Есть эмпирическое правило. Его достаточно системно описал Рачья Арзуманян в своей последней книге "Стратегия иррегулярной войны: теория и практика применения" (Москва, 2015). Очень кратко и общо это правило звучит так: если нет государства - наиболее эффективными являются иррегулярные боевые действия. Когда они приводят к результату - происходит постепенное переформатирование вооруженной борьбы в сторону классической регулярной.

Результатом можно считать создание территории, достаточной для возникновения управленческих структур и с минимальным набором ресурсов. По мере расширения территории и ресурсной базы партизанщина становится все менее эффективной, и логика подводит к полноценному государственному строительству, за которым следует создание привычных регулярных вооруженных сил, способных реализовывать внешнюю политику молодого государства.

Донбасс - исключение из этого правила. Не потому что там тупые люди. А потому, что имеется внешний фактор, который препятствует этому вполне естественному ходу событий. Этот фактор - понятно, Москва. Точнее, кураторы восстания на Донбассе. Сергей Данилов на одной из своих встреч в Донецке вполне четко описал механизм управления со стороны Москвы. Это бесструкутрный метод - через поставки так называемого "военторга".

Стрелков на себе познакомился с этим методом, когда его самостоятельность вела к тому, что в "Восток" и "Оплот" шли потоком танки и артиллерия, стрелковое оружие и боеприпасы, но до него доходила десятая часть из адресованного ему, а адресовалось ему от силы треть-четверть от минимально необходимого. В таких условиях вопли Кургиняна и его шакалов про то, что трусливый Стрелков сдал Славянск, выглядят ничуть не меньшим цинизмом, чем клятвенные заверения Сами Знаете Кого защитить детей и женщин Востока Украины.

Бесструктурное управление - это и ликвидация особо упертых типа Беднова. Зримым же такое управление делают бессистемные заявления марионеток Кремля, когда вчера они грозят пойти на Киев, сегодня - они уже готовы обсуждать с Украиной вопросы децентрализации и изменения в Конституцию Украины, завтра будут снова угрожать дойти до административных границ Донецкой и Луганской областей. Изгибы генеральной линии в Кремле немедленно перетекают на Донбасс, чьи руководители вынуждены опровергать сами себя чуть ли не каждый день.

Донбасс демонстрирует парадоксальную политику, когда с одной стороны сознательно не формируется государство, а экспертные группы, которых приглашали для того, чтобы они дали рекомендации по его созданию, попросту вышвыривают, предварительно посадив "на подвал". С другой - наращивается регулярная армия, которую даже при неразрушенной территории Донбасс не в состоянии содержать. Даже в военной обстановке. С предельно слабым тылом, который тоже целиком и полностью зависит от поставок из России.

Не нужно иметь семь пядей во лбу, чтобы понять - в такой ситуации руководство восставшими абсолютно несамостоятельно и в принципе не может проводить какую-либо суверенную политику в интересах Донбасса и является декорацией политики, которую проводит Москва на Украине. Суть этой политики в целом понятна - Москва зажата между двух огней. С одной стороны - это Крым, который она обязана защитить. С другой - "партнеры" по международному сообществу, которые выдвинули условия откатить назад в "докрымское прошлое", и наращивают давление и санкции, к которым, как вдруг выяснилось, Россия с ее компрадорской властью оказалась абсолютно неготовой.

Отсюда и паллиативное решение - возвращение восставшего Донбасса, который год назад возомнил о себе, что он и правда может освободиться от насильственной украинизации, обратно под длань Киева. Но возвращение в виде прокремлевского анклава, который будет угрозой любым планам Киева по возвращению Крыма. Отсюда и требования гарантий руководству ДНР и ЛНР, требование о статусе ополчения, ну и прицепом идут гарантии о децентрализации (о федерализации уже никто не вспоминает). Смысл понятен - марионеточные области будут угрожать новым вооруженным мятежом в случае попытки нападения Киева на Крым, а гарантией этого мятежа будет "народная милиция", в которую преобразуют ополчение.

В случае отказа Киева от этой волшебной формулы - война на истощение. Киеву плевать на своих солдат, тем более, что он в складывающихся условиях извлекает из военной обстановки свои плюсы. Однако Кремлю тем более плевать на ополчение - благо, он может через него стравливать своих опасных мечтателей. Ситуация патовая - нападение на Крым при непокоренном Донбассе для Киева абсолютно невозможно. Победа на Донбассе - тоже. Отказ от войны и победы на Донбассе снесет любую киевскую власть, тем более, что победу требуют киевские кураторы из Вашингтона.

