Когда 64-летний ветеран американо-вьетнамской войны Джон Константино в октябре 2013 года совершил самосожжение на вашингтонской Национальной аллее, я не мог прекратить думать об нём и его акции. Кем он был? Что заставило его это сделать? Какой была его жизнь? Какие у него были политические и прочие убеждения? Я хотел написать тогда заметку, но не сделал этого.

А в субботу произошло ещё одно самоубийство.

Прекрасным солнечным днём, когда возрождаются весенние надежды, престарелый джентльмен с рюкзаком за спиной подошёл к фонтану около здания Капитолия в городе Вашингтон. В его руках был плакат. Видевшие его люди говорили, что на нём просто было написано: «налог на 1% (Tax The 1%)».

Капитан полиции, которого расспрашивали репортёры на месте происшествия, избежал прямого ответа на вопрос, пробурчав только: «что-то о социальной справедливости», словно его раздражали подробности этого дела. То есть мы, практически, ничего не знали. Даже имя его не было названо. Собака, сбитая машиной, вероятно, получила бы больше уважения и новостного времени, чем этот неизвестный мужчина.

Что за обществом мы стали? Человек решает совершить самоубийство - в качестве акции политического протеста, но полиция и СМИ отмахиваются от него, как от недостойного упоминания?

Когда в Тунисе мужчина поджёг себя в знак протеста против драконовских налогов и запугивания со стороны государственной полиции (не отличающейся от полиции Фергюсона и большинства американских городов, которая по-расистски относится к чёрным и бедным американцам), это привело к «арабской весне».

Как отреагировали бы американцы, если бы эти истории получили полноценное освещение в СМИ? Скольких людей мог бы всколыхнуть его призыв, намекающий на финансовое неравенство и дикую бесчеловечность нашей экономической системы, чья основная функция состоит в жестоком и недостойном обращении с людьми, намекающий, что богачи должны остановить системные игры и начать платить свою долю? Наши СМИ отвернулись от этих проблем.

Осталось непонятным, почему эти мужчины вынесли свои обиды на порог вашингтонского Капитолия и попытались обратиться к нашей совести.

Обе истории были похоронены в сговоре молчания СМИ. Оба происшествия сопровождались одинаковым пренебрежением и молчанием. Ни один журналист не стал разбираться в этих воплях отчаяния, которые являются отражением тяжелейшего положения среднего и рабочего классов Америки.

Джон Константино, который приехал в Вашингтон, чтобы совершить самоубийство, был ветераном американо-вьетнамской войны из Маунт-Лорела (Нью-Джерси). Его родственники отказались давать интервью СМИ, а их адвокат только сказал, что погибший был «психически больным», как будто этого достаточно для объяснения запланированной акции.

Как и о Константино, об убившем себя в субботу мужчине СМИ снова ничего внятного не сообщили. После упорных чтений одинаковых текстов на новостных сайтах, я, наконец, нашёл одного журналиста, который удосужился задать несколько вопросов тем, кто знал погибшего. И я немного узнал об этом «психически больном морском пехотинце США»: свидетель сказал, что он говорил что-то о «правах избирателей» или «избирательных правах», а другой сказал, что, перед тем как поджечь себя, он «отдал честь» Капитолию. Сосед, с которым поговорил местный репортёр, сказал, что Константино считал, что правительство «не смотрит на нас, они ни о чём не заботятся, кроме своих карманов». И это всё, что я могу вам рассказать. Никто не стал разбираться в нём дальше.

Эти двое подняли вопросы, от которых мы прячем головы в песок. Уолл-Стрит всё сильнее и сильнее пьянеет от жадности и власти. Эта власть чёрной тучей нависла над нашей жизнью, оказывая существенное влияние на все её аспекты, включая студенческие и потребительские долги, укрепление позиций на рынках недвижимости и финансов. А наша политика — неприкрытый аукцион, которым беспрепятственно управляют самые богатейшие олигархи. Теперь у нас есть спектакль «кампании за права человека», запачканный брокерами «властной элиты». Этот фарс — насмешка на теми, в ком ещё остались чувства морали, достоинства и справедливости. Это не демократия. Это плутократия. Мужчина с плакатом «налог на 1%» говорил то, что большинство людей полностью понимает: нынешняя система необузданного капитализма, концентрированного богатства в руках нескольких — совершенно несправедлива и разрушает жизнь большинства.

Заставить «1 процент» платить налог было бы самым умнейшим поступком, считал этот неизвестный джентльмен. Прогрессивное налогообложение (с высокими ставками для богачей), которое существовало в 1940-70-х годах привело к самой здоровой и процветающей экономике среднего класса в нашей истории. Вероятно, это и была «американская мечта». Не схемы быстрого обогащения, которые пропагандирует Уолл-Стрит, и не популярные заблуждения, что если много работать, то можно стать героем шоу «Кто хочет стать миллионером».

