Это не протест. Люди здесь создают нечто другое, продвигая «настоящую демократию», взаимную заботу и обретённое чувство единения.
«Чтобы праздновать и мечтать все вместе».
«Чтобы смотреть друг на друга и улыбаться».
«Нет партий, нет барьеров, нет ярлыков».
«Занимайте площади и обретайте надежду».
- цитаты из интервью Nuit Debout TV.

Каждый вечер тысячи человек собираются на Площади Республики, а в выходные они остаются там днём и ночью. Собрания проводятся каждый вечер в 18:00. В них участвует широкий спектр возрастов и социальных классов. Площадь начинает заполняться примерно с 17:00. Люди собираются в кружки, стоят и сидят, спорят под плакатами, определяя темы дискуссий по проблемам экономики, образования, сотрудничества, феминизма, жилья и экологии.

Около 17:30 ученики средних школ проводят демонстрации, скандируя лозунги под транспарантами с названием своих школ. К началу собрания уже готовы медицинские, юридические, новостные, библиотечные и продовольственные сектора. А также, как я не раз писала, при каждом протесте существует медитационный сектор в нескольких метрах от барабанщиков. Всё это удивительно знакомо для тех, кто уже видел большие собрания и палаточные лагеря на площадях от Нью-Йорка до Калифорнии, от Афин до Салоник, от Мадрида до Барселоны, от Буэнос-Айреса до Кордовы – и далее и далее…

Переполнение демократией.

Париж живёт демократией. Настоящей демократией. Улицы и площади переполнены. Люди говорят и слушают друг друга на постоянных собраниях. Растёт количество, география и разнообразие. Движение, которое началось с учеников средних школ, восставших из-за полицейского убийства школьника, продолжилось массовым протестом против уничтожения трудовых прав, превратилось в ежедневные собрания на площадях, в попытки установить там палаточные лагеря, сопровождаемые репрессиями – и всё это продолжается изо дня в день, из ночи в ночь.

Это не протест. Люди здесь создают нечто другое. Они не выдвигают требования – они разговаривают друг с другом, строя «настоящую демократию», имея в виду дискуссии лицом к лицу о реальной жизни и самых важных темах. А когда они всё-таки выдвигают требования, они составляются на основе этих дискуссий – после горизонтального и совместного решения. Сейчас в одной только Франции проводятся десятки протестных собраний на площадях. Ещё несколько десятков аналогичных протестных движений проходят в других европейских странах и в Канаде.

Темы дискуссий меняются, хотя наиболее серьёзные разговоры происходят в различных комиссиях и районах, в которых чаще проводятся собрания. Эти дискуссии затем выносятся в виде отчётов на Генеральную Ассамблею. Только через две недели собраний было решено, что консенсус не работал из-за множества факторов, поэтому было организовано голосование с консенсусом. Движение учится на практике и при поддержке активистов таких движений как Occupy Wall Street и 15-M, которые также собирались на площадях и обменивались опытом.

В Париже очень многие вещи согласуются с другими движениями за настоящую демократию: от важности личных дискуссий, отказа от политических партий, борьбы за горизонтальные отношения и разрушения иерархии, до максимальной заботы друг о друге. И конечно, мы видим распространение ручных сигналов, чтобы выразить свои чувства всем собравшимся: помахивание пальцами в знак согласия и скрещивание рук в знак несогласия. Феминистская комиссия придумала новый сигнал, отражающий эволюцию этого движения: два кулака над головой в знак протеста против сексистского высказывания.

Глобальный резонанс.

Я разговаривала с участниками движений во многих местах по всему миру, и почти все мои собеседники – от Испании и США до Турции, Греции и Аргентины – считают, что они чувствуют себя другими после начала движения: появилось больше уверенности в себе и любви к другим людям. С ними происходит что-то особенное, когда они разговаривают друг с другом, выслушивают незнакомцев и заботятся о своих товарищах. При каждом протесте требуется питание, первая медицинская помощь и юридическая защита, тихое пространство для размышлений и медитаций, а также урегулирование конфликтов – и всё это показывает серьёзность совместных отношений.

