Киевские войска потерпели на Юго-Востоке сокрушительное поражение. Это еще не победа ополчения в войне, но уже гарантия того, что война не будет проиграна Новороссией. Хунта еще способна сопротивляться. При минимально грамотном подходе она может стабилизировать фронт и затянуть войну до бесконечности, заставив ополчение истечь кровью и согласиться на компромиссный мир. Все это возможно в теории, но возможно ли в реальности?

О том, что войска хунты даже после уничтожения котлов будут все еще располагать двукратным превосходством в живой силе и технике, говорит само ополчение. Мобилизация позволит Киеву сформировать какие-то резервы. Конечно, миллионы и даже сотни тысяч (как мечтают нацисты) мобилизовать не удастся. Но тысяч десять-двадцать хунта может даже добровольцев набрать, а если их разбавить еще сорока тысячами призывников, то можно будет не только полностью компенсировать потери, но и несколько увеличить численность войск. Ситуация на севере, где хунта на неделю раньше, чем на юге, исчерпала ударный потенциал и вовремя перешла к обороне, показывает, что даже такую наспех подготовленную оборону ополчение преодолевает медленно, с потерями и не без труда (развал северного фронта хунты не произошел, по крайней мере, пока).

Следовательно, если вовремя оттянуть войска на заранее подготовленные оборонительные позиции, то даже наличных сил (без подкреплений) хунте должно хватить, чтобы удерживать прочную оборону. При этом в тылу она может готовить мощные резервы для нового наступления. Оно, конечно, не может стать удачным, поскольку и ополчение будет наращивать свои силы, но способно показать, что ситуация на фронте зашла в стратегический тупик и стимулировать компромиссное соглашение.

Итак, технические возможности для сведения партии вничью у хунты есть. А есть ли политические? Политические возможности воевать правильно у хунты отсутствуют, в этом я уверен.

Напомню, что компромисс на основе федерализации президент России предлагал Киеву еще в марте. Мы все хорошо знаем хунту, и Путин знает ее не хуже (и в марте знал, с кем имеет дело). Было понятно, что федерализация, нейтралитет, компромисс с Юго-Востоком — слова, которые могут быть произнесены Киевом, но за ними последуют диаметрально противоположные действия. Зададимся вопросом: неужели российский лидер напрашивался на обман, который позволили бы антироссийской нацистской хунте в Киеве укрепиться? Очень сомнительно. А если не напрашивался, значит, был уверен, что его мирные предложения приняты не будут. Хунта уже тогда не могла маневрировать, экономить силы, воевать и побеждать грамотно.

Хунта — жертва собственной пропаганды. Группа ее поддержки в украинском обществе абсолютно уверена в том, что:

1. На Украине нет фашистов — сплошь демократы, победившие кровавый режим Януковича, опиравшийся на бандитов и пятую колонну, нанятую Кремлем.

2. Поскольку бандитов и пятой колонны не может быть много, украинское общество консолидировано, и против народной власти выступают только жалкие группки отдельных отщепенцев, за деньги изменившие Родине.

3. В ДНР и ЛНР таких отщепенцев значительно больше, поскольку регион неблагополучный — там больше бандитов и ближе Россия, но в целом его население мечтает носить вышиванки, петь гимн, прыгать, доказывая, что не москали, и под чутким руководством галицийских идеологов интегрироваться в Европу под нацистско-коллаборационистскими знаменами.

4. Подавить бандитов и пятую колонну можно чисто полицейскими методами, а уж при помощи армии можно не только донбасских террористов в два часа загнать за Можай, но и российскую армию разгромить, и Крым освободить.

Люди действительно во всем этом уверены, как уверены в том, что в России народ доведен до отчаяния правлением Путина и жаждет по примеру более европеизированных украинцев выйти на майдан, свергнуть власть и проложить дорогу в счастливое европейское будущее. Заметьте, это — позиция умеренной части общества, людей, считающих себя толерантными и интеллигентными. А ведь есть еще и нацистский авангард, осознающий ведущую роль, сыгранную им в вооруженном перевороте, существенно пополнивший с февраля свои ряды молодыми маргиналами, которым тоже захотелось стать крутыми пацанами с автоматами, диктующими свою волю всем, — от участкового милиционера до Верховной Рады.

