В 2008 году конгрессмен Джон Раданович в своем интервью для «Фокс Ньюз» заявил, что стратегическая значимость Турции для Америки будет снижаться по мере перехода кампании в Ираке в завершающую стадию. Исходя из нынешних событий, слова бывшего американского законодателя кажутся пророческими. Кризис в отношениях Вашингтона и Анкары начался в период, когда Конгресс отказался одобрить военную операцию в Сирии осенью 2013 года. Турецкая сторона, игравшая важную роль в сирийской кампании, восприняла это как предательский акт.

Кризис углубился, когда 5 июля 2014 года американские солдаты при поддержке вооруженных подразделений Патриотического союза Курдистана арестовали 11 турецких военнослужащих из состава специальных сил, находящихся в Северном Ираке. Тогда Белый Дом отказал Анкаре в просьбе дать официальные разъяснения по поводу задержания ее военнослужащих. Наиболее ярким примером глубины американо-турецкого кризиса стали события 12 ноября 2014 года, когда группа турецких националистов напала на американских солдат в Стамбуле. Турецкая молодежь выкрикивала лозунги «янки, идите домой» и «долой американский империализм» параллельно обливая американских солдат красной краской.

Турция - карта религиозных предпочтений

Карта в полном размере: религия в Турции

Лидер турецкой националистической организации Угур Айтач не стал скрывать, что данная акция стала ответом на задержание американцами турецких солдат в Ираке. Турецкие националисты также заявили, что продолжат подобные акции и «не дадут американским солдатам спокойно ходить по турецкой земле». Вашингтон жестко отреагировал на инцидент, назвав его «непозволительным и омерзительным». Председатель комитета по международным делам Палаты представителей Эдвард Ройс в эфире CNN отметил, что США не будут закрывать глаза на подобное отношение к своим военным. Символично, что инцидент произошел сразу после одного из главных американских праздников – Дня Ветеранов.

В последние несколько месяцев ряды Исламского государства пополнили молодые бойцы из различных стран Магриба и Ближнего Востока.

При этом отмечается интенсивный рост количества радикальной турецкой молодежи, вставшей под знамена Халифата.

Этот факт достаточно значим, ввиду того, что турки ранее не проявляли подобного интереса к радикальному исламу. В рядах Аль-Каиды турок было незначительное количество, и руководители ведущих террористических групп никогда не делали на них ставку. Турция рассматривалась главами джихадистских движений как один из центров для военной подготовки и лечения своих боевиков. С началом сирийского конфликта на военных базах Турции прошли подготовку боевики из таких террористических групп, как «Джабахат ан-Нусра» (сирийское крыло Аль-Каиды), «Хизб ут-Тахрир», «братья-мусульмане» и т.д.

Так, Турция превратилась в одного из основных поставщиков будущих террористов, что не может не вызывать волнение в Вашингтоне. Свою озабоченность Белый Дом высказал в период, когда турецкие власти жестко подавили митинги курдов, требующих от Анкары предпринять шаги в борьбе против ИГИЛ. Администрации Обамы было трудно поверить, что Турция, которая приводится в пример успешной демократии в мусульманском мире, может иметь столь тесные контакты с радикальным исламистским миром. О том, что и сама Турция встала на путь исламизации, Обаму предупреждали ряд влиятельных правозащитных организаций, а также высокопоставленные политические деятели Израиля и Иордании. Белый Дом сделал ставку на выводы теоретиков, утверждавших, что исламский фактор в Турции будет идти на убыль. Подобный просчет нанес серьезный удар по позициям США в регионе. Согласно последним данным, только за период август-октябрь 2014 года в ряды Исламского государства вступило примерно 800 граждан Турции и еще более 600 человек пополнили ряды «Джабахат ан-Нусры».

Турция - этническая карта

Карта в полном размере: Турция - национальный состав

Американское издание «Форейн Аффэйрз» провело анализ отдельных боевиков из Турции, чтобы выяснить причины, побудившие их вступить в ИГИЛ. Так, все турецкие джихадисты – это лица мужеского пола из различных социальных слоев: юристы, бизнесмены, врачи, госслужащие, студенты и преподаватели и т.д. Большинству из них нет и 30 лет, но многие имеют собственные семьи и стабильную работу. Важно подчеркнуть, что не все они являются этническими турками. Несмотря на то, что курды в большом количестве отправляются в Ирак и Сирию воевать против террористов, они также вступают и в ряды ИГИЛ. Примерно 25% турецких граждан, вставших под знамена Халифата, имеют курдское происхождение. Нельзя также игнорировать тот факт, что в Турции происходит стремительный рост числа информационных ресурсов, распространяющих идеи радикального ислама. Американские аналитики считают, что подобная популярность радикального ислама в Турции вызвана целенаправленной политикой исламистской партии, которая правит страной уже 12 лет.

