Один из старших офицеров турецкой армии, попросивший не раскрывать в СМИ ни его имени, ни точного воинского звания, в беседе с корреспондентом «НВО» высказал мнение, что нынешняя военно-политическая ситуация на Ближнем Востоке вполне сравнима с той, которая существовала во времена антитурецкого восстания арабов в 1916–1918 годах. Но с обратным знаком. По мнению этого офицера, в начале прошлого века распадавшаяся Оттоманская (иначе Османская) империя, смирившись с потерей территорий православных государств на Балканах, ценой непомерных усилий пыталась сохранить за собой Арабский Восток. Однако, несмотря на принадлежность и турок, и арабов к мусульманскому вероисповеданию, вожди арабских кланов приняли сторону британцев и в меньшей степени французов, пообещавшим им главенство в новообразованных государствах.

Сегодня распадается Арабский Восток, который правильнее называть Ближним Востоком, ибо кроме арабов там в своих государствах проживают персы, евреи и те же турки. И только курды, почти 40-миллионный народ, не имеет своей государственности. Величайшая несправедливость!

Ближний Восток сегодня

Ближний Восток сегодня

Видный российско-американский публицист и философ Борис Михайлович Парамонов (к слову сказать, уроженец Ленинграда), выступая в одной из недавних передач радиостанции «Свобода», сказал: «Ошибкой Запада после Первой мировой войны была совершенно произвольная перекройка бывших арабских провинций Оттоманской империи; за эту ошибку он расплачивается до сих пор.

Арабский Восток сегодня – что тогдашние, 14-го года, Балканы. Это сейчас все говорят, это общее место». Завершает же сравнение Парамонов такой далеко не оптимистической фразой: «Страшноватая аллюзия».

«СОЮЗ САТАНЫ»

По прошествии века Запад наступает на те же самые грабли. Сотрудник Ивритского (Еврейского) университета в Иерусалиме Сет Францман свою статью с весьма претенциозным названием «Союз Запада с друзьями Сатаны», опубликованную в газете The Jerusalem Post, начинает так: «Поистине шокирующая картина: сияющая улыбка госсекретаря Джона Керри, стоящего рядом с министрами иностранных дел Кувейта, Саудовской Аравии (СА), Омана и Бахрейна. Похоже на кастинг для плохого голливудского фильма о деспотах Ближнего Востока... Но это реальность. Это формируемый Америкой союз против «Исламского государства» (ИГ). Таким образом, очевидно, что Вашингтон и следующие в его фарватере западноевропейские столицы ориентируются на лидеров деспотов и тиранов средневекового типа.

«У себя дома американцы поминают Авраама Линкольна, выступают за демократию, «Билль о правах», – продолжает свою мысль Францман, – а потом гордо попирают все свои ценности в ту же секунду, как находят таких вот союзников. Когда-то сотрудничество с деспотами беспокоило политиков, они активно выступали против тесного сотрудничества с «палачом армян» турецким султаном или русским царем. Но сегодня Запад приучил себя к таким союзам».

В наши дни Анкара платит очень высокую цену за свое стремление свергнуть режим Башара Асада. Ведь в новых политических реалиях почти 900-километровая граница с Сирией стала постоянной угрозой безопасности Турции.

Новый Ближний Восток

Карта предположительного раздела Ближнего востока

Опасность, которую сегодня представляет для цивилизации террористическое суннитское образование ИГ, вполне сравнима с гитлеровским нацизмом, начавшим свой путь в Германии и за короткое время захватившим большинство европейских стран. Немецкая армия проникла даже в Африку. Захватнические аппетиты ИГ, претендующего на создание «Всемирного халифата», не менее зловещи, чем претензии на мировое господство гитлеровцев.

Примерно те же цели преследует и «Аль-Каида», международная ультрарадикальная исламистская группировка. Во главе как «Аль-Каиды», так и ИГ стоят рассорившиеся друг с другом суннитские ваххабиты. Между этими, несомненно, преступными организациями много общего, но есть и различия. «Аль-Каида» – сетевая организация с местными представительствами по всему миру, она нацелена на проведение смертниками терактов в любой точке планеты. Эти теракты планируются из мобильного штаба. Что же касается ИГ, то эта организация обладает немалой завоеванной территорией, централизованной армией и даже сформированными теократическими государственными структурами. И тем не менее обе организации – откровенно ваххабистские.

