Большая игра на Ближнем Востоке вступает в новый этап. После заключения соглашения по иранской ядерной программе началось движение вокруг войны в Сирии и халифата. Москва призывает сформировать новую коалицию против халифата, контролирующего часть территории Сирии и Ирака, а противники Асада намекают, что Кремль якобы готов ослабить поддержку сирийского президента.

Сирийская вооруженная оппозиция, ориентированная на США, согласилась приехать в Москву на переговоры – предварительно визит намечен на середину следующей недели. Это важный знак – до этого Национальная коалиция оппозиционных и революционных сил Сирии (НКОРС) игнорировала приглашения России на консультации по урегулированию войны в Сирии. Изменение позиции произошло после недавних переговоров Сергея Лаврова в катарской столице Дохе с бывшим главой НКОРС Ахмедом аль-Хатыбом – и, несомненно, является результатом катарских встреч главы российского МИДа с госсекретарем США и министрами стран Залива.

В центре переговоров Лаврова и Керри – а после Дохи они встречались и в Куала-Лумпуре, где оба сейчас находятся на саммите АСЕАН – естественно, были проблемы Сирии и халифата. Война идет уже четыре года, и противоречия Москвы и Вашингтона всем известны. Штаты возлагают на Россию чуть ли не главную ответственность за сирийское кровопролитие – потому что мы поддерживаем «устроившего бойню кровавого Асада». А Россия резонно замечает, что главной причиной войны стало вмешательство США в дела региона – сначала нападение и оккупация Ирака, а потом и всесторонняя поддержка сирийских повстанцев.

Два года назад мир в последний момент отошел от края страшной катастрофы – когда Штаты готовы были нанести удар по Сирии, и только нежелание лично Барака Обамы начинать войну позволило Владимиру Путину спасти ситуацию от сползания к непредсказуемой региональной войне «всех против всех». При этом ни Москва, ни Вашингтон не отказались от поддержки противоборствующих сторон – но за два минувших года в регионе образовался третий игрок, ставший главным выгодополучателем конфликта.

Исламский халифат стремительно распространяет свое влияние – это самопровозглашенное и не признанное никем государство уже контролирует заметную часть Сирии и Ирака. Халифат является врагом всех существующих в регионе режимов и стран – ведь он хочет заменить собой как республики, так и монархии Ближнего Востока, стереть границы и установить «настоящую исламскую власть». Противостоять ему на территории, которая уже до его появления долгие годы была ареной кровавой войны, очень сложно – власти Ирака и Сирии серьезно ослаблены и увязли в конфликтах с различными частями своего населения.

Багдад давно уже не контролирует север страны, населенный курдами, правящие в Ираке шииты и до появления суннитского халифата имели огромные проблемы с руководившими страной до свержения Саддама суннитами. Сирию пытаются разделить по национальному и религиозному принципам (алавиты, курды, сунниты), к тому же сирийская власть уже четыре года воюет с различными повстанцами, которых поддерживают арабские монархии и Штаты – а после появления халифата немалая их часть присоединилась к этому проекту.

Но точно так же не могут разобраться с халифатом и соседи двух фактически уничтоженных государств – ни Турция, ни Саудовская Аравия, ни Иран не готовы воевать на территории Ирака и Сирии с местным населением, без поддержки существенной части которого халифат бы не удержался. Великие державы, США и Россия, называют халифат террористами – и ИГ, несомненно, использует террористические методы, но объяснять его успехи только насилием было бы сильным упрощением. Люди устали от войны и иностранной оккупации, от вмешательства соседей и американцев – Ирак не живет нормальной жизнью с 2003 года, когда Штаты оккупировали страну, спровоцировав этим гражданскую войну (а до этого страна прожила 13 лет в блокаде и под санкциями), в Сирии война идет с 2011 года.

Арабы-сунниты, населяющие иракские территории, где установилась власть Исламского халифата, хотят, как и все люди, спокойной и стабильной жизни – и нет ничего удивительного, что, насмотревшись на «крестоносцев» и оставшиеся после их ухода беспомощные, к тому же и чуждые им религиозно шиитские власти, они уповают на то, что «халифат наведет порядок».

