Непрерывные ежедневные гражданские протесты в столице с осуждением захвата нашей политической системы корпоративными деньгами – часть одного из самых важных движений за социальную справедливость после восстания Occupy. Присоединяйтесь к нему. Уже арестовано шесть сотен протестующих. В эту пятницу я сам попал в сотню арестованных. Протестующие, объединившиеся под названием Демократическая весна, съехались в Вашингтон со всей страны. Молодые. Старые. Чёрные. Белые. Коричневые. Коренные американцы. Азиаты. Христиане. Иудеи. Мусульмане. Буддисты. Атеисты. Левые. Правые. Некоторые за 10 дней прошли 160 миль от Филадельфии до Вашингтона.

В пятницу дюжина протестующих, проскользнувшая в Капитолий вместе с туристами, приковала себя друг к другу и к строительным лесам в ротонде. Они стояли там, пока их не арестовали. Кроме них, полиция арестовала ещё несколько десятков человек в течение дня. «Мы, люди, требуем демократию, свободную от коррупционного влияния больших денег и подавления избирателей», - кричали они. – «Мы требуем демократию, при которой каждый голос будет учитываться, и каждый голос будет услышан. Демократическая весна!»

Корпоративные СМИ, в основном, проигнорировали сотни арестов на прошлой неделе, потому что их владельцы, как и владельцы других корпораций, тесно сотрудничают с Капитолийским холмом. Неоднократное молчание СМИ о массовых арестах в столице – один из бесчисленных примеров нашего корпоративного переворота. И пока олигархия остаётся у власти – её можно свергнуть только постоянными массовыми протестами – наша страна будет находиться в условиях авторитарного полицейского государства. Корпорации будут продолжать лишать нас наших прав, уничтожать экологию, грабить рабочих, издеваться над нашей демократией и пожирать то, что осталось от нашей страны. Система корпоративной власти неспособна реформироваться. Её необходимо уничтожить.

Мы должны сделать это вместе. Никто не сделает это за нас. И, как и многие уличные активисты, я выйду в этот понедельник на новые протесты в Вашингтоне, потому что коррупция нашей политической системы стала открытой. А также, в этом году крайне важно провести протесты в Кливленде и Филадельфии во время республиканско-демократических съездов. Организация движений и акций гражданского неповиновения – важнее выборов. Выборы без сильных и организованных движений не имеют смысла. Выборы без радикальной избирательной реформы, включая запрет корпоративных денег в политике, не имеют смысла.

Организаторы Демократической весны готовы к тому, что в Капитолии арестуют множество людей. Ожидается, что в понедельник на протесты придут сотни человек. Хотя основная цель протестов сосредоточена вокруг предложенных Конгрессу четырёх законопроектов, которые расширяют государственное финансирование федеральных кампаний, отменяют постановление Верховного суда Citizens United, запрещают джерримендеринг и восстанавливают Закон об избирательных правах, они также бросают вызов корпоративному господству над всеми аспектами общества. Ежедневные демонстрации сосредоточены на проблемах рабочих мест, расовой несправедливости, студенческих долгов и экологии.

Демократия не может быть стабильной, если она непрозрачна. Стоящих у власти необходимо заставить бояться народных движений, которые готовы разрушить государственную машину. Олигархов необходимо контролировать. По мнению философа Карла Поппера, вопрос состоит не в том, как поставить у власти хороших людей. Большинство людей хотят обладать властью, и на самый верх пробираются самые посредственные и продажные. Вопрос состоит в том, как построить движения, чтобы помешать власть предержащим наносить вред гражданам, стране и экологии. Захват власти – не наша цель. Наша цель – удерживать власть в рамках баланса, чтобы она боялась пересекать черту и грабить народ ради олигархов.