Ваххабизм (араб. «аль-ваххабийя») назван по имени основателя этого течения Мухаммеда Абдель Ваххаба (1703–1783), который провозгласил очищение ислама от всех наслоений и возвращение к «саляфам», «предкам-предшественникам», первым трем поколениям мусульман, напрямую связанным с пророком Мухаммедом. По-мнению Ваххаба, основные нововведения в суннитский ислам вводили турки, владевшие в те времена Ближним Востоком. Поэтому основатель ваххабизма организовал арабское повстанческое движение, которое, однако, к началу ХIХ века было разгромлено египетским экспедиционным корпусом, входившим в военные силы Оттоманской империи. Следует подчеркнуть, что действия племен, принявших учение Абд-Аль-Ваххаба, отличались звериной жестокостью.

Племя Ибн-Сауда, из которого вышли будущие короли СА, приняло в 1741 году под свое покровительство основателя новоявленного учения. Ваххаб считал заслуживающими смерти не только христиан, иудеев, мусульман-шиитов, но и суннитов, отказавшихся становиться ваххабитами. В 1801 году союз племен, возглавляемых Ибн-Саудом, напал на священный город шиитов Кербела в Ираке и вырезал тысячи шиитов, включая женщин и детей. Ваххабиты разграбили гробницу пророка Хусейна, внука пророка Мухаммеда. В 1803 году Ибн-Сауд без боя взял Мекку, жители которой сдались, помятуя судьбу Кербелы. И тем не менее Ибн Сауд снес в святом для мусульман городе все исторические памятники и сравнял с землей кладбища.

Ближний Восток - религии

Карта в полном размере: Ближний Восток - религии

Осенью 1803 года один из шиитов-смертников, прикинувшись суннитом, сумел пробраться в мечеть, в которой молился Абдель Ибн-Сауд, и заколол его кинжалом. Сын короля, Сауд бен Абдель Сауд, унаследовав трон, пытался продолжить завоевательскую политику отца, но турецкие власти, придя в себя и соединившись с египтянами, атаковали саудитов и в 1812 году выбили их из Мекки, Медины и Джедды. В 1814 году оказавшийся в бегах саудовский король умер от лихорадки. Но его малолетний сын Абдалла бен Сауд попал в руки турок. Они увезли его в Стамбул и подвергли чудовищным пыткам. Три дня его в цепях таскали по стамбульским улицам, потом повесили, обезглавили и отрубленной головой выстрелили из пушки. Сердце казненного вырезали и пригвоздили к телу.

Теперь понятно, какие «учителя» были у возрожденных через 150 лет нынешних иговцев.

Но в наши времена ситуация в СА оказалась иной по сравнению с существовавшей полтора столетия назад, ибо правящая саудовская элита раскололась. Немало тамошних принцев готовы аплодировать боевикам «Аль-Каиды», иговцам, уничтожающим шиитов, христиан, езидов. И тем не менее большая часть саудовской знати демонстрирует откровенную встревоженность. Ведь радикальное исламистское пуританство, которого требуют ваххабиты, напрочь исключает институализацию исламских структур и включение их в мировую цивилизационную систему. Сегодня вряд ли имеет смысл делать различия между ваххабитами и джихадистами. В переводе с арабского «джихад» означает «усилие», «усердие» на пути познания ислама. Но джихадисты, примкнувшие к радикальным организациям, выбрали не путь духовной борьбы, а «газават» – вооруженное противостояние с иноверцами. Иначе говоря, войну.

ДВОЙСТВЕННОСТЬ САУДИТОВ И ТУРЕЦКИХ ПРАВИТЕЛЕЙ

Cаудовцы, по существу породившие ваххабизм, не готовы принять его в совершенно изоляционистском виде. Именно двойственность саудовской элиты не дает возможности Эр-Рияду определиться в отношении «ваххабизма» как такового, а следовательно, и в отношении к противостоящим друг другу мусульманским странам. В свою очередь, и алькаидовцы, и иговцы считают власть саудитов, напрямую связанных с неисламским миром и зависимых от него, – еретической.

