Одним из значительных событий завершающейся недели, которое вызвало достаточно сильный отклик в блогосфере, был «тракторный марш» кубанских фермеров. Начался он в воскресенье, 21 августа, когда из станицы Казанская Краснодарского края выехало 17 тракторов. Основной причиной, вынудившей людей сделать это в разгар уборочных работ, стал засилье крупных сельскохозяйственных компаний, которые вынуждают мелких производителей отдавать законно арендованную землю, а так же тот факт, что суды в данном случае всегда оказываются на стороне агрохолдингов. (В «честь» последнего факта участники «пробега» даже везли специально взятую картину: «Сдирание кожи с продажного судьи».)

Собственно, тут можно сказать только одно: ничего нового. Ибо данные проблемы являются проблемами мелких сельхозпроизводителей, наверное, уже более ста лет. Хотя почему ста – тут отсылки можно вести еще пресловутому огораживанию в Англии XVI-XVII веков. Ну, все учили в школе: «овцы съели людей». В это время английские лендлорды неожиданно поняли, что выращивание овец в промышленных масштабах (в рамках формирующегося разделения труда) намного выгоднее, нежели получение феодальной ренты. С тех пор данная идея – о том, что промышленное сельское хозяйство гораздо выгоднее, нежели мелкотоварное крестьянское – является, по сути, определяющей.

Причем, чем дальше – тем значительнее должен быть его размер. К примеру, если в XVIII-XIX веках крестьянские хозяйства менялись на фермерские – т.е., на пусть небольшие, но капиталистические предприятия, то в XX веке «огораживанию» подверглись уже фермеры, вынужденные уйти под давлением крупных агрохолдингов. К примеру, период Великой Депрессии в США по праву можно назвать процессом «дефермеризации», число их приблизилось к миллиону! Подобные процессы, пускай и в меньшей степени, происходили и в других развитых странах.

Поэтому не стоит удивляться, что подобный процесс идет и в современной РФ. На самом деле, было бы странным, если бы ситуация была обратной – а именно, если бы мелкие хозяйчики побеждали бы агрохолдинги. Впрочем, именно подобное представление является базовым для антисоветчиков: именно так – от крупных агропредприятий к мелким фермерам – мыслилась ими оптимальная эволюция сельского хозяйства.

Если учесть тот факт, что под фермерами в данном случае подразумевался даже не небольшой сельхозпроизводитель, делающий то же самое, что и крупный, но в меньшем размере (включая найм рабочих), а практически «классический» парцеллярный крестьянин, то идиотизм и бредовость данных идей становится еще более ясной. Хорошо, что еще переход от «железного коня» к «крестьянской лошадке» не рассматривали… (Хотя почему, еще как рассматривали. И ненужность выпускаемых в СССР тракторов, и то, что химические удобрения уступают по полезности традиционному навозу, и то, что раньше, когда «руками работали», «пол Европы кормили» - в общем, пропаганда деградации шла в полной мере.)

Именно к этому варианту должны были привести все реформы, происходившие в 1990 годах. Итог из был закономерен – вместо ожидаемого продовольственного изобилия, которое новоявленные крестьяне должны были явить нашим господам, страна получила полный развал сельскохозяйственного производства, рост числа заброшенных земель и взрывное увеличение количества импорта. Впрочем, понятно, что ожидать чего-то другого от действий либеральных реформаторов не следовало.

Однако нам тут важнее тот факт, что «универсальный» закон капиталистического производства, согласно которому крупный производитель кроет мелких, как бык овцу, уже в 2000 годы привел к тому, что началось поглощение выживших фермеров крупными агрохолдингами. Особенно актуально оно стало там, где сельское хозяйство имеет более-менее «приличную» рентабельность – на юге страны.

Причем, в данных регионах подобный процесс оказался очень и очень «жесток» - понятно, почему: с одной стороны, тут и фермеры могли получать настолько хорошую прибыль, что им хватало сил и средств не только на выживание, но и на борьбу. А с другой стороны – для агрохолдингов тут речь идет о деньгах, сравнимых с деньгами, скажем, в сырьевом секторе. Короче, тут присутствуют те самые 200% прибыли, за которые капитал способен пойти на любое преступление…

