6-го августа 2014 года Президент Российской Федерации Владимир Путин подписал Указ «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации».  Согласно указу, в течение одного года «запрещается либо ограничивается... осуществление внешнеэкономических операций, предусматривающих ввоз на территорию России отдельных видов сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия из стран, которые ввели экономические санкции против российских физических и (или) юридических лиц или присоединились к такому решению».

Российские производители приветствовали данное решение, поскольку ограничение импорта позволяет существенно увеличить собственное производство.  Это, кстати, полностью соответствует положениям Доктрины продовольственной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 30.01.2010 № 120.  Разумеется, сразу увеличить производство мяса, молочных продуктов и других продовольственных товаров невозможно, поэтому Министерством сельского хозяйства совместно с другими ведомствами были изучены варианты переориентации импортных потоков.  В частности, поставки мяса из Евросоюза, США и Канады можно заменить поставками из Бразилии, Китая, Уругвая, Парагвая и Аргентины. Выпадающие поставки сыра, масла и сухого молока в министерстве можно покрыть за счет их закупки в Южной Америке и Новой Зеландии.  Овощи планируется завозить из Турции, Аргентины, Чили, Китая, Узбекистана и Азербайджана. Яблоки и груши - из Аргентины, Чили, Китая и Сербии. Вишни, черешни, абрикосы и персики - из Узбекистана, Азербайджана, Армении, Турции и Ирана, а цитрусовые - из Египта, Марокко, Турции, ЮАР.

Как показали последние два месяца, дефицита продуктов на российском рынке не ощущается, многие сельхозпредприятия стали увеличивать инвестиции в расширение производства.  Да, почти повсеместно отмечен рост цен, но в регионах к контролю за ситуацией на рынках помимо Федеральной антимонопольной службы подключились и местные комиссии с участием представителей общественности и властей.  Как следствие, в стране уже проявляется тенденция к стабилизации цен.

Однако не во всех сферах все так благополучно.  Серьезное беспокойство вызывает ситуация с поставками рыбы и морепродуктов на российский рынок.  Принимая решение о запрете на ввоз морских биоресурсов из-за границы, российское руководство, разумеется, руководствовалось возможностями российского рыбного рынка, наличием достаточного количества собственного стратегического ресурса.  У нас действительно есть возможность полностью обеспечить себя рыбопродукцией, о чем свидетельствуют данные Росмониторинга.  Так, объем поставок рыбы, рыбопродуктов и морепродуктов за пределы Российской Федерации за первое полугодие 2014 года составил 955,1 тыс. тонн, а объем импорта рыбной продукции в Российскую Федерацию за этот же период составил 440,4 тыс. тонн. Общий объем добычи водных биоресурсов российскими рыбохозяйственными компаниями по состоянию на 29 июля 2014 года составил 2399,4 тыс. тонн, что на 0,8% больше уровня прошлого года.

Фактически, Россия вылавливает морских биоресурсов гораздо больше, чем требуется для удовлетворения внутренних потребностей.  Но при этом у нас, к сожалению, из года в год наблюдается тенденция не увеличения, а снижения поступлений рыбопродукции на российский рынок.  При этом экспорт морепродукции не уменьшается.  Более того, тотальный вывоз рыбы и морепродуктов за рубеж породил целый ряд проблем, связанных с появлением мощного «теневого сектора», представители которого стремятся получить от государства налоговые, таможенные и контрольно-надзорные послабления, чтобы еще больше увеличить объем получаемых ими сверхдоходов от торговли валютоемкими видами биоресурсов по «серым схемам».

Казалось бы, что в условиях введенного Россией запрета на импорт морепродукции из ряда стран, мы вообще не должны ощущать никаких проблем, поскольку отечественные рыбодобытчики в состоянии и всю страну рыбой обеспечить, и еще и на экспорт кое-что отправить.  Но вот парадокс – российская рыба на российские прилавки добирается с огромным трудом.  Возникает резонный вопрос – почему?