Турция не только не пытается остановить отток своих граждан в Халифат, но и де-факто спонсирует террористов. Напомним, что исламистам удалось захватить нефтяные месторождения в аль-Омаре, Ракке и Дейр эз-Зоре. Общий объём добывающих мощностей ИГИЛ консалтинговая компания IHS оценивает в 350 тысяч баррелей в сутки. Исламское государство продаёт нефть по бросовым ценам, в среднем по 20 долл. за баррель, в то время как на мировых площадках стоимость «чёрного золота» держится на уровне 85 долл. Соединенные Штаты признали, что контрабанда нефти приносит ИГИЛ более 2 млн долл. в день. Высокопоставленные чиновники в Вашингтоне считают, что основной покупатель этой нефти -  Турция. Так, замминистра финансов США по вопросам терроризма и финансовой разведки Дэвид Коэн отметил:

«Мы пытаемся понять, кто именно является посредником в продаже нефти, за которой мы следим очень аккуратно. Кто именно вовлечён в контрабанду нефти ИГИЛ? Мне кажется, что часть нефти с этой территории, где действует ИГИЛ, была продана Турции».

Это объясняет, почему Турция была столь пассивна, когда террористы брали город Кобани. Кобани – это не только стратегический центр, позволяющий изолировать сообщения курдских сил Африна и Джизиры, но и опорная точка, через которую террористы ИГИЛ осуществляют контрабанду сырой нефти.

Нынешняя администрация Белого Дома осознала серьезность ситуации лишь в преддверии президентских выборов в Турции, которые выиграл Реджеп Тайип Эрдоган.  Америка и ряд европейских стран смогли воочию увидеть популярность Эрдогана как лидера исламской партии. Новый президент Турции и его правая рука Ахмет Давутоглу, назначенный на должность премьер-министра, не смогли простить американцам поддержку сторонников Фетхуллаха Гюлена. Более того, Эрдоган намекал на то, что беспорядки в Турции устроены «внешними руками».

В целом Анкара стремится показать Вашингтону, что способна вести самостоятельную внешнюю политику и расставлять региональные приоритеты по своему усмотрению.      

Теперь США, сделав необходимые выводы, решили менять приоритеты. Выступая перед студентами Гарвардского университета, вице-президент США Джо Байден заявил, что ответственность за подъем и усиление Исламского государства лежит на ближневосточных союзниках США.

«Мы не смогли убедить своих коллег остановиться. У нас были отличные отношения с турками, саудовцами и жителями других стран. И чем они занимались? Они всеми силами стремились свергнуть Асада, осыпали сотнями миллионов долларов и заваливали десятками тысяч тонн оружия любого, кто был готов воевать против него. Теперь результат такой политики стал более очевиден».

Для Турции более раздражающего заявления придумать трудно. Президент Эрдоган потребовал от Байдена извинений, заявив, что «если Байден действительно выступил с такими утверждениями, то американский политик просто перестанет для него существовать». Турецкие СМИ активно отмечали, что подобная риторика недопустима, ведь Америка специально втянула Анкару в сирийскую ловушку.

ИГИШ

В полном размере: ИГИШ в Сирии и Ираке

Выступление американского вице-президента стало для Турции одним из последних сигналов о необходимости пересмотреть свое отношение к ближневосточным проблемам. Америка отодвинула вопрос с Башаром Асадом на второй план и желает, чтобы ее союзники также осознали первоочерёдность борьбы с Исламским государством. Более того, ситуация складывается таким образом, что без участия и поддержки Сирии борьба против ИГИЛ не может быть эффективной.

Нужно ли это Турции?

Анкару вполне устраивает текущий расклад сил, в котором курды и исламисты воюют друг против друга.

Сохранение подобного очага противостояния приводит к оттоку боеспособных курдских отрядов из Турции в Ирак и позволяет сосредоточиться на борьбе против Башара Асада с целью недопущения создания Сирийского Курдистана. Но справедливо и то, что у США свои задачи и им не интересны турецкие приоритеты. Если Турция не пересмотрит свое отношение к сирийской и иракской проблеме, напряженность в отношениях с США будет только расти.

