Проблемы Сенкаку

Вопрос о принадлежности о-вов Сенкаку (китайцы называют их Дяоюй ледао), неожиданно обострившийся в японо-китайских отношениях в декабре 1971 — марте 1972 года, был несколько приглушен, после того как К. Танака сменил Э. Сато на посту премьер-министра Японии и стал рассматривать японо-китайское сближение в качестве одной из первоочередных задач. Однако этот вопрос все время оставался в таком состоянии, которое позволяло в любой момент «раздуть» его в серьезный конфликт, что и подтвердили весьма наглядно события апреля 1978 года.

Следует сразу же отметить, что инициатива в постановке вопроса о принадлежности о-вов Сенкаку Китаю исходила от гоминдановской администрации Тайваня, а правительство КНР включилось в спор позднее, по существу, активно поддержав гоминдановскую инициативу.

Одной из причин возникновения проблемы принадлежности этих необитаемых клочков земли в Восточно-Китайском море западные наблюдатели считают опубликование доклада экспертов Экономической комиссии ООН для Азии и Дальнего Востока, под эгидой которой проводилась геологическая съемка дна Восточно-Китайского моря. Съемка показала наличие в недрах дна этого района больших залежей нефти и газа. Нефтеносный район располагается к северо-востоку от Тайваня и тянется к Корейскому полуострову, охватывая его с обеих сторон. Наибольшей толщины — порядка 2,5 км — нефтеносный слой достигает именно в районе о-вов Сенкаку.

Китай - претензии на Парасельские острова

Китай - претензии на Парасельские острова

Опубликование доклада экспертов ЭКАДВ и повлекло за собой немедленное обострение обстановки в этом районе.

16 августа 1970 г. тайбэйская печать опубликовала заявление контрольной палаты гоминдановской администрации Тайваня. В заявлении утверждалось, что о-ва Сенкаку должны принадлежать Китаю, поскольку они были захвачены Японией в период японско-китайской войны 1894— 1895 годов, а в соответствии с соглашением, достигнутым на каирской встрече глав правительств Китая, США и Англии в 1943 году, все китайские территории, захваченные Японией, после окончания войны должны быть возвращены Китаю. Ссылаясь на Каирскую декларацию, гоминдановские власти утверждали, что Япония не имеет прав на суверенитет над этими островами

В этой связи нелишне, видимо, напомнить, что после окончания второй мировой войны о-ва Сенкаку находились под контролем американской военной администрации. В декабре 1969 года между Японией и США начались переговоры о возвращении архипелага Рюкю под суверенитет Японии. Острова Сенкаку также должны были быть возвращены Японии. Перспектива ухода Соединенных Штатов из этого района в совокупности с сообщениями о наличии в недрах морского дна запасов нефти и побудили гоминдановские власти оспаривать принадлежность о-вов Сенкаку Японии.

Не стараясь скрыть то, что за проблемой островов стоит вопрос о нефти, гоминдановцы в пожарном порядке ратифицировали 20 августа 1970 г. Женевскую конвенцию о континентальном шельфе. Спустя два дня после ратификации — и одновременно с публикацией сообщения об этом — тайбэйская газета «Чжунъян жибао» поместила редакционную статью, в которой довольно подробно излагалась позиция гоминдановской администрации Тайваня по вопросу принадлежности о-вов Сенкаку. Как это характерно вообще для китайских публикаций, касающихся территориальных вопросов, статья изобиловала голословными утверждениями о том, что китайцы являлись первооткрывателями островов, что они всегда принадлежали Китаю, использовались китайскими мореплавателями в качестве навигационных ориентиров и т. д.

Сохранение лица в китайской культуре

Что же касается юридической основы позиции гоминдановской администрации, то ее составляла концепция о том, что континентальный шельф, являясь продолжением материка (Китая), безусловно принадлежит Китаю. Острова же — это не что иное, как возвышающиеся над поверхностью моря холмы или поднятия континентального шельфа. А коль скоро шельф принадлежит (или, точнее сказать, должен принадлежать) Китаю, должны принадлежать ему и его поднятия, то есть острова.

Поскольку о-ва Сенкаку необитаемы и на них в тот период не было постоянного пограничного поста Японии, 2 сентября 1970 г. редакция тайбэйской газеты «Чайна тайме» организовала на них своеобразную демонстрацию. Арендовав рыбацкий катер, газета направила на острова «экспедицию» тайваньских журналистов. Высадившись на наиболее крупном острове группы — Уоцури, журналисты-«десантники» водрузили на самой высокой точке острова (и всей островной группы) гоминдановский флаг, а на склоне горы выложили из камней иероглифы «Да здравствует президент Чан!»

Японское правительство официально никак не реагировало на эту демонстрацию, расценив ее как ординарную хулиганскую выходку. Тем не менее к островам были направлены корабли японской пограничной охраны, которые, ликвидировав следы пребывания на о. Уоцури тайваньской «экспедиции», установили на всех островах знаки, свидетельствующие об их   принадлежности   Японии.

Выполнив эту миссию, корабли остались в акватории островов, осуществляя их постоянное патрулирование.

Спустя два дня после «демонстрации журналистов» на о. Уоцури на заседании контрольной палаты гоминдановской администрации Тайваня выступил с заявлением «министр иностранных дел» Вэй Даомин. Повторив в основном все доводы, содержавшиеся в редакционной статье газеты «Чжунъян жибао», он совершенно определенно заявил о том, что о-ва Сенкаку принадлежат Китаю. Это заявление официального представителя гоминдановской администрации не могло уже игнорироваться Японией. Публикация его немедленно повлекла за собой дипломатический протест Токио.

