РСФСР были свои формальные высшие органы – Совмин, Верховный Совет, Верховный Суд, подчиненные каждый по своей вертикали – соответствующему союзному органу. Именно это разнонаправленное подчинение и является главным признаком маргиналии. А еще в силу маргинальности б.РСФСР оставалась самой архаичной по политическим формам республикой со времен конца гражданской войны.

На б.Украине тоже все 23 года сохранялись сугубо советские формы правления – и Верховный Совет, и суды с прокурорами, и даже вертикаль ЦК КПУ, перелицованная под «новую», шиворот-навыворот идеологию – в виде «президентской вертикали». Никакого собственного политического развития в Маргиналии не наблюдалось от слова вообще. Но при этом разные сферы управления были хотя и ориентированы на Вашингтон, но через различные приводные ремни. Верховная Рада была переподчинена от ВС СССР под Совет Европы и прочие «венецианские» комиссии.

Кабмин, то есть комиссия по делам олигархов как главного канала вывоза ресурсов в оффшоры работал напрямую с ЧВС, то есть Газпромом и Совмином РФ в личной унии, но под присмотром кураторов из Лондона. Судебная и правоохранительная системы тоже сориентированы были на однополярный центр, но через «решал» и теневые каналы международной контрабанды, в том числе оружия, наркотиков, органов и живого товара – с промежуточным центром, пардон, в Израиле. А вот идеологическая вертикаль напрямую замыкалась на Вашобком и его двухпартийные институты.

Хотя даже без этого формального признака – вечного состояния враскоряку – всякий, кто наблюдал Маргиналию вблизи, интуитивно воспринимал ее как сугубо несерьезное, опереточное гособразование, которое тем не менее, в отличие от других восточноевропейских опереток явно находилось на острие геополитики, в пересечении линий международной напряженности.

Однако б.Украина явила не только наглядный образец геополитической Маргиналии по форме управления, но и не менее наглядный пример динамики глобального узла – скоротечного геополитического процесса, в котором вовлечены все глобальные центры силы. Собственно, политическое устройство любой Маргиналии на эту страдательную и почетную роль изначально заточены.

Я уже отмечал, что стадии развития украинского кризиса 2014 года совпадают со стадиями последней фазы демонтажа однополярной системы. Вернее, те самые признаки Маргиналии, оказавшейся в фокусе глобальных сил, четко указывали на то, что речь идет именно о последней фазе в развитии текущего геополитического центра. Здесь придется еще раз повторить теорию: Во-первых, всякий политический процесс проходит три большие стадии – Подъем, Надлом, Гармонизация. При этом именно в Надломе он является активным субъектом на поверхности политики.  Во-вторых, большая стадия Надлома делится на четыре стадии – предварительная, активная, конструктивная и завершающая.

Предварительная стадия начинается с узла «Пик Подъема», когда происходит некий элитный демарш, бунт на корабле, быстро придушенный, но формирующий революционную волну, отрицающую сложившийся режим.  И в нашем случае это вовсе не майдан и не майдановцы, которые на деньги олигархов и под присмотром СБУ и просто «решал» бунтовали на коленях именно и только за сохранение прежнего маргинального, подчиненного состояния б/У с полагающимися на него «печеньками». Нет, настоящими декабристами в Маргиналии выступили восточные «беркуты» с восточной частью «Альфы» и поддержавшие их антимайдановцы.

То, что Янукович их в конечном итоге предал, как в свое время Милорадович своих тайных подопечных, и тоже первый за это поплатился – это тоже ярчайшая историческая параллель. Разница лишь в том, что питерские декабристы обозначили узел Пика Подъема в тысячелетней русской истории, а киевские беркуты – такого же уровня узел внутри глобального узла мировой истории. Собственно и политический миф о беркутах, как и влияние конституционных демократов (надеявшихся на возвращение Януковича), продержался всю предварительную стадию, ровно до революционных событий на Донбассе и смены политического центра в мае месяце.