Вот почему Ральф Надер считает, что нашим последним либеральным президентом был Ричард Никсон. Никсон не был либералом и не имел совести. Однако, сильные народные движения, включая профсоюзные и антивоенные протесты, напугали его и других чиновников. В 1974 году Никсон подписал поправку к Закону о справедливых трудовых стандартах, которая повысила заработную плату на более чем 40%. Он создал Агентство по охране окружающей среды и Управление безопасности и гигиены труда. Он призвал разработать всеобщее медицинское страхование и принял прогрессивные законы, включая Закон о безопасности в шахтах, Закон о чистом воздухе и Закон о чистой воде – в подготовке которых участвовал Надер. Он протолкнул минимальный порог на налоги для богатых, и призвал разработать гарантированный минимальный доход для бедных по Программе семейной помощи. Во время его правления, впервые после Второй мировой войны, затраты на социальные программы превысили расходы на военную машину.

Это было сделано под давлением радикальных движений и независимых партий – Прогрессивной партии и Коммунистической партии, которые понимали, что с Франклином Рузвельтом, создавшим Новый курс и принявшим несколько социально-экономических реформ, может конкурировать только Никсон. Рузвельт предупредил своих приятелей-олигархов, что они должны расстаться с большей частью своих денег для создания государственных проектов: Социальное обеспечение и 12 миллионов рабочих мест для борьбы с Великой депрессией, или они столкнутся с перспективой революции, в результате которой они потеряют всё. Позже Рузвельт сказал, что одно из самых главных его достижений – спасение капитализма.

Оппозиционные кандидаты – Берни Сандерс и Дональд Трамп – прямо говорят гражданам всех политических пристрастий, что деньги теперь стали громче голосов. Их поклонники и почти все американцы поняли, что олигархи купили нашу политическую систему. Они поняли, что их отстранили от политического процесса. И это вызывает гнев и разочарование, которые подпитывают движения, готовые выступить против нынешних властей.

Коррумпированные институты власти давно используют бессмысленный политический театр для распространения сказок о демократии. При нашей демократии, управляемой корпорациями руками своих марионеток (включая Барака Обаму, выдвинутого чикагской политической группировкой), на руководящие посты могут пролезть только угодные олигархам люди. При нашей системе инвертированного тоталитаризма практически невозможно голосовать против интересов ExxonMobil, Bank of America, Raytheon и Goldman Sachs. По всем главным системным проблемам, от регулирования Уолл-Стрит до имперских войн и разрушения гражданских свобод, правительства Буша и Обамы полностью идентичны.

На улицах Вашингтона и в местах добычи сланцевого газа в Колорадо голоса граждан становятся всё громче. Они становятся громче в таких городах как Фергюсон и Балтимор, в которых полиция убивает затерроризированное бедное цветное население. Они становятся громче в Лос-Анджелесе, где протестуют рабочие и борцы за права чернокожих. И если мы присоединимся и поможем им, эти голоса станут оглушительными. Они приведут к движениям, которые сделают возможными социальные и политические перемены.

Мы все можем отказаться от сотрудничества с властью. Мы не должны быть соучастниками коллективного самоубийства. Мы можем принести демократию на улицы. Присоединившись к бойкотам, демонстрациям, забастовкам, голодовкам, народным движениям и участвуя в акциях гражданского неповиновения, мы воспламеняем наши души, мы создаём другую точку зрения, другой способ существования, и мы разоблачаем смертельную руку власти.

Элиты оказались в беде. Они потеряли доверие. Неолиберализм и глобализация разоблачены как инструменты корпоративной эксплуатации. Миллиарды, потраченные на пропаганду иллюзии демократии и успешности «свободного рынка», больше не действуют. Бесконечные войны, которые не сделали США, Европу и Ближний Восток более безопасными, разоблачены как рынки запачканного кровью оружия, приносящего прибыль только военным корпорациям за счёт триллионов долларов налогоплательщиков.

Военная и топливная промышленности, как и все корпоративные системы эксплуатации – по своей сути смертельные системы. Они уничтожают планету, которая нуждается в экологически чистой инфраструктуре и равноправной социальной системе ради спасения жизни человечества. Все, кто слышал о климатических изменениях, понимают, что эту битву нельзя откладывать. Мы должны победить все смертельные системы. Эта битва ради жизни. Мы можем проиграть. Эти системы сильны и безжалостны. Но если мы не будем сопротивляться, надежда умрёт.

http://antizoomby.livejournal.com/454511.html