Современная западная психиатрия расширяет границы болезни: теперь таковой объявили и ревность, а еще предлагают лечить трудных подростков и преступников. Как тут не вспомнить советские психушки и их европейских и американских "ровесниц"? И куда могут завести методы, достойные тюремных психбольниц КГБ и ЦРУ и вызывавшие ужас еще полсотни лет назад?

"Голова — предмет темный и исследованию не подлежит", — эти слова обаятельного доктора в исполнении блистательного Леонида Броневого из кинофильма "Формула любви" давно стали крылатыми. Увы, последнее столетие внесло значительные коррективы в указанный подход. Голова, точнее, мозг, его архитектура и биохимия стали не просто объектом кропотливых исследований — их результаты зачастую очень быстро внедрялись в медицинскую практику. А психиатрия в это время получила второе дыхание. Вот только плоды "прогресса" не всегда оказывались позитивными.

Термин "карательная психиатрия" у большинства ассоциируется с тюремными психушками времен позднего СССР. Тогда с подачи председателя КГБ Юрия Андропова доктора, занимавшиеся лечением душевных болезней, нередко бывали мобилизуемы для "излечения" диссидентов. Ну, правда, коммунистическая идеология априори считалась лучшей в мире — разве можно выступать против нее, будучи в своем уме?! Поскольку для руководства КПСС ответ на этот вопрос был однозначным, в стране появились закрытые психиатрические больницы. Они были "альтернативой" для тех, кого по каким-то причинам не выслали за границу или не этапировали в "Пермь-35" и другие колонии для политзаключенных.

Стала образовываться и соответствующая научная база. С легкой руки корифея отечественной психиатрии академика Снежневского в учебниках и справочниках появились совершенно новые термины. Например: "кверулянтский бред" — сутяжничество, на "староязе" — правдоискательство. Обычно данный диагноз ставился тем, кто достал мелких и крупных чиновников, вплоть до ЦК КПСС, своими жалобами — на которые следовали формальные отписки без решения проблемы по существу.

Был также в справочниках и бред "религиозный". Попросту говоря — вера. Вообще, последняя после легитимизации РПЦ в 1943 году считалась не то что однозначным преступлением, но всего лишь "предрассудком" и "пережитком" и формально не подлежала ни уголовному, ни психиатрическому преследованию. Но если верующий был уж слишком непреклонен, скажем, готов был отказаться от карьеры, образования, партбилета — да еще начинал попрекать власть за преследования религии, его могли послать и к психиатру.

Неудивительно, что когда в годы перестройки люди стали узнавать неприкрашенную историю, многие вещи открылись для них с неожиданной стороны. Как, например, мудрый, хотя и детский фильм "Волшебный голос Джельсомино", где правители Страны Лжецов использовали для подавления инакомыслия помещение в "санаторий" — психбольницу с тюремным режимом. В конце 1980-х зрители удивлялись: как в годы безраздельного господства коммунистической идеологии цензура могла пропустить столь "порочащую советский строй" киноленту?

А загадки-то никакой и не было. Дело в том, что как раз в 1970–1980-е годы Запад позволял себе с психиатрией такое, что врачи андроповских психушек на этом фоне казались ангелами. Ну что у них было в арсенале? Электрошок, грубо действующие нейролептики первых поколений вроде аминазина, кое-что еще.

То ли дело — передовая западная наука! Еще в 1930-е годы нейрофизиологи и нейрохирурги составили карты отдельных зон коры головного мозга, после чего началась эпоха "психохирургии". Сначала — в "дубовом" варианте типа лоботомии, разрушения отдельных областей лобной коры, что приводило к резкому падению волевого потенциала и превращению человека в "травоядное", всем довольное и уж точно не способное ни на преступление, ни на протест существо.

Позже нейрохирурги на содержании ЦРУ и подобных организаций пытались действовать более интеллигентно — вживляли в мозг электроды без необратимого разрушения нервных клеток. Подобные методы, кстати, далеко шагнули за порог тюремных больниц, где они применялись на заключенных — с их помощью во многих странах стали лечить, например, трудных подростков. Все это блестяще описано в книге американского журналиста Сэмюэля Чавкина "Похитители разума", вышедшей аккурат 35 лет назад и переизданной в СССР четырьмя годами позже.

Даже собственного "академика Снежневского" американцам и европейцам искать было не надо — методологическая основа этого "беспредела" была создана светилами психиатрии совершенно добровольно и бескорыстно. В качестве примера можно привести, скажем, довольно старую книгу известного ученого К. Леонгарда "Акцентуированные личности". Прочитав ее (она написана весьма доступным языком), практически каждый сможет опознать себя в той или иной акцентуации, от которой всего один шаг до психопатии. То есть до патологии, которую по определению нужно лечить. Право, с таким подходом к любому человеку можно применить перефразированную остроту товарища Дзержинского: "То, что вы еще не сидите (в данном случае — в психбольнице) — не ваша заслуга, а наша недоработка".

Конечно, все это не означает, что современные западные страны нашпигованы психушками, где находятся "на излечении" от неугодных истеблишменту проявлений человеческой психики те или иные несчастные. Все-таки общественное мнение плюс относительно независимые СМИ оказывают определенное сдерживающее воздействие на подобные процессы.