Предварительная стадия уже влияет на ход событий, но протекает под спудом завершающей стадии предыдущего политического цикла того же уровня, в нашем случае – это был цикл майданной активности в Маргиналии с ноября по май. По ходу дела произошла еще одна параллель с предварительной стадией российской истории – это еще одна оборона Севастополя от интервентов и переход к ограниченным реформам в рамках полуострова.

Вторая, активная стадия любого политического процесса означает резкое углубление Надлома и острое противостояние в формах гражданской войны, горячей или холодной. У активной стадии есть своя собственная предварительная четверть и свой Пик Подъема – демарш, мятеж, жестоко подавленный, но именно поэтому сделавший невозможным статус-кво. Для Великой Русской революции – это был вооруженный мятеж в Москве в декабре 1905-го и затем первая русская революция. Здесь при анализе пришлось выбирать между двумя вариантами, но Одесса 2 мая – это не мятеж, это кровавый эксцесс, заклеймивший киевскую власть. Аналогом «Одесской Хатыни» была, скорее, московская Ходынка. А вот бунт милиции в Мариуполе, отказавшейся стрелять в народ, и расстрел мирных жителей 9 мая – это аналог Кровавого Воскресенья.

Тогда и, с учетом скоротечности процесса, референдум 11 мая – аналог московского восстания, отрицающего «дарованную» конституцию и «выборы». После этого именно отказ от участия в «выборах» «президента», и его «инаугурация» на фоне выпавшего из рук оружия означали окончательную «смену центра» и переход к Активной стадии. Да, целью олигархии, как и в Феврале 1917 года было сохранение власти за счет смены декораций, но удержать власть против желания народа они не смогли, и новый постреволюционный политический центр вовсе не совпадал со старым, а как и в период большой Гражданской в России состоял из двух конкурирующих центров. За одним, революционным на Донбассе, как и в масштабном аналоге Великой Русской революции, стояла русская военная разведка, за другим, олигархическим – стояли и стоят иностранные разведки и международные банкиры.

Также четко можно указать и на узелок, разделяющий второй и третий «периоды», активную и конструктивную стадию – это заседание СБ РФ в Севастополе и выступление Путина в Ялте 13-14 августа. До этого внутри активной стадии были два узловых события с последствиями, разделяющие ее на три фазы, не считая предварительной. 7 июля – марш-бросок Стрелкова на Донецк, 17 июля – провокация с Боингом. Фактически гражданская война на Донбассе была выиграна народными республиками именно в считанные дни после 7 июля, когда все наиболее боеспособные части ВСУ оказались заперты в котлах.

После этого ситуация полностью находилась в руках российского спецназа, и динамика событий определялась вовсе не способностью ополчения и добровольцев разгромить ВСУ, сомневаться в чем могут только совсем уж штатские обозреватели, а только и исключительно глобальными раскладами и острой политической ситуацией в расколотой политической верхушке США. Путин не имел права рисковать 200 миллионным народом Большой России даже ради спасения от провокативных обстрелов тысяч мирных жителей. Потому что ставки в игре слишком велики -  выбор между глобальным сценарием горячей тридцатилетней мировой войны и просто новой холодной войной в режиме, описанном Оруэллом. При всем уважении к рыцарским турнирам и военным реконструкциям, военный сценарий разрешения противоречий нынче не годится. Как говорил товарищ Сухов, «лучше уж еще помучаться» в режим информационных войн.

С военной сточки зрения марш-бросок Стрелкова 7 июля поставил все точки над ё в гражданской войне. С политической точки зрения он был аналогом подавления ультрареволюционного Кронштадтского мятежа в 1921 году, предваряющего нэп и создание Союза республик. Потому как одной ЛНР для Союза не хватит, а ДНР де факто не было в Донецке, а только ее проект.

Провокация 17 июля, судя по всему, имела целью вовсе не эскалацию военных действий, а взятие под контроль коалицией финконтроля и банкстеров-«менял» силового аппарата власти – и в Вашингтоне, и в Киеве, и в Донецке тоже – взять реванш у Стрелка и его гвардии. К концу этой завершающей четверти Активной стадии получилось у них везде, кроме Донбасса, хотя и там для сохранения влияния ополчения и их кураторов пришлось идти на компромиссы и уступки, включая эвакуацию самого Стрелкова как символа решительных военных действий.