Вместе с тем в Токио считали, что в Восточно-Китайском море существует две проблемы, которые не следует смешивать: во-первых, проблема принадлежности о-вов Сенкаку и, во-вторых, проблема разграничения континентального шельфа и координации усилий всех заинтересованных стран по совместному освоению его ресурсов. Учитывая то обстоятельство, что территориальный спор об о-вах Сенкаку может на долгие годы заблокировать возможности разведки и эксплуатации ресурсов дна, японское правительство обратилось к гоминдановской администрации Тайваня и южнокорейским властям с предложением обсудить вопрос о начале совместных работ на континентальном шельфе, не затрагивая при этом территориальных вопросов. Такое неофициальное совещание представителей трех сторон и состоялось в Сеуле в ноябре 1970 года.

На совещании в Сеуле между его участниками была достигнута договоренность о создании неправительственного трехстороннего комитета связи, с тем чтобы начиная с 1971 года вести совместные работы по разведке и разработке нефтяных ресурсов Желтого и Восточно-Китайского морей в районах, прилежащих к берегам Южной Кореи, Японии и Тайваня.

Расизм в Китае

В связи с проведением этого совещания счел нужным изложить свою позицию и Пекин, хранивший до того времени молчание по поводу спора о принадлежности о-вов Сенкаку. Объясняя причины этого молчания Пекина, английская газета «Гардиан» в декабре 1970 года писала: «В конце концов Чан Кайши в каком-то смысле защищал интересы Китая...» Причину изменения Китаем своего подхода и выступления его с изложением своей позиции «Гардиан» объясняла так: «Китайцев сейчас возмущает то обстоятельство, что между Тайванем и Японией, по-видимому, заключена какая-то сделка за счет территориальных интересов Китая».

В специальном комментарии Синьхуа, опубликованном в связи с завершением сеульского совещания, оно характеризуется как главным образом политическое, направленное на подготовку «новых агрессивных актов в отношении Китая и Кореи». Вопросы же технико-экономические, которые в действительности обсуждались на совещании, затрагиваются в комментарии лишь вскользь.

Пекин расценил достигнутую в Сеуле договоренность как «новое преступление, совершенное японским милитаризмом в планировании агрессин против Китая и Кореи при поддержке американского империализма, и новую серьезную провокацию американских и японских реакционеров против китайского и корейского народов».

Следует отметить, что острие всего комментария было направлено преимущественно против «японского милитаризма» и политики Э. Сато, бывшего в то время премьер-министром. Правительство Сато в этой публикации обвиняется в том, что «японские милитаристские силы еще наглее вступили на путь агрессии против Китая и Корен», что «японский милитаризм неистово занимается расширением вооружения и подготовкой войны» и т. д.

Комментарий не обходит молчанием участие в совещании представителя гоминдановской администрации Тайваня, однако в конкретном вопросе об о-вах Сенкаку Пекин полностью солидаризировался с позицией Тайбэя, поддержав, по существу, выдвинутые им притязания на острова.

В комментарии, в частности, отмечалось, что, «пользуясь поддержкой американского империализма, реакционное правительство Сато ищет различные предлоги в попытках присоединить к территории Японии о-ва Дяоюйдао, Хуапвэйюй, Чивэйюй, Ианьсяодао, Бэйсяодао (Уоцури, Кобасё, Секиби, Минами Косима, Кита Косима) и другие острова и воды, принадлежащие Китаю».

Китайский подход к прогрессу и модернизации

Еще более определенно изложена позиция Китая в вопросе об о-вах Сенкаку в статье, опубликованной в «Жзньминь жибао» 29 декабря 1970 г. В пой, в частности, указывается: «Японская реакция не только замышляет ограбление подводных ресурсов нашей страны, но и пытается присоединить, к территории Японии Дяоюйдао и другие принадлежащие Китаю острова и морские зоны... Дяоюйдао, Хуанвэйюй, Чивэйюй, Ианьсяодао, Бэйсяодао и другие острова, так же как и Тайвань, испокон веков являются китайской территорией. Это — исторический факт, который никому не изменить; какой бы предлог ни фабриковала японская реакция, какие бы фокусы она ни выкидывала, ей никогда не осуществить свой замысел оккупировать священную территорию Китая».

Опубликование этих материалов свидетельствовало, что Китай не останется в стороне от спора о принадлежности о-вов Сенкаку. При этом в общих чертах становилось ясным, что позиция Пекина диктовалась в тот период не столько стремлением утвердить свою юрисдикцию над богатыми районами континентального шельфа, сколько желанием заполучить в своих отношениях с Японией такой фактор, который, по мнению Пекина, мог бы стать мощным рычагом политического, а при необходимости — и силового давления на нее.

Позиция КНР в вопросе о Сенкаку совпала с общим ужесточением тогдашней политики Пекина в отношении Японии. Причины этого лежали в его недовольстве укреплением японо-американского союза, включением в сферу действия «договора безопасности» Тайваня, Южной Кореи и Индокитая, а также в растущих претензиях Японии на роль лидера в Азии (в союзе и при поддержке Соединенных Штатов). Борьба против японского милитаризма шла в китайской пропаганде этого периода на первое место, становясь в один ряд с выступлениями против «гегемонии сверхдержав».

Однако, выступая против японского милитаризма, китайская пропаганда, по существу, «замыкала» все свои выступления на кабинете Э. Сато и на самом премьер-министре, оставляя широкие возможности для контактов с различными группировками правящей либерально-демократической партии (ЛДП) Японии в период «после Сато». Пекинские политики рассчитывали, что их нападки лично на Сато и на проводимую его кабинетом (и его фракцией ЛДП) политику смогут помочь внутренней оппозиции добиться смены кабинета и что с этим новым кабинетом Пекин сможет более успешно решить задачу нормализации китайско-японских отношений на основе признания правительства КНР единственным законным правительством Китая и суверенных прав Китая на Тайвань. Одним из объектов нападок на Сато и его правительство и была позиция Японии в вопросе принадлежности о-вов Сенкаку, сводящаяся к тому, что о-ва Сенкаку — часть территории Японии.