Группировка «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГ, ИГИЛ, ИГИШ, Доуля), получившая широкую известность в июне 2014-го года, после начала масштабного наступления на территорию Ирака, наглядно проиллюстрировала «двойственную» позицию президента Турции Реджепа Тейипа Эрдогана по поводу вопросов противостояния исламскому фундаментализму. Политическая ситуация, сложившаяся вокруг нового регионального квазигосударственного образования, созданного силами этой группировки, говорит о том, что, несмотря на членство Турции в блоке НАТО, в данном случае официальная Анкара защищает собственные интересы и не готова в полной мере поддерживать военную операцию, проводимую США и странами ЛАГ на территориях Сирии и Ирака.

Курды - пешмерга в Ираке

В полном размере: Курды - пешмерга в Ираке

Еще в июне Эрдоган ясно давал понять своим зарубежным партнёрам, что Турция не планирует брать на себя все тяготы военного противостояния с террористами, «не собирается провоцировать ИГИЛ», и заявлял, что любые шаги по разрядке ситуации на территории Ирака должны быть «осторожными» и «последовательными». Министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу занимал схожую позицию, порой и вовсе защищая ИГИЛ от нападок прессы, утверждая, что в происходящих событиях виновны в первую очередь сирийский и иракский режимы. По словам Давутоглу, «такая организация, как ИГИЛ может казаться террористической, однако в нее входит множество различных групп, в ней есть как арабы-сунниты, так и тюркоязычные мусульмане».

На данный момент позиция Давутоглу изменилась, он признает деятельность ИГИЛ террористической, добавляя, однако, что на протяжении двух последних лет Америка игнорировала его заявления о потенциально опасной исламистской организации, действующей на границе Сирии и Ирака. Очевидная смена турецкой политической риторики является следствием давления США. Так вице-президент США Джон Байден публично намекал на прямую связь Турции с фундаменталистами, действующими в регионе, а уже после принесенных им в адрес Эрдогана извинений, в ходе другого мероприятия заявил, что «самой серьезной проблемой являются наши союзники», намекая в первую очередь на Турцию, Саудовскую Аравию и Объединенные Арабские Эмираты.

Во время встречи в Джидде в сентябре с.г. Турция не присоединилась к антитеррористической коалиции, созданной при поддержке стран ЛАГ, обязавшихся оказать военную и гуманитарную помощь в борьбе против растущей угрозы со стороны «Исламского Государства». Осторожная позиция Турции по вопросу военной борьбы с ИГИЛ полуофициально, через подконтрольные Анкаре СМИ, объяснялась несколькими причинами, наиболее распространенной из которых было желание защитить захваченных работников турецкого консульства в Мосуле, которые могли быть публично казнены в случае начала военных действий Турции против ИГИЛ. Вторым важным фактором, упомянутым в прессе, было большое количество турков, работающих и проживающих в Ираке. В случае появления случайных жертв с их стороны народное недовольство будет направлено в первую очередь на кабинет Эрдогана.

Ближний Восток сегодня

Ближний Восток сегодня

Последняя причина, на которую ссылалась официальная Анкара, это то, что запланированные действия коалиции против ИГИЛ никак не исправляют ближневосточную ситуацию в целом, оставляя регион в хаотичном состоянии, что впоследствии может угрожать безопасности Турции. На сегодняшний день вполне очевидно, что страны ЛАГ, объявив себя союзниками США на Ближнем Востоке, не смогли благотворно повлиять на политическую ситуацию в Ираке и Сирии, и Турция, как единственный региональный член НАТО, рискует оказаться наедине со всем грузом накопленных проблем.

Ко всему вышесказанному добавляется желание избежать очередного притока беженцев из арабских стран, так как, согласно только официальным правительственным данным, на территории Турции их число достигло уже 1,6 млн человек, при этом органы, отвечающие за регистрацию и размещение беженцев, жалуются на отсутствие помощи со стороны США, ЕС и ООН. Если условия содержания останутся неизменными, новая волна миграции может привести к серьезным проблемам.

К неофициальным причинам особой позиции Турции по вопросам противодействия ИГИЛ можно отнести желание Эрдогана свергнуть режим Башара Асада в Сирии, ради чего Турция еще год назад оказывала теневую поддержку исламистам, в частности боевикам, входящим в состав мобильных групп организации «Джабхат Ан-Нусра», напрямую связанных Аль-Каидой, и, по некоторым данным, осуществляла коммерческие сделки с боевиками, к примеру, делая крупные закупки сырой нефти у ИГИЛ. Эти и подобные им обвинения звучали на довольно высоком уровне, так помимо уже упомянутого Байдена, их, в частности, адресовал турецкому руководству и бывший посол США Фрэнсис Ричардионе, на сегодняшний день являющийся там персоной нон-грата.