Представители рыбного бизнеса, от лица которого обычно выступают деятели из Ассоциации добытчиков минтая (АДМ) и Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров (ВАРПЭ), выдвигают сразу несколько причин.  Прежде всего, говорится о том, что нынешняя лососевая путина оказалась намного хуже, чем ожидалось.  То есть, лосося мало, поэтому заменить им норвежскую семгу не получится, а цены будут высокими.  Но вот заместитель руководителя Федерального агентства по рыболовству Василий Соколов на состоявшемся 23 сентября заседании штаба по организации лососевой путины в Дальневосточном рыбохозяйственном бассейне отметил, что, в целом, вылов тихоокеанских лососей приближается к объему, который в начале путины был спрогнозирован наукой, в 351 тыс. тонн, и по состоянию на 23 сентября 2014 года составляет более 312 тыс. тонн.  То есть, на природу пенять не стоит.  А даже если бы объемы добычи были меньше ожидаемых на 20-30%, этого все равно хватило бы для удовлетворения потребностей внутреннего рынка.

Еще одной причиной отсутствия российского лосося на внутреннем рынке называют высокие цены на железнодорожные перевозки.  Представители ВАРПЭ утверждают, что цена на перевозку рыбы составляет в среднем 10,5 – 12 рублей за килограмм.  В реальности же, она находится на уровне 6-7 рублей, а для сельдевой путины железнодорожники намерены еще снизить тарифы. Как отметил руководитель Дальневосточной железной дороги Михаил Заиченко, «за 7 месяцев 2014 года в 42 ускоренных рефпоездах было отправлено 79 тыс. тонн рыбы, что в 3 раза больше, чем за аналогичный период 2013 года, и в 7 раз больше, чем в 2012 году. Между тем графиком движения предусмотрено ежедневное отправление 2 ускоренных рефрижераторных поездов, что давало возможность с начала 2014 года отправить 1,4 млн. тонн свежемороженых морепродуктов, но потенциал данных перевозок используется грузоотправителями только на 6%».  Кроме того, он также сообщил, что  «руководством ОАО «РЖД» принято решение о формировании технологии отправления морепродуктов по графику движения контейнерного поезда «Транссиб за 7 суток». Ускоренный рефрижераторный поезд будет следовать со скоростью пассажирского. Срок доставки до Москвы составит 7 суток. Проект будет реализован при участии ОАО «Рефсервис» и ОАО «Трансконтейнер»».  Вот только многие рыбаки не стремятся отправлять рыбу в западные регионы страны.

Разумеется, не только на природу и железнодорожников жалуются рыбопромышленники.  Им также очень сильно мешают федеральные ведомства.  Погранслужба ФСБ РФ никак не решает вопрос с многочисленными пересечениями границы, а Росссельхознадзор со своей планируемой системой выдачи электронных ветеринарных сертификатов (так называемая АИС «Меркурий») вообще стоит некоторым рыбакам поперек горла. В добавок к этому, благодаря приходу в Росрыболовство нового руководителя, в отношении которого также регулярно звучит критика рыбопромышленников, у Россельхознадзора с начала этого года появился доступ к информационной базе Росрыболовства.  Почему пограничники и ветеринары стали объектами развернувшейся в ряде СМИ «травли», довольно ясно объяснил заместитель руководителя Россельхознадзора Николай Власов: «Потому что так организованы информационные потоки: они не сходятся во едино ни у нас, ни в ФСБ, ни у таможенников, а тут схемы предполагают совместный учет квот и сравнение двух потоков реализации - во вне страны (экспорт) и внутрь страны (вот этой информации у ФТС и нет), причем каждый из этих потоков в квоту может укладываться, а оба вместе - может и не укладываться. А вот в случае успешной реализации нашего информационного проекта с Росрыболовством все станет как на ладони. Потому у рыбаков и такая аллергия на электронную сертификацию, поскольку донором необходимой ФТС и Росрыболовству информации по ННН будет именно Меркурий».  То есть, введение этой системы выведет из тени потоки биоресурсов, которые сейчас поставляются по «серым схемам».  Это – прямая угроза теневому бизнесу, который рискует потерять огромные доходы.

Как отмечает руководитель приморского представительства Национального общественного комитета по противодействию коррупции Николай Черентаев, большая часть критики Минсельхоза сейчас направлена на то, чтобы отменить сам переход сертификации на «электронку»: «Все же понимают – «бумажка», справка выдается хозяйствующему субъекту и больше никто ничего о ней не знает. Отсюда – подделки, подгонка под сертификат другой партии и прочие хитрости. А использование сети Интернет для оформления ветеринарных сопроводительных документов делает информацию о товаре открытой. И вот здесь начнут возникать вопросы, как минимум неприятные многим нашим рыбодобытчикам. Считаю, что многие из них готовы серьезно «вложится» в то, чтобы эти вопросы просто не могли возникнуть, иначе «успешный» бизнес может в одночасье стать вне закона».

