Верховенство закона - вместе с демократией и правами человека - были главнейшими принципами, которые западные и прозападные фонды вдалбливали в российское общество на протяжении двадцати с лишним лет. Но на поверку оказывается, что если принятый закон их не устраивает, то никакого «верховенства» и быть не может.

«Верховенство», с их точки зрения, принадлежит только тем законам, которые разрабатывались при участии американских консультантов на деньги Агентства США по международному развитию - USAID, как это было почти со всеми законами, принятыми в 1990-е годы.

Каких действий стоит ожидать от живущих на западные гранты НКО, то есть, со вчерашнего дня - иностранных агентов? Безо всяких кавычек, замечу.

О бойкоте закона уже заявили ассоциация «Голос» (Лилия Шибанова), Московская Хельсинкская группа (Людмила Алексеева), Центр «Сова» (Александр Верховский), движение «За права человека» (Лев Пономарев), ассоциация «Агора» (Павел Чиков) и другие. Наряду с бойкотом оппозиция планирует «замучить минюст судами», по словам главы «Агоры» П. Чикова. Получатели западных денег заявляют, что это их скоординированная позиция.

Такая позиция была согласована прозападными НКО не только между собой, но и с Вашингтоном. Это ожидаемая и легко предсказуемая реакция. Ибо, с точки зрения иностранных агентов подчинение законам значит признание власти. Но сегодняшнюю власть в России они не признают, значит, обязаны не подчиняться ее законам.

Бойкот закона – один из наиболее распространенных методов «ненасильственной борьбы» из учебников методолога «цветных» революций Джина Шарпа.

В инструкции «198 методов ненасильственных действий», в разделе «Методы отказа от политического сотрудничества» читаем «установку» номер 120: «Отказ от лояльности властям». В разделе «Отказ граждан от сотрудничества с правительством» под номером 123 фигурирует «Бойкот законодательных органов». Далее, под номером 141: «Гражданское неповиновение «несправедливым» законам». В подразделе «Политическое вмешательство» рекомендуется применить метод №193: «Чрезмерная загрузка административной системы».

В своем «гражданском неповиновении» иностранные агенты будут стремиться поднять возможно больше шума в западных средствах массовой информации. Каждый день мы станем читать заголовки на английском – а также их перевод на русском - в российских прозападных средствах массовой информации про «авторитарный» и «тоталитарный» «путинский режим», который отозвал все достижения демократии 1990-х годов, о «нарастающем запугивании свободных НКО», ну, естественно, и о «подавлении гражданского общества». Все, что напишут на Западе – давно известны и лексикон, и тональность – отзовется у нас эхом. Можно и в кавычках на этот раз – если иметь в виду самую «свободолюбивую» радиостанцию России.

Российским судам следует подготовиться к наплыву исков: иностранные агенты надеются парализовать их работу огромным количеством дел. Как пояснила исполнительный директор ассоциации «Голос» Л. Шибанова, тактика будет применена следующая: регистрироваться они не станут; когда придет требование о регистрации от Минюста, подадут в суд первой инстанции; если суд встанет на сторону Минюста, подадут в Арбитражный суд. И так далее - до Конституционного суда России и Европейского суда. Глава ассоциации «Агора» П. Чиков уточнил: «Мы заставим Минюст выходить в суд и объяснять свою позицию, чтобы было труднее на практике применять закон, чтобы он лишний раз этого не захотел делать». Вот так выглядит «верховенство» закона в понимании иностранных агентов.

Далее, в рамках бойкота, иностранные агенты пойдут на конфронтацию с российским правосудием и могут намеренно довести дело до того, чтобы их организации закрыли – с той лишь целью, чтобы поднять градус воя в западных средствах массовой информации. В качестве «свидетелей» и «потерпевших» от «авторитарного путинского режима» они бросятся жаловаться в западные посольства и государственные департаменты, разъедутся выступать по западным парламентам и международным организациям.

Аргументы иностранных агентов настолько элементарны и очевидны, что на них даже не стоит останавливаться. Есть, однако, более тонкие аргументы против закона со стороны людей, встроенных в российскую систему – скрытых противников этого закона.

Первый звучит так: «Хорошо, пусть получатели вашингтонских денег регистрируются – но в таком случае пусть регистрируются и те, кто получает деньги из Кремля».

Этот аргумент приводит, в частности, председатель президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов. Таким образом он пытается создать понятие «агенты Кремля» и, конечно же, приравнять его к «агентам Вашингтона».

