Крылатая фраза Александра III про то, что у России есть только два союзника - армия и флот, - в последнее время стала очень популярной. Однако здоровье мореходного друга страны оказалось значительно подорвано: в 90-е годы некогда мощная судостроительная отрасль обветшала, и в период с 1995 по 2005 годы верфи страны удовлетворяли лишь 4% нужд страны.

Восемь лет назад власти предприняли попытку одним рывком изменить положение - была создана Объединенная судостроительная корпорация (ОСК), объединившая в себе 80% всех судостроительных проектов в России. Ситуация начала выправляться, но прорыва не произошло: большую часть из вброшенных в отрасль миллиардов съели неэффективность и коррупция. А может быть, даже и саботаж…

НЕЭФФЕКТИВНЫЕ МЕНЕДЖЕРЫ

Последние несколько лет госкорпорацию не раз и не два критиковали на самом высшем уровне. Тем, что происходит в отрасли, были недовольны буквально все: сроки исполнения святая святых — гособоронзаказа, - постоянно съезжали, а регулярные проверки и аудиты раз за разом выявляли факты вопиющей коррупции и неразберихи в судостроении.

«Я считаю, что это преступная линия. Сажать за это надо без разговоров!», - возмущался два года назад срывом гособоронзаказа вице-премьер Дмитрий Рогозин.

Примерно тогда же досталось корпорации и от президента Владимира Путина, который раскритиковал сроки сдачи кораблей для ВМФ.

«Вообще никуда не годится», - в сердцах бросил он.

При этом с финансированием у ОСК проблем не было - корпорацию буквально заваливали деньгами и заказами. Но десятки миллиардов рублей госзаказа как в черную дыру проваливались, а результата все не было.

Спустя 7 лет после реформы отрасли премьер-министр РФ Дмитрий Медведев отмечал, что продукция ОСК оставляет желать лучшего.

«Надо признаться откровенно, что мы сильно уступаем ведущим мировым производителям даже на нашем собственном рынке, не говоря уже о мировом», - констатировал он положение в конце прошлого года.

Итогом недовольства в Кремле и правительстве работой ОСК стала кадровая чехарда в компании. В середине 2012 года был снят первый директор госкомпании Роман Троценко, а на его место пришел гендиректор «Севмаша» Андрей Дьячков. Однако уже в мае 2013 года в этом кресле его сменил Владимир Шмаков. Прошел год и две недели, и у судостроительной отрасли появился очередной новый глава — бывший замминистра промышленности и торговли РФ Алексей Рахманов, ранее курировавший ОСК из министерства.

Нетрудно заметить, что в последнее время мало кому удавалось поруководить корпорацией более года, и роковой срок близится и для Рахманова. Удастся ли ему преодолеть тренд, сложившийся в компании? Для того, чтобы ответить на этот вопрос, имеет смысл внимательно присмотреться к тому, что изменилось с его приходом и как обстоят дела в компании сейчас.

СЛОВО И ДЕЛО

Пока новый руководитель ОСК не успел отметиться ничем, кроме довольно громких, но мало чем подкрепленных заявлений. Компания одной из первых попала под санкции Запада - и Рахманов тут же заявил, что не видит трудностей с импортозамещением.

«Здесь задача для нас относительно несложная. У нас особенно проблем нет», - поспешил подчеркнуть он, пообещав за год-два полностью перейти на отечественное обеспечение.

Другим поводом для бравурных выступлений стал отказ Франции поставлять России заказанные вертолетоносцы. Рахманов и тут поспешил заверить, что корпорация под его руководством готова сама изготовить корабли не хуже и даже лучше «Мистралей».

«Умеем работать, знаем, понимаем, как это делать», - важно отмечал он в сентябре прошлого года.

Глава ОСК также пообещал увеличить долю России на мировом рынке кораблестроения в несколько раз (правда, к далекому 2030 году), провести сокращение персонала и повысить эффективность внутри компании.

Из реальных же дел (а не громких обещаний) на счету нового главы корпорации есть пока только уголовные. За последние два года в отношении предприятий ОСК было возбуждено 62 уголовных дела с общим объемом претензий в 20 млрд рублей, сообщал Рахманов в марте этого года.

«Это, наверное, цифры, с которыми мы можем дальше работать», - с напускной беспечностью отмахнулся он тогда от томов уголовных дел.

По его словам, дела получились очень разные: «в некоторых случаях это абсолютно банальные злоупотребления, нецелевое использование средств отдельными предприятиями и должностными лицами», пояснял тогда глава корпорации. Он также сообщил, что в начале марта 2015 года в ОСК завершилась проверка Счетной палаты.

«Подписала акт и 16 страниц замечаний. В целом все, как мне показалось, более менее нормально», - заверил он журналистов.