17 июня 1971 г. подписанием соглашения о передаче Японии всех административных, законодательных и судебных прав на о-ва Рюкю завершились японо-американские переговоры о возвращении Японии о-вов Рюкю, начавшиеся еще в декабре 1969 года. Соглашение вступало в силу с 15 мая 1972 г. Под действие этого соглашения подпадали и о-ва Сенкаку, на которых был создан учебный полигон американских вооруженных сил и которые после окончания второй мировой войны находились, как и архипелаг Рюкю, в ведении американской военной администрации.

Накануне подписания японо-американского соглашения о возвращении Японии о-вов Рюкю (префектуры Окинава), 11 июня 1971 г., «министерство иностранных дел» гоминдановской администрации Тайваня опубликовало заявление с резким протестом против подписания планируемого соглашения. При этом Тайбэй исходил из того, что по мирному договору с Японией «будущий статус архипелага Рюкю должен быть определен главными союзными державами». Поэтому «Китайская Республика крайне неудовлетворена тем, что Соединенные Штаты без проведения надлежащих консультаций неожиданно передают Японии о-ва Рюкю».

Армия Китая перевооружается

Что же касается о-вов Сенкаку, то в документе категорически утверждалось, что эти острова (в документе они именуются Дяоюй ледао) относятся «к провинции Тайвань и составляют часть Китайской Республики». «Ввиду того, — говорится далее в заявлении, — что в силу своего географического положения, геологического строения, исторических связей и продолжительного по времени использования населением провинции Тайвань эти острова давно уже связаны с Китайской Республикой, правительство Китайской Республики на основании священной обязанности защищать и оберегать земли отечества ни при каких обстоятельствах не может поступиться суверенитетом хотя бы пяди своей территории».

Таким образом, аргументируя свою позицию, тайваньская администрация делала упор, во-первых, на то, что японо-американское соглашение о возвращении о-вов Рюкю Японии является нарушением ранее принятых Соединенными Штатами обязательств, поскольку оно вступает в противоречие с Каирской декларацией 1943 года, Потсдамскими соглашениями 1945 года и ст. 3 Сан-Францисского мирного договора, и, во-вторых, на особенности физико-географического положения о-вов Сенкаку. При этом вопросу «исторических связей» островов с Тайванем (Китаем) уделено чрезвычайно мало внимания, эти «связи» играют второстепенную, вспомогательную роль, выступают как обстоятельство, само собой вытекающее из особенностей их физико-географического положения.

Говоря об особенностях «геологического строения», тайваньская администрация имела в виду концепцию о том, что о-ва Сенкаку представляют собой поднимающиеся над поверхностью моря холмы континентального шельфа, безусловно, по ее мнению, принадлежащего Китаю,— концепцию, изложенную годом раньше газетой «Чжунъян жибао».

Китай-оружие

Спустя полгода после выступления гоминдановской администрации Тайваня с протестом против возвращения Японии о-вов Рюкю и Сенкаку, 30 декабря 1971 г., опубликовал официальное заявление по этому поводу и Пекин. Формально это заявление было «привязано» к моменту одобрения японским парламентом японо-американского соглашения от 17 июня 1970 г.

В принципе позиция Пекина по этому вопросу полностью совпадает с позицией Тайбэя. Вопрос аргументирования своей позиции пекинская дипломатия решает значительно проще, чем это сделано в заявлении гоминдановской администрации Тайваня. В документе МИД КНР используется исключительно историческая аргументация — широко апробированный метод при территориальных спорах, навязываемых Китаем своим соседям по сухопутной границе. В заявлении, в частности, говорится:. «Остров Дяоюйдао и другие острова искони являются территорией Китая. Еще при Минской династии эти острова уже находились в зоне морской обороны Китая; они были островами, относящимися к китайскому острову Тайвань, а не принадлежали Рюкю, которые теперь называются Окинавой. Граница Китая с Рюкю в этом  районе  лежит  между о-вами Чивэйюй и Куме; китайские рыбаки с Тайваня с давних времен занимаются хозяйственной деятельностью на о. Дяоюйдао и других островах».

Заметим, что «вопрос» о том, входят или не входят о-ва Сенкаку в состав архипелага Рюкю, на котором акцентирует внимание Пекин, является искусственно надуманным китайской стороной. Никто и никогда — и японская сторона согласна с этим — не включал о-ва Сенкаку в состав архипелага Рюкю.

Экономическая разведка в Китае

В связи с официальным объявлением правительством КНР своей позиции относительно принадлежности о-вов Сенкаку следует, очевидно, отметить немаловажный момент в развитии обстановки в этом районе. В 1970 году начался предварительный зондаж и прощупывание позиций, активный неофициальный обмен мнениями между КНР и США по поводу улучшения и нормализации отношений между двумя странами. В июле 1971 года состоялся визит в Пекин тогдашнего помощника президента США по вопросам национальной безопасности Г. Киссинджера, который провел переговоры с Чжоу Эньлаем и через которого китайское правительство официально пригласило президента Соединенных Штатов Р. Никсона посетить Китай. В октябре 1971 года Г. Киссинджер вновь побывал в Пекине.

Все это свидетельствовало о значительном смягчении китайско-американских отношений. После подписания 17 июня 1971 г. японо-американского соглашения о возвращении Японии всех прав на архипелаг Рюкю американский военный персонал начал понемногу эвакуироваться из этого района. В процессе эвакуации и наметившейся нормализации отношений с США, как бы в качестве проверки готовности американской администрации проводить и далее курс на смягчение отношений с Китаем, в Пекине и было опубликовано заявление МИД КНР от 30 декабря 1971 г., в котором содержались официальные притязания КНР на о-ва Сенкаку.

В этом эпизоде Соединенные Штаты продемонстрировали свою лояльность в отношении Китая, уклонившись от вовлечения в создавшуюся конфликтную ситуацию, несмотря на то что некоторые политические круги Японии настойчиво пытались заручиться их поддержкой в возникшем споре.