О масштабах этого «успешного» бизнеса говорилось в докладе аудитора Счетной палаты Сергея Штогрина: «Предприятия рыбодобывающей отрасли активно участвуют во внешней торговле водными биологическими ресурсами… В 2013 году российские пользователи добыли во всех районах Мирового океана и внутренних водах 4,3 млн. тонн водных биоресурсов, что на 10,7 тыс. тонн выше уровня 2012 г. Объем поставок рыбы, рыбопродуктов и морепродуктов за пределы России составил 1,9 млн. тонн, что на 12,6% превышает уровень 2012 г.

Значительные объемы водных биоресурсов экспортируются по контрактам с лицами, зарегистрированными в оффшорах. В 2013 г. доля такого экспорта составила 37,5% в стоимостном и 40,6% в весовом выражении. В 1 квартале 2014 г. эти показатели - 42,7% и 41,8% соответственно. Внешнеторговые контракты с оффшорами носят формальный характер – при экспорте практически все товары поступают из РФ не в оффшорные территории, а в третьи страны. Уровень цен при этом занижается по сравнению с внешнеторговыми контрактами, заключаемыми напрямую».  Между тем, по экспертным оценкам, «черная» разница между реальной и «оффшорной» ценой кг рыбо- и морепродукции в среднем доходит до 1,25 долларов США.

Довольно резко высказался по этому поводу руководитель Информационного агентства по рыболовству Александр Савельев: «В стране, которую омывает 13 морей, в которой 240 промысловых видов рыб, идти с протянутой рукой в любое из государств — это дикая ситуация. У нас своей рыбы девать некуда. Мы добываем в год в среднем 4 миллиона 300 тысяч тонн, из них почти половину, если быть точным 1 миллион 880 тысяч, уходит на экспорт, это что касается легального экспорта. Нелегально вытаскивают еще на миллиард долларов, если сопоставлять статистику нашу таможенную с японской, китайской и корейской, - это преступный, браконьерский бизнес».

Если обратиться к данным по экспорту морепродукции предприятиями Приморского края и Сахалинской области и проанализировать внешнеторговые контракты, можно обнаружить, что в 2013 году на экспорт всего было отправлено 1 333 406, 63066 тонн, из них 646 549, 54739 тонн (то есть, 48,49%) были поставлено покупателям в оффшорах.  При этом из 203 компаний-экспортеров 64 фирмы отправили в оффшоры 100% продукции, 38 компаний – от 50 до 99%, 27 предприятий – от 1 до 50%.  И только 74 компании-экспортера не отправляли продукцию в оффшоры.

Данные за первое полугодие 2014 года выглядят следующим образом: всего отправлено на экспорт 814 349,08657 тонн морепродукции, из них в оффшоры – 352 697,82802 тонны (43,31%).  Из 154 компаний-экспортеров полностью на оффшоры отправляли продукцию 29 фирм, 27 предприятий экспортировали в оффшоры более 50% продукции, 14 компаний – менее 50%, а 54 фирмы продукцию в оффшоры не отправляли.

Разумеется, никакая рыба в оффшоры не попадает, она напрямую идет на рыбоперерабатывающие предприятия в сопредельных странах, в первую очередь, в КНР.  Фактически, существующая на протяжении многих лет практика, при которой российские рыбодобывающие компании отправляют на экспорт продукцию с низкой добавленной стоимостью, послужила основой для создания соседними странами, особенно Китаем, мощных рыбоперерабатывающих комплексов.

Пока мы спорим о вариантах импортозамещения, развитии глубокой рыбопереработки, создании рыбного кластера и системы биржевой или аукционной торговли морепродукцией в Приморье, иностранцы продолжают работать по прежней схеме.  Иностранный капитал (особенно китайский), заинтересованный в сохранении существующей ситуации, делает ставку на судоремонт старых российских судов, при этом,  обновляя свой морской, океанический рыбодобывающий и транспортный флот с тем, чтобы расширить использование запасов морских биологических ресурсов в 200-мильных зонах иностранных государств и в открытой части Мирового океана. Одновременно с этим они финансируют наиболее затратные статьи расходов российского промысла, начиная от заправки судов топливом и заканчивая обеспечением членов экипажей продуктами питания.  В результате, иностранцы получают возможность воздействовать на российскую рыболовную политику в дальневосточном регионе и не только, становятся совладельцами, а иногда и реальными собственниками российских рыболовных компаний.  Можно сколько угодно продвигать тезис «рыбу – на берег», но откуда ей взяться на берегу, если она скуплена иностранными компаниями еще до начала промысла?

