В последнее время Китай активно наращивает свое присутствие в Тихом океане, затрагивая сферы влияния не только ближайших соседей – Японии, Южной Кореи и Австралии, но и мировой «Тихоокеанской державы» – США.

В свете ежегодных саммитов лидеров США и Китая, последний из которых состоялся в конце сентября 2015 г., мировые СМИ обычно уделяют основное внимание ситуации в Южно-Китайском море, где КНР планирует взять под свой контроль «едва ли не важнейший в современной геополитике и мировой экономике морской торговый маршрут». Однако слабо освещается немаловажный вопрос об усилении китайского присутствия в еще одном стратегически важном для США регионе Тихого океана – Микронезии.

Несмотря на то что на всех встречах на высшем уровне с представителями американской стороны начиная с 2013 г. Пекин заявляет, что «на просторах Тихого океана достаточно места, чтобы вместить Китай и США», активное наступление китайского капитала на ключевые владения США в Микронезии было начато еще в середине 2000-х гг. и с каждым годом лишь усиливалось.

Микронезия – обширный регион в Тихом океане с населением около полумиллиона человек, расположенный между Австралией, Тайванем и Гавайскими островами. Микронезия включает в себя пять независимых государств: Федеративные Штаты Микронезии, Кирибати, Маршалловы Острова, Науру и Палау; и три американских владения: Гуам, Северные Марианские Острова и Остров Уэйк. В этих трех владениях со времен Второй мировой войны были размещены американские авиа- и морские военные базы, самая крупная из которых находится на о. Гуам. В 1950-60-е гг. США проводили ядерные испытания на атолле Уэйк. Также на островах Микронезии США разместили другие объекты стратегического назначения, превратив, таким образом, Микронезию в свой важнейший форпост на Тихом океане.

Поддерживать сильные позиции США в Микронезии позволяет американский доллар: в Федеративных Штатах Микронезии, Маршалловых Островах, Палау, Северных Марианских Островах и Гуаме официальной валютой является американский доллар. Науру использует доллар Австралии, а доллар Кирибати привязан к австралийской валюте по паритету 1:1.

Полезными для удержания американских позиций в Микронезии всегда служили объемные долларовые дотации. Однако после кризиса 2008 г. ежегодное финансирование микронезийских территорий было урезано Вашингтоном почти на треть. И освободившиеся ниши начал заполнять китайский капитал.

Более того, лидер КНР Си Цзиньпин после прихода к власти в ноябре 2012 г. задал новый курс внешней политики своей страны. В частности, он призвал к тому, что безопасность в Азии должны обеспечивать сами азиаты, – то есть пришла пора ослабить американское военное влияние в сфере китайских интересов.

Эта концепция распространилась и на страны Океании, ближайшей к США частью которой является Микронезия. Китайский капитал плавно освоил все 23 государства и зависимые территории этого обширного региона. В итоге во французских владениях, в частности на Таити (Французская Полинезия), китайские инвестиции превысили французский капитал. Это может привести к скорому отделению Таити от Франции и попаданию этой территории в непосредственную зависимость от Китая. А на Тонга, неспособном расплатиться за долги перед китайской стороной, которые уже превысили 40% бюджета, Китай с 2014 г. планирует разместить свою первую военную базу в центре Тихого океана. Другие «претенденты» на размещение китайских баз – Самоа и Папуа – Новая Гвинея, также глубоко подсевшие на китайскую «кредитную иглу».

Наконец, в 2015 г. на пути китайской экспансии в Тихом океане оказалась Микронезия.

Так, в Федеративных Штатах Микронезии, которые связаны с США «Договором о свободной ассоциации», подписанным в 1986 г. и продленным в 2003 г. до 2023 г., Пекин осуществляет инвестиции, порой превышающие финансовые вливания от США. Также часть китайских дотаций идет на счет Трастового фонда, который был создан с целью поддержания экономики Федеративных Штатов Микронезии в период после обретения независимости в 2023 г. (т.е. после прекращения финансирования от США).

Палау – самое «американизированное» по стилю жизни государство. И именно его активнее всего осваивают китайские туристы во всей Микронезии: эта страна порой именуется в туристических проспектах как «Америка в Океании». Так как попадание в материковую Америку представляется финансово и бюрократически сложным мероприятием, то увидеть Палау у китайцев занимает значительно меньше усилий. Объем туристов из КНР в это государство составляет примерно 70% от всего туристического потока. Это примечательно хотя бы потому, что бюджет Палау на 85% зависит от туризма. Безусловно, китайский бизнес, процветающий в Палау, связан с туристическим сектором. Как следствие, китайская диаспора вскоре может обрести не только экономическое, но и политическое влияние на острове. Предпосылкой для этого можно считать образование «Ассоциации палауанских китайцев» (Palau-China United Association) в ноябре 2015 г. с целью оказания помощи новоприбывающим китайцам, желающим вести бизнес в Палау. Эта организация также обещает направлять безвозмездную финансовую помощь образовательным учреждениям Палау, чтобы «способствовать развитию и процветанию острова».

И лишь Гуам усилиями Вашингтона стойко держит оборону от китайского туристического «цунами». Поток туристов из Китая составляет всего 1% от общего объема туристов, ежегодно прибывающих на Гуам. Однако Пекин совершает крупные инвестиции через гуамские банки, увеличивая их с каждым годом. Более того, в последние несколько лет КНР и Гуам пытаются договориться о введении безвизового режима: однако пока тщетно. В связи с усложнением ситуации в лежащем неподалеку от Гуама Южно-Китайском море ожидается увеличение американского контингента на военной базе США, расположенной на этом острове. Следовательно, урезая финансирование прочих «подконтрольных» США владений в Микронезии, Вашингтон тем не менее продолжает спонсировать Гуам на прежнем уровне во избежание роста китайского влияния.

В результате этого Китай и США обречены на соперничество в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Многие эксперты склоняются к выводу о том, что сегодня мир стоит на пороге новой эры – американо-китайской холодной войны.

В заключение хотелось бы также отметить, что рост китайского влияния в регионах и сферах, ранее подконтрольных США, настолько значителен в последнее время, что на тему этого острого вопроса проводятся научные конференции в ВУЗах по всему миру. В частности, подобная конференция пройдет в Институте Востоковедения РАН в конце ноября. Автор надеется, что ее результаты покажут весь размах китайской экспансии в «американских» владениях.

http://ru.journal-neo.org/2015/11/21/hvatit-li-v-tihom-okeane-mesta-dlya-kitaya-i-ssha/