Китай-оружие

Выступление Пекина с официальным заявлением вызвало немедленную реакцию Токио: 6 января 1972 г. МИД Японии опубликовал краткое, но весьма энергичное заявление, в котором содержалось предупреждение о том, что после ухода США из этого района ответственность за оборону о-вов Сенкаку будут нести японские силы самообороны.

13 января 1972 г. агентство Синьхуа опубликовало в связи с этим демаршем японского правительства комментарий, в котором вновь подтвердило претензии Китая на суверенитет над о-вами Сенкаку и выразило протест по поводу «алчных устремлений реакционного правительства Сато к аннексии китайской территории».

Напряженность в Восточно-Китайском море продолжала нарастать. В феврале очередной шаг предприняла гоминдановская администрация Тайваня: в тайбэйской прессе было опубликовано сообщение о том, что принято решение включить о-ва Сенкаку в состав уезда Илань провинции Тайвань. В связи с этим решением власти уезда Илань залипли о своем намерении направить в марте на острова специальную группу, которая должна будет создать там административные учреждения.

Экспертные центры Китая и внешняя политика

По поводу этого сообщения, особенно той его части, где речь идет о создании на о-вах Сенкаку «административных учреждений», нелишне, видимо, напомнить еще раз, что речь идет об островах, на которых отсутствует какое-либо постоянное население.

Японское правительство заявило 17 февраля протест против решения тайваньских властей о включении островов в состав административной единицы провинции Тайвань. Сообщения об этом, появившиеся на страницах японских газет, дали толчок к усилению общественной кампании в защиту прав Японии на о-ва Сенкаку. Агентство Киодо Цусин сообщило 3 марта из Наха, административного центра Окинавы, что местное законодательное собрание одобрило резолюцию с призывом к японскому правительству попытаться убедить Китай отказаться от притязаний на острова.

В марте 1972 года вопрос об островах обсуждался на сессии японского парламента. С заявлением по этому вопросу выступил на заседании одной из комиссий парламента министр иностранных дел Японии Т. Фукуда. Как сообщил 8 марта корреспондент агентства Киодо Цусин, в своем заявлении Т. Фукуда дал исторический обзор событий, связанных с освоением Японией о-вов Сенкаку начиная с 1885 года. В заключение министр подчеркнул, что острова бесспорно принадлежат Японии и притязания на них других стран «несправедливы и достойны сожаления».

Ответом на это заявление Т. Фукуды явился новый комментарий агентства Синьхуа, опубликованный в китайской печати 31 марта. Синьхуа вновь категорически утверждало, что «китайский народ непременно возвратит Дяоюйдао и другие острова».

Экология Китая — проблемы

Нетрудно заметить, что до начала 1972 года шаги, предпринимаемые Пекином и Тайбэем, как бы дополняли друг друга. По сути дела, Пекин немедленно выступал в поддержку любой инициативы гоминдановской администрации Тайваня, направленной на утверждение прав Китая на о-ва Сенкаку. Однако включение островов в состав уезда Илань было одним из последних шагов гоминдановской администрации в этом плане. Ее международное положение резко ухудшилось после восстановления в конце 1971 года прав Китая в ООН, поэтому она заняла более осторожную позицию.

В то же время и в китайской пропаганде вокруг вопроса о принадлежности о-вов Сенкаку появились некоторые нюансы. К этому времени наметились серьезные перемены на внутриполитической сцене в Японии (уходил в отставку Э. Сато), и китайская сторона считала, очевидно, несвоевременным предпринимать какие-то шаги, которые могли бы заранее восстановить против нее будущее политическое руководство Японии. Это касается не только вопроса о территориальных претензиях Китая к Японии — китайская пропаганда резко приглушила все антияпонские выступления, исключая те, которые были направлены персонально против Э. Сато. Поэтому китайская печать никак не реагировала на вступление в силу японо-американского соглашения о возвращении Японии о-вов Рюкю, под действие которого подпадали и о-ва Сенкаку.

Вместе с тем в связи с вступлением в силу японо-американского соглашения китайская сторона предприняла определенные шаги по официальным каналам. Так, албанская газета «Зери и популлит» сообщала 24 мая 1972 г., что постоянный представитель КНР при ООН Хуан Хуа в письме на имя председателя Совета Безопасности заявил протест против включения в японо-американское соглашение о-вов Сенкаку. В письме вновь повторялось, что эти острова с давних пор являются якобы китайской территорией и что любая сделка США и Японии, касающаяся островов, является незаконной и, по мнению Пекина, не имеет никакой силы. Китайская печать, однако, умолчала об этом демарше представителя КНР в ООН.

Китай-оружие

7 июля 1972 г. к власти в Японии пришел кабинет, возглавляемый К. Танакой. Новое правительство поставило своей целью наряду с укреплением японских позиций в отношении с США нормализовать взаимоотношения с КНР, о чем премьер-министр и заявил в своем первом же выступлении.

В конце сентября 1972 года состоялся визит К. Танаки в Китай, завершившийся достижением договоренности об установлении дипломатических отношений между двумя странами на основе, в принципе соответствовавшей тем требованиям, которые выдвигались в этом вопросе китайской стороной.

Однако в части урегулирования территориальных проблем этот визит ничего Японии не дал. Как сообщал 1 октября 1972 г. о пресс-конференции К. Танаки корреспондент агентства Киодо Цусин, когда японский премьер-министр во время японо-китайских переговоров попытался обсудить вопрос о принадлежности о-вов Сенкаку, Чжоу Эньлай ушел от этого обсуждения, заявив: «Но будем здесь об этом спорить. Ведь это всего лишь крохотные точки, которые даже трудно заметить на географических картах. Они стали проблемой только потому, что вокруг них была найдена нефть».

Действительно, о-ва Сенкаку трудно было найти на китайских картах, изданных до 1970 года: на них этих островов попросту нет.

