Человеческая природа так устроена, что мнение большинства людей по тем или иным важным для страны вопросам формируется не путём личного изучения и анализа этих вопросов, а в результате внешнего информационного влияния и спонтанных эмоциональных реакций на какие-то события. Подавляющая часть индивидов любого общества в силу присущей им природы не склонна к изучению того, что не касается непосредственно их жизни. В своём большинстве они представляют собой некий коллективный ретранслятор чужих мыслей и смыслов, подаваемых средствами массовой информации в качестве «истины». Поэтому мнение большинства граждан любого государства — это лишь производная от господствующих стереотипов, традиций и пропаганды СМИ.

Украина в этом смысле не является исключением. Если же учитывать, что после «Революции достоинства» всякие дискуссии в украинском обществе по поводу принципиально важных для всей страны вопросов были в принудительном порядке заменены «истинами» украинской власти, а альтернативные им мнения приравнены к измене Родине, «глас народа» превратился в многоголосое отражение украинского телевидения, радио и газет.

По этой причине социологические исследования, изучающие общественное мнение по важнейшим для Украины вопросам, давно отображают не то, что думает украинское общество, а то, что ему смогли навязать украинские средства массовой информации. Посему социологические опросы на Украине интересны как маркеры, показывающие, насколько украинская власть способна формировать общественное мнение в соответствии со своими целями и задачами в условиях гражданской войны, а также нарастающего финансово-экономического и социально-политического кризиса.

Все годы украинской независимости унитарность Украины была «священной коровой» украинского политикума. Любые дискуссии относительно целесообразности федеративного устройства страны пресекались на корню как вредные, ненужные и подрывающие государственное единство. Вся политическая элита Украины и СМИ неустанно «молились» на унитарность и непрерывно ей присягали. А федералисты, по сути, приравнивались к сепаратистам. Тем не менее, по данным Социологической группы «Рейтинг», в 2011 году унитарное государство поддерживало лишь 50% населения страны.

Мнение граждан Украины по данному вопросу начало быстро меняться после победы второго Майдана. Уже в марте 2014 года исследования Социологической группы «Рейтинг» показали, что количество сторонников унитаризма возросло до 61%. В июле этого же года, по данным Института Горшенина, унитаристов стало 74,1%, а по информации Института Разумкова — аж 78,5%.

Столь резкое изменение общественного мнения было обусловлено сильным впечатлением, которое произвели на украинское общество стремительный выход Крыма из состава Украины и начало вооружённой борьбы Донбасса за свою независимость. В связи с этим весь 2014 год прошёл для граждан Украины под лозунгом «єдиної країни», который сопровождался непрерывными рассказами СМИ об ужасах «аннексированного» Крыма и страшных преступлениях «сепаратистов» ДНР-ЛНР. Украинская власть изо всех сил старалась сбить в обществе волну сепаратистских настроений, увязывая их с идеей федеративного устройства страны. При этом чем сомнительнее становился лозунг «єдина країна», тем более интенсивной становилась его пропаганда. Однако улучшить её результат и преодолеть отметку поддержки унитарности в 74−78% украинская пропаганда не смогла. Как показали в ноябре 2014 года результаты исследования Социологической группы «Рейтинг», количество приверженцев унитарного государства не превышало 74%.

При этом интересно то, что количество сторонников федеративного устройства после его снижения в 2014 году с 24% в марте (данные Социологической группы «Рейтинг») до 13,4% в июне (данные Института Горшенина), приобрело относительно устойчивые показатели. В октябре 2014 их было 11,4% (данные фонда «Деминициатива» и КМИС), а в ноябре — 15% (данные Социологической группы «Рейтинг»). Несмотря на интенсивную пропаганду унитаризма и страх людей открыто высказывать своё мнение, по социологическим опросам до лета 2015 года число сторонников федеративного устройства оставалось стабильным (13−15%).

В июле же социологический опрос, проведённый КМИС, зафиксировал рост числа федералистов. Судя по всему, это произошло после того, как в опроснике вопрос относительно поддержки федеративного устройства был привязан к установлению мира в стране. Как оказалось, ради мира 21% украинских граждан готов поддержать федерализацию Украины. По сути, такое же количество сторонников федеративного устройства фиксировали опросы до победы «Революции достоинства», ухода Крыма и войны на Донбассе.