Собственно, развитию «серых схем» рыбного экспорта благоприятствует и несовершенство российского законодательства.  В частности, обращает на себя внимание Постановление Правительства Российской Федерации от 19.03.2008 № 184 «О Порядке оформления судов рыбопромыслового флота, уловов водных биологических ресурсов и произведенной из них рыбной и иной продукции и государственного контроля в морских портах в Российской Федерации», согласно которому продукция может вывозится на экспорт по упрощенной схеме – не более трех часов, практически без проведения физического контроля.  Понятно, что за такое короткое время возможен только документарный контроль, а физический контроль ограничивается досмотром видимой части продукции в трюмах судов, либо при перегрузах (пограничными и таможенными органами).   При этом идентификация видов рыбопродукции, не проводится, а количество и вес оцениваются исходя из данных объёмов трюмов, осадки судна и т.д.  В результате, создаются благоприятные условия для развития теневого бизнеса.  Так, вместе с мороженым минтаем (цена на рынках АТР 1200-1600 долларов за тонну) вполне можно вывезти и икру минтая ястычную мороженую, которая уже стоит до 5500 долларов США за тонну.  Таким же образом можно вывозить и другие валютоемкие виды водных биоресурсов - краб, креветку, гребешок, трубач и т.д., стоимость которых может составить от 6 до 50 и выше долларов США за один килограмм.

Отсутствие возможности проведения физического контроля не позволяет идентифицировать продукцию с данными, указанными в товаросопроводительных документах, составленных экспортерами.  Это, в свою очередь, позволяет им спокойно экспортировать рыбопродукцию за рубеж по фиктивным контрактам, заключенным с фирмами, зарегистрированными в оффшорных зонах, причем в контрактах указывается заниженная цена.  После этого рыбопродукция реализуется уже по иным, более высоким ценам, а разница цен оседает в иностранных банках (оффшорных зонах). При этом в бюджет Российской Федерации перечисляются минимальные налоговые и иные сборы от сделок. Значительные средства обращаются также в наличном виде, налоги и сборы в бюджет России не платятся либо недоплачиваются. Более того, некоторые такие предприниматели в ряде случаев умудряются даже успешно возвращать из бюджета России налог на добавленную стоимость.

Разумеется, такая практика выгодна экспортерам, которые получают баснословные прибыли за счет использования теневых схем.  Если обратить внимание на данные по Приморскому краю и Сахалинской области, можно обнаружить, что в 2012 году из отправленных на экспорт 1181,285 тысяч тонн рыбопродукции по упрощенному порядку, предусмотренному вышеуказанным Постановлением № 184 было вывезено 962,461 тыс. т.  То есть, 81,5% продукции прошло только документарный контроль.  В 2013 году из экспортированных 1333,4544 тыс. т рыбопродукции по упрощенной схеме отправлено 1064,62262 тыс. т (80%), а в первом полугодии 2014 года при общем экспорте 814,35 тыс. тонн упрощенный порядок был применен по отношению к 622,9755214 тыс. т. (76,5%).

Существенный вклад в укрепление этой схемы внес принятый в июне 2013 года ФЗ № 148 «Об аквакультуре (рыбоводстве) и о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ».  В результате действий экспортного лобби в его текст попал пункт, касающийся не аквакультуры, а прибрежного рыболовства, который разрешил «при прибрежном рыболовстве осуществлять перегрузку уловов водных биологических ресурсов и производство на судах рыбопромыслового флота рыбной и иной продукции из водных биологических ресурсов».  Ранее Федеральный Закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» предписывал доставку всех прибрежных уловов на российский берег.  В результате этих нововведений рыбаки стали поставлять прибрежные уловы не на российский берег, а за рубеж.