ВСЕ ХОРОШО, ПРЕКРАСНАЯ МАРКИЗА

Действительно ли в компании все так хорошо, как описывает Рахманов, и беспокоиться не о чем? У нас есть основания полагать, что глава корпорации здесь немного хитрит - особенно в той части, что касается возбужденных уголовных дел.

По результатам проведенных в компании проверок аудиторы (а потом и следственные органы) выявили массу нарушений. Хищение государственных средств и имущества на сотни миллионов рублей, вывод их на аффилированные с руководством ОСК оффшоры, заметание следов, преднамеренное доведение дочерних предприятий до банкротства - вот далеко не полный список преступлений, которые легли в основу уголовных дел.

Следует сразу сказать, что многие дела относятся к периоду 2011-2013гг. (то есть до прихода нынешнего руководителя ОСК в 2014 году), но, по моему мнению, Рахманов не мог быть не в курсе финансовой ситуации на предприятии, прежде всего как куратор корпорации со стороны Минпромторга. Кроме того, во многих уголовных делах фигурируют в качестве обвиняемых люди, знакомые Рахманову и видимо пользовавшиеся его доверием (такие, например, как Илья Кокарев). В других же нынешние заместители Рахманова упоминаются уже как фигуранты дела. На этом фоне дальнейшая карьера нынешнего главы ОСК выглядит уже не такой безоблачной.

Только по двум уголовным делам, по которым проходит бывший однокашник Рахманова господин Кокарев, ущерб государству оценивается почти в 2 млрд рублей. Первое касается вывода активов из «дочки» ОСК - группы компаний «Росшельф» - на сумму 900 млн рублей. Речь, в частности, идет об акциях ОАО «КБ Вымпел», Центра морских технологий «Шельф», денежных средствах, движимом и недвижимом имуществе.

Другое уголовное дело возбуждено совсем недавно, 11 марта, по факту приобретения ОСК контрольного пакета «Росшельфа». По сообщению СМИ, в результате последующих манипуляций на счета оффшорных компаний Кокарева были выведены более 1 млрд рублей. Купив «Росшельф», ОСК выделило ему в работу единственный контракт - строительство морской ледостойкой стационарной платформы (ЛСП-1) на месторождении им. Владимира Филановского в Каспийском море. Однако контракт к тому моменту уже был признан заведомо убыточным, при этом «Росшельф» после действий Кокарева и без того уже был на грани банкротства.

«Преднамеренное доведение до банкротства предприятий холдинга «Росшельф» со стороны ОАО «ОСК», в связи с бездействием и непредоставлением источников финансового оздоровления, является признаком правонарушения, предусмотренного ст.196 УК РФ, имеет целью сокрыть ранее совершенные преступления», - отмечается в материалах к уголовному делу.

МАФИЯ ИЗ ЧИКАГО ИЛИ «НА ДОВЕРИИ»?

Действительно ли господин Кокарев совершил то, в чем его обвиняют правоохранители и обманул государство на крупную сумму?, Куда смотрело руководство госкомпании, пока у нее «из под носа» выводили имущество на миллиарды? Чтобы понять это, нам придется отмотать события на 12 лет назад, в 2003 год. Тогда будущий замминистра промышленности РФ Алексей Рахманов получает в США престижное образование – степень мастера делового администрирования (MBA). Обучение он проходил в известной на весь мир бизнес-школе Чикаго, а изучение списка его сокурсников по школе может многое прояснить в нынешней ситуации с российским судостроением.

Например, в том же 2003 году из бизнес-школы в Чикаго выпустились уже известный нам Илья Кокарев и его будущий партнер Дмитрий Пальцев. В 2011 году они продадут ОСК астраханскую группу «Каспийская энергия», которая строит буровые платформы для шельфа. Сделка при этом была оформлена так хитро, что еще три года бывшие владельцы сохраняли над «Каспийской энергией» операционный контроль через сложную систему управления цепочкой фирм. Когда же ОСК наконец выцарапала себе право распоряжаться купленным активом, по информации интернет издания «Вслух», выяснилось, что самый ценный инженерный актив компании (в виде ЦМТ «Шельф») бывшие собственники вывели обратно на свои фирмы, а в руках у госкомпании осталась фактически пустышка.

Из других успешных выпускников чикагской бизнес-школы того года можно выделить Игоря Савина. Ныне он — вице-президент ОСК по корпоративному управлению, и верный помощник главы корпорации Рахманова.

Итак, сплетение дружбы и финансовых интересов - одно из вероятных объяснений происходящего. Однако не будем забывать и о том, что западные университеты - традиционное место вербовки спецслужбами иностранцев, особенно тех, кто получает образование для карьеры руководителя или госслужащего. Такой агент может принести существенные дивиденды в будущем, и в случае с Россией можно не опасаться его раскрытия — серьезную проверку контрразведки кандидаты проходят лишь для работы в администрации президента да в силовых структурах. В гражданских министерствах на фоне дефицита специалистов и низких зарплат этот контроль при приеме ослаблен, хотя оттуда уже рукой подать до гостайны.