Активисты, создающие базу поддержки хунты (от «продвинутого» журналиста, до простого боевика) уверены, что только быстрое и эффективное наступление — решение всех украинских проблем. Их нельзя в этом разуверить, иначе прекратит действовать их главный галлюциноген, позволяющий в упор не видеть резкое ухудшение общеполитической и социально-экономической ситуации в стране и надеяться на скорое решение всех проблем при поддержке и под защитой ЕС и США. Признание хунтой неспособности победить ведет к разложению базы ее поддержки, в том числе к деморализации и развалу армии хунты, наиболее идеологизированных и мотивированных ее частей. Нет ничего страшнее разочарования в постулатах, в которые верил безоговорочно.

Таким образом, хунта не может начать своевременный отвод войск с фронта и занятие ими заранее подготовленных тыловых оборонительных рубежей под угрозой развала этого самого фронта. Необходимо учитывать и то, что продвижение вперед не только поднимает моральный дух ополчения, но и усиливает угрозу восстания в тылу хунты. Кроме того, освобождая новые регионы Новороссии, ополчение увеличивает собственный мобилизационный потенциал.

Отсюда вывод: вопреки логике хунта будет стараться удержать имеющиеся позиции и  даже попытается вновь перейти в наступление. Неподготовленные резервы будут бросаться в бой с колес, а от фронтовых частей киевская власть будет требовать удержания позиций любой ценой, обрекая их на новые «котлы». В этих условиях не будет ничего удивительного, если катастрофа киевских войск в Новороссии будет нарастать.

Официальный Киев уже придумал объяснение причин этой катастрофы — вторжение России. Правда, с марта хунта уже более десяти раз кричала «волки» и теперь надо бы объяснить, куда делись предыдущие девять «вторжений». Версия вторжения России может стабилизировать обстановку лишь на какое-то ограниченное время, поскольку практически сразу возникнет вопрос, почему Киев не объявляет войну «агрессору». В результате версия внешней агрессии окажется для хунты еще более проигрышной, чем признание реальных поражений от ополчения. Если с бездарным командованием Порошенко-Гелетея неонацистская общественность мирилась, поскольку считала, что при подавляющем численном и техническом перевесе ополчение победят даже бездари, то война с Россией (даже виртуальная) потребует адекватного командования. И главное, верховный главнокомандующий должен быть реальным фюрером («лидером нации»), которому верят нацисты.

Таким образом, хунта не может адекватно реагировать на события на фронте под угрозой внутриполитических потрясений, но новые поражения армии, вызванные неадекватными действиями командования, приводят к дополнительной дестабилизации в тылу. Требования отставки Гелетея и штабных генералов, а также импичмента Порошенко уже прозвучали в Киеве.

По сути, остается нерешенным только один вопрос: что произойдет раньше — армия Новороссии добьет войска хунты и вступит в Киев, или неонацисты свергнут Порошенко и установят уже неприкрытую нацистскую диктатуру с жестоким террором против всех политических оппонентов или даже просто заподозренных в недостаточной лояльности?

Пока более вероятен второй вариант. Во-первых, нацисты уже готовы к перевороту, во-вторых, переворот сейчас устроит и ЕС, который легко объяснит отказ от дальнейшей поддержки Киева тем, что «демократов» у власти сменили фашисты, и даже США, которым уже тоже пора думать, как выходить с Украины. В-третьих, армия Новороссии все же не резиновая и не может одновременно наступать по всем направлениям, охранять свои растягивающиеся коммуникации и оставлять гарнизоны в освобожденных городах. Оперативная пауза может понадобиться еще до освобождения Харькова и Одессы, а после освобождения столь крупных городов и протяженных территорий она будет точно нужна. Между тем для Порошенко каждый день — как последний. Каждый взятый ополчением город, каждая разгромленная бригада вооруженных сил Украины, каждый уничтоженный батальон территориальной обороны — гвоздь в крышку его гроба. Власть в Киеве демонстрирует свою слабость нацистам, исповедующим культ силы. Чем слабее власть, тем больше желание и объективная потребность нацистов заменить ее на сильную. Ну а кандидатов в фюреры у нацистов достаточно.

Впрочем, очередной переворот не спасет нацистов от окончательного поражения, даже не отсрочит его. Он просто лишит европейскую партию «компромисса» последних надежд и окончательно развяжет руки России и ополчению в вопросе добивания фашистского зверя в собственном логове. Если нацисты свергнут Порошенко, то США придется забыть об Украине и молчать, а Европе брать, что дают (например, Галицию), униженно благодарить и низко кланяться.

Впрочем, я всегда говорил, что именно украинские нацисты, если им когда-либо суждено прийти к власти, выполнят за Россию работу по ликвидации украинского государства и по консолидации Русского мира, которой российское руководство упорно отказывалось заниматься вплоть до 2013 года.