Это откровенное мошенничество, даже Вашингтон защищает действующую «экономику Понци». Настоящая «американская мечта» - когда «значительное большинство находится в состоянии соответствия «американской мечте»... рассчитывая на жизнь в атмосфере равенства, в мире, в котором практически нет барьеров между людьми», - писал Джеймс Траслоу Адамс в 1931 году:

«На протяжении всей нашей истории чистое золото этой точки зрения было загрязнено шлаком материализма. Не только уровень зарплаты и наш жизненный уровень манят богатством бедных иммигрантов, но и масштабы континентального богатства, ожидающие американской эксплуатации, которая способствует быстрому обогащению, сделали получение и обладание деньгами нашим идеалом полноценной и приятной жизни. Борьба каждого против всех за блестящие призы разрушила, в какой-то мере, наши идеалы и наше понимание социальной ответственности».

К этому привела и пропаганда СМИ. А также наша упрощённая, мифотворческая система образования. Избегайте трудных вопросов и всесторонних дискуссий, похороните старания диссидентов, и заглушите тех, кто говорит от имени беспомощных и маргинализированных. Они просто бездельники. Говорите только о наших сфабрикованных героях, рыцарях в сияющих доспехах, которые нападают и спасают нас, как в кино. Джордж Вашингтон подрезал вишню и никогда не лгал. Линкольн освободил рабов, подарил индейцам землю в резервациях, все негры получили те же права и свободы, что и другие американцы. Мы должны воевать по всему миру, чтобы защитить свободу, особенно от злого коммунизма.

Разрушение журналистики в этой стране — огромная проблема. Эпидемия потребительского и олигархического общества беззастенчиво работает по схеме «прибыль превыше людей». Как сказал прогрессивный ведущий Том Хартман: «Конституция — документ, основавший наше общество — упоминает только одну отрасль. Эта отрасль — пресса. Для «отцов основателей» не было института более важного для демократического общества, чем свободные и независимые СМИ. Тут же, в самом начале Билля о правах, они написали, что «Конгресс не должен издавать законов... ограничивающих свободу слова или свободу прессы»».

А сейчас 90% информации, которую мы читаем и слушаем, исходят из СМИ, управляемых всего шестью корпорациями. Так какой смысл притворяться, что мы - демократическая и свободная страна?

Да, существует мерзостная машина ненависти Руперта Мердока и ему подобных, которая с пеной у рта извергает пропаганду, сеет путаницу, расизм и фанатизм среди напуганных и покорных. Но это только половина проблемы.

На самом деле, умолчание — более коварная и отвратительная тактика.

Мы не видим в наших СМИ рассказа о нашей жизни, которая завязла в болоте жёсткой экономии, ставшей расплатой за помощь банкам, налоговые поблажки олигархам и военные расходы. Поэтому мы не понимаем смысла своей жизни, живя в хаосе разлагающегося государства.

Где тысячи и тысячи историй обычных людей, которые вышвырнуты из своих домов во время скандального ипотечного кризиса? Где истории рабочих, получающих минимальную зарплату и работающих весь день, в то время как зарплаты генеральных директоров продолжают расти? Где полноценное расследование лжи об оружии массового уничтожения, придуманной для оправдания нападения на Ирак? Где серьёзное обсуждение пыток в Гуантанамо, которые усилили международный терроризм и уничтожили авторитет нашей страны? Где рассказ о «трубопроводе от школы к тюрьме» и тюремно-промышленном комплексе, которые не только сделали нашу страну лидером по количеству лишённых свободы, но и привели к тому, что расистские правоохранительные органы стали намного больше сажать в тюрьмы цветных людей за незначительные правонарушения? Эти факты упоминаются редко и вскользь, и быстро забываются. Плохие новости сметены под ковёр.

Мы всё ещё ждём начала серьёзного разговора в СМИ по поводу массовых разрушений, которые следуют за «большими деньгами». Но его нет и не будет. Эта жизнь убивает обездоленных, маргинализированных и безмолвных. Их спины согнуты слишком давно.

Если говорить откровенно, эта жизнь разочаровала меня по двум причинам: сочувствие к человеку считается признаком неполноценности, а с другой стороны оно считается лозунгом оппортунистов. Вы - или работаете изо всех сил, или ничего не заслуживаете. Вы - или за геев, или против них. Вы - или сторонник репродуктивных прав женщин, или противник.

Если у вас нет дома, или вы живёте в состоянии постоянного страха - как достать еду, или пытаетесь изменить жизнь, чтобы получить деньги на оплату счетов, или отказываетесь от медицины, потому что не можете себе позволить медицинскую страховку — все эти общественные проблемы не имеют значения.

Мы живём в опасном месте, несмотря на множество приложений для телефонов и полные полки магазинов. «Красные» против «синих» - это не жизнь. Демократы против республиканцев — это обман — культурные войны разделили и поработили нас. Мы должны встать на сторону 99% или вскоре столкнёмся с большим количеством более отчаянных акций.

Истории Джона Константино и другого мужчины должны быть рассказаны. Кем были эти парни? Слова на плакате неизвестного мужчины совершенно понятны и близки каждому.

Неизвестный мужчина прав. Общество, в котором живут за счёт страдания подавляющего большинства — несостоятельно.

Многие ли понимают это?

http://antizoomby.livejournal.com/371083.html