Предположение о том, что глава ОСК и его окружение льют воду на мельницу иностранных государств, спецслужбы которых активно вербуют агентов среди получающих дорогостоящее бизнес-образование перспективных россиян, дикое, даже на второй взгляд. Но, то, что творилось на ОСК: срыв гособоронзаказа, задержка ледоколов и фактическое уничтожение базы для строительства буровых для Арктики, намеренный развал отдельных предприятий, незаконные распоряжения о предоставлении доступа к гостайне лицам, не допущенным к ней, и многое другое как нельзя «на руку» любому иностранному государству, враждебно относящемуся к России.

Напрашивается вопрос как иначе расценить подобную деятельность, как не, используя советскую риторику, «вредительство и саботаж»? Впрочем, подчеркну — это лишь моя версия происходящей долгие годы безхозяйственности в ОСК, которая, видимо, покрывалась на очень высоком уровне.

ШПИОН? ВЫЙДИ ВОН!

Другие люди, которых привел за собой в ОСК Рахманов, на мой взгляд, также вызывают вопросы — как с точки зрения их компетентности, так и с точки зрения государственной безопасности.

К примеру, с новым начальником должность советника президента ОСК получил Кирилл Лятс, которого с Рахмановым связывают дружеские и партнерские отношения вот уже пять лет. Так, в 2011-2013 году Лятс с помощью тогдашнего замминистра Рахманова получил из бюджета Ульяновской области 300 млн рублей для своей компании «ЛокомоСкай». Он также принимал непосредственное участие в сделке по продаже Кокаревым «Каспийской энергии» в 2011 году в пользу госкомпании (той самой сделке, в которой государству продали пустышку вместо ценного актива).

В настоящее время господин Лятс продвигает проект по строительству на средства ОСК танкеров СПГ и соответствующего терминала в Санкт-Петербурге. Эксперты отрасли указывают на то, что проект выглядит как мошенническая схема для получения государственных денег.

Другая идея советника главы ОСК - покупка госкомпанией нижегородского предприятия ОАО «РУМО». Последнее занимается производством стационарных и судовых двигателей, компрессорного и иного оборудования. Лятс мотивирует это необходимостью модного ныне импортозамещения - однако не акцентирует внимание на факте, что «РУМО» с 2011 года находится в предбанкротном состоянии, и потребует чрезмерных финансовых вливаний.

На этом фоне портрет господина Лятса органично дополняет судимость по ст. 145.1 части 1 УК РФ, десятки дел в арбитражных судах по долгам имеющих к нему отношение компаний, а также открытая критика политики Владимира Путина в совокупности с не менее открытой поддержкой своего друга Алексея Навального.

Еще один странный персонаж из команды Рахманова — вице-президент по гражданскому судостроению Евгений Загородний. Будучи инженером по образованию, он успел поработать и в электроэнергетике, и в сфере инвестиций, и в сфере экспорта, и в «Стройтрансгазе», и даже на предприятии по производству солнечных батарей. Мало где он задерживался более 2-3 лет, и вот теперь этот основательный человек курирует все гражданское судостроение (в котором, видимо, разбирается лучше многих других — по версии Рахманова).

Примечательно, что господин Загородний имеет статус почетного консула Словении, который он успешно совмещает с доступом к самой настоящей российской гостайне. Насколько такое совмещение законно, мы оценить затрудняемся, и предлагаем сделать это правоохранительные органы.

ОСК С ГОЛОВЫ ГНИЕТ?

В условиях, когда Россию обложили санкциями бывшие западные партнеры, консолидация усилий государства необходима как никогда — особенно в таких стратегически важных сферах, как добыча природных ресурсов, оборонная промышленность, машино-, авиа- и судостроение. И тем более странно видеть, как буквально на глазах одну из этих отраслей (в виде госкомпании с триллионным оборотом) фактически уничтожают изнутри при полном попустительстве властей. Может пора обратить внимание на наши национальные российские кадры, и перестать уповать на компетентность выпускников иностранных вузов?

Пока некоторую надежду внушают уголовные дела, возбужденные в отношении некоторых бывших руководителей ОСК. Однако есть опасения, что в ближайшие дни могут быть задействованы значительные финансовые средства и связи, чтобы развалить уголовные дела ведь- некоторые фигуранты дел арестованы до 8 апреля. Так или иначе, кроме самих подозреваемых, у главы госкомпании Рахманова может быть заинтересованность в том, чтобы вина фигурантов не была доказана, их отпустили, дело не дошло до суда, а шумиха вокруг ОСК улеглась.

Однако оздоровление отрасли возможно лишь в случае, если прекратить, на мой взгляд «саботаж» гособоронзаказа со стороны ОСК, к которому имеют отношение находящиеся «в застенках» герои нашей публикации. Произойдет это или нет — решать, как всегда, Рогозину, Медведеву и Путину.

http://www.sovsekretno.ru/articles/id/4723/