Более радикальный сдвиг общественного сознания произошёл летом 2015 года относительно ситуации, связанной с вхождением Крымского полуострова в состав Российской Федерации. Если в марте 2014 года лишь 5% населения Украины выступало за то, чтобы Крым был отделён от Украины и передан РФ, а 77% считало его неотъемлемой частью страны (данные Социологической группы «Рейтинг»), то в июле 2015 года 33,3% (!) опрошенных были готовы ради мира признать выход Крыма из состава Украины и вхождение полуострова в состав России. При этом уже лишь 50,6% опрошенных были против этого (данные КМИС).

Весьма любопытно выглядит и ситуация, сложившаяся в общественном сознании Украины относительно евроинтеграции. Под воздействием мощнейшей пропагандистской кампании «Україна це — Європа», развёрнутой в украинских СМИ, по данным Института Горшенина, в мае 2013 года евроинтеграцию поддержало 41,6% респондентов, в октябре 2013 года — 47,2%, а в июне 2014 — 59,7%. В ноябре 2014-го, исследования Социологической группы «Рейтинг» показали поддержку евроинтеграции на уровне 64%, с одновременным уменьшением количества сторонников вступления в Таможенный союз с 24% в апреле до 17% в ноябре.

Однако после этого взлёта поддержка населением Украины евроинтеграции стала падать. В марте 2015 года исследования Киевского международного института социологии показали, что доля сторонников вступления в ЕС составляет 47,2%, а поддерживает интеграцию страны в ТС 12,3%. В июне 2015 (по данным Социологической группы «Рейтинг») членство Украины в Евросоюзе поддерживало 51%, а вступление страны в Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана — 16%.

При этом интересно то, что через месяц, в июле 2015 года, по данным Киевского международного института социологии, 33,9% граждан Украины были готовы ради мира отказаться от интеграции в Европейский Союз.

Вероятнее всего, евроинтеграционный откат, начавшийся весной этого года, обусловлен, во-первых, евроинтеграционными неудачами Украины, которые стали очевидны для украинских граждан, а во-вторых, крайне негативными в экономическом и социальном плане последствиями евроинтеграционного курса. От сближения с ЕС население Украины ожидало экономических и социальных улучшений, обещанных властью и СМИ, а вместо этого получило глубочайший за все годы независимости кризис.

С учётом того, что данный кризис будет лишь углубляться, поддержка населением евроинтеграции будет падать. Как бы власть не расхваливала свой проевропейский курс, неспособность Украины стать членом ЕС и вызванное евроинтеграцией ухудшение экономического и социального положения населения, будет вынуждать его негативно относиться к идее членства в Евросоюзе.

О том, какие чудеса может творить непрерывная и последовательная пропаганда, говорит изменение отношения украинских граждан к НАТО. Если изначально оно было достаточно негативным, то с 2013 года количество сторонников вступления Украины в НАТО начало постепенно расти. В феврале 2008-го (по данным Института Горшенина) вхождение в Альянс поддерживало 19,2%, в мае 2013 года поддержка возросла до 35,3%, в марте 2014 года (по данным Центра Разумкова) желающих вступить в НАТО стало 36,7%, ну, а в июле 2014 года (по данным Института Горшенина) количество сторонников Альянса на Украине возросло до 47,3%. Противников было не больше 36,2%.

Гражданская война в Донбассе, поданная украинскими СМИ как вторжение российской армии, усилила пронатовские настроения в украинском обществе. К ноябрю 2014 года исследование Социологической группы «Рейтинг» показало, что количество украинских граждан, поддерживающих интеграцию Украины в НАТО, достигло 51%, а количество её противников уменьшилось до 25%. Ну, а в марте 2015-го, по данным Института Горшенина, вступление в НАТО уже поддерживало 54,1% опрошенных. Против этого выступало 33,1%.