Три исторические параллели прошлого как варианты будущего Украины.

Их, конечно, больше. И варианты этих путей дают еще больший простор для возможностей варьировать направления действий. Но. Пусть я немного художественно, но всё же опишу те три, которые я вижу основными.

Самый неудачный и, на мой взгляд — сложнопредсказуемый путь, это развитие сценария по образу и подобию гражданской войны в Испании, фактически трёхлетнего внутреннего конфликта с многочисленным вмешательством третьих стран. В данном случае диктат Порошенко и олигархата вполне уместен в сравнении с испанской военно-националистической диктатурой Франко. Не идентичен, но вполне схож. Сторонники республиканцев — Юго-Восток.

В случае развития такого сценария нас ждут затяжные военные действия, которые будут перемежаться по всей Украине, гарантированно выйдя за территорию Юго-Востока в нынешнем понимании. При поддержке третьих стран в более активном режиме, вероятны обратные откаты вплоть до наших границ. Здесь всё очень просто — достаточно не сдержаться добровольным помощникам с одной стороны и выступить чуть более активно сегодняшней позиции — как сразу пойдёт эффект нарастающей волны, на фоне которого сегодняшние ужасающие разрушения и жертвы среди мирного населения окажутся просто благоденственным временем.

Безусловно, Украина — это не полигон для ядерного оружия, и, более того, не повод, чтобы выйти за границы этого государства ни одним из представителей третьих сторон. Это понятно практически всем игрокам (кроме самой Украины и некоторого числа не вполне адекватных граждан имеющихся в каждой из стран).

В этом развитии мы получим все более нарастающий уровень тревожности, который позволит провести довольно значимые политические и экономические реформы в странах, окружающих Украину. Создание новых военных блоков, изменение экономических взаимосвязей, разрушение внутренних политических блоков и множество других фактически безграничных возможностей, которые способны пройти без сопротивления именно при значимом высоком уровне тревожности. Вторичная выгода для окружающих стран — это сброс гиперактивного контингента и его распыление в ходе боевых действий, чтобы стабилизировать социальную среду у себя и обезопасить своё политическое будущее.

Выгода третьего уровня — это испытание и отработка новых возможностей в методах ведения современных боевых действий. Начиная от полевых испытаний новых образцов оружия до выработки новых оперативных подходов к решению тактических и стратегических задач. Выгода четвертого уровня — это параллельное повышение экспорта вооружения, которое однозначно будет расти в спросе. Пятый уровень выгоды — это перетаскивание себе хоть сколь значимого потенциала рабочей силы из числа беженцев, в том числе и с высоким потенциалом в нуждающихся сферах (медицина, сельское хозяйство).

Длиться такой конфликт бесконечно долго не может, но с учётом его подпитки из вне и стоящими задачами — его длительность может измеряться годами. В результате развития по такому сценарию в конечном итоге будет получена полностью разрушенная страна с практически уничтоженным демографическим потенциалом и экономическим коллапсом. То есть зона Припяти, только без радиации. Если не умудрятся осуществить грязные взрывы на АЭС, к тому же.

У нас есть второй вариант, к которому именно сейчас ближе всего похожа нынешняя ситуация. Этот вариант не является ни наиболее вероятным, ни наиболее оптимальным в длительном прогнозе, но имеет место быть именно сейчас. Фактически его можно обозначить как вариант “арабо-израильского конфликта”.

В данном случае мы имеем также фактически один генетически практически единый народ, разделённый культурными, религиозными и другими границами на две части. В этом случае наиболее логичным будет закрепление нового разделения территории Украины на две (как вариант) новых территории, которые будут отвечать расселению на них представителей двух враждующих лагерей с созданием посередине постоянной полосы напряжённости с вялотекущим и длящимся вооруженным противостоянием. В этом случае мы получим две также конкурирующие стороны, каждую из которых поддерживают (а зачастую и содержат) их внешние покровители. В этом случае выгода внешних сторон более банальная и очевидна. Каждая из них получает свой плацдарм на новой территории, создавая новый протекторат.

Скорее всего уже официально происходит закрепление войсковых контингентов на новых рубежах. Безусловно, будет борьба за признание каждого из новых субъектов, которая не будет иметь определяющего значения для протекторов этих территорий. Итогом этой ситуации будет опять же повышение напряжённости, но уже более реальное, основанное не просто на “тревожности”, а на реальном повышении угрозы из-за сближения основных противоборствующих сторон в непосредственном контакте. В этом случае первые вышеописанные четыре уровня выгоды будут также присутствовать, но в меньшем объеме.