Этим сюжетам тоже есть аналоги и параллели на Активной стадии Великой Русской революции. Последняя четверть – это «культурная революция» 1930-х с попытками экспорта революции в соседние регионы, иногда успешные. В это же время происходит политическая чистка с частой сменой руководства ГБ, как и в ДНР этим летом.

Однако завершение 1930-х финской войной – это де факто отказ от прямой военной экспансии, поражение революционных романтиков. А еще можно напомнить, если кто уже прочитал роман-эссе “MMIX – Год Быка”, что именно 16-й фазе Надлома соответствует символ восхождения на высокий пьедестал с последующим низвержением героя вниз, на уровень простолюдина.

Напомню также, что в Ялте Путин через французского политика предложил запанным странам создать коалицию для завершения войны и послевоенного устройства б.Украины с ее разделом. Как и в начале 1940-х эта коалиция была создана, де факто на уровне закулисных договоренностей раздел произошел, но после этого разразился аналог холодной войны с локальными противостояниями. И как мы уже отмечали, рост военных расходов с истощением экономики, который не мог не привести к обоюдной разрядке.

Сейчас конструктивная стадия украинского кризиса тоже перешла в четвертую четверть, она же 19-я фаза Надлома. А это очень интересный период в постреволюционном процессе – фаза Реставрации, сочетающая в себе как элементы постреволюционные, так и восстановление дореволюционных, точнее предреволюционных политических форматов. В большом процессе Надлома Российской истории – это 1990-е, когда экс-коммунисты сохранили власть путем уступок внешнему давлению и идеологических уступок.

Ровно тоже самое, но в быстром темпе происходит сейчас на Донбассе – экс-стрелковцы участвуют в разделе власти с представителями стародонецких олигархов, реставрируется ситуация апреля-мая. Однако и эта волна будет столь же скоротечной, и уже через месяц фаза реставрации будет завершена и весь процесс перейдет в Завершающую стадию, как в силу собственной постреволюционной логики, так и в силу того, что в такую же завершающую стадию перейдет процесс демонтажа однополярного, то есть долларового глобального мироустройства.

Уже сейчас украинская тематика на глазах уходит из фокуса внимания мировой прессы, политиков и общественности. Это отражается и в том, что комментаторы в ЖЖ, заработавшие популярность на новороссийской теме испытывают своего рода «ломку» и вынуждены наддавать пафоса, выдумывать некие повороты для привлечения внимания. Однако для самой б.Украины и ее жителей такой уход из фокуса мирового кризиса – скорее благо, шанс на постепенный переход от навязанной войны к мирной жизни и к восстановлению экономики.

Более того, политики великих держав стараются побыстрее минимизировать влияние украинского кризиса вовне, потому как главный вопрос, из-за которого Маргиналия и стала в фокусе, был в августе решен, а через месяц на выборах в конгресс США окончательно закреплено поражение «партии войны» и банкстеров-«пиратов» в гонке за право рулить в самый момент перезагрузки долларовой системы, а этот процесс начнется сразу после ноябрьских выборов, когда Обама рванет напрямую в Пекин. И уже сейчас подготовка к этой перезагрузке, а вовсе не украинский кризис и борьба с «партией войны» определяет повестку дня и ход событий.

Впрочем, до выборов еще будет пиар-сопровождение и украинского кризиса, и борьбы со старательно надутым ИГИЛом, чтобы исключить мобилизацию реднеков и сектантов в поддержку неоконов из-за угрозы Израилю или из-за «проклятых комми» на Украине. Однако это уже политтехнологическая рутина, а не политика. Фокус политики плавно, но уверенно сдвигается в сторону Гонконга и финансовых рычагов давления на Китай и на ЕС как на ключевых партнеров Штатов, призванных обеспечить управляемое приземление доллара на грешную землю Америки и его постепенный, а не резкий уход из мировой торговли.

http://oohoo.livejournal.com/179124.html