Естественная корректировка позиции украинских граждан произошла в июле 2015 года. Тогда исследование КМИС показало, что 40,7% респондентов ради мира готово отказаться от вступления в НАТО. С учётом же того, что Альянс за более чем год военных действий в Донбассе существенной поддержки Украине не оказал, целесообразно ожидать постепенное снижение к нему доверия украинских граждан, несмотря на широкомасштабную пропаганду НАТО в средствах массовой информации Украины.

Ещё в 2009 году противники предоставления русскому языку статуса второго государственного находились на Украине в существенном меньшинстве. Однако благодаря широкомасштабной пропаганде, уже к 2010−2011 годам, количество сторонников и противников государственного двуязычия в стране сравнялось, а начиная с середины 2012 года число противников русского языка как второго государственного значительно возросло и достигло в октябре 2013 года (по данным Социологической группы «Рейтинг») 52%. За русский язык тогда выступало 43% респондентов.

В апреле 2014 года, по результатам исследования Центра Разумкова и Социологической группы «Рейтинг», 56,5% респондентов поддержали украинский язык как единственный государственный. Но показательно то, что уже в апреле 2015 года (по данным КМИС) против предоставления русскому языку государственного статуса выступило лишь 48% респондентов, а в его поддержку — 33%. Причём самое интересное то, что проведённое в июле 2015 исследование Киевского международного института социологии показало, что 47,7% (!) опрошенных готовы ради мира согласиться на предоставление русскому языку статуса второго государственного. И лишь 38% опрошенных на это не согласились. То есть даже в условиях предельно жёсткой и тотальной антирусской пропаганды, развернувшейся на Украине после победы «Революции достоинства», около половины украинских граждан готово поддержать русский язык как второй государственный.

Весьма показательна и динамика отношения общественного мнения Украины к судьбе Донбасса. В декабре 2014 года (по данным КМИС) 54,3% опрошенных были абсолютно не согласны с выходом этого региона из состава Украины. Попрощаться тогда с Донбассом было готово лишь 7,3%.

Однако в январе 2015 года (по данным фонда «Демократические инициативы имени Илька Кучерива» и социологической службы Ukrainian Sociology Service) стало известно, что 11,5% украинских граждан согласно на выход Донбасса из состава Украины. А в марте 2015 года (по данным Института Горшенина) уже 17,4% украинцев согласилось на прекращение гражданской войны путем передачи Донбасса России.

В июле 2015 года (по данным КМИС) 26,4% респондентов ради мира были готовы предоставить автономию ДНР и ЛНР, 18,7% - согласиться на признание независимости самопровозглашенных республик, 15,3% - на передачу Донецкой и Луганской областей России, а 5,8% - на вхождение в состав России всей Восточной и Южной Украины по линии Днепра.

Необходимо отметить, что ещё год назад существование 6% населения Украины, спокойно воспринимающего потерю страной всего Левобережья, было просто немыслимо. Однако гражданская война и разруха наперекор интенсивной государственной пропаганде постепенно превращают в массовом сознании ранее отторгаемые идеи в насущную потребность. Если ещё год назад федеративное устройство Украины воспринималось подавляющей частью населения как абсолютное зло, то сейчас, в общественном сознании постепенно формируется понимание не только целесообразности федерализации страны, но и спокойное отношение к потере ею значительных территорий. Для многих граждан Украины война и разруха становятся большим злом, чем нарушение территориальной целостности страны.

В целом следует констатировать, что гражданская война в Донбассе, глубокий финансово-экономический и социально-политический кризис, а также разрастающийся хаос с течением времени снижают эффективность украинской государственной пропаганды. Она просто не выдерживает столкновения с действительной реальностью.

Вот уже полтора года украинские власти вместе с поставленной «под ружье» прессой и активистами из неправительственных организаций, при информационной и идеологической поддержке Запада, пытаются убедить простой народ Украины в двух фундаментальных для украинской пропаганды вещах. Во-первых, в том, что Россия — отсталое, нищее, деградирующее и умирающее государство. И, во-вторых, в том, что Россия — враг Украины.

В той или иной мере, эти два фундаментальных идеологических постулата политического украинства и покровительствующих ему влиятельных кругов на Западе, последовательно и целенаправленно инфильтрировались всеми доступными средствами в массовое сознание граждан Украины на протяжении всей независимости. Ну, а после свержения в феврале 2014 года законной украинской власти, они стали основополагающим фундаментом официальной государственной идеологии.