Поэтому проблемы, преследующие краснодарских фермеров, абсолютно неудивительны, а напротив, настолько закономерны, что было бы странным, если бы их не было. И уж конечно, понятное, что благоприятного разрешения их (для фермеров) быть в данном положении не может: если не рухнет мировой рынок зерна, то агрохолдинги «сожрут» их с потрохами, даже если губернаторов будут регулярно отправлять валить лес, а со всеми судьями реально сделают то, что изображено на указанной выше картине. На этом разговор можно было бы и закончить. Но для нас в данном событии важен другой аспект…

А именно – как происходил указанный протест. А происходил он на редкость неблагоприятно для участников. На самом деле, выехав 21 числа из Краснодарского края, они на следующий день добрались до соседней Ростовской области, где остановились на ночлег. После чего указанный «пробег» благополучно закончился: фермеры оказались заблокированными полицией, после чего начались довольно вялые переговоры между ними и представителями властей. Которые закончились 24 августа, после того, как ОМОН окончательно разогнал участников.

Собственно, особых репрессий к ним применено не было – трое участников марша были арестованы на 10 суток, еще 9 из них был выписан штраф по 10 тыс. рублей. Вот и все. Однако основная задача указанного «марша» - привлечь внимание властей к творящемуся на Кубани беспределу – реализована не была. Несмотря на уже указанные переговоры, «статус кво» остался неизменным – никакие решения приняты не были. Не случилось даже того «кастрированного» диалога с властями, что случился у дальнобойщиков, в свое время протестовавших против системы «Платон».

На самом деле, конечный результат был, скорее всего, результатом усталости самих участников, натолкнувшихся довольно неожиданно для себя на достаточно серьезное противодействие властей. Скорее всего, они не думали, что за пределами своего региона у них будут какие-то проблемы – и главной своей задачей видели выезд за пределы Краснодарского края. Но случилось совершенно иное – вопреки представлениям о том, что указанные выше проблемы являются следствием «коррумпированности местной власти», а значит, за пределами ее компетенции никаких особых противодействий не будет – участников марша благополучно задержали в соседней области. Оказалось, что власти Ростова вполне сознательно выступают союзниками властей Краснодара. Уже одно это должно было вызвать у участников марша серьезное разочарование – они то были уверены, что приедут в Москву, и расскажут о местном беспределе – а тут такой облом…

Итак, оказалось, что достаточно простая идея «тракторного пробега» в стране не работает. Причина этого, впрочем, так же довольно очевидна. А именно – она состоит в том, что любой протест имеет смысл только тогда, когда он становится достаточно массовым. Да, окружить 17 тракторов полицией и не дать им проехать является более, чем тривиальной задачей. А если бы их было 170? Или – 1700? Тогда бы пришлось «выводить» данную операцию за рамки повседневной деятельности – что, разумеется, не является для власти особо приятным.

Поэтому в данном случае вероятность ее перехода к компромиссу была бы значительно выше. Не говоря уж о том, что «винтилово» 1700 «трактористов» даже для ОМОНа на является тривиальной задачей – и тут у выступающих возникает определенный «временной лаг»: до того, как будут сформированы нужные для борьбы с ними структуры, они получают определенный шанс на дальнейшие маневры. Собственно, именно поэтому уже упомянутые выше дальнобойщики оказались много удачливее – они, по крайней мере, получили хоть какие-то поблажки.

Таким образом, залогом успеха протестов служит массовость, массовость и еще раз массовость. Но как раз ее-то в современном постсоветском обществе и практически невозможно обеспечить. Нет, конечно, в крупном городе можно, как в случае с Болотной, «нагнать массовку» в виде значительного числа «тусовщиков», которые будут создавать определенное впечатление. Правда, не менее очевидно, что для вменяемой власти (а что говорить, нынешняя российская власть является вполне вменяемой) вполне будет ясно реальное соотношение количества участников выступлений ко всему городскому населению.

Т.е., тот факт, что на данную площадь вышел даже не 1% от его количества, а 0,1% или менее того. Должна ли власть от этого впадать в ужас и бежать принимать все условия «восставших»? Вопрос, я думаю, риторический. (Если только, как в случае с Евромайданом, у нас не будет полного согласия между властями и «восстанием» в целях. Но, понятное дело, этот вариант неинтересен для рассмотрения.)