Взгляд на национальный вопрос в Китае

И вообще анализ картографических материалов, изданных в Китае, дает весьма любопытные результаты в связи с проблемой Сенкаку. Хорошо известно, что как гоминдановская, так и маоистская дипломатия, предваряя официальное выдвижение своих территориальных претензий к соседним странам, широко использовали метод «картографической агрессии». Этот метод заключается в том, что определенные районы сопредельных стран, на которые впоследствии выдвигались притязания в официальном порядке, включались на китайских картах в состав его территории. Так, уже с первых лет существования в Китае народной республики на издаваемых в КНР картах принадлежащими ей изображались отдельные районы советского Дальнего Востока и весь Памир, обширные районы Монголии и Индии, весь «афганский коридор», север Качинской области и все левобережье Салуина в Шанской области Бирмы. Равным образом на картах изображались принадлежащими Китаю и все острова Южно-Китайского моря. Но ни на одной карте нет даже упоминания о существовании о-вов Сенкаку.

Конечно, острова малы. Но китайские карты скрупулезно изображали все рифы и атоллы, в том числе и покрываемые водой во время приливов отмели Макклесфилд-бэнк, где с точки зрения международного права островов, как таковых, вообще нет. Изображение же о-вов Сенкаку на китайских картах появилось лишь после возникновения вопроса об их принадлежности, причем они стали изображаться даже на картах с таким масштабом, как 1 : 50 000 000!

Не менее любопытен и тот факт, что изданные до 1970—1971 годов китайские карты провинции Тайвань ограничивают ее, а следовательно, и «район Тайваня» о. Пэнцзя, лежащим приблизительно в 60 км к северо-востоку от Тайваня. На некоторых же картах в том месте, где расположены о-ва Сенкаку, помещена врезка с легендой.

Китай-оружие

И только после возникновения проблемы «район Тайваня» на картах был значительно расширен. Пример тому — карта провинции Тайвань из «Атласа Китая», изданного в 1973 году.

Интересно и то обстоятельство, что даже на новых картах о-ва Сенкаку изображаются не так, как все прочие острова. Если все другие острова, скажем, Южно-Китайского моря, даже самые мелкие, имеют рядом с их изображением и название, то о-ва Сенкаку лишь нанесены на карту. Два из них — Уоцури и Секиби — помечены цифрами, а их китайские названия — Дяоюйдао и Чивэйюй — даются, как правило, даже не в легенде, а за рамкой карты.

Картографические материалы, публикуемые на Тайване, изображали район, лежащий к северу-востоку от Тайваня, так же, как и аналогичные издания в КНР. Яркий пример тому — пятитомный «Национальный атлас Китая», подготовленный тайваньской военной академией и изданный в 1962 году. Том I этого издания целиком посвящен Тайваню. Общие карты провинции (например, карты В1, В6, В8) включают к северо-востоку от острова в состав провинции тагаке лишь о-ва Нэнцзя и Мяньхуа, отстоящие от Тайваня на расстоянии 50—60 км. Нет названия о-вов Сенкаку — ни японского, ни китайского, ни английского — и в приложением к тому сводном указателе географических названий провинции.

Сколько ядерных ракет у Китая

Как в пекинской, так и в тайбэйской печати район о-вов Сенкаку именовался районом активного промысла рыбаков с Тайваня. Но вот в томе V указанного издания есть карта А15 «Основные районы рыболовства». На этой карте о-ва Сенкаку в качестве одного из «основных районов промысла» рыбаков с Тайваня не фигурируют. В то же время хорошо известно, что японские рыбаки активно ведут промысел именно в этом районе.

Анализ документов, публикаций и картографических материалов китайской стороны позволяет сделать вывод о том, что вопрос о принадлежности о-вов Сенкаку, поставленный по инициативе гоминдановской администрации Тайваня, возник для Пекина неожиданно. Пекин не был готов к нему. Но он незамедлительно поддержал гоминдановскую инициативу, увидев в этом возможность не только попытаться завладеть всем континентальным шельфом Восточно-Китайского моря или большей его частью, но и получить в свои руки рычаг давления на японское правительство путем ужесточения или смягчения своей позиции в этом вопросе. Кроме того, пекинское руководство, конечно же, не могло допустить, чтобы гоминдановцы оказались в большей степени «патриотами», чем оно, ратуя за «восстановление прав» Китая на якобы «утраченные» в далеком прошлом острова.

Что касается Японии, то помимо престижных и других соображений есть, по крайней мере, один чрезвычайно важный фактор, воздействующий на ее позицию в отношении о-вов Сенкаку. Об этом еще 30 декабря 1970 г. писала газета «Вашингтон пост»: «Острова Сенкаку — единственные острова цепи Рюкю, находящиеся в районе континентального шельфа, а потому единственные острова, которые дадут Японии право претендовать на какую-то долю в разработке ресурсов континентального шельфа».

Китай-оружие

Оставим на совести автора включение о-вов Сенкаку в состав архипелага Рюкю. Вероятно, автор несколько утрировал и то обстоятельство, что, не имея будто бы Сенкаку, Япония вообще не сможет претендовать на долю участия в эксплуатации континентального шельфа. Но совершенно очевидно, что в этом случае район континентального шельфа, на который Япония будет иметь право претендовать, значительно сократится. К тому же, как это уже отмечалось, исследования показали, что нефтеносный слой в районе островов является наиболее мощным на всем шельфе Восточно-Китайского моря. Из этого можно сделать вывод, что японская сторона, крайне заинтересованная в том, чтобы иметь собственные запасы энергетического сырья, безусловно, постарается сохранить свой суверенитет над островами.

Интересно отметить, что китайская сторона лишь однажды выступила с изложением своей позиции по данному вопросу в официальном документе, что резко отличает китайскую политику в вопросе об о-вах Сенкаку от того курса, который она проводит в отношении островов Южно-Китайского моря. Точно так же и число публикаций по этому вопросу в китайской печати исчисляется единицами, причем все они, по существу, в разных выражениях пересказывают заявление МИД КНР от 30 декабря 1971 г.

