Поскольку мировая финансовая система основана на долларе США, внимание всего мира устремлено на процентные ставки Федеральной резервной системы. Базовая ставка ФРС, она же ставка по федеральным фондам, определяется на плановых заседаниях Федерального комитета ФРС США по операциям на открытом рынке. На протяжении года такие заседания проводятся 8 раз, но комитет вправе проводить и внеплановые заседания для изменения ставки.

В истории ФРС были очень разные уровни базовой ставки. Самый высокий уровень ставки был зафиксирован в 1980-1981 гг., когда у руля ФРС встал Пол Волкер; при нем Америка стала переходить на рельсы рейганомики. Тогда ставка поднималась до 20%. В 2000-е годы американская экономика сильно разогрелась, и ФРС пыталась ее охладить с помощью процентной ставки. После 17 последовательных повышений (в течение двух лет) в июне 2006 года ставка достигла максимальной планки 5,25%.

Однако даже такая (достаточно высокая по меркам США) ставка не сумела предотвратить американского ипотечного кризиса, ставшего спусковым крючком мирового финансового кризиса. ФРС начала резко снижать ставку, чтобы затормозить развитие кризиса, а затем смягчить его последствия. За два с половиной года, к декабрю 2008 г., ставка упала до уровня, находившегося в диапазоне от 0 до 0,25%.

В декабре прошлого года (впервые за 7 лет) ФРС подняла ставку на ¼ процентных пункта. Многим в Америке это показалось знаком того, что экономика преодолела последствия кризиса и выходит на траекторию роста. Председатель Совета управляющих ФРС США Джанет Йеллен и другие члены Совета, а также руководители двенадцати Федеральных резервных банков, комментируя это решение, заявляли, что ФРС будет и далее проводить линию на повышение ставки, доведя ее в течение двух лет примерно до уровня 3,0-3,5%.

15 июня 2016 года: ставка Федерального резерва не повышается

В конце апреля ФРС пообещала, что повышение ставки будет сделано на заседании комитета 14-15 июня. Однако этого не произошло. Экономическая статистика за май месяц оказалась не очень обнадеживающей. Следующее заседание ФРС запланировано на 26-27 июля. Эксперты говорят, что вероятность повышения в следующий раз остается низкой. Иначе говоря, ожидается замораживание ставки. Появились даже отдельные экзотические оценки, предсказывающие, что ФРС США сделает шаг назад, т.е. понизит ставку до первоначального значения 0-0,25 %.

Центробанки ряда стран внимательно следят за решениями ФРС по процентным ставкам и пытаются принимать собственные решения, способные нейтрализовать негативные последствия политики Федерального резерва. Например, Центробанк Японии запланировал свое заседание на следующий день после заседания Комитета ФРС по операциям на открытом рынке. Уже утром 16 июня Банк Японии заявил, что оставляет свою процентную ставку также без изменений (к слову сказать, она там является отрицательной, равняется минус 0,1%).

Обычно для нейтрализации повышения ставки ФРС денежные власти других стран синхронно повышают свои процентные ставки. Однако такая мера далеко не всегда срабатывает. Тот же Народный банк Китая заявил, что в случае повышения базовой ставки ФРС он будет, наоборот, понижать свою процентную ставку, рассчитывая понизить курс юаня по отношению к доллару, стимулировать свой экспорт и таким образом компенсировать возможные потери.

Отчаяние Кристин Лагард

Процентная ставка ФРС стала предметом острой политической борьбы. Против повышения выступают руководители государств, правительств, министерств финансов и центральных банков многих стран. Дело в том, что такое повышение делает Америку магнитом, вытягивающим капиталы со всего мира. В прошлом году Джанет Йеллен неоднократно заявляла о возможности повышения. И этих «вербальных интервенций» оказалось достаточно для того, чтобы капиталы стали уходить из Китая, Индии и других стран. Начался глобальный разворот мировых финансовых потоков.

В 2014-2015 гг. происходило понижение курсов национальных валют стран периферии мирового капитализма (ПМК), иногда оно приобретало форму резких обвалов. При этом Вашингтон лицемерно обвинял страны ПМК в развязывании валютных войн или организации валютного демпинга, а такие обвинения в свою очередь становились обоснованием введения Вашингтоном ограничений и санкций в отношении стран, ставших жертвами процентной политики Федерального резерва.

Против повышения ставки ФРС США выступала и продолжает выступать исполнительный директор МВФ Кристина Лагард. По ее мнению, повышение может спровоцировать вторую волну мирового финансового кризиса. В начале октября прошлого года в Лиме (Перу), где проходил очередной ежегодный саммит МВФ и Всемирного банка, Лагард в порыве отчаяния заявила, что ради того, чтобы ФРС США не меняла процентную ставку, она готова даже исполнить «танец живота».