Стратегическая цель Запада — превращение народов России и Украины в непримиримых, смертельных врагов, готовых друг друга истребить в братоубийственной войне. Поэтому Запад пытается на глубоком психологическом уровне вбить клин между русскими и украинцами, породить в их душах ненависть друг к другу. Это, по задумке американских стратегов, должно сделать невозможными любые интеграционные процессы между Украиной и Россией. Насколько США, Европа и нынешняя украинская власть в этом преуспели?

Безусловно, определённые достижения в натравливании украинцев на русских есть. Благодаря интенсивной националистической пропаганде, усиленной террором и войной одной части страны против другой, им удалось породить в сознании части украинского общества не только негативное отношение к России, но даже привить им некоторую степень ненависти ко всему русскому. Не случайно сейчас по Украине под рукоплескания «поехавших крышей» обывателей браво маршируют колонны украинских нацистов, орущих хором русофобские речёвки, а значительное количество украинских граждан вопреки очевидным фактам свято верит в официальный миф о том, что в зоне т.н. АТО ВСУ воюет не с донбасским ополчением самопровозглашённых республик, а с регулярной армией России.

США и Европа не зря вложили на Украине миллиарды долларов в антироссийскую пропаганду. Теперь можно воочию наблюдать её практические результаты. Но, вместе с тем, а настолько уж масштабна и необратима бережно культивируемая на Украине русофобия, превращённая фанатиками-националистами в квазирелигиозный культ? Настолько уж массово население Украины верит в страшные мифологемы о якобы отсталой, нищей и умирающей России, напавшей на Украину?

Обратимся к объективным цифрам статистики. В данном случае мы будем брать не социологические опросы, вроде бы, демонстрирующие нынешнее отношение украинских граждан к России, а статистику «заробитчан», покинувших Украину и отправившихся во, вроде бы как, «отсталую», «нищую», «умирающую» и «агрессивную» Россию на заработки. По данным Национального форума профсоюзов Украины, в июне 2013 года за границей находилась треть всего работоспособного населения Украины. Это — восемь миллионов человек. При этом 42% из них жило и работало в России.

То есть получается, что около трёх с половиной миллионов украинских граждан на данный момент предпочитает находиться в, если верить украинской пропаганде, «отсталой», «нищей», «умирающей» России, чтобы кормить свои семьи, которые остались в «развитой», «богатой», «цветущей», «демократической, «европейской» Украине. Странная ситуация, не правда ли? Если в России всё так плохо, и она напала на Украину, как это утверждает украинская власть и контролируемые ей средства массовой информации, то почему миллионы украинцев покидают свою Родину и уезжают в Россию? Если в России всё так плохо, то почему её граждане не бегут в «европейскую» Украину, а предпочитают жить и работать у себя на Родине?

С другой стороны, если русские — исконные враги украинцев, а Россия напала на Украину, то почему три с половиной миллиона украинцев, несмотря на это, предпочитает жить и работать на территории страшной, «украинофобской» и «ураиножорской» агрессивной «орды», а не на своей «евроинтегрирующейся», «демократической», «расцветающей» под мудрым руководством Порошенко и Яценюка Украине? И это притом, что 71,6% трудовых украинских мигрантов — жители Западной Украины. Этот факт вообще невозможно объяснить с точки зрения той официальной «правды», которую сейчас украинская власть и обслуживающие её украинские журналисты, старательно вбивают в голову населению Украины.

Что же это получается? Истинные галичанские патриоты, денно и нощно воспевающие Стефана Бандеру, славных воинов УПА и нынешних героев АТО, самоотверженно сражающихся с «москальськоюімперськоютиранією», предпочитают жить и работать на территории этой самой «имперской тирании», где, по идеи, их угнетают, унижают и, самое ужасное, русифицируют «кляти москали»?

Не трудно заметить, что украинская «правдивая» идеология явно не стыкуется с объективными фактами. Сознательным галичанам удивительным образом удаётся совмещать в своей голове «клятых москалей» и «нищую, отсталую Россию» с желанием жить в России и работать на «москалей». И ведь что характерно, по-русски коренные жители «украинского Пьемонта» в России говорят не хуже россиян. А вот на Украине каким-то удивительным образом русский язык перестают понимать. Парадокс.