В целом создается впечатление, что к моменту возникновения спора и позднее, когда Пекин счел нужным изложить свою позицию в этом вопросе, китайская сторона не располагала достаточным количеством весомых аргументов в поддержку своих притязаний. Наряду с этим можно предположить и то, что, использовав проблему Сенкаку как средство для оказания дополнительного давления на Э. Сато, китайская сторона сознательно приберегает ее для будущего использования. Вполне вероятно, что в подходящий момент она вновь будет нагнетать напряженность вокруг этой проблемы, с тем чтобы с ее помощью получить или попытаться получить максимальные политические выгоды из японо-китайских отношений и от позиции Японии. Такое предположение достаточно определенно подтвердили события в районе островов в апреле 1978 года, о чем речь пойдет ниже. Таким образом, проблема Сенкаку призвана сыграть, по расчетам пекинских стратегов, роль своего рода «бомбы замедленного действия» в китайско-японских отношениях.

Ядерные силы Китая

В результате нормализации китайско-японских отношений стороны заключили ряд соглашений и подписали так называемый договор о мире и дружбе, что было предусмотрено в совместном заявлении об итогах переговоров Чжоу Эньлая с К. Танакой. Естественно было предположить, что этот договор, в котором, очевидно, должны быть заложены принципиальные основы дальнейшего развития китайско-японских отношений, подведет черту под прошлым, урегулировав оставшиеся спорные вопросы, и прежде всего территориальный вопрос. Однако в ноябре 1974 года, во время встречи заместителей  министров  иностранных дел КНР и Японии Хань Пяньлуна и Ф. Того, китайская сторона предложила не обсуждать при подготовке договора о мире и дружбе территориальный вопрос. По предложению КНР этот вопрос должен решаться на специальных переговорах после заключения договора. Позднее заместитель председателя либерально-демократической партии Синна сообщил, что стороны достигли договоренности не затрагивать пока проблему принадлежности о-вов Сенкаку.

Очевидно, что рассмотрение проблемы Сенкаку было отложено во имя форсированной подготовки и подписания китайско-японского договора. Таким образом, позиция Пекина в китайско-японских отношениях состоит в том, чтобы расчленить их на отдельные проблемы и вести переговоры по каждой проблеме отдельно, безотносительно к переговорам по другим вопросам. Иными словами, даже напряженность, возникшая по территориальному вопросу, не должна была, по мнению Пекина, задерживать и мешать урегулированию других вопросов двусторонних отношений, в частности заключению договора о мире и дружбе.

Добиваясь скорейшего заключения этого договора, Китай был больше всего заинтересован в том, чтобы включить в него статью о совместном противодействии «гегемонизму» в Азии. (В Пекине не скрывают, что под этим термином понимается борьба против СССР.) Вместе с тем, следуя своей обычной тактике затягивания урегулирования погранично-территориальных споров, Китай стремился отложить обсуждение вопроса об островах и перевести его в русло обычных дипломатических переговоров, которые должны состояться в неопределенном будущем. Он и предпринял маневр с этой целью, маскируя его стремлением «облегчить» переговоры, сняв с их повестки один из спорных вопросов.

Китай-оружие

Что же касается японской стороны, то, соглашаясь с китайским предложением отложить обсуждение вопроса о принадлежности островов, она рассматривала это как косвенное подтверждение правоты своей позиции. При этом следует подчеркнуть повышенную заинтересованность Японии в о-вах Сенкаку, ибо Сенкаку — это ключ к обладанию районом шельфа с самым большим в Восточно-Китайском море содержанием нефти — свыше 50 тыс. баррелей на 1 кв. км.

Однако фактически оставление проблемы Сенкаку для последующего решения означало, что острова по-прежнему представляют собой потенциальную конфликтную зону. Пекинское руководство, как показывает практика, обычно использует любые разногласия с определенными государствами по погранично-территориальным вопросам в качестве средства военно-политического давления на соседей с целью принудить их проводить нужный Пекину политический курс.

Отложив до последующего обсуждения и урегулирования с Японией территориальный вопрос, Пекин сосредоточил свои усилия на том, чтобы довести до подписания договор о мире и дружбе. Сможет ли этот договор предупредить какие-то действия китайской стороны в отношении Сенкаку в период до урегулирования, которые нанесли бы ущерб правам и интересам Японии? Опыт пограничной политики Китая совершенно определенно дает на этот вопрос отрицательный ответ. Сошлемся еще раз на события в пограничных с Китаем районах Бирмы в 1967 году и в более поздние годы, возникшие несмотря на существование договора о дружбе и ненападении между двумя странами, подписанного 28 января 1960 г.

Ядерные амбиции Китая

На какой основе намерен Пекин в действительности искать решение территориальной проблемы с Японией после заключения договора о мире и дружбе, указывает высказывание заместителя премьера Госсовета КНР Дэн Сяопина, который на встрече с группой зарубежных китайцев достаточно определенно заявил, что Китай не намерен уступать эти острова. Небезынтересно отметить, что Дэн Сяопин сделал это заявление почти в то же время, когда представители Китая вели переговоры со своими японскими коллегами относительно того, чтобы отложить обсуждение вопроса о Сенкаку на период «после заключения договора».

И в первых числах апреля 1978 года, буквально накануне начала заключительного раунда переговоров относительно договора о мире и дружбе, Пекин пошел на резкое нагнетание напряженности в районе Сенкаку, еще раз подтвердив справедливость высказанных выше предположений о том, что при соответствующем развитии китайско-японских отношений он попытается использовать эту территориальную проблему для давления на Японию.

Обострение произошло в момент, когда японские политические круги активно обсуждали перспективу возобновления переговоров с Китаем относительно договора о мире и дружбе и предлагали при этом, по меньшей мере, уточнить позиции сторон в территориальном вопросе.