Ближний Восток - этническая карта

Карта в полном размере: Ближний Восток - национальности

Примерно в таком же двойственном положении оказалась и Анкара, выступающая против Дамаска, в котором у власти находится алавитский режим Башара Асада, и одновременно против ваххабитских ИГ и «Аль-Каиды». Однако Турция, с приходом во властные структуры близких исламистам занявшего президентский пост Реджепа Эрдогана, в недавнем прошлом премьер-министра, и премьер-министра, в недавнем прошлом министра иностранных дел Ахмеда Давотоглу, пошла по пути, который вполне можно именовать воссозданием Оттоманской империи. Так, Давотоглу в своей книге «Стратегическая глубина: Турция на международной арене», вышедшей в Стамбуле в 2001 году, выдвигает идею об уникальности геостратегического положения Турции – местоположение на стыке нескольких регионов – и незыблемости традиций, унаследованных от Османской империи. Автор книги считает Турецкую Республику «мусульманской сверхдержавой» на том основании, что когда-то ее имперская предшественница объединяла едва ли не весь исламский мир. И тем не менее сегодняшняя доктрина Турции, по Давотоглу, имеет «ноль проблем с соседями».

Однако особо умиляться вроде как провозглашаемой невоинственности нынешних турецких властителей было бы не верно. Ибо речь идет о том, что наращивающей свое экономическое благосостояние и военное могущество Турции не стоит вмешиваться в кровавые конфликты, в которых друг другу противостоят исламисты различного толка. Так, в сирийском конфликте Анкара однозначно выступает против нынешнего алавитского режима в Дамаске. Но она же опасается и врагов Башара Асада – «Аль-Каиду», «Фронта ан-Нусра» и особенно ИГ, боевики которого ведут наступательные операции на границах Турции.

Видный турецкий обозреватель Гюрай Оз в одной из своих статей в популярной газете Hurriyet задает риторический вопрос: «Где место Турции в нынешней критической ближневосточной ситуации?» и сама же отвечает: «Оказавшиеся во власти надменной правящей элиты турки еще даже не начали понимать, что время холодной войны давно завершилось и ориентироваться только на Соединенные Штаты, западные страны, одновременно приняв в израильско-арабском противостоянии только сторону врагов евреев – серьезная ошибка». Турция, единственная мусульманская страна – член НАТО, могла бы играть на Ближнем Востоке более самостоятельную роль и «развеять нынешний региональный мрак.

Понятно, что в Анкаре готовы к реализации разных сценариев. С позиции военной тактики турецкой армии выгодно было бы поддержать сирийских курдских ополченцев и атаковать ИГ еще до того, как танковые подразделения исламистов вышли на окраины стратегически важного населенного курдами города Кобани (по-арабски – Айн-эль-Араб) на самом севере Сирии, в непосредственной близости от турецко-сирийской границы. На турецкой территории, в провинции, именуемой Шанлыурфу, большинство населения также представлено курдами. Анкара в принципе не готова поддерживать курдов. И поэтому грозное предупреждение Турции не вмешиваться в сирийский конфликт на стороне врагов Башара Асада, сделанное Амиром Абдоллахияном, заместителем министра иностранных дел Ирана по арабским и африканским делам, не имело смысла: Турция не будет первой исламской страной, пославшей свои сухопутные части в бой против исламистов любого толка.

Ближний восток - нефть и газ

Карта в полном размере: Ближний восток - нефть и газ

Видный израильский обозреватель Дов Конторер в статье, опубликованной в «Вести-2», еженедельном приложении к русскоязычной газете «Вести», пишет: «Если бы проблема сводилась к нежеланию Турции оказаться единственным государством, которое осуществит наземную интервенцию в Сирии и вступит в прямое столкновение с действующими там джихадистами ИГ, опасения турецкого правительства выглядели бы весьма убедительно...» Но Конторер указывает на другой, «менее рискованный способ помочь защитникам Кобани». Анкара могла позволить курдам перебросить их воинские подразделения к осажденному Кобани через турецкую территорию. «Но президент Эрдоган и премьер-министр Давутоглу, – продолжает свою мысль Конторер, – предпочли равнодушно взирать на расправу над сирийскими курдами».