Процентная ставка ФРС и предвыборная борьба в США

Ещё в начале предвыборной гонки в августе 2015 года Дональд Трамп выразил свое отношение к процентным ставкам. Он заявил, что как представитель бизнеса он, конечно же, любит низкие процентные ставки, так как они позволяют получить дешевое финансирование и обеспечивают рост активов. Однако как будущий президент он обеспокоен политикой Федеральной резервной системы США, поддерживающей в течение многих лет низкие и даже нулевые процентные ставки.

По словам Трампа, он не уверен,  что нулевые процентные ставки - хорошая вещь, потому что с их помощью создаётся пузырь. И хотя у него, Трампа, внушительный пакет акций, стоимость которых растёт благодаря политике «дешёвых» денег ФРС, он считает эту политику опасной. Дональд Трамп сравнил нынешнего руководителя ФРС США Джанет Йеллен с Полом Волкером, председателем ФРС времён президента Рейгана, и без колебаний отдал пальму первенства второму, поскольку Пол Волкер агрессивно поднимал процентные ставки для борьбы с инфляцией в начале 1980-х годов.

В то же время Трамп прекрасно понимает, что повышение процентной ставки увеличит расходы правительства на обслуживание суверенного долга США. Тема процентных платежей по госдолгу является довольно острым вопросом для американского бюджета. После финансового кризиса 2008 г. официальный госдолг США вырос почти в 2 раза. По данным Минфина США, по состоянию на 4 мая 2016 г. госдолг достигал 19,2 трлн. долл. по сравнению с 10,0 трлн. долл. в 2008 г.

В настоящее время в федеральном бюджете процентные платежи составляют относительно скромную сумму в 250 млрд. долл. (оценка на 2016 год). При более высоких процентных ставках они могут для начала удвоиться. По оценкам управления конгресса США по бюджету (Congressional Budget Office, CBO), процентные ставки по 10-летним трежерис превысят 4% в 2019 г. (по сравнению с текущими значениями в 1,76%). Это официальные прогнозные оценки.

По оценкам неофициальным, процентные ставки по казначейским бумагам могут и утроиться. Процентные расходы могут стать главной статьей федерального бюджета, даже более крупной, чем расходы на оборону. Львиная доля налогов со временем может идти лишь на обслуживание долга.

Дональд Трамп разрушил господство принципа политкорректности в Америке, начав называть многие вещи своими именами. В начале мая в интервью телеканалу CNBC он во всеуслышание заявил, что Америка катится к дефолту по суверенному долгу: «У нас огромный долг. Сегодня мы выплачиваем проценты по нему по очень низкой ставке. Что произойдет, если процентная ставка вырастет на 1, 2, 3, 4%? У нас просто не будет страны. Если посмотреть на цифры по нашему долгу, они шокируют. Что мы будем делать со всеми нашими долгами перед всеми нашими кредиторами, когда ставки начнут расти и внезапно нам придется выплачивать по ставке на 2% выше?

Рост даже на 1% уже будет ударом для нас. Ну а если рост составит 2, 3, 4, 5 %? Это реальная дилемма, и нам надо быть очень и очень осторожными, для того чтобы разрешить ее. И я понимаю это. Я – король долга. Я действительно люблю долги. Я люблю их. Я люблю играть с ними. Но когда речь идет о госдолге США, мы говорим о довольно хрупкой ситуации, действовать в которой надо очень, очень осторожно. Я не отказываюсь от долгов. Мы будем брать долги и дальше, но с условием: если экономика США резко замедлится или начнется резкий рост процентных ставок, мы сможем договориться с нашими кредиторами. Я не хочу проводить реструктуризацию гособлигаций США. Но я думаю, мы можем добиться определенного дисконта в долговых платежах».

При всём внешнем радикализме предложений Трампа по финансовым вопросам он может гибко менять свою позицию. Если в августе 2015 года он заявлял о необходимости повышения процентной ставки ФРС, то в мае 2016 года он высказывался уже в противоположном смысле.

Критики миллиардера считают подобную противоречивость отсутствием у Дональда Трампа внятного представления о том, как  вывести Америку из нынешнего финансово-экономического тупика. Справедливости ради надо сказать, что тем более нет такого представления у Хиллари Клинтон, которая в своих предвыборных выступлениях боится даже касаться этой опасной темы - процентной политики ФРС США.

http://www.fondsk.ru/news/2016/06/18/igry-vokrug-procentnoj-stavki-federalnogo-rezerva-40933.html