Что-то совсем нехорошее происходит вдоль всего периметра западных границ России. Военная активность НАТО здесь нынче беспрецедентна. На состоявшейся во вторник встрече с президентом США Бараком Обамой генеральный секретарь Североатлантического альянса Йенс Столтенберг признал, что ничего подобного в Европе не было со времен «холодной войны». Он заявил: «Это крупнейшее со времен холодной войны усиление коллективной защиты. И мы также создаем командные структуры во всех восточноевропейских странах-союзницах, подчеркивая, что НАТО существует и НАТО здесь».

Не стоит даже спрашивать – от кого та «коллективная защита»? Естественно, в Вашингтоне и Брюсселе скажут - «от злокозненной России». Которая, впрочем, - и это признают во всех западных столицах – в разы уступает союзникам в обычных вооружениях. Об экономике вообще скромно умолчим. Тем не менее, от России, как следует со слов Столтенберга, с часу на час на Западе ждут нападения. Где логика?

Однако о защите ли вообще думают в натовских штабах и в штабах их сателлитов? Чтобы выяснить это, давайте осмотримся на западном стратегическом направлении. Для краткости возьмем сравнительно короткий временной отрезок – последние три месяца. Вот какая получается картина (понятно, что она не отражает всего драматизма происходящего, поскольку носит фрагментарный характер и составлена лишь по сообщениям в открытой печати):

- с начала марта в Латвию переброшены около трех тысяч американских солдат и офицеров 1-й бригадной оперативной группы Raider 3-й пехотной дивизии сухопутных войск США. С танками «Абрамс» и боевыми машинами пехоты. Официально – для подготовки к международным учениям Atlantic Resolve. На самом деле – американцы гостят в Прибалтике и по сей день. По словам генерал-майора армии США Джона Р. О'Коннора, бригадная группа и «Абрамсы» останутся в Прибалтике столько, сколько потребуется «для сдерживания российской агрессии»;

- 4 марта корабли 2-й постоянной минно-тральной группы НАТО вошли в Черное море для участия в совместных учениях с ВМС Болгарии, Румынии и Турции. Флагманом группы стал крейсер ВМС США Vicksburg. В группу вошли также канадский фрегат HMCS Fredericton, фрегат ВМС Турции TCG Turgutreis, танкер германских ВМС FGS Spessart, фрегат ROS Regina Maria ВМС Румынии и итальянский фрегат ITS Aliseo.

- 10 марта часть танков «Абрамс» по железной дороге передислоцирована в Литву;

- 12 марта взвод «Абрамсов» и два взвода американских воздушных десантников прибыли в эстонский город Тапа;

- 15 марта эшелоны с бронетехникой стран НАТО проследовали на восток Румынии;

- 22 марта в Латвию прибыли американские военнослужащие Национальной гвардии из штата Мичиган. С ними – 155-миллиметровые гаубицы;

- 25 марта 2-й эскадрон 2-го кавалерийского полка армии США из румынского аэропорта Констанца выдвинулся к городу Галац в нескольких километрах от Одесской области. В тот же день начаты международные военные учения в Болгарии и Румынии;

- 26 марта через Австрию в восточном направлении проследовали эшелоны с американскими боевыми машинами пехоты «Брэдли». В прессе появились сообщения, что «все отели Польши получили распоряжения подготовиться к приёму войск и переобрудованию в госпитали или штабы»;

- 13 апреле в Литве дан старт военным учениям «Огненный гром» с привлечением солдат и офицеров Польши, США и Португалии. Поддержку пехоте осуществляли специально доставленные в Прибалтику самоходные 155-миллиметровые гаубицы ВС США «Паладин»;

- 20 апреля американские десантники и танкисты приняли участие в учениях в Эстонии;

- 21 апреля авиация НАТО, а также боевые самолеты Финляндии и Швеции начали учения на территории Прибалтики;

- 23 апреля 15 танков «Леклерк» и 300 французских солдат выгрузились в Польше;

- 30 апреля 4 самолета-штурмовика А-10 Thunderbolt 354-й экспедиционной эскадрильи ВВС США прибыли на эстонскую воздушную базу Эмари;