Китай-оружие

Что касается первого вопроса, то, как об этом сообщило 9 апреля 1978 г. агентство Рейтер, было достигнуто принципиальное решение о возобновлении в ближайшем будущем переговоров о заключении японо-китайского договора. Наряду с этим политические круги Японии все активнее стали выступать и по территориальному вопросу, настаивая на необходимости обсуждения с Китаем и проблемы Сенкаку. Так, один из лидеров ЛДП, председатель ее исполнительного совета Я. Накасонэ заявил, что нельзя оставлять неурегулированными вопросы, имеющие непосредственное отношение к договору о мире и дружбе с КНР. Поэтому, подчеркнул Накасонэ, до заключения договора надо полностью разъяснить позиции сторон по вопросу о принадлежности Сенкаку.

Таким образом, японская сторона, продемонстрировав, с одной стороны, готовность к скорейшему возобновлению переговоров о японо-китайском договоре, показала, с другой стороны, что в территориальном вопросе она и в будущем намерена твердо придерживаться своих прежних позиций.

12 апреля 1978 г. появились сообщения о массовом нарушении китайскими рыболовными судами японских территориальных вод в районе Сенкаку. Агентство Киодо Цусин передало в этот день сообщение японского управления безопасности на море о том, что около 100 китайских рыболовных судов водоизмещением до 100 т вошли в территориальные воды Японии в районе о-вов Сенкаку и ведут там лов рыбы. На предложение японских пограничников покинуть территориальные воды Японии китайцы ответили отказом, вывесив заранее приготовленные плакаты, надписи на которых гласили, что о-ва Сенкаку являются китайской территорией и китайцы имеют право ловить рыбу в территориальных водах Китая. На китайских судах имелись пулеметы, члены экипажей были вооружены автоматами.

Ядерная энергетика Китая

МИД Японии и японское посольство в Пекине немедленно сделали представление китайской стороне. Сотрудник японского посольства в Китае М. Доноваки посетил МИД КНР, где имел беседу с заместителем заведующего отделом стран Азии Ван Сяотонем. Выразив сожаление по поводу инцидента, японский дипломат потребовал ухода китайских судов из акватории о-вов Сенкаку.

Как сообщало агентство Киодо Цусин, беседа проходила следующим образом:

«Ван: Китайские рыболовные суда занимаются промыслом рыбы в этом районе много лет. В этом нет ничего нового. Инцидент в настоящее время был совершенно случайным и не был запланирован.

Доноваки: Мы хотели получить заверения, что такой инцидент не повторится.

Ван: Мы подходим к этому вопросу в настоящее время с точки зрения китайско-японской дружбы. Мы будем подходить к этому вопросу с этой же точки зрения и в будущем.

Китай-оружие

Доноваки: Мы хотим получить разъяснение, которое удовлетворит общественное мнение Японии.

Ван: Китайско-японская дружба имеет весьма важное значение, и мы не хотим причинять ей ущерб. По этому вопросу мы придерживаемся такой позиции.

Доноваки: Нам не вполне понятно, когда вы лишь заявляете, что это случайность.

Ван: У нас нет никакого намерения причинить ущерб китайско-японской дружбе, но этот инцидент произошел. Следовательно, он является случайным. Япония, по-видимому, считает, что он совершен намеренно, но это совсем не так. Не произошло никакого изменения в позиции Китая в отношении китайско-японской дружбы и проблемы о-вов Сенкаку»

Особый интерес представляет последнее замечание Ван Сяоюня. Из этих слов должно следовать, во-первых, что Китай продолжает занимать позицию, изложенную в заявлении МИД КНР от 30 декабря 1971 г., то есть продолжает претендовать на суверенитет над островами, что подтверждается и действиями китайской стороны во время происшедшего инцидента. Вместе с тем, во-вторых, из этого должно, вероятно, следовать, что Китай по-прежнему будет уклоняться от конкретного обсуждения с Японией территориальных вопросов.

Ядерная политика Китая

В целом же Ban Сяоюнь повторил лишь заявление, сделанное заместителем премьера Госсовета Гэн Бяо на встрече с одной из японских делегаций в Пекине 15 апреля 1978 г. Гэн Бяо утверждал, что инцидент является «абсолютной случайностью и отнюдь не был преднамеренным».

Любопытно, что спустя несколько дней после беседы Доноваки с Ван Сяоюнем представитель китайского посольства в Токио Дал другую версию подоплеки событий у Сенкаку. По его словам, китайские рыбаки увлеклись преследованием косяка рыбы и не заметили, как вошли в 12-мильную зону территориальных вод. Из этого заявления, казалось бы, должно следовать, что китайская сторона признает принадлежность островов Японии.

В целом же любая интерпретация Пекином событий в районе островов сводилась к утверждению об их случайном характере.

Японские газеты, однако, категорически отвергли версию о случайном характере инцидента. Они указывали, что экипажи китайских судов заранее подготовили плакаты, на. которых было написано, что острова — «китайская территория». Китайская сторона не только отказалась вывести свои суда из территориальных вод Японии, но и увеличила их число до 200. Суда не занимались, вопреки утверждениям китайской стороны, ловом рыбы: рыболовные сети находились на палубе и были сухими. На китайских судах помимо рыбаков находились военнослужащие, которые, видимо, и руководили операциями флотилии. Как заявил на встрече с журналистами генеральный секретарь кабинета министров Японии С. Абэ, присутствие китайских военных опровергает мнение о том, что инцидент у Сенкаку был «случайностью», как это пытается утверждать китайская сторона.

Китай-оружие

Точку зрения японского правительства на эти события суммировала в своей статье, опубликованной 22 апреля 1978 г., газета «Джапан тайме», писавшая: «Эта акция, вероятнее всего, является преднамеренной программой, осуществленной властями центрального правительства. И они решили назвать ее «случайным инцидентом» после того, как увидели неблагоприятную реакцию японцев».