Москва может достаточно долго тянуть эту волынку, благо она не требует поставок современного оружия, ограничиваясь старьем со складов. Военной победы Киева она тоже не опасается, гарантией от чего служит вторая линия обороны ДНР и ЛНР, состоящая из так называемых "отпускников", чье присутствие является тайной только для упоротых сторонников всевозможных Хитрых планов. Все остальные об этом прекрасно осведомлены, и пока всех устраивает якобы тайное и никому не известное их присутствие. В нужный момент у всех глаза откроются, и уж тогда Россия будет названа агрессором со всеми вытекающими. Когда этот момент настанет - зависит только от главного участника событий США. Это нервирует Кремль, и поэтому мир на его условиях является принципиально важным условием, которое поставлено политическим руководством России своим исполнителям. Отсюда и участие лично президента Путина, и согласие на фактическое признание России стороной конфликта (кто не верит, может взглянуть на подписи под Минском-1 и Минском-2). Главное - результат. Которого нет.

Здесь и кроется ошибка Стрелкова, который полагает Владислава Суркова неким "серым кардиналом" и тайным вредителем. То есть, конечно, Сурков обладает и властью, и полномочиями и собственными амбициями. Вот только действует он строго в предписанных рамках ключевой задачи, которую ему поставил якобы не ведающий о двурушничестве Суркова президент Путин.

Так вот - заказанного результата нет и не будет, а почему - это можно довольно долго описывать, но в целом важнейший фактор невозможности достичь этого результата возвращает туда, с чего мы и начали - к сломанной логике. Донбасс не сможет в своем текущем состоянии выиграть правильную регулярную войну. Он не сможет ее даже вытянуть, несмотря на всю помощь России, которая не позволит ему победить, но не может дать проиграть. В конечном итоге это закончится глобальной катастрофой и опустыниванием всей территории Донбасса, на чем война потеряет свой смысл. Интенсивность ведения боевых действий на Донбассе превосходит все конфликты, которые велись с момента крушения СССР - как на его территории, так и на любых других. Колоссальное количество жертв и разрушений этой войны вполне подтверждают такое предположение. Оно означает, что еще год-полтора - и воевать будет не за что, да и некому.

Тем не менее у Донбасса есть все шансы победить в этой войне, если он вернется к логике ее ведения.

Пока нет (по объективным причинам) нормального государства, ополчение может и должно перейти к иррегулярной войне, лишив ВСУ его единственного преимущества - количественного превосходства. В иррегулярной войне 50-70-100 тысяч военных Украины не смогут ничего противопоставить 10-20 тысячам бойцам мобильных групп, рассеявшихся по всей территории Левобережной Украины с постоянными рейдами на территорию Правобережной.

Такая война потребует принципиального переформатирования стратегии и тактики ведения боевых действий, однако у них уже есть важнейшее условие любой партизанской войны - базовая территория. Донбасс и есть эта территория, куда мобильные группы могут уходить после выполнения задачи, получать там пополнение, отдыхать, вывозить раненых. Такая война потребует иных подходов ко всем привычным мероприятиям - от поставки боеприпасов до эвакуации раненых. Потребует нового штатного расписания ополчения, создания не десятков, а сотен тактических рейдовых групп. Такая война потребует иной стратегии действий - оборона базовой территории и интенсификация боевых действий на возможно большей территории противника. Она потребует создания штаба партизанского движения и штаба обороны Донбасса, координирующих свои действия через аналог Ставки верхового командования.

Целью такой войны станет расширение базовой территории за счет захвата и по возможности максимально длительного удержания ключевых украинских городов Левобережья, однако оборонять их как Славянск, в такой войне не потребуется. В конечном итоге такая стратегия приведет к поражению Киева, который не сможет оборонять территорию страны на всю ее глубину и будет вынужден пойти на признание и переговоры с восставшими.

Киев не сможет воевать в такую войну - у него просто нет для нее инструментов. Хотя поначалу ополчение не сможет добиться реальных результатов, но сумев "раздергать" силовые структуры хунты на максимально большую территорию, оно сможет навязать ему свою волю, не давая сконцентрировать силы ни на одном из участков.

Вот тогда появится время и возможность на строительство государственных структур управления на базовой территории и постепенное строительство полноценной армии Новороссии, территория которой в такой войне очень быстро будет расширяться за счет притока новых ресурсов - материальных, военных и людских - с новых территорий, на которые будут распространяться действия мобильных рейдовых групп.

Вся эта благостная красивая картина потребует только одного - выхода руководства республик из подчинения Кремлю и его политики. Готово ли оно на это - большой вопрос. Вторая принципиальная задача, которую должно решить руководство восстания - сформулированная и понятная широким народным массам идея восстания. Идея, которую поддержат люди. Понятно, что не все - однако сегодняшнее отсутствие даже намека на нее создает существенные трудности на самом Донбассе. Люди чем дальше, тем меньше понимают, за что они должны умирать и терпеть лишения. А подозрения в предательстве высказываются уже не просто вслух - а вкрик.