При этом жестокие меры халифата в отношении различных меньшинств – религиозных, национальных – как и публичные казни иностранных специалистов, могут восприниматься местным населением как неизбежное зло при наведении порядка, как сопротивление агрессорам и их пособникам: ведь никто не будет отрицать того факта, что начало хаосу в Ираке и Сирии положило именно внешнее вмешательство, а халифат подает себя как ответ на вторжение новых «крестоносцев» на землю ислама.

То, что в халифате сочетается как местный, так и пришлый элемент, известно – множество добровольцев со всего света стекаются на войну «за исламское государство» – но все же без симпатий существенной части местного населения столь стремительного продвижения халифата не произошло бы. То же самое касается и Сирии – устав от войны между правительством и оппозицией, народ неизбежно начинает смотреть в сторону третьей силы, тем более что она располагается под боком, в условно другом государстве, Ираке. Границы, проведенные англичанами и французами в регионе после Первой мировой войны, совершенно произвольны – и там и там живет один народ, исповедующий одну и ту же религию. Спасти Ирак и Сирию может только чудо – но вопрос в том, нужно ли оно внешним игрокам. Понятно, что им опасен халифат – но что у них в приоритете?

США и монархиям не нужен халифат – хотя его успех отчасти и вызван американскими играми, преступлениями и ошибками, но ИГ давно уже стало самостоятельным проектом. Штаты пытаются использовать халифат в своих интересах – например, для свержения Асада – но понятно, что ущерб от халифата для их интересов гораздо больше выгоды. В случае своего продвижения халифат уничтожит все государства Ближнего Востока – что вовсе не входит в планы США, которые хотели лишь переформатировать регион в сторону большей управляемости. Сломать шею халифату можно только новой войной – но Штаты не могут позволить себе сейчас вводить войска в регион.

Во-первых, это будет сопряжено с большими потерями – против халифата нужно вести наземную операцию. Америка пока еще не готова к новой войне – ее невозможно «продать» собственному населению. К тому же опыт войн в Афганистане и Ираке показал, что американцы не могут уничтожить повстанцев, имеющих поддержку среди местного населения – они просто вытесняют их, и те уходят в подполье или в труднодосягаемые местности, чтобы вернуться в ключевые города после вывода американских войск. Кабул и Багдад пока еще контролируются проамериканскими правительствами – но в первом случае вывод войск еще не закончен, а во втором нужно быть благодарным Ирану, помогающему близким ему шиитам.

Во-вторых, новое вторжение Штатов в регион вызовет еще большее озлобление арабов и мусульман против США – и даже если им удалось бы физически уничтожить халифат в Сирии и Ираке, это аукнулось бы им в другой точке исламского мира. Ну и, в-третьих, ввод американских войск приведет к обострению и так конфликтных отношений с Россией и Китаем.

То есть воевать с халифатом США не будут – так же, как они не стали подвергать массированному удару Сирию два года назад. Они предпочитают расправиться с халифатом чужими руками – пусть арабы сами воюют с арабами. С помощью американцев, турок, даже персов и русских – но пускай раздавят халифат. Персы и русские на приглашение в созданную в прошлом году антихалифатовскую коалицию, естественно, отвечают отказом – не потому, что любят халифат, а по причине разногласий по Сирии. Если мы вместе против халифата – то почему вы продолжаете добиваться свержения Асада, спрашивает Москва у Вашингтона. Ответ «Асад корень всех бед» уже не устраивает и самих американцев, но они не собираются отказываться от требования его ухода.

Если США действительно хотят поражения халифата, то понятно, что проблема Асада становится глубоко вторичной – как бы он ни был неприятен саудитам и туркам, невозможно не понимать, что асадовский режим никогда не представлял и не будет представлять никакой угрозы существующим границам в регионе: в отличие от халифата.