- 4 мая в Норвегии стартовали противолодочные учения НАТО под названием Dynamic Mongoose («Шустрый мангуст»). В маневрах приняли участие 5 тысяч военных и 20 боевых кораблей и судов из 11 стран. Отрабатывалось обнаружение и уничтожение подводных лодок противника;

- 11 мая у берегов Литвы в Балтийском море начались международные военные учения «Балтийская крепость-2015», в которых приняли участие 20 боевых кораблей и вспомогательных судов и три международных штаба;

- 18 мая на территории Румынии загрохотали пушки на совместных с американцами и болгарами учениях «Платиновый орел-2015». По заявлению представителя Пентагона, там идет двухнедельная «отработка навыков пехоты, продвинутая снайперская подготовка, а также управление и применение противотанковых систем»;

- 25 мая в финской Лапландии, Северной Швеции и Северной Норвегии стартовали учения Arctic Challenge Exercise 15. Маневры продлятся до 5 июня. В них принимают участие свыше 3600 военнослужащих и 115 боевых машин. В том числе – истребители F-16, F-18, Hawk T1, Tornado GR4, Mirage 2000, Eurofighter Typhoon и Jas 39 Gripen , бомбардировщики, самолеты дальнего радиолокационного обнаружения системы АВАКС и самолеты-заправщики. В легенде учений легко угадывается отработка противодействия российским Вооруженным силам в Арктике;

- на днях по улицам украинского Мариуполя к нашей границе проследовали машины системы ПВО С-300 «Фаворит». Куда? Зачем? Ведь у ополченцев Донбасса нет своей боевой авиации. Единственное логическое объяснение: учитывая большую дальность пуска ракет С-300, ее целями могут стать лишь российские самолеты в их собственном воздушном пространстве. Но в какой военно-политической ситуации? Об этом остается лишь гадать;

- несколько ранее два других дивизиона С-300 украинские военные перебросили под Одессу. Не исключено, что их появление там связано с объявленной Киевом блокадой путей снабжения российской Оперативной группы войск в Приднестровье.

Как известно, ответом на опасные приготовления НАТО стала объявленная Владимиром Путиным в понедельник внезапная проверка авиации и сил ПВО Центрального военного округа. Понятно, что от Урала и Поволжья, где большинство поднятых по тревоге соединений дислоцированы, до западных границ России далековато. Ну так эти соединения и не стоят на месте. Как сообщило Министерство обороны РФ, «авиационная группировка ЦВО, усиленная авиационными подразделениями и частями Западного, Южного военных округов и дальней авиации осуществляет рассредоточение на оперативные аэродромы» . А части и подразделения ПВО своим ходом и железнодорожным транспортом совершают марш на полигоны Ашулук и Капустин Яр.

Наконец, рискну сделать прогноз: не исключено, что на следующей неделе будет объявлена еще и внезапная проверка нашего Балтийского флота, а также частей и соединений Западного военного округа. По крайней мере тех, что дислоцированы в Калининградской области. Потому что с 5 июня в Балтийском море начнутся крупнейшие натовские учения «Baltops-15». Они продлятся две недели и завершатся морским десантом в провокационной близости от Калининграда – в Польше.

Могут возразить, что учения «Baltops» - ежегодные и прежде в них принимали участие даже российские боевые корабли. Но на этот раз об участии наших моряков, естественно, и речи нет. А масштаб военных игрищ прямо-таки из ряда вон. В дополнение к 50 натовским боевым кораблям и судам обеспечения, которые сосредотачиваются сейчас в Балтийском море, специально для участия в «Baltops-15» туда же направлен крупнейший корабль ВМС Великобритании вертолетоносец HMS «Ocean». А в Швеции вот-вот приземлятся восемь американских стратегических бомбардировщиков В-52 «Stratofortress».Но ведь никогда американская стратегическая авиация не участвовала в учениях на Балтике! К чему бы это сейчас?