Будут выполнены эти две политические задачи - тогда наступит время решения сугубо военных задач. Не будут - тогда Донбасс будет продолжать истекать кровью за интересы олигархов. Причем гражданство этих олигархов не имеет ни малейшего значения - сегодня Кремль поддерживает олигарха Порошенко против олигарха Коломойского, но если завтра потребуется - Коломойский станет нашим самым лучшим другом и партнером. В этой конструкции интересы людей Донбасса отсутствуют при любом развитии событий.

Предыдущий текст вызвал вопросы. Попробую ответить на наиболее непростой из них. И ответить на примере, который перед глазами.

Я часто ссылаюсь на опыт ИГИЛ, как группировки, которая эффективно решает вопросы государственного строительства в современных условиях. Можно, конечно, взять аналогичные события строительства любого нового государства - будь то Советская Россия или Саудовская Аравия. Чисто технологически они решали сходные задачи и находили в целом очень похожие решения. Просто ИГИЛ - перед глазами, чем и удобно ссылаться именно на него.

Понятно, что образ и реальная деятельность ИГИЛ не может вызывать одобрения - с нашей точки зрения эти страшные бородатые люди в черном - психопаты, садисты и зоологические убийцы. И будем, кстати, совершенно правы. Только эту мутную и темную волну ненависти искусно направляют люди, прекрасно знающие местную специфику, менталитет, психологию толпы, а главное - свои собственные цели и задачи. И это - не американские марионетки, коими их представляют. Это жесткие и упорные националисты, которые впитали идею партии БААС еще времен светского саддамовского Ирака.

Идея БААС вполне нам доступна: арабская нация разделена и ищет пути воссоединения. Путин называл русский народ самым многочисленным разделенным народом в мире. И был совершенно прав, если не вспоминать про арабов. Раздробленные на десятки государств, арабы вполне встроились в постколониальный мир, но идею убить нельзя, она живет. Светское наполнение объединения арабской нации, которое и стало идеологией БААС (ну, если совсем буквально, то пишется она с одной прописной, остальные строчные - Баас, но у нас принято со всех строчных), провалилось. ОАР в составе Сирии и Египта распалась, объединение Сирии и Ирака не состоялось, в Йемене вообще ничего не получилось.

Уничтожение Ирака американской агрессией (это те самые американцы, которые обвиняют в агрессии нас) окончательно поставило точку в светской идеологии объединения, но сама она никуда не делась. И баасисты пошли, как товарищ Ленин - другим путем. Не знаю, стояли ли они со скорбным лицом возле мамы, как Володя Ульянов на известной картине, но за дело взялись быстро и жестко.

Взяв под контроль малолюдную и маргинальную группировку местных туземных бородатых бандитов, они провели подзачистку ее от маргинальных лидеров, вытащили из-за печки почти неизвестного никому заштатного муллу без биографии, дали ему новое имя Абу Бакр аль-Багдади (хотя к Багдаду он имел куда как отдаленное отношение), заставили его выучить наизусть десяток страниц текста, которые он в разной последовательности произносит на публику. Однако эти десять страниц перевернули все - в них был заложена квинтэссенция идеологии Баас в новом прочтении. Теперь вместо непонятного светского наполнения предлагалось объединиться на основе ислама, шариата и иракского национализма. Халифат для иракцев-суннитов на их исторических территориях - Ирака, Сирии, Иордании и Ливана, проще говоря - исторической области Левант (или Шам). Отсюда и ИГИЛ.

Никакого всемирного халифата, никакого мирового джихада. Россия для русских в иракском изложении. Осатаневшее от бесконечной войны население с огромным трудом воспринимало идеи Аль-Кайеды с ее троцкистскими идеями вечной войны, но очень благосклонно восприняло призыв ИГИЛ покончить с войной в рамках своего собственного государства справедливости по заветам предков.

Правда, для того, чтобы население не только поверило, но и увидело, нужно было доказать решимость отстаивать именно эту версию. МММ тоже много чего обещало, так что на слово верить никому не нужно. Вот Донецк поверил бывшему пирамидостроителю - до сих пор не знает, как разувериться.

ИГИЛ первым делом провела работу по ликвидации разношерстной бандитской публики, бесчинствующей на территории Сирии. Столкновения между исламистскими группировками, между ИГИЛ и ССА, между ИГИЛ и бандитами вроде "Бригад аль-Фарука" завершились полным разгромом противников ИГИЛ. Часть их ошметков присягнуло аль-Багдади, часть была истреблена, и около четверти оставшихся продолжили свою маленькую войну за гешефт, но опасности уже не представляли, и на время их было решено оставить в покое.