Новый Ближний Восток

Карта предположительного раздела Ближнего востока

Западные эксперты заявляют, что определенную роль могут играть сложные ирано-турецкие отношения, построенные на взаимном недоверии. По их мнению, Турции может быть выгодна напряженность в Ираке, так как в результате военных действий страдает прежде всего про-шиитское правительство, превращающее Ирак в потенциальный плацдарм Ирана и союзника режима Башара Асада.

По одной из версий, Анкара использует ИГИЛ для борьбы с автономным курдским государством, основанным на части северо-восточной территории Сирии, не желая допустить крупномасштабной консолидации курдов в пределах региона. Так, по словам начальника безопасности Курдской автономии Сивана Ибрагима, подготовка джихадистов осуществляется прямо в лагере беженцев на границе с сирийским Курдистаном, при этом со стороны турецкой границы идет непрерывный поток боеприпасов и медикаментов.

Возникновение полноценной курдской автономии в пределах Сирии является реалистичным вариантом развития событий, так как группы курдских повстанцев взяли курс на консолидацию в целях противостояния ИГИЛ. Сирийские курды-повстанцы поддерживают союзнические отношения с иракским Патриотическим Союзом Курдистана и противопоставляют себя союзнику Турции – курдскому блоку Демократической Партии.

Курды в Сирии

Курды в Сирии

Как показали последние события, курды способны к затяжному военному противостоянию, и в дальнейшем, несмотря на суть принятого решения касательно ИГИЛ, Турция рискует получить еще одну серьезную проблему для собственной безопасности. Курдская проблема для Турции становится всё более очевидной, так как на сегодняшний день сирийские курды обвиняют турецких военных в намеренном бездействии во время попытки захвата ИГИЛ приграничного города Кобани.

В ходе разгона демонстраций, происходящих в курдских районах Турции и спровоцированных именно этими событиями, погибли более 30 человек, более тысячи были задержаны. По сообщениям официальных турецких СМИ, столкновения с полицией происходили также в столицах - Стамбуле и Анкаре. Ситуацию усугубили сообщения об атаке, совершенной турецкой авиацией по позициям ополченцев РПК в районе собственного города Хаккяри.

В целом, информационная поддержка и внимание, которое в последние дни оказывают независимые западные СМИ курдским ополченцам Сирии и Ирака, позволяет предположить, что именно они станут основным инструментом неофициального давления на Анкару. Понимание опасности сложившейся ситуации заставило турецкое руководство разрешить пересечение своей границы отрядам ополченцев пешмерга, направляющимся из Ирака в Сирию с целью военной поддержки сирийских курдов, сражающихся с ИГИЛ в районе Кобани.

Сирия - лагеря беженцев

В полном размере: Сирия - лагеря беженцев

Согласно заявлению пресс-службы Белого дома, телефонный разговор, состоявшийся 19-го октября между Обамой и Эрдоганом, касался в первую очередь осады Кобани. Днем позже американский военно-транспортный самолет с воздуха доставил курдским ополченцам оружие, боеприпасы и медикаменты. И хотя на сегодняшний день точно неизвестно, разрешило ли турецкое руководство использовать для этих целей авиабазу Инджирлик, разговор между двумя президентами имел большое значение для координации действий между двумя странами, хотя бы потому, что никаких переговоров между ними не происходило с февраля месяца с.г.

Сложившаяся ситуация иллюстрирует стоящую перед Турцией дилемму, состоящую в необходимости выбора между дальнейшей поддержкой исламистских оппозиционных сил в Ираке и Сирии и вынужденной борьбой против них же, что в результате станет провалом осторожной эрдогановской политики «балансирования». Заявления официальной Анкары и подконтрольной ей прессы о возможности появления коллатеральных жертв среди турецкого населения Ирака говорят скорее о том, что кабинет Эрдогана пытается сохранить нейтралитет в сложной ситуации, однако, исходя из сегодняшней повестки дня, этот выбор может оказаться худшим из возможных.

http://www.foreignpolicy.ru/analyses/amerikano-turetskie-raznoglasiya-po-sirii-vedut-k-uhudsheniyu-otnosheniy/

http://www.riss.ru/analitika/3800-turtsiya-i-vopros-protivodejstviya-igil