Не исключено, что Эрдоган и Давотоглу ожидают такого развития событий, когда можно будет говорить об открытой агрессии «иговцев» против Турции, члена НАТО. В этом случае Анкара может потребовать в соответствии с уставом этой военной организации защиты своей государственности со стороны армий стран НАТО. При таком сценарии развитие событий предсказать невозможно. Фредерик Ансель, преподаватель международных отношений в Высшей школе управления (ESG – L’Ecole superieure de gestion) и в Парижском институте политических наук, в одной из своих статей, опубликованных на вебсайте Atlаntico, пишет: «Исламский терроризм не смог добиться выполнения одной из своих основных задач – спровоцировать хаос в Западной Европе». По мнению Анселя, «исламистам определенно не хватает главной на сегодняшний день военной силы – авиации».

Не благоприятствует ИГ и фактор расположения подконтрольной им территории на равнинах, что облегчает задачу бомбардирования для авиации Соединенных Штатов и ряда других стран, направивших в регион на помощь американцам свои самолеты. Преподаватель авторитетного французского вуза признается: «Я не представляю, как можно прогнать головорезов ИГ из подчиненных ими зон без отправки наземного контингента». При этом Фредерик Ансель делает важное заключение: «... сегодня никто не хочет брать на себя ответственность за наземную операцию». Упомянутый в начале статьи турецкий офицер в высоком звании в беседе со мной выразил уверенность, что, если бы правительство его страны отдало приказ армии атаковать иговцев, то долго джихадисты бы не продержались.

ИГИШ

В полном размере: ИГИШ в Сирии и Ираке

Думаю, что турецкий военный прав: ведь до сих пор джихадистам не противостояла регулярная армия, обладающая соответствующей мотивацией. Подготовленная военспецами из-за океана 250-тысячная иракская армия разбежалась при первых же атаках боевиков ИГ. «Если неудачную попытку Вашингтона создать армию, способную стабилизировать Ирак после ухода американских войск, можно расценивать как трагедию, – пишет в газете New York Times обозреватель Росс Дутат, – то новая идея вооружения повстанцев в Сирии уже выглядит как фарс».

И в самом деле, алавитскому Дамаску в большинстве своем противостоят силы ваххабистского, джихадистского толка, кровожадность которых не идет ни в какое сравнение с методами войны армии Башара Асада. Да и сирийские алавиты, и даже тегеранские аятоллы не провозглашают своих глобалистских намерений пойти войной на весь мир и создать шиитский халифат. Показательно, что боевики ИГ, противостоящие армии Дамаска, даже находясь вблизи израильской границы, опасаются вступать в столкновения с военнослужащими ЦАХАЛа (Армии обороны Израиля). И дело здесь не в том, что иговцы благоволят еврейскому государству. На самом деле причин подобного «равнодушия» две: во-первых, если ИГ атакует Израиль, то агрессору уже будет не до алавитов, шиитов и курдов. ЦАХАЛ – крепкий орешек, и зубы на нем иговцы обязательно бы поломали.

Во-вторых, суннитские ваххабиты-джихадисты «круг своих обязанностей» разделили, оставив таким палестинским радикальным организациям как ХАМАС и «Исламский джихад» возглавлять сражение с евреями. В секторе Газа джихадисты мечтают провозгласить «Исламский эмират» (ИЭ), а потом присоединить его к «халифату», за который и сражаются иговцы. Интересно, что 14 августа 2009 года в одной из мечетей Газы группировка «Джунд ансар Алла» («Воинство наследников Аллаха») уже провозглашала ИЭ. Но ХАМАС, не дававший своего разрешения на подобный шаг, счел «провозгласителей» мятежниками и подверг их аресту. Поэтому ИЭ в Газе существовал только один день. Почти пять лет, с 1996 по 2001 год продержался «Исламский эмират Афганистан», установленный пуштунским «Талибаном» на значительной территории страны. 7 октября 2007 года северокавказские исламисты провозгласили «Кавказский эмират» («Имарат Кавказ»). Но 8 февраля 2010 года Верховный суд РФ по заявлению Генпрокуратуры признал незаконное образование террористической организацией и ее запретил.

К созданию суннитского эмирата и последующему его присоединению к ИГ стремится и нигерийский «Боко Харам». Название состоит из слова «боко», на языке хауса ранее означавшего понятие «ложный», а сегодня – «западное знание», и арабского слова «харам» – «запрет», а полное наименование организации – «Джамаату ахлис Сунна Лиддаавати валь-Джихад» – «Общество приверженцев распространения учения Пророка и Джихада». Также мечтают об эмирате сомалийские и эритрейские исламисты, объединенные в «Харакат аш-Шабаб аль – Муджахиддин» («Молодежное движение моджахедов»).