Кто-то может всерьез предполагать, что эти беспрецедентные милитаристские усилия имеют целью всего лишь «остановить» Россию? Многие думают иначе. Скажем, бывший начальник разведки - заместитель начальника штаба Сибирского военного округа, а затем и группировки войск в Чечне, кандидат политических наук генерал-майор запаса Сергей Канчуков. Его мнение звучит почти как из 22 июня 1941 года: «Американцы могут синхронизировать наступление Вооруженных сил Украины и натовских сил на Юго-Востоке с ударами из Польши по Калининграду, из Прибалтики в сторону Смоленска (отрезая Белоруссию), Питера и Москвы, из Финляндии в направлении Питера и Карелии, из Норвегии в направлении Мурманска».

Вам кажется это невероятным? В таком случае предлагаю познакомиться с опубликованной 27 мая в газете «Военно-промышленный курьер» статьей «Россия и Америка: скатывание к войне». Ее авторы – известный в России директор Центра национальных интересов (США) Дмитрий Саймс и директор Белферовского центра науки и международных отношений Института государственного управления им. Джона Кеннеди Гарвардского университета, бывший помощник министра обороны Соединенных Штатов по вопросам политики и планирования Грэм Аллисон.

В статье убедительно доказано, что в нынешних событиях на Украине можно явственно «услышать жуткие отголоски событий, которые 100 лет назад привели к катастрофе, известной как Первая мировая война». И далее: «Когда бы мы ни судили о том, «немыслимо» ли что-то или нет, нам следует помнить, что подобные суждения основываются не на том, что реально может произойти в этом мире, а на том, какое развитие событий мы можем себе представить, а какое нет. Как показали случаи с Ираком, Ливией и Сирией, политические лидеры находят затруднительным предвидеть развитие событий, если последние представляются им некомфортными, тревожными или неудобными».

Но и в Ираке, и в Ливии, и в Сирии дело пошли совсем не так, как планировали стратеги в Вашингтоне. Да и мы, как показал советский еще опыт Афганистана, тоже в свое время оказались не Бог весть какими провидцами.

Кто в силах сегодня предсказать, чем кончится дело с Украиной? И небывалое бряцание западным оружием у российских границ?

Очередная «утечка»: канцлер ФРГ Ангела Меркель в ходе своего визита в Москву 10 мая пригрозила президенту России Владимиру Путину созданием мощного антироссийского альянса. Об этом сообщает «Апостроф» со ссылкой на источник в дипломатических кругах.

По словам источника, заняться разрешением конфликта на Украине США поручили Германии, однако Меркель не смогла добиться нужного результата. Поэтому Вашингтон поставил Берлину ультиматум: меры в отношении Москвы придется ужесточить, если ситуация не улучшится в полной мере.

При этом Меркель якобы заявила, что жестких мер удастся избежать, если Путин «согласится отдать» ЛНР и ДНР в состав Украины.

В общем-то, и без всяких ультиматумов понятно, что блок НАТО в последнее время приобретает всё более антироссийскую направленность. Однако одно дело наращивать военное присутствие в Европе, и другое – создать трансатлантический союз, который будет открыто позиционировать себя как антироссийский. Пойдёт ли на это Запад, и чем новое глобальное противостояние может обернуться для России?

- В любом случае, откажется ли мы от ДНР и ЛНР или не откажемся, Запад будет добиваться смены политического режима в России, - считает декан факультета «Социология и политология» Финансового университета при правительстве РФ Александр Шатилов. – Мало того, и на этом Запад не успокоится, а попытается всё сделать всё для того, чтобы максимально ослабить Российскую Федерацию, отторгнуть от неё Крым. А затем и расчленить на несколько государств, чтобы таким образом навсегда или очень надолго лишить нас возможности мешать мировой гегемонии США.

Даже отказавшись от защиты национальных интересов, Россия в сегодняшней ситуации, не купит прощения на Западе.

Подобные иллюзии питают некоторые либеральные круги российской элиты. Но в случае поражения России либералам во власти тоже не поздоровится. Как минимум, они лишатся своих бизнес-активов.

Поэтому ультиматум давно уже поставлен. Сразу после того, как Россия пошла на воссоединение с Крымом, обратный путь оказался закрыт. Думаю, что руководство России в этом смысле ясно представляет, что восстановление прежних отношений невозможно.