Кремль, таким образом, обозначается как такой же враг российского народа, что и Вашингтон – уж если вы считаете Вашингтон врагом. Это способ вбить клин между российским народом и российской властью. В этой ситуации особенно возмутителен тот факт, что противопоставлением власти и народа занимается председатель Совета при президенте России, получающий зарплату из денег того самого народа, чьи права он должен защищать. Забыла сказать: в ноябре президент подписал указ об утверждении нового состава Совета. В него вошли и те самые Л. Шибанова, и П. Чиков. Уверена, есть множество людей, которых это радует. И за рубежом, и у нас в стране.

Второй: «Закон об иностранных агентах должен быть частью закона о лоббизме, если уж он взят в Америке». Этот аргумент давно продвигает сотрудник вашингтонского Института мировой безопасности Николай Злобин. В действительности, в США закон о регистрации иностранных агентов существует отдельно от законов о лоббировании. Он призван ограничить иностранное политическое и пропагандистское влияние. А вот законы о лоббировании регулируют права и обязанности профессии лоббиста, имеющей в США очень узкое и четкое определение: это бизнес, в ходе которого профессиональные ходатаи, часто юристы, стремятся провести определенные законы в конгрессе США в интересах своих клиентов. Совмещение закона об иностранных агентах с законом о лоббизме сведет на нет основную цель первого – ограничение иностранного влияния.

Третий аргумент: «Государство не должно финансировать гражданское общество, потому что кто платит, тот и заказывает музыку». Имеется в виду, конечно же, российское государство. То есть, Соединенные Штаты имеют право финансировать и свое, и российское гражданское общество, а вот Россия должна воздержаться. Это еще одна попытка развести нашу власть с нашим же народом.

И, наконец, некоторые чувствительные господа озабочены тем, что «закон повредит имиджу России», что скажет та самая «княгиня марья алексеевна» на Западе. Внешнее одобрение для них самое главное.

Все нормальные люди в мире понимают: если Вашингтон кого-то любит и хвалит, если говорит, что кто-то «достиг больших успехов в демократических реформах» – значит, этот лидер из породы Саакашвили и подрядился в американские сателлиты.

Критика государства или отсутствие таковой – лакмусовый тест на независимость.

Что делать дальше с законом об НКО?

Во-первых, обеспечить возможно более активное его применение. Все меры, прописанные в законе, должны быть применены. Попробовали бы иностранные агенты бойкотировать закон в Соединенных Штатах – не успели бы глазом моргнуть, как оказались бы в наручниках.

Во-вторых, если иностранные агенты настаивают на конфронтации с правоприменительной системой, если провоцируют к закрытию своих организаций – значит, и нужно их закрыть. Так гражданское общество очистится от иностранных агентов, оккупировавших в нем огромную территорию, и позволит вырасти автономным, истинно российским некоммерческим организациям, которые работают над совершенствованием российских реалий, а не над дестабилизацией российской государственности. Правозащитные организации в России должны защищать права обычных российских граждан, а не только владельцев и сотрудников компании ЮКОС.

В-третьих, российское государство должно отстроить систему связи и поддержки гражданского общества. Это включает создание постоянных каналов и площадок для взаимодействия, и существенное увеличение финансирования некоммерческих организаций, которые ведут политическую, социальную, образовательную, культурную работу. В интересах российского государства помогать таким НКО, потому что они исполняют одну из важнейших государственных задач – защиту и обеспечение прав своих граждан.

Сами же НКО могут решить для себя все возникающие в связи с законом вопросы одним действием: не брать денег от западных фондов и от российских организаций, получающих их.

Западные фонды известны наперечет, а российского грантодателя спросите, на какие деньги он сам финансируется.

До сих пор под гражданским обществом подразумевались, прежде всего, прозападные российские организации, расплодившиеся на тучных кормах из Вашингтона и других западных столиц. Пришло время создавать в нашей стране истинно российское патриотичное гражданское общество. Таких организаций уже достаточно, они научились быть эффективными, не обладая большими ресурсами. Теперь им нужно помочь увеличить масштабы и нарастить обороты деятельности – в интересах российского государства и общества.

Отказывающиеся регистрироваться уже готовятся стать героями, страдающим за «торжество демократии в России». За несколько дней до вступления закона в силу Л. Алексеева заявила: «Пусть меня посадят, я этого совсем не боюсь». А когда ее спросили, насколько эффективным может сегодня быть обращение к Западу, глава МХГ дала однозначный ответ: «Апелляции эти будут продолжаться, несмотря на закон о гостайне».

Ну, как всегда: заграница нам поможет.

http://www.stoletie.ru/tekuschiiy_moment/agenty_bez_kavychek_370.htm