В ЗЫБУЧИХ ПЕСКАХ БЛИЖНЕГО ВОСТОКА

Британская журналистка Мелани Филлипс статью «Бегство от действительности», опубликованную в газете Jerusalem Post, начинает так: «Боевикам ИГ удалось сделать то, чего не смогли добиться Иран, джихадисты в Сирии и Ливии и даже «Аль-Каида»: вызвать панику в США и Великобритании и поставить на повестку дня угрозу исламского экстремизма». Продолжая свою мысль, Филлипс пишет, что, с одной стороны, «Запад демонстрирует страх и растерянность, вызванные зверствами боевиков...», а с другой – не понимает, что «ни воздушные бомбардировки, ни наземные операции не смогут подорвать могущественную идею, вдохновляющую тысячи молодых мусульман присоединиться к всевозможным исламистским группировкам».

Солидаризуясь с Филлипс, израильский, а до 2009 года – американский журналист Тед Белман пишет в издании Aveterra: «Президент Обама в нынешней ситуации не способен правильно сориентироваться «в зыбучих песках Ближнего Востока» ни с политической, ни с военной точки зрения». Ставка Вашингтона на нынешнюю сделавшую крен к исламистам Анкару как военную силу, готовую вмешаться в кровавое противостояние с иговцами в Ираке, полностью провалилась. Американский лидер был разочарован и тем, что турки не проявили одновременно усердия в поддержке тех иговцев, которые воюют с армией Башара Асада в Сирии. И ведь действительно, такие «пируэты» с результатами, не поддающимися прогнозу, региональные державы позволить себе не могут.

Между тем нельзя не согласиться с Мелани Филлипс, которая в указанной выше статье, пишет: «Чтобы победить исламистский террор, нужно победить саму идею халифата. Западу следует поддерживать подлинно реформистские движения, идущие из глубины мусульманского мира».

Во внешне вялой и бессрочной кампании Запада и его региональных союзников против «Исламского государства» начал проглядывать некий новый смысл. Это произошло после того, как 31 октября на сирийскую территорию в районе города Кобане (Эйн аль-Араб) вступили вышедшие из Эрбиля — столицы иракского Курдистана — подкрепления курдских ополченцев-пешмерга.

Их появление, пусть и в небольшом количестве (150-200 человек), ознаменовало собой серьезное изменение не столько в расстановке сил в самом Кобане и вокруг него, сколько в тактическом рисунке операции против ИГ. Ведь ранее турецкие власти категорически сопротивлялись направлению любой помощи курдам, воюющим с исламскими радикалами, считая террористами и тех, и других.

Любопытно, что кульбит турецкой позиции на 180 градусов произошел в одночасье. Еще 19 октября, сразу после своего возвращения из Кабула, турецкий президент Т.Р.Эрдоган заявлял, что курды, сражающиеся в Кобане, являются всего лишь крылом Курдской рабочей партии, а те, мол, — террористы. А уже 20 октября мининдел Турции Д.Чавошоглу говорил: «Мы помогаем иракским курдам-пешмерга пересечь границу, чтобы попасть в Кобане».

Очевидно, что это решение далось турецким властям нелегко, потому что прошло еще долгих десять дней, прежде чем отряды курдов из Эрбиля прибыли в Кобане. Так чем же объяснить такой резкий поворот в политике Анкары, которая в течение более чем месяца боев вокруг Кобане держала нейтралитет?

Сирия - религии

Карта в полном размере: Сирия - религии

Наиболее простое и очевидное объяснение – давление американских союзников. Первым его актом стал сброс помощи с самолетов, тогда же 19 октября, сражающимся курдам, что немедленно прозвучало прямым упреком Турции, чья граница проходит на расстоянии прямой видимости от Кобане. Понятно, что через нее доставлять грузы проще и легче, да и не будут они попадать в руки ИГ, как это случилось с частью первой партии американской помощи из 27 контейнеров с оружием и боеприпасами.