«СП»: - Что дальше?

- Трудно представить, как Запад может ещё навредить России в данной ситуации. Какие мог санкции, он ввёл. Попытался уязвить Россию со всех сторон. И всё равно мы держим удар.

Поэтому даже с чисто прагматической точки зрения России не имеет смысла сдавать своих союзников.

«СП»: - Запад решится официально объявить Россию своим главным врагом, создать антироссийскую коалицию?

- Запад, конечно, уже не тот, что во времена Крымской или даже Холодной войны. Они сейчас не решаются напасть даже на Северную Корею, имеющую «полторы» ядерные ракеты. К тому же, если нас будут откровенно прессовать, мы в ответ можем усилить альянс с Китаем. И вот такой союз Западу точно будет не по зубам. У меня такое ощущение, что нас сейчас просто пытаются шантажировать. Мы в свою очередь показываем, что не собираемся отступать. Проиграет тот, кто первый дрогнет.

В идеологическом, ментальном плане Запад сейчас очень рыхлый. Вряд ли население европейских стран захочет поменять привычное спокойствие и комфорт на принципиальное противостояние с Россией, из-за которого придётся в чём-то себе отказывать. Мне кажется, в России больше политической воли и готовности идти «встык», чем в Европе и США.

- Чисто теоретически Западу не трудно ещё раз объявить Россию (раньше называвшуюся СССР) «империей зла», - говорит политолог, популярный блогер Анатолий Эль-Мюрид. – Весь вопрос в том, какие цели он заявит, и что с заявленного будет на самом деле реализовывать.

Прямого вооружённого конфликта с Россией Запад не хочет. И все разговоры о российской угрозе на Западе – это разговоры для бедных. Тот, кто сколько-нибудь разбирается в ситуации, понимает, что никакой Третьей мировой между Россией и Западом не предвидится. Дальше угроз в Вашингтоне и Брюсселе вряд ли пойдут. Меркель вполне могла пригрозить Путину неким антироссийским союзом, но вот чем он реально будет заниматься?

«СП»: - Может ли ЕС полностью отказаться от экономического сотрудничества с Россией?

- Думаю, что на это они как раз могут пойти. Они не так уж сильно обеднеют, если станут закупать более дорогой американский газ вместо российского. И вот тут как раз для них политика может стать важнее экономики.

Я думаю, нам надо избавиться от иллюзий, что они будут покупать наш газ только потому, что он дешевле американского. Это глубокое заблуждение. В этом смысле они могут нанести нам очень серьёзный ущерб. Но не прямо сейчас, а через несколько лет. Если они пойдут на это, у России могут начаться серьёзные проблемы. Сначала экономические, а потом и социально-политические.

«СП»: - Что вы имеете в виду под «серьёзными проблемами»?

- Начнётся обвальное падения ВВП. Оно уже имеет место. Глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев уже заявил, что падение ВВП в 2015 году составит не меньше трех процентов. Товарооборот России и Европы составляет около 400 миллиардов долларов. И если мы его лишимся, то это будет очень серьёзный удар по нашей экономике.

«СП»: - Что должно произойти, чтобы Европа пошла на столь беспрецедентный шаг?

- США их союзники уже чётко дали понять, что настроены против российского президента. Обычно в таких вопросах они последовательны. В Сирии американцы задались целью устранения Башара Асада и последовательно идут к ней, несмотря на угрозу распространения радикального исламизма. Так же будут действовать и в отношении политического режима в России. Вопрос в том, что мы можем этому противопоставить.

«СП»: - И что же?

- Мы, к сожалению, уже 15 лет только говорим о том, что нам нужно диверсифицировать экономику. Но делается при этом мало, и потому Россия в экономическом плане остаётся уязвима. Нам нужно проводить экономические, социальные, управленческие реформы.

«СП»: - Реформы в России всегда чреваты бардаком. Насколько целесообразно в нынешней напряжённой международной ситуации затевать ещё и реформы?

- Я думаю, что как раз сейчас они и необходимы. Любой кризис на самом деле кроме сложностей даёт и дополнительные возможности. Именно сейчас стоит мобилизовать ресурсы, чтобы решить задачи, которые не решались годами.