Тем не менее, рост подобных тенденций виден невооруженным глазом. Так, некоторое время назад интернет облетела новость — итальянские ученые собираются лечить ревность! Ей уже отвели место в рамках депрессивного, параноидального, маниакального и некоторых других синдромов. Как доказали, что это болезнь? Очень просто — ревность имеет место при шизофрении, болезни Паркинсона и алкоголизме, в патологической основе которых никто не сомневается.

Вообще, при указанных диагнозах пациенты еще и говорят, принимают пищу, спят — и это не является поводом объявлять эти проявления "патологическими". Но так уж сложилось в массовом сознании: если ревность — значит, "Отелло душит Дездемону". А стало быть, помешать этому — благородное и нужное дело.

И невдомек доверчивым к массовому гипнозу СМИ миллиардам мужчин и женщин, что указанная эмоция — эволюционное приспособление, выработанное человечеством за многие тысячелетия. Ведь она стоит на страже традиционных семейных ценностей, основанных на моногамии. Ни одному мужу не понравится, если его жена "гуляет" с другим. Вероятно появление в семье ребенка от чужого отца — которого придется воспитывать и поднимать на ноги на деньги "паспортного" папаши.

Точно так же ни одной женщине не понравится перспектива появления у ее "благоверного" отношений "на стороне" и тем более внебрачного ребенка. Это также ведет к распылению и внимания, и денег, и заботы в ущерб родной семье.

Это если не считать риска развода, угрожающего как мужу, так и жене в случае интрижки на стороне. Хотя да — мы совсем забыли, что итальянские исследователи поставили в ряд разновидностей ревности не только параноидную или маниакальную форму, но и "боязнь развода". Так что, дорогие мужья и жены, будьте бдительны — если кто-то из вас еще заморачивается верностью супруга и боится развода, психиатрия по вам плачет. Пока, к счастью, не российская — но, как говорится, "еще не вечер".

При последовательном проведении такой методологии обществу угрожает крах традиционной семьи, вплоть до семьи "шведской", свингерства и открытого разврата с общими мужьями, женами и детьми, как в замятинской антиутопии "Мы" или "О дивный новый мир" Олдоса Хаксли. Ну так давно замечено, что антиутопии имеют гораздо больше шансов воплощаться в жизнь, чем утопии - красивые сказки.

Кстати, в Швеции, давно ставшей полигоном для обкатки "передовых" социальных моделей (ювенальная юстиция и отказ от гендерного воспитания детей как раз из нее, родимой) недавно опробовали еще одно направление в духе "Похитителей разума". Речь идет о массовом так называемом лечении у так называемых больных "синдрома дефицита внимания и гиперактивности". Если перевести на человеческий язык, это как раз и есть поведение трудных подростков, невнимательных на уроках, склонных к импульсивным действиям и т.д.

СДВГ признается далеко не всеми психиатрами и педагогами. Например, известный американский ученый Сидни Уокер охарактеризовал такой подход с беспощадной жесткостью: "Гиперактивность — это не болезнь. Это преступная фальсификация докторов, не имеющих понятия о том, что на самом деле происходит с детьми". В чуть более мягких, но сходных выражениях выдержана и соответствующая резолюция Комитета по правам ребенка ООН.

Но у шведов — собственная гордость (как, кстати, и у многих американцев). Они взяли в качестве объекта исследования группу в 25 тысяч человек, якобы больных данным синдромом. И выяснили, что среди них риск противоправных действий выше на 46 процентов, чем у здоровых. А вот если правильно их лечить, то этот риск снижается на целых 32 процента.

То, что "лечение" заключается в приеме нейролептиков, мощных психостимуляторов типа вожделенного сонмом наркоманов амфетамина (собственно, у "пролеченных" потом наблюдается в два раза больше случаев увлечения кокаином), ученых мужей не останавливает. Ведь тут же речь о преступлении идет, точнее о его предотвращении! А значит, цель оправдывает средства.

Право, узнай основатель ордена иезуитов Игнатий Лойола, как будут трактовать его слова современные сторонники "карательной психиатрии" — он перевернулся бы в гробу. Средние века, конечно, имели много недостатков, еретиков в те времена пытали, сжигали на кострах, обычных разбойников вешали — однако никому и в голову не могло придти ломать их волю наркотиками или хирургией. Даже за преступниками признавалась неотъемлемая свобода воли — другое дело, что она не освобождала от ответственности согласно тогдашнему законодательству.

Современный же "гуманизм" в части своих "технократических" апологетов, похоже, решил покончить с "устаревшим" уважением к человеческой личности. Потому и готов перекраивать ее по образу и подобию тех, кто в данный момент присвоил себе право быть властителем дум и общественных настроений. На фоне такого подхода остается только гадать, какое именно проявление человеческой души станут предлагать "лечить" в самое ближайшее время. А от таких предложений до принудительных мер — всего один шаг…

http://www.pravda.ru/society/family/medicine/31-01-2013/1143422-psychiatry-0/?mode=print