Вторым этапом деятельности ИГИЛ стало создание базовой территории, откуда она стала проводить свои операции. Ею стала Ракка, которую ИГИЛ превратил в показательную столицу. Примерно, как Москву на Олимпиаду-80: бомжей на 101 километр, в магазины - деликатесы, на улицы - милиционеров и поливальные машины. В ИГИЛовском изложении это означало полную зачистку города и всей территории, им подконтрольной, от преступности. Через показательные массовые казни с отрезанием, расчленением, сжиганием, распятием и сбрасыванием с крыш. Попутно забили всех геев, наркоманов, проституток и прочий асоциальный контингент. Вы хотели шариат - их есть у нас.

Практически сходу была создана новая - истинная - налоговая система, налажена борьба с коррупцией и преступностью, были изучены все местные ресурсы, которые все пошли в дело - ИГИЛ практически на пустом месте создал работающий государственный бюджет и наладил бюджетный процесс. Экономика ИГИЛ носила откровенно криминальный характер - торговля рабами, контрабанда, налеты и грабежи на соседние территории, но главное - она перестала носить только присваивающий характер, она начала постепенно приобретать и производящие черты.

Местное население получило стимул к торговле и производству, чему немало способствовало существенное - на две трети - снижение прежних налогов. Упрощенный управленческий аппарат ИГИЛ и жесточайшая борьба с коррупцией сделала государство ИГИЛ весьма недорогим для живущих на его территории. Никаких вилл в Майами, покупок "Челси" и золотых автомобилей с лезгинкой возле Вечного огня - что, кстати, тоже способствовало росту авторитета ИГИЛ.

При этом в Ракке реальный руководитель ИГИЛ Самир Абид Хамад аль-Обейди аль-Дуляйми, он же Хаджи Бакр, провел учения, на которых отработал перехват управления захваченными городами.

Теперь ИГИЛ, входя в города, действовала по стандартной процедуре: вначале в город входят ДРГ, затем - основные силы и группы зачистки, после чего в местную мэрию или управу въезжают специалисты по гражданскому управлению, собирают местные службы - коммунальщиков, связистов, налоговиков, финансистов, полицейских - на производственное совещание и ставят им новые задачи. Тем самым Хаджи Бакр не строил заново всю систему управления захваченными территориями, а просто пользовался уже существующими, но через своих людей и под своим контролем. Старое коррумпированное руководство шло полным составом под нож, новое - ставило новые задачи и объясняло, как теперь все будут жить и работать.

Примерно так был захвачен миллионный Мосул, который взяли всего 800-900 боевиков ИГИЛ. Хаджи Бакр к тому времени был уже в игиловском раю, однако дело его жило, и Мосул не рухнул в катастрофу: водопровод, электричество, связь, транспорт - все заработало как и прежде, буквально через неделю. Правда, город резко опустел - около трети населения бежало еще до прихода ИГИЛ, еще треть от оставшегося рассосалась попозже, кого-то казнили, но в целом ситуация оказалась под полным контролем без каких-либо фатальных последствий.

Сказать, что все описанное есть гениальное изобретение Хаджи Бакра и его коллег, нельзя. По сути, такая технология перехвата управления была очень четко выстроена в годы гражданской войны и иностранной интервенции в Советской России, а затем все ведущие страны мира творчески переработали ее под свои конкретные условия и задачи. К примеру,сейчас в штатном расписании американских бригад уже заложены гражданские управленцы, которые в случае войны прибывают в распоряжение командования и после захвата населенного пункта противника обязаны немедленно приступить к выполнению управленческих задач во всех сферах жизнеобеспечения - включая даже образовательные и культурные (а также культовые) учреждения.

Население в такой ситуации должно вообще ничего не почувствовать: еще вечером была одна власть, а утром - уже другая. При этом все неудобные ощущения местных пейзан должны иметь минимальный характер. Сытый и спокойный кабанчик в хлеву всегда лучше голодного и озлобленного - логика американцев в этом случае носит вполне бытовой и понятный характер.

В общем, Хаджи Бакр ничего не изобретал - но у него было хорошее образование, включая, кстати, советское с его обязательным изучением "кирпича" "Истории КПСС". Что выгодно отличало его от сегодняшних эффективных менеджеров с месячными курсами ВШЭ и "Экономиконом".

Собственно, вот примерно так я бы ответил на вопросы по предыдущему тексту. Надеюсь, кое-что прояснилось.

http://el-murid.livejournal.com/2266701.html

http://el-murid.livejournal.com/2266995.html