– Фу, какие неприятные, черные... Ужас, просто ужас, – женщина смотрит в окно, и по ее лицу можно прочитать, что ей категорически не нравится то, что происходит за окном. Как вы думаете, на что она смотрит?

На рабочих. За окном копают траншею мужчины кавказской национальности.

- Вообще скоро весь город займут, все едут и едут, - продолжает возмущаться женщина.

И тут я понимаю, что в гордящихся многонациональностью и толерантностью Челнах стало что-то меняться...

Доклад - Карта этнорелигиозных угроз

Помните, раньше над мостом по проспекту Вахитова возле здания городской администрации долгие годы красовалась надпись, чуть ли не девиз: «Дружба народов – главное богатство Татарстана»? Однажды надпись сменилась рекламной вывеской... Может, зря?

Нурлат

Многими осталась практически незамеченной ситуация, которая недавно произшла не в таком уж и далеком от нас Нурлате. Пытаясь утихомирить в ночь на 28 июля толпу агрессивно настроенной молодежи, полицейские вынуждены были применить оружие. Вслед за этим на улицах города появился ОМОН, а в воздухе – полицейские вертолеты. Как пишет «БИЗНЕС Online», местные власти и силовики настаивают на том, что в городе произошла лишь обычная драка среди молодежи и никакого межнационального конфликта, о котором пишут в соцсетях, на самом деле нет.

На фоне недавних событий в Пугачеве в Саратовской области (в начале июля там произошла драка между приезжим 16-летним подростком-чеченцем и 20-летним татарином, который от полученной колото-резаной раны вскоре скончался в больнице – после чего случились массовые волнения с перекрытием федеральной трассы) к Нурлату было приковано повышенное внимание.

По версии местных жителей, произошла драка между кавказцами и местными жителями. Инициатором драки стал азербайджанец по прозвищу Федор, который подошел к компании местных «с наездом и оскорблениями». Во время разборки приезжие достали «ножи и стволы». Местные, в свою очередь, дали неожиданный отпор, а побитый Федор «ползком дополз» до своей машины (ее закидали камнями) и уехал с места происшествия.

«Никакой национальной подоплёки конфликта нет!», - утверждают власти. «Есть!», - в ответ говорят жители и журналисты. Что было на самом деле, еше выясняется. Но ведь дыма без огня не бывает.

Возможно продолжение?

Возникает вопрос – возможно ли повторение «нурлатского» сценариях в нашем городе?

Вот какую историю рассказал корреспонденту «Вечерки» молодой человек, пожелавший остаться неназванным:

- Мой друг припарковал во дворе машину. Сзади подъехал белый «Джип», оттуда вышел черный, и говорит: «Убирай машину». Когда он отказался, Ильнура (назовем его так – прим. ред.) силой вытащили из салона и избили. Он потерял сознание. Машину перетащили, и на место поставили свою. Били сильно, он раз пять пытался убежать.

- Вообще, такие случаи часто возникают, – продолжает мой собеседник. – И в армии сколько всего было...

Все спокойно!

Согласно информации Следственного комитета, в Челнах нет какого-то всплекса конфликто а межнациональной почве.

– В Челнах периодически возбуждаются дела за разжигание национальной розни, – говорит Эдуард Миронов, следователь-кримналист Следственного отдела СУ СКР по РТ в г. Набережные Челны. – Но чаще всего причиной рассмотрения становятся высказывания в социальных сетях, на митингах или просто надписи на заборах (бывало и такое).

Но значит ли, что конфликтов на самом деле не бывает? Например, наш избитый товарищ в полицию почему-то не пошел...

Дело в приезжих?

- Конфликт не всегда имеет межнациональный характер, зачастую – это противостояние коренных жителей и приезжих, – рассуждает Раис Сулейманов, руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований Российского института стратегических исследований. – Первые – это представители местных народов (русские, татары и др.), вторые – это выходцы с Кавказа (включая и российского) и Центральной Азии.

Как правило, приезжее население не стремится цивилизационно интегрироваться в местный социум, противопоставляя себя ему вызывающим поведением, откровенным хамством по отношению к женщинам, борзотой, переходя в насилие, говорит Раис Сулейманов. При этом, пользуясь кланово-земляческими связями и коррумпированностью правоохранительных органов на местах, приезжие чувствуют себя безнаказанно до тех пор, пока терпение коренного населения лопается. Виновниками и зачинщиками первых физических столкновений всегда являются приезжие. В результате это нередко заканчивается смертью кого-то из местных жителей (яркий пример – события в Пугачеве).

Учитывая, что приезжие этнически отличаются от коренного населения, то это выливается в межