Основное правило журналистики состоит в том, что почти всегда есть две стороны и журналисты должны попытаться отражать реальность; этот принцип особенно важен, когда на кону стоят жизни людей среди военной лихорадки. Но в ходе освещения украинского кризиса американская журналистика потерпела полное фиаско в этом отношении.

За небольшим исключением, ведущие американские СМИ просто механистически повторяли пропаганду американского Госдепартамента и других организаций в пользу западных украинцев. Почти не прилагалось усилий рассматривать разворачивающийся кризис с точки зрения этнических русских украинцев, живущих на востоке или русских, ставших свидетелями политического и гуманитарного кризиса на своей границе.

Искренне говоря, я не могу вспомнить никаких ситуаций ранее, когда бы американские СМИ были более тенденциозны – все в равной мере – чем по Украине. Даже «групповое мышление» по не существовавшему в Ираке уоружию массового поражения (ОМП) не было столь единодушным, как здесь, причем прогнозы американских СМИ по Украине почти всегда даются с точки зрения западных украинцев, которые возглавляли свержение избранного президента Виктора Януковича, чьей политической базой был восток.

Итак, для объективного наблюдателя может показаться, что идет гражданская война между западными украинцами, в том числе и неонацистами, которые были движущей силой прошлогоднего переворота против Януковича, и восточными украинцами, отказавшимися признать анти-януковичевский порядок после переворота, что было превращено американскими новостными СМИ в конфронтацию между силами добра (западными украинцами) и силами зла (восточными украинцами) с добавкой в виде «российской агрессии», причем президент России Владимир Путин был представлен «новым Гитлером».

Хотя ужасающая резня – более 5 000 погибших – большей частью была учинена в отношении этнических русских на восточной Украине силами западной Украины, убийство по обыкновению возложено либо на восточно-украинских ополченцев, либо на Путина, якобы провоцирующего проблемы (хотя нет никаких свидетельств, что он это сделал, как признал бывший Госсекретарь Генри Киссинджер).

Я понимаю, что любой, кто не воспринимает «групповое мышление» официального Вашингтона по Украине, считается «апологетом Путина» – как и каждый, кто поставит под вопрос разумность того, что Саддам Хусейн передал ОМП аль-Каиде, был «апологетом Саддама» – но погодите минутку, и взгляните на кризис глазами этнических русских восточной Украины.

Год тому назад они видели то, что для них было организованным американцами переворотом, полагавшимся на пропаганду и насилие для свержения их конституционного избранного правительства. Они ещё понимали сильную предвзятость против этнических русских нового режима с его усилиями вычеркнуть из обихода русский в качестве официального языка. И они стали свидетелями жестоких убийств этнических русских – от рук неонацистов – в Одессе и далее.

Их экономические интересы также оказались под угрозой, поскольку они работали на компании, ведущие значимый бизнес с Россией. Если бы эти исторические связи с Россией были бы разорваны в пользу особых экономических связей с ЕС, больше всего потеряли бы именно восточные украинцы.

Помните, что до отказа от предполагавшейся ассоциации с ЕС в ноябре 2013-го, Янукович получил доклад экспертов в Киеве, что Украина потеряет $160 миллиардов, если порвёт связи с Россией, как сообщал Der Spiegel. Большая часть проблем свалилась бы именно на восточную Украину.

Экономические неурядицы

В редких случаях, когда американские журналисты действительно говорили о восточных украинцах, опасения экономических последствий были основными наряду с тревогой и плане мер жёсткой экономии, которые МВФ предписал в качестве предварительного условия доступа к западным кредитам.

Например, в апреле 2014 корреспондент «Вашингтон Пост» Энтони Файола сообщал из Донецка, что многие восточные украинцы, у которых он брал интервью, говорили, что сопротивление новому режиму в Киеве вызвано страхом «экономических трудностей» и плана мер жёсткой экономии МВФ, что осложнит их жизнь ещё больше.

«В столь опасное и сложное время, пока Москва сражается за сердца и умы всего востока, к власти приходит прозападное правительство, стремящееся начать экономическую «шоковую терапию» для удовлетворения потребностей чрезвычайной финансовой помощи от Международного Валютного Фонда», сообщал Файола.

Иными словами, Файола столкнулся с обоснованной обеспокоенностью восточных украинцев относительно происходящего в Киеве. Многие восточные украинцы восприняли себя лишенными прав из-за свержения их избранного руководителя и они тревожились относительно своего будущего в контролируемой США Украине. Может не соглашаться с такой точкой зрения, но таков вполне понятный прогноз.

Когда некоторые восточные украинцы решились на протест и захватили здания – как это делали западные украинцы в Киеве перед переворотом – протесты были объявлены хунтой «терроризмом» и стали мишенью карательной военной компании с участием некоторых неонацистских боевиков, которые возглавили переворот 22 февраля против Януковича.

Почти 5 000 или около того человек, погибших в гражданской войне, были убиты на восточной Украине, причем этнические русские вынесли основную тяжесть, многие погибли под артиллерийскими ударами украинской армии, бившей по населённым пунктам, используя кассетные боеприпасы.

Даже Human Rights Watch, в основном финансируемая поддерживающим переворот Джорджем Соросом, сообщила, что «украинские правительственные войска использовали кассетные боеприпасы в густонаселённых районах города Донецка» несмотря на то, что «использование кассетных боеприпасов в населённых районах нарушает законы войны из-за неизбирательного воздействия оружия и может считаться военным преступлением».

Неонацисты и прочти «добровольческие» бригады, направленные киевским режимом, тоже вовлечены в нарушения прав человека, включая рейды эскадронов смерти, изгоняющих людей из собственных домой и казнящих их. Amnesty International, ещё одна организация, защищающая права человека, спонсируемая Соросом и проводящая западные интересы в восточной Европе, издала доклад о злоупотреблениях про-киевского батальона «Айдар».

«Члены территориального батальона «Айдар», действующего на севере Луганской области, участвовали в широкомасштабных злоупотреблениях, включая похищения, незаконное задержание, бесчеловечное обращение, похищения, вымогательства и возможные казни», говорится в отчёте Amnesty International.

Командир батальона Айдар сказал исследователю из Amnesty International: «Тут идёт война, законы изменились, процедуры упростились… если бы я захотел, я бы вас арестовал прямо сейчас, надел вам на голову мешок и запер в погребе на 30 дней по подозрению в помощи сепаратистам».

Amnesty International писала: «Некоторые правонарушения, совершенные членами батальона Айдар являются военными преступлениями, за которые преступники и, вероятно, командиры, должны нести ответственность по национальным и международным законам».

Неонацистские батальоны

А батальон Айдар – даже не самый худший из «добровольческих» бригад. Другие поднимают нацистские знамена и поддерживают расистские оскорбления этнических русских, которые стали мишенью практически «этнических чисток» в районах, находящихся под контролем киевского режима. Многие восточные украинцы опасаются попасть в руки этих людей, которые, что засвидетельствовано, приводили пленных к открытым могилам и казнили их.

Как писал в статье в августе прошлого года корреспондент консервативной лондонской Telegraph Том Партифф:

«Использование Киевом добровольческих вооруженных формирований с целью уничтожить поддерживаемые русскими Донецкую и Луганскую народные республики … должно привести Европу в трепет.

Недавно сформированные батальоны, как «Донбасс», «Днепр» и «Азов», численностью несколько тысяч человек, официально находятся под контролем министерства внутренних дел, но их финансирование неясно, подготовка недостаточна, а идеология зачастую внушает тревогу. В «Азове» используют неонацистские символы на знамёнах, а члены батальона – открытые сторонники превосходства белых, то есть антисемиты».

Основываясь на интервью с некоторыми членами батальона,  Telegraph сообщала, что некоторые боевики повергают сомнению холокост, высказывают восхищение Адольфом Гитлером и признают, что они – настоящие нацисты.

Андрей Билецкий, командир Азова, «ещё и глава экстремистской украинской группы, называющейся Социал-Национальная Ассамблея», как сказано в статье Telegraph, которая приводит слова Билецкого: «Историческая миссия нашей нации в этот критический момент – возглавить Белые Расы мира в последнем крестовом походе за выживание. Крестовом походе против недочеловеков, возглавляемых семитами».

Telegraph спросил украинские власти в Киеве, которые признали, что в они курсе экстремистской идеологии некоторых добровольцев, но настаивали, что высшим приоритетом было найти войска с сильной мотивацией к сражениям.

Итак, нынешняя волна американской пропаганды, осуждающей наступление ополченцев за нарушение хрупкого прекращения огня, могла бы выглядеть совсем иначе, если посмотреть глазами населения, находящегося в осаде, отрезанного от банковского обслуживания, голодающего и столкнувшегося с чистками «эскадронов смерти», проводимыми неподконтрольными неонацистскими формированиями.

С его точки зрения разумно вернуть территории, ныне оккупированные киевскими войсками, чтобы защитить этнических русских от грабежей, и установить границы, позволяющие надеяться создать жизнеспособную автономную зону.

И если вы поставите себя на место русских, почувствуете сострадание к людям, которые были вашими согражданами всего четверть века назад и которые видели, как их избранный руководитель был свергнут в ходе поддержанного американцами переворота. Вы могли бы и встревожиться из-за присутствия штурмовиков-нацистов (вспомнив историю гитлеровского вторжения) и перспективы приближения НАТО к вашей границе с возможным развертыванием ядерного оружия. Вы даже могли бы вспомнить, насколько были взволнованы американцы из-за ядерных ракет на Кубе.

Предположим, некоторые из этих российских опасений могут быть чрезмерны, но Кремлю приходится тревожиться из-за угроз национальной безопасности России, как и любой стране. Если бы вы были на месте Путина, что бы вы сделали? Отвернулись бы от находящихся в трудном положении восточных украинцев? Позволили бы враждебному военному альянсу приблизиться к вашим границам, допуская потенциальную ядерную угрозу, особенно при наличии непредусмотренных законом средств, использованных для низвержения законно избранного президента Украины?

Даже если бы пресс-корпус США выполнял свои обязанности представить обе стороны, многие американцы осуждали бы Путина за отклик на просьбу Крыма вернуться в состав России и за помощь находящимся в трудном положении восточным украинцам. Они бы соглашались с неустанным представлением американским правительством украинского кризиса, как «российской агрессии».

И они даже могли бы купиться на историю, которую мы постоянно будируем – что украинский кризис представляет собой обдуманный шаг Путина в гитлеровской стратегии завоевания балтийских государств. Пусть даже нет никаких доказательств того, что Путин вообще об этом думал, некоторые американцы предпочли бы этому верить.

Но моё мнение таково, что американские журналисты не должны быть пропагандистами американского правительства. Их работа не в том, чтобы направлять американский народ в некий «кораль» группового мышления. Хороший журналист хочет представлять позиции обеих сторон с определённой беспристрастностью.

Но не это мы наблюдаем в американских новостных СМИ в освещении украинского кризиса. Почти всё время мы видим только пропаганду. Это не только плохая услуга американскому народу и демократическому принципу информирования электората. Это ещё и безрассудное нарушение профессиональных принципов, которые помогают склонить мир к потенциальному ядерному конфликту.

http://polismi.ru/kultura/krizis-zhanra/1030-provalnaya-amerikanskaya-zhurnalistika-po-ukraine.html