«СП»: - Насколько можно верить словам Меркель о том, что Запад перестанет давить на Россию, если мы откажемся от поддержки республик Донбасса?

- Россия и так много уступила Западу в этом вопросе. Мы просто открытым текстом пытаемся впихнуть Донецк и Луганск обратно в состав Украины.

Кроме того, у американцев есть хорошо обкатанные технологии, которые они применяли при расчленении Югославии, например. Милошевичу предложили сдать сербов за пределами Сербии – он их сдал, и получил 3-4 года спокойной жизни. А потом начались бомбардировки самой Сербии. В России могут действовать точно так же – добиваться выполнения одних требований, а потом через некоторое время выдвигать другие.

Нам предлагают сдать русских в Донбассе. Потом вспомнят Крым и так далее.

«СП»: - Однако в отличие от Сербии, Россию безнаказанно бомбить не получится. Как же тогда будет действовать Запад, только экономическими методами?

- Не только. Через 2-3 года радикальные исламисты могут взять власть в Афганистане, и утвердиться на Ближнем Востоке. Тогда Штаты получат возможность аккуратно направить их экспансию в сторону России. Будут созданы коридоры, через которые исламские экстремисты двинутся на Северный Кавказ, в Поволжье, в Среднюю Азию.

Западу может не воевать с нами своими руками. Конечно, радикальные исламисты сегодня не так сильны в военном плане. Но главное их преимущество – наличие привлекательной для значительной части мусульман идеологии. России, в которой государственная идеология официально запрещена, противопоставить этому нечего.

Агрессивная риторика НАТО и работа по усилению присутствия сил альянса в Европе с начала конфликта на Украине стали привычным делом. Тем не менее, в последнее время журналисты отметили некоторое изменение тональности заявлений руководства блока.

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, выступая 28 мая в Вашингтоне, заявил, что блок будет «поддерживать связь с Россией, как на военном, так и на дипломатическом уровне». На фоне прекращения практически любого взаимодействия по линии Россия-НАТО, это звучит неожиданно.

Днем ранее вице-президент США Джо Байден тоже выступил в более примирительном духе. Он, конечно, обвинил Москвы в «агрессии» на Украине, но отметил, что Вашингтон не добивается смены режима или фундаментальных изменений в политике России, а лишь хочет, чтобы она вела себя рационально. В этих словах некоторые СМИ усмотрели попытку поиска компромисса.

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров 29 мая в интервью отметил, что Россия не отказывается от взаимодействия Западом, но будет идти на него потому, что конкретные сферы контактов отвечают нашим интересам. О взаимодействии по ключевым вопросам говорил и Байден.

Тем не менее, на практике Североатлантический альянс не спешит сворачивать темпы военного расширения в Европе. 29 мая замминистра обороны России Анатолий Антонов заявил, что военное ведомство вынуждено будет принять ответные меры из-за «неограниченного развития» противоракетной обороны НАТО. «По инициативе альянса диалог по военно-политическим вопросам, включая проблематику ПРО, свернут. Это позволяет действовать, не объясняя причин и не реагируя на российские озабоченности», - констатировал Антонов.

Он добавил, что наряду с созданием стационарных объектов ЕвроПРО идет последовательное наращивание мобильных корабельных систем перехвата баллистических ракет, проводятся практические маневры по проверке их функционирования в единых информационном и огневом контурах. Не были отложены и планы по увеличению военных контингентов в Прибалтике и Восточной Европе и по созданию сил быстрого реагирования.

Так стоит ли верить словам натовского командования о желании продолжать сотрудничество с Россией?

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического Центра РИСИ Сергей Ермаков объясняет, что ничего удивительного в том, что слова руководства НАТО расходятся с делом, нет.

- На самом деле это две стороны одной медали. Когда Йенс Столтенберг заступал на пост главы Североатлантического альянса, одним из пунктов его программы было улучшение отношений с Россией. Как политик он считался компромиссной фигурой и не произносил никаких русофобских речей. Критика России, исходящая от него сейчас, - это обязательный курс, который он, как чиновник НАТО, должен проводить. Я имею в виду и политику по укреплению потенциала альянса в Европе, и антироссийскую риторику.