И конечно, есть развлечения: музыка, песни и танцы, которые показывают радость обретённого единства. Я шутила когда-то о барабанном бое на каждой площади по всему миру, но в этих местах люди могут свободно ходить и чувствовать. Барабанный бой помогает выразить глубокие чувства единения и процветания. Парижане говорят, что они стали чаще улыбаться друг другу, в 2011 году американцы говорили, что они начали обниматься при встрече. В Аргентине люди проявляли заботу и любовь.

Ясно, что «движения площадей» или «движения настоящей демократии», которые начались в конце 2010 года, не прекратятся в ближайшее время: они расширяются, вспыхивая во всё новых местах по всей планете, меняясь по форме, но продолжая выдвигать аналогичные идеи. Движения не прямолинейны, есть приливы и отливы. Парижское движение может продолжаться, расширяться и расти, пока не станет достаточно народным для управления снизу. Или оно может уйти с площадей, переместившись в другие сферы жизни – возможно, чтобы вернуться снова с большей поддержкой различных районов, рабочих мест и школ. Или будет какая-то комбинация этого. Или нет. Будущее покажет.

Некоторые идеи для движения вперёд.

И что всё это означает для таких мест, где массовые протесты ещё не вспыхнули или не возобновились к настоящему времени? Недавно я участвовала в организации мероприятия «Некоторые возможные идеи для движения вперёд» - открытой дискуссии о современном положении с точки зрения обычных людей. Вместо того, чтобы обсуждать и отвечать на доклады о достижениях и провалах, мы разговаривали о том, чего мы хотим добиться.

В этом документе мы используем язык программы, но не в смысле политической партийной платформы, а в смысле вероятного плана коллективных действий. Идея состоит в разжигании дискуссий – лучше всего личных и на собраниях. Этот документ подписали многие люди из разных слоёв общества и с разными перспективами. Идея состоит в создании пространства для различных позиций. Цель – прямая демократия и формирование местных и генеральных ассамблей.

Этот документ охватывает такие проблемы как пол, здоровье, образование, раса, жильё и т.д. – эти темы не отличаются от дискуссий в Париже, Нью-Йорке или Мадриде. Почему бы не организовать дискуссию во время обеда? В вашем университете? На улице или на площади? Мы не должны начинать с ожидания, когда мы организуем Nuit Debout, 15-M или Occupy Wall Street. Мы просто должны начать говорить друг с другом о нашей политике и использовать технологии. Многие люди, конечно, уже делают это, но мы призываем продолжать эти разговоры и вместе думать о будущем, по поводу которого у нас есть более координированная концепция того, что мы желаем и что можем.

Вообразите, если до Occupy и Nuit Debout неформальные и формальные организации, а также местные и студенческие группы уже приходили к свободному соглашению по ряду вопросов, например, по праву на жильё и по важности захвата пустующих зданий, то это реально. Или используя пример Солидарности с медицинскими клиниками в Греции, люди могли бы решить, что мы должны создать бесплатную медицину. Затем, при наличии того же базового согласия, рабочие группы могли бы разработать конкретные предложения и действия, которые можно проводить немедленно. На такие вещи, по-моему, и должен был вдохновлять этот документ: люди собираются вместе, чтобы думать о самом важном для нас, и как осуществить это. Даже если это не получится немедленно, можно заложить основу для будущих перспектив (с помощью массовых собраний на улицах и площадях по всей стране) – это реальная возможность добиться наших целей.

Организация новой силы.

Я уверена, что протесты в общественных местах будут расширяться, и будет проводиться больше собраний. Пока мы не добились настоящей демократии, наша задача состоит в организации таких пространств, и мы будем это делать. Но, что если в следующий раз мы не подготовимся к этому? Больше разговоров на наши общие темы, темы которые наиболее важны для нас? Мы можем двигаться быстрее? Двигаться к захвату школ и рабочих мест?

Здесь я представляю Испанскую революцию 1930-х, как она смогла развиться быстро и точно, потому что на протяжении долгих лет люди объединялись и разговаривали вместе о том, чего они хотят и как этого добиться. Захват земли и совместное управление ею, даже захват банков практически не оспаривается, поскольку необходимость этого уже давно одобрена среди нас. На странице Facebook Nuit Debout написано: «На этой странице нас более 100000. Мы из 150 городов Франции и десятков городов со всего мира. Нас 100000, а скоро будет миллионы, которые создадут новую силу, изгоняющую старый мир».

http://antizoomby.livejournal.com/455398.html