Стоит, в частности, обратить внимание, кто готовил вышеуказанный закон «Об аквакультуре»: сенаторы Геннадий Горбунов (Астраханская область, рыбный бизнес, профильный комитет в СФ РФ), Александр Верховский (Сахалин, рыбный бизнес, профильный комитет), а также депутат Государственной Думы Георгий Карлов (Сахалин).  Разумеется, не остались в стороне руководители Ассоциации добытчиков минтая, ВАРПЭ - главной общественной организации российских экспортеров рыбы, которые активно лоббировали данный законопроект, а также РСПП, в руководство которого входит президент АДМ.

Сейчас все эти же лица в различных интервью говорят о том, что развитие глубокой переработки рыбы в России малоперспективно, поставки рыбы с Дальнего Востока невозможны, да особо и не нужны. При этом они обвиняют в невозможности поставок всех, кроме самих рыбаков.  Виноваты даже российские потребители, которые, оказывается, «не любят дальневосточный лосось, предпочитая ему норвежскую семгу», которая, к слову сказать, сейчас в Россию не поставляется.

В настоящее время возникла ситуация, когда интересы России требуют перенацелить российские уловы рыбы, в первую очередь дальневосточные, с экспорта на внутренний рынок. Это нужно России, это нужно российскому потребителю, этого требует продовольственная безопасность нашей страны.  Но это полностью противоречит интересам китайских, корейских, американских компаний, тесно связанных с российскими рыболовными фирмами и, в том числе, полностью или частично их контролирующих.

Если посмотреть на многочисленные профильные и непрофильные СМИ, можно увидеть, что сейчас, по сути, лоббистами рыбного экспорта развернута настоящая информационная война, направленная на дискредитацию российских контролирующих и правоохранительных органов, а также ряда государственных компаний.  Цель вполне ясна – сохранить и расширить возможности по бесконтрольной отправке российской рыбы за рубеж и получению сверхприбылей.  Но это предполагает, что поставки на внутренний рынок должны хотя бы не увеличиваться, а в идеальном для «рыбных королей» варианте – снизиться.  Чтобы оправдать низкие поставки, в ход идут все средства – заявления о плохих уловах, высоких транспортных тарифах, чрезмерном контроле пограничников и бюрократических препонах ветеринаров.  Хотя в действительности причина всего одна и она лежит на поверхности – многие рыбодобытчики не хотят работать на внутренний рынок, им гораздо выгоднее отправлять рыбу за границу и получать прибыли, снабжая при этом сырьем иностранные заводы и обеспечивая работой иностранных граждан.

Фактически, своими действиями вышеуказанные должностные лица, представители общественных организаций, средств массовой информации и бизнес-структур беззастенчиво саботируют решения руководства России, направленные на обеспечение продовольственной безопасности нашей страны.  При этом, однако, действуя в ущерб интересам России, они одновременно действуют в интересах иностранных государств.   Для обозначения такой категории деятелей обычно используется термин «шестая колонна» - так называют лиц, которые, будучи облечены определенными полномочиями, в том числе и входя во власть, внешне поддерживают политику руководства страны, но своими реальными действиями дискредитируют ее, саботируя реализацию нужных стране мер и выполнение поставленных Президентом и Правительством задач.

Не стоит сомневаться, что они вскоре еще более повысят свою активность, поскольку ряд планируемых нововведений, несомненно, придется не по душе «рыбным королям».  Прежде всего, это касается предложения Министерства сельского хозяйства отменить льготы по уплате сбора за пользование водными биоресурсами в отношении экспортируемых в непереработанном виде уловов водных биоресурсов.  Еще одно предложение Минсельхоза касается отмены платы за оформление ветеринарных сертификатов – расходы на нее были одним из пунктов обвинений в адрес ветеринаров со стороны отдельных представителей рыбного бизнеса.  Кроме того, с новой инициативой выступило Росрыболовство, которое предлагает запретить возможность перегруза в море при осуществлении прибрежного рыболовства. Также с инициативой выступил и губернатор Приморья Владимир Миклушевский, предложив в 4 раза поднять заградительные пошлины на экспорт российской рыбы.  Так что вскоре стоит ожидать новых «обличительных» выступлений видных деятелей рыбного бизнеса, различных экспертов и общественных деятелей. Это их бизнес, их интересы, которые имеют мало общего с интересами нашей страны.

http://aftershock.su/?q=node/261875