Более мягкие заявления НАТО, которые мы слышим сейчас, связаны с тем, что ситуация на Украине накалилась до предела. У украинского руководства есть желание решить конфликт в Донбассе военным путем, но нет возможностей для этого. Поэтому они делают громкие, но противоречивые заявления, на одних площадках призывая к дипломатическому разрешению конфликта, а на других – к войне. И это уже начинает напрягать тех кураторов из-за рубежа, которые поддерживают этот неустойчивый режим. Хвост, что называется, начинает вилять собакой. Политика Киева ведет к жесткой конфронтации, которая сейчас не нужна ни США, ни Европе. Такая конфронтация грозит внести если не раскол в НАТО, то напряжение в ряды этой организации, которой надо выживать. А выживание они понимают, как укрепление коллективной обороны.

Даже если абстрагироваться от российского вопроса, на Западе есть серьезные претензии к Североатлантическому альянсу, как к инструменту кризисного урегулирования. В итоге они решили развивать коллективную оборону - им это близко и понятно. В этом направлении НАТО и будет двигаться. Поэтому обольщаться не нужно. Незначительно улучшение риторики не означает, что альянс разворачивается на 180 градусов.

Параллельно со словами о сотрудничестве с Россией тот же Столтенберг говорит об укреплении военного потенциала НАТО, о том, что надо переходить к управлению не только экспедиционными силами, но и силами коллективной обороны, учиться управлять корпусами и дивизиями. Но в настоящий момент они действительно не хотят жесткого противостояния с Россией, потому что управлять дивизиями не готовы – нет возможностей, ресурсов, да и желания ввязываться в такие вещи.

«СП»: - Как, в таком случае, мы должны реагировать на эти колебания НАТО?

- Россия выдерживает адекватную политику в этом направлении. Это спокойная сила, учения и демонстрация нашей военной мощи без лишней риторики и угроз в сторону НАТО. Это позволяет нам сохранять лицо и доносить мессидж о нашей «красной линии» до наших западных партнеров, как их называет президент.

Агрессивное антироссийское направление политики на Украине с одной стороны, а также нежелание европейцев и американцев серьезно втягиваться в этот конфликт и спокойная позиция России с другой, позволяет увидеть свет в конце туннеля. Возможно, удастся прийти если не к эффективному, то к не слишком конфликтному выходу из ситуации.

«СП»: - То есть компромисс с НАТО по созданию системы коллективной безопасности в Европе возможен даже по ЕвроПРО?

- ЕвроПРО – это американская система. Можно не сомневаться, что они будут наращивать военный потенциал. Но компромисс может быть найден. Может быть, досадно в наше время мерить все категориями «холодной войны», но мы снова идем не к балансу интересов, который предлагала Российская Федерация, а к балансу сил. В вопросе ЕвроПРО основной центр принятия решений - Вашингтон, а не Брюссель. И это решение будет зависеть от общего развития ситуации, в том числе от нашей политики. Европейцы и американцы начали понимать, что дальнейшее раскручивание маховика конфликтной риторики – это не то, что путь в никуда, а путь к конфликту.

Страны НАТО поддерживают всеобъемлющий подход. С одной стороны, они не идут конфликт, но с другой, наращивают военный потенциал. Эти тенденции в ближайшее время будут преобладать. Прямо скажем, что никто на Западе не был готов к такому развитию событий на Украине. Все надеялись либо на бесконфликтную смену режима либо на быстрое разрешение конфликта. Но получилось по-другому. Сегодня широкое расширение Киевом воинственной риторики начинает пугать Запад. Поэтому НАТО пытается сохранить лицо. Но, повторюсь, изменение риторики не означает, что они остановят свои проекты по усилению альянса. И сами натовцы в этом противоречия не видят.

Директор Фонда изучения США имени Франклина Рузвельта при МГУ Юрий Рогулев считает, что судить об изменении политики нужно не по словам, а по действиям.