Итак, для того, чтобы любое выступление чего-то давало своим участникам, они должны представлять более-менее значительную часть населения. Да, для сельских районов это число будет меньше, для городских больше – но, в любом случае, не 17 человек. Последнее – однозначно обрекает борьбу на поражение. И вот тут мы может сразу сказать – власти могут прекрасно «спать спокойно» и далее. Ибо в ближайшее время никаких серьезных выступлений ожидать не приходится. Причина этого указана в предыдущих текстах – а именно, в том, что в настоящем обществе просто не существует механизмов объединения людей даже ради защиты своих непосредственных интересов.

Собственно, даже указанное выступление фермеров представляет собой вершину данного процесса – ведь собрать 17 мелкобуржуазных элементов, имеющих друг к другу неотъемлимые противоречия – это уже очень хорошо. В реальности мелкая буржуазия, как не странно, довольно «легка на подъем», но вот наличие механизмов «межличностной коммуникации» у нее традиционно низкая. А значит – в качестве самостоятельного субъекта политики она абсолютно не подходит. Даже при наличии реальных противоречий с существующей ситуацией.

Именно поэтому единственной основой для данного «мелкобуржуазного протеста» может быть какой-то внешний по отношению к ней механизм. В реальности так и происходит – так, в выступлении дальнобойщиков нашли однозначные «уши» иностранных НКО.

Да и в указанном фермерском «тракторном марше» так же не все так однозначно – его организатором выступает некий господин Василий Мельниченко, не просто фермер – но и активный участник всевозможных «правозащитных организаций» и лауреат международной премии им Д. Сахарова (а так же ряда российских подобных премий). Однако это не означает, что все подобные акции являются исключительно «кознями Госдепа» - нет, это означает лишь то, что современные люди, даже испытывая серьезные лишения, оказываются неспособными к самостоятельному проявлению своей коллективной воли.

Собственно, именно поэтому они готовы к поддержке любой внешней силы, давшей бы им желаемый «организационный костяк» - не важно, «провластной» или «прогосдеповской». (На самом деле, огромная часть пресловутой «поддержки Путина» проистекает оттуда же: от стремления найти нужный «скелет» для хоть какого-то объединения. Реально человек может быть  против текущего курса – но стремление хоть как-то обрести близость с иными людьми, хоть иллюзию этой близости заставляет его стать частью «путинского большинства». )

В общем, можно сказать, что 99,99% проблем любого протестного движения в стране связаны именно с отсутствием механизмов установления достаточно емкой межличностной коммуникации. Именно поэтому вся реальная политика в РФ давно уже представляет собой известное поле борьбы «провластного бобра» и «госдеповским ослом», т.е., вещь, имеющую к реальным интересам россиян довольно малое отношение. И в этом плане не стоит, к примеру, удивляться состоянием российской оппозиции, являющей собой в большей части именно преданные интересам «госдепа» силы.

На самом деле, это естественно – до тех пор, пока в обществе не появятся реальные способы повысить информационную связность между отдельными индивидами, оно обречено быть объектом в руках более-менее организованных субъектов. И, кстати, власть и «иностранные агенты» на самом деле тут не худший вариант – на той же Украине мы можем увидеть «игроков» и похуже…

Завершая тему, мы можем сказать, что без решения «коммуникационной проблемы» в современном обществе никакого благоприятного выходя из нынешней ситуации нет и быть не может. На самом деле, это, конечно, нет значит, что данная ситуация будут продолжаться вечно –нет, конечно. Идущий демонтаж «безопасного общества», оно же «социальное государство» в той или иной форме неизбежно приведет к появлению понимания важности нахождения «общих интересов» - к возрождению коллективизма в той или иной форме.

Конечно, этот процесс не будет гладким – на самом деле, возможно все, как показала украинская история. Однако конечный результат процесса, в любом случае, будет одним и тем же – возникновение самосознания больших групп людей и обретение ими субъектности. Причем, какая из данных групп достигнет максимального развития при движении по этому пути – давно уже известно. А уж после этого нынешнее движение к деградации, связанное с полновластием элиты, сменится новым восхождением. Неизбежно. Как это было уже не раз в истории.

Ну, а пока этого не случилось – мы будем в очередной раз выступать свидетелями того или иного провала угнетенной части населения (а мелкая буржуазия при капитализме – угнетенная часть) выразить свои интересы. Или, не знаю что лучше – «перехватом» данных протестов той или иной элитарной группой, отечественной или зарубежной («НКО»). Данное положение так же естественно для современного мира – ничего с этим не сделаешь. Но указанного выше результата исторического процесса все это, конечно, не отменяет…

http://anlazz.livejournal.com/136574.html