Дополнительно следует отметить, что развитие данного сценария фактически гарантирует увеличение диверсионно-террористической угрозы для обеих сторон. Особенно с учётом огромного количества перемещаемых лиц, чьи убеждения невозможно будет идентифицировать никоим образом до их хоть какого-то внешнего проявления. Будет “охота на ведьм” и будут пограничные репрессии в отношении населения, разделённого новой границей, но имеющих родственников на другой стороне. Раскрытие данного сценария во времени возможно как к концу данного года, так и в начале следующего.

Третий вариант, который является наиболее трудоемким, но, одновременно и наиболее эффективным, опять же с моей точки зрения — это развитие ситуации по сценарию революций в России в 1917 году. Сначала это февральская буржуазная, а в нашем случае олигархическая революция, которая происходила на фоне экономической стагнации и неспособности верхов обеспечить существование крепкой вертикали власти. На фоне ее одна элита была заменена другой элитой без значимой внешней и внутренней модернизации. То есть фактически тот же броневик был просто перекрашен в другой цвет и получил нового владельца.

В нашем случае владельцев, которые к тому же не имеют возможности его заправить топливом. Сама эта революция не решила ни одной из значимых задач, которые составляли заявленную причину ее свершения. Все кризисные моменты получили своё дальнейшее развитие в усугубляющем направлении. Развал экономики, отсутствие централизации власти, множество децентрализованных регионов, которые по сути только декларируют свою причастность к центральной власти, но проводят свою собственную политику и очаг разгорающегося пожара очередной революции в наиболее “пролетарском” регионе, который в этот раз оказался там же где и раньше — областях наибольшей промышленной активности. Нарастающие противоречия внутри узурпировавшей власть финансовой верхушки способствуют ослаблению внутриполитических позиций и расширению зоны конфликта.

В случае развития такого сценария, наряду с уже происходившими выступлениями рабочих и саботажем приказов среди военных наиболее вероятно усиление данных тенденций и расширение регионов, подверженных дезорганизации. При усилении кризиса в экономической и социальной сфере, который будет нарастать с каждым месяцем существования прежнего режима под новой маской, все большее количество ещё вчера верноподданных граждан будет разочаровываться в результатах февральского переворота и будет искать пути решения проблем в новом восстании.

Внутренняя социальная напряжённость будет также сказываться на желании найти “козла отпущения” и, вполне вероятно, дойдёт до обыденных погромов и акций “раскулачивания”, направленных на слой граждан, который будет назначен социально чуждым элементом в данном регионе. Рост бандитизма, мародерства, всеобщей дестабилизации, усиленной информационной паникой приведёт к тому, что наиболее вероятным результатом будет приход к власти той силы, у которой будет банально больше “штыков”. А количество штыков будет зависеть не только от разовых выплат, которые могут решить вопрос в краткосрочной перспективе, но и трезвом понимании будущего, которое должно будет быть обеспеченным для них самих, их семей и будущих поколений.

В определённый период идея начнёт побеждать деньги и ситуация перейдёт под контроль “нового социализма”, который вполне может быть замаскированным капитализмом “с человеческим лицом”. Соответственно, конечным итогом будет восстание недовольных экономической составляющей при поддержке уже сформированных и идеологически подкованных частей, способных подхватить их начинание. Этот сценарий наиболее скоротечный при условии вступления в фазу глубокого экономического кризиса и при его завершении не будет минусов в виде раздробленной страны и двух противоборствующих сил.

Однако подавление проигравшей стороны будет длительным процессом и восстановление страны займёт значительное время. При слабой идеологической составляющей значительное количество обывателей будет неспособно к упорному труду на перспективу к будущему и возникнет вероятность реакции, которая попытается обратиться к прошлым этапам истории и правителям при их гарантиях сделать “как раньше”. В этом случае смотри вариант номер один и номер два.

И так по кругу…Три пути. Западный, который продавит силой, в том числе военным вмешательством. Паритетный, который обеспечит тлеющий очаг напряжённости. Восточный, который приведёт к становлению совершенно нового государства.

И на самом деле, происходящее кажется нам удивительным только потому, что большинство из нас уже забыло, что было раньше. История всегда будет ставить памятники на могилы тем, кто ее забудет.

http://centerkor-ua.org/mneniya/ukrainskij-front/item/2669-kogda-ukraina-s-ezhitsya-do-razmerov-galichiny.html