Что касается причин, побудивших китайскую сторону предпринять эту акцию, то японская печать называет два момента, могущих, по ее мнению, лежать в основе действий Китая. Кое-кто высказывал предположение, что эта акция просто свидетельствовала о нетерпении Пекина в связи с задержками на пути заключения договора о мире и дружбе. Иными словами, эта акция явилась откровенным давлением, к которому прибег Пекин, чтобы ускорить подписание договора.

Высказывается и другое предположение — о том, что эта акция представляла собой способ, выбранный Пекином для ответа на ширящуюся в Японии кампанию за утверждение японского суверенитета над островами и для повторения своих притязаний на них.

Оба эти предположения представляются обоснованными, оба они соответствуют практике политики Пекина. Но, вероятно, следует к этому добавить и еще одно соображение.

Кто управляет Китаем?

Дело в том, что все вооруженные столкновения на границах КНР, происшедшие после 1955 года, тщательно готовились китайской стороной. В плане такой подготовки китайская сторона сознательно создавала многочисленные конфликтные ситуации на различных участках своих границ: в Гималаях в 1957—1958 годах, на Парасельских островах в 1959 году, на советско-китайской границе в 1962-1969 годах.

Пекинские власти тем самым, очевидно, рассчитывали получить данные, позволявшие им при планировании более серьезных вооруженных конфликтов иметь представление как о театре будущих действий, так и о реакции сопредельного государства, а также о его возможностях по пресечению и отражению нарушении границ.

Однако о-ва Сенкаку в прямом и переносном смысле явились для китайской стороны «белым пятном». Вопреки утверждениям официальных представителей Пекина, китайские рыбаки не вели промысел в этом районе, следовательно, китайцы знали эти острова лишь по описаниям и фотографиям. Совершенно неясно было, как будет реагировать на какое-то нарушение Япония: вспомним, что реакция ее на высадку на о. Уоцури тайваньских журналистов в 1970 году была весьма сдержанной и неторопливой. Вторжение «рыболовецкой флотилии» Китая в территориальные воды Сенкаку явилось, таким образом, своеобразной разведкой, позволившей китайскому руководству уяснить все необходимые вопросы на случай создания более серьезного конфликта.

Россия - Китай сравнение армий

Россия - Китай сравнение

В целом же апрельский инцидент в районе Сенкаку насторожил японскую общественность и политические круги. Отражая эту настороженность, газета «Санкэй симбун» писала 21 апреля 1978 г., что инцидент показал, насколько трудно предвидеть действия Китая. Вместе с тем, как отмечала газета, «нынешний инцидент продемонстрировал жесткую дипломатию Китая в связи с территориальной проблемой».

Прямым следствием китайского вторжения явилось решение правительства Японии форсировать строительство крупных скоростных сторожевых судов для обеспечения защиты территориальных вод Японии. Японские власти планируют также построить на о-вах Сенкаку площадку для вертолетов, что позволит им обеспечить эффективный контроль над островами.

Наряду с этим правительство Японии обратилось к Пекину с предложением о совместной разработке ресурсов морского дна в районе о-вов Сенкаку. Принятие Китаем этого предложения позволило бы обеим странам, но решая вопроса о принадлежности островов, приступить к детальной разведке и промышленной разработке нефтяных месторождений района, в чем, очевидно, Китай заинтересован ничуть не меньше, чем Япония. Однако китайская сторона на это предложение не ответила.

Кто такой Си Цзиньпинь

Не получив ответа на свое предложение, японские власти предприняли ряд шагов, направленных на ускорение освоения островов. На о. Уоцури была построена временная вертолетная площадка, а в конце мая 1979 года на острова прибыла правительственная исследовательская группа, возглавляемая проф. Садао Икэхарой. В задачу группы входило изучение флоры, фауны и водных ресурсов островов, их геологического строения, составление карты морских течений и установка автоматических метеорологических приборов.

Сообщение о направлении на о-ва Сенкаку этой группы вызвало немедленную негативную реакцию Пекина. Как сообщило агентство Синьхуа, временный поверенный в делах Японии в КНР Сэйити Бан был приглашен в МИД Китая, где ему было сделано представление «в связи с тем, что в последнее время японское правительство направило патрульное судно «Соя» с персоналом и материалами на китайский остров Дяоюй (Уоцури) для строительства там временной вертолетной станции, что планируется также отправка на остров японской исследовательской группы и гидрографического судна».

Тем самым Пекин вновь подтвердил неизменность своей позиции в вопросе о принадлежности о-вов Сенкаку и отсутствие у него стремления к конструктивному подходу в урегулировании этого вопроса.

США - Китай

США - Китай: Сравнение

Таким образом, проблема о-вов Сенкаку продолжает оставаться в таком состоянии, которое в любой момент может перерасти в конфликтную ситуацию. При этом, как убедительно демонстрирует при каждом удобном случае китайская сторона, она не имеет намерений, по крайней мере в ближайшем будущем, искать решения проблемы Сенкаку путем переговоров.

Это подтверждается рядом заявлений заместителя премьера Госсовета КНР Дэн Сяопина. Так, выступая 25 октября 1978 г. на одной из пресс-конференций во время своего визита в Японию, Дэн Сяопин сказал: «Наше поколение недостаточно мудро, чтобы найти решение этой проблемы». А спустя полгода, беседуя в конце мая 1979 года с бывшим министром земледелия и лесоводства Японии Дзэико Судзуки, Дэн Сяопин, коснувшись вопроса об о-вах Сенкаку, вновь предложил отложить рассмотрение вопроса о принадлежности их, раз нет возможности урегулировать его сейчас. При этом Дэн Сяопин имел в виду, конечно, такое урегулирование, которое полностью соответствовало бы условиям Пекина.

http://wushu.pp.ua/istoriya-kitaya/6926-problema-ostrovov-senkaku.html

Опубликовано 02 Окт 2017 в 10:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.