Не менее странно выглядит и тот факт, что после того как доблестная украинская армия и добровольческие батальоны, сформированные из украинских патриотов, принялись «освобождать», если верить украинским властям, «оккупированный российским агрессором» Донбасс, большая часть жителей этого региона бежала на территорию «агрессора». Это как если бы советские граждане в 1941 году, после нападения на СССР нацистской Германии, массово бы бежали на территорию Третьего рейха.

Как недавно сообщала глава профильного управления ФМФ России Валентина Казакова, на настоящий момент обратились за получением убежища в РФ порядка 356 тысяч украинцев, из них около 325 тысяч статус уже получили. А по информации главы МИД РФ Сергея Лаврова, Россия за прошедший год приняла в целом около миллиона беженцев с Украины. «Замечу, что Россия является второй в мире после США по количеству прибывающих к нам мигрантов. За последний год только одних украинцев, беженцев с Донбасса, мы приняли около миллиона человек», — сказал министр на пресс-конференции по итогам встречи с итальянским коллегой Паоло Джентилони.

Удивительно, не правда ли? Жертвы, вроде бы как, «агрессии» бегут сотнями тысяч к «агрессору» и просят у него убежище. Однако это не смущает официальный Киев, продолжающий лепетать о «нападении России на Украину».Что ещё интересно. В 2013 году согласно данным социологических опросов, 52% украинского населения и около 80% молодежи охотно оставили бы страну при первой возможности. Очевидно, тогда данное желание было обусловлено исключительно «кровавой, пророссийской и антизападной тиранией» Януковича? Ан нет, по данным Европейского агентства по решению вопросов предоставления эмигрантам убежища (EASO), число украинцев, желающих покинуть страну, в 2014 году, по сравнению с 2013 годом, увеличилось в 14 раз (!).

Как рассказал исполнительный директор EASO Роберт Виссер, в 2013 году убежища в ЕС искали 1060 украинцев, а в 2014 году эта цифра выросла до 14 040 человек. Украина вошла в первую шестерку государств, откуда поступают просьбы об убежище в ЕС. Помимо Украины, в этот список входят Сирия, Эритрея, Ирак, Сомали и Нигер. Нигер! Друзья мои. Нигер! Украинцы бегут из Украины как негры из Сомали и Нигера! И это при том, что «кровавая тирания» Януковича уничтожена, у власти находятся проевропейские и антироссийские силы! Но украинцы бегут ещё в большем количестве.

Самое забавное, что при этом главный союзник Украины в лице ЕС, который, вроде как, чуть ли не круглые сутки думает об украинском благе, усилил для граждан Украины непреодолимость шенгенского «забора». Не хочет Европа их у себя видеть. Не нужны они ей. Так в апреле этого года «Европейская правда» сообщила о том, что государства Шенгена существенно нарастили долю визовых отказов гражданам Украины. В частности, Бельгия в 2014 году отказывала каждому десятому украинскому заявителю (9,54% отказов), довольно большим также является показатель отказов у Швеции (4,57%), Швейцарии (4,56%), Финляндии (4,55%) и Нидерландов (4,28%).

Также сообщалось, что 16 из 22 государств Шенгена, имеющих консульства в Украине, увеличили частоту отказов. Рекордсменом по данному показателю является Финляндия, которая увеличила количество отказов в 3,3 раза. Количество отказов в визах украинцам выросла также в консульствах Швейцарии — (в 2,8 раза), Испании (2,6 раза), Португалии (2,2 раза) и Греции (2,1 раза).Это само по себе заставляет задуматься о том кто действительно для украинцев свой, а кто чужой, кто друг, а кто враг, не так ли? А может лживая русофобия, возведённая нынешней украинской властью в ранг официальной идеологии, по своей сути, не только антироссийская, но в большей степени антиукраинская? Ведь огромное зло она, прежде всего, несёт Украине и украинцам, а не России и русским.

http://regnum.ru/news/polit/1946567.html

http://regnum.ru/news/polit/1933147.html