- Риторика есть риторика. Это вещь изменчивая, и зависит от времени и аудитории - сегодня можно говорить одно, а завтра другое. Именно поэтому следует разделять риторику и реальную политику, то есть конкретные шаги, действия и документы. В самой смене риторики я бы не стал искать каких-то ключей и придавать ей большого значения.

«СП»: - А смены политики не предвидится?

- Для этого есть некоторые сигналы. Первый из них – визит Госсекретаря Керри и попытка обсудить важные для сторон вопросы. Мы видим и желание Европейского Союза обсуждать с Россией какие-то темы. Но выльется ли это в конкретные шаги – большой вопрос. Только реальные действия могут показать, свидетельствует ли эта риторика о каких-то изменениях или нет.

«СП»: - Может ли быть достигнут компромисс с НАТО в создании коллективной системы безопасности в Европе?

- Я пока не вижу точек соприкосновения. Вопрос о ЕвроПРО в этом отношении – один из ключевых. Он противоречит российскому подходу, который заключается в том, что не может быть безопасности одних за счет других. Поэтому выстраивать безопасность Европейского континента без участия России, с точки зрения самой России, - это неконструктивный подход. В этом отношении сдвигов не видно, по крайней мере, пока продолжаются конфликты по Украине, энергетическому вопросу, санкциям и так далее.

«СП»: - Сергей Лавров сказал, что взаимодействие с Западом возможно в вопросах, которые отвечают нашим интересам. Какие сферы он имел в виду?

- Это не только борьба с терроризмом. Понятно, что Ближний Восток или Афганистан – наши взаимные интересы. И если есть возможность координировать шаги или даже принимать совместные решения, Россия будет приветствовать это. Конечно, это вопросы борьбы с ИГИЛ* , а также ситуация в Ираке и Сирии, которая России не безразлична, так как может привести к далеко идущим и плохо предсказуемым последствиям. Но США даже не могут окончательно определиться в своей ближневосточной политике, например, в отношении Башара Асада. Так что о совместной политике говорить рано, но попытки ее выработать возможны.

Президент Фонда содействия изучению проблем геоэкономической востребованности «Свершение» Никита Куркин считает, что некоторое изменение риторики может быть связано именно с желанием Запада заручиться поддержкой США на Ближнем Востоке.

- На мой взгляд, продолжаются процессы, свидетельством которых стал «внезапный» визит Госсекретаря США Джона Керри в Россию. Соединенным Штатам, вернее администрации Обамы, нужна какая-то «красивая победа» на Ближнем Востоке – оппоненты Белого дома постоянно атакуют его хозяина за «поражения» в Ираке и ИГИЛ. Если Россия способна оказать помощь в достижении этой цели, хоть как-то, тогда будет меняться и риторика, и действия Вашингтона. Но если такая договоренность не будет достигнута, я не склонен предаваться оптимизму. Особенно в отношении заявлений господина Байдена, которого экс-глава ЦРУ и Пентагона Роберт Гейтс в своих мемуарах назвал человеком, не принявшим ни одного правильного решения.

«СП»: - Получается, «продолжение сотрудничества с Россией по ключевым вопросам» – это именно Ближний Восток?

- Когда США говорят о ключевых вопросах, они, естественно, имеют в виду свои ключевых вопросы. Есть ИГИЛ, который «вылез» из американской «пробирки», и теперь в долгосрочной перспективе Америке сложно пока решить, что же делать с этим «чудо-ребенком». Была ведь Сирия со знаменитой «умеренной» сирийской оппозицией, из которой и возник ИГИЛ. Есть Иран, достижение договоренностей с которым сейчас не менее, а может быть и более важно для Вашингтона. А договоренности с Ираном – это достижение договоренностей по Ираку.

«СП»: - Слова Сергея Лаврова о том, что мы готовы сотрудничать с США в сферах, которые отвечают нашим национальным интересам, можно считать ответным сигналом?

- Думаю, да. Сигнал Лаврова – это позиция «диалог возможен, что нам в Вашингтоне готовы дать взамен?». Например, на украинском направлении.

http://svpressa.ru/war21/article/123275/

http://svpressa.ru/politic/article/123606/

http://svpressa.ru/politic/article/123591/