Отсюда и возникают подозрения, что американцы ведет двойную игру – на словах выступая против халифата, они, по сути, пока что заинтересованы в его усилении: как минимум до тех пор, пока не падет Асад. То есть Штаты неофициально расставляют приоритеты – сначала добьемся ухода пророссийского и проиранского режима в Дамаске, а потом объединим всех для уничтожения халифата. Публично такая позиция не выражалась – но до недавнего времени Штаты вели себя так, как будто именно ей и следовали.

В частности, они блокировали все попытки Москвы содействовать национальному примирению в Сирии – ориентированная на Штаты сирийская вооруженная оппозиция из НКОРС не принимала участия в проходивших в России консультациях о мире и послевоенном устройстве Сирии.

Сейчас позиция Вашингтона меняется – раз НКОРС согласился приехать в Москву. Понятно, что сам приезд ни о чем не говорит – он может быть просто отвлекающим жестом, дипломатическим ходом в игре Вашингтона с Москвой. Американцам надо было что-то отвечать на предложения Лаврова, которые он, по неофициальной информации, сделал в Дохе США и монархиям – создать антихалифатовскую коалицию из сирийской и иракских армий с привлечением курдов.

Согласиться на это Штаты не могут – более того, на днях Обама разрешил бомбить позиции сирийской армии для защиты отрядов антиправительственных повстанцев. То есть, с одной стороны, США давят на Дамаск и демонстрируют Москве свою решимость дожать Асада – но одновременно и соглашаются как бы помочь в миротворческих усилиях России, разрешив делегации НКОРС приехать в Москву. «Вы, русские, говорите, что можете примирить сирийцев, если мы не будем мешать? Ну пожалуйста, попробуйте – все равно у вас ничего не получится» – примерно так может рассуждать Керри.

Естественно, без согласия Вашингтона НКОРС не пойдет ни на какие соглашения о перемирии и будущем Сирии и уж тем более не откажется от требования ухода Асада – ключевого пункта разногласий США и России. Но сама подвижка американской позиции примечательна. Даже притом что американцы, естественно, пытаются сейчас представить дело так, как будто бы Россия готова чуть ли не отказаться от Асада – такие вбросы пошли в последние дни в СМИ.

«Россия на самом деле на время забыла об Асаде и его близком окружении. Россия сейчас рассматривает другие варианты», – приводит слова американского чиновника, занимающегося формированием внешней политики США на Ближнем Востоке, NBC News. А турецкая Daily Sabah приводит слова президента Эрдогана о том, что Владимир Путин, возможно, готов отказаться от поддержки сирийского президента: «Путин больше не считает, что Россия будет до конца поддерживать Асада. Я думаю, что он может отказаться от Асада».

Цель подобных вбросов понятна – прощупать позицию России. Но Москва никогда не была зациклена конкретно на Асаде – Россия всегда говорила, что нужно дать возможность сирийцам самим договориться о своем будущем, а для этого прекратить иностранное вмешательство и остановить войну. Москва не будет сдавать Асада – это в принципе невозможно, в том числе и потому, что Сирия последовательно была нашим союзником на протяжении всех 45 лет правления династии Асадов, и предавать своих друзей Россия не собирается.

Но Москва и не навязывает силой Асада Сирии – там идет гражданская война, в ходе которой повстанцев поддерживают соседние с Сирией страны, а также США. Главное – прекратить войну, а потом уже усадить сирийцев за стол переговоров, в ходе которых они договорятся о будущем устройстве своей власти. Формат будущей коалиционной власти, баланс сил между алавитами и суннитами – предмет сложных и долгих переговоров, но их бесполезно вести до тех пор, пока в Сирии разрастается халифат. О какой будущей сирийской власти можно говорить, если в случае дальнейших успехов халифата не будет самой Сирии?

Россия четко расставляет приоритеты – сначала нужно победить халифат (если объединить усилия всех заинтересованных в этом сил, т. е. Дамаска, Багдада и всех их соседей плюс России и США, то это возможно), а потом обеспечить сирийцам условия для национального примирения. Другого рецепта прекращения войны в Сирии, а значит, и сохранения нынешней карты Ближнего Востока, просто нет. Если Штаты действительно хотят остановить халифат, то им все равно придется оставить Асада в покое.

http://www.vz.ru/politics/2015/8/7/759955.print.html