Уламывали американцы турок и другими, более прямыми методами. Были и звонки Б.Обамы турецкому президенту, и заявления госсекретаря США Дж.Керри, что «повернуться спиной к общине, которая борется с ИГ, было бы безответственным». Наиболее убедительными аргументами, похоже, переломившими ход американо-турецкой дискуссии, по мнению международных экспертов, стали следующие: помощь защитникам Кобане будет краткосрочной и пойдет только через верного союзника Анкары, президента Иракского Курдистана Масуда Барзани.

Есть и другое мнение: турецкий президент был вынужден принять предложение американцев, поскольку по Турции прокатилась волна недовольства курдов политикой властей, не дававших возможности оказывать помощь Кобане, и Р.Т.Эрдоган не смог проигнорировать угрозу внутренней дестабилизации страны.

Однако в последние дни на Ближнем Востоке заговорили и о других «аргументах», вынудивших Анкару поменять курс, а именно о будто бы имеющемся намерении США разместить в иракском Курдистане, на аэродроме Харир близ Эрбиля свою военно-воздушную базу. Якобы на нем уже начались работы по подготовке к приему американских военных.

Кому как не туркам не знать, что между Курдистаном и США существуют тесные связи еще со времен войны 2003 года, когда американцы установили над курдскими районами бесполетную зону, а позднее в обмен на поддержку в борьбе против Саддама Хусейна чуть ли не пообещали курдам признать независимость иракского Курдистана (автономию – и более чем широкую – от иракских центральных властей они уже получили).

Сегодня в Анкаре могут предположить, что конечной целью американской операции против ИГ является полное переформатирование региона и Вашингтон может действительно поддержать (теперь уже не на словах, а на деле) требование курдов о независимости в обмен на поддержку ими не только борьбы с ИГ, но в дальнейшем и свержения режима Башара Асада. Для этого и строит базу.

Сирия - этническая карта

Карта в полном размере: Сирия - национальности.

И вот тут-то Турции предстоит пройти по лезвию ножа. Она не только не против, но горячо за свержение ставшего ненавистным Анкаре сирийского режима. Однако самой послать свои войска в Сирию ей не позволяет ее имперское прошлое и растущее в арабском мире недоверие к политике Р.Т.Эрдгана, которую считают «неоосманской», да и длительная помощь той же ИГ в период становления этой группировки. Другое дело, если борьбу с ИГ, а затем и с Асадом будут вести курды, но и здесь велики риски того, что «освобождение» Кобане станет прологом к широкому курдскому движению в самой Турции. – Есть от чего обеспокоиться. Ведь новое курдское государство будет создаваться за счет не только Сирии, Ирака и Ирана, но и за счет Турции.

Поэтому принятое Р.Т,Эрдоганом «соломоново решение» – курдам помочь, но только тем, кому Анкара доверяет, а именно людям Масуда Барзани, есть результат глубокого компромисса с собственными политическими устремлениями. Отказывать же Вашингтону в его просьбах после появления американской базы в районе Эрбиля турецким властям будет уже совсем затруднительно.

Эта база, находящаяся на стыке четырех ближневосточных государств может стать мощным аргументом в руках американцев для оказания военно-политического давления на все эти страны – Иран, Турцию, Сирию и сам Ирак. Причем в любом направлении, в зависимости от желания «стратегов» из Вашингтона.

Сегодня они уверяют, что главной задачей «антитеррористической коалиции» является борьба с ИГ, а затем с режимом Б.Асада. Но завтра взбалмошному и переменчивому «мировому жандарму» могут не понравиться уже его ближайшие союзники, или же он обратит свой гнев на неуступчивый Тегеран. В любом случае – бояться надо будет всем, а это и есть конечная цель Вашингтона, для которого запугивание и угрозы применения силы стали главными инструментами удержания ускользающей мировой гегемонии.

Вне зависимости, верны или нет слухи об американской базе в иракском Курдистане (а почему нет, если турки отказали США в праве использовать базу Инчирлик), действия Вашингтона продолжают глубоко дестабилизировать ближневосточную ситуацию, содействовать распространению в регионе еще большего хаоса.

В конце концов даже у самых верных союзников США может возникнуть вопрос: а зачем такой покровитель, который постоянно тебе угрожает и вместо поддержания хоть какого-то порядка разрушает все основы мира и стабильности в регионе?

http://nvo.ng.ru/wars/2014-11-07/1_mrak.html

http://ru.journal-neo.org/2014/11/07/rus-peshmerga-v-kobane-a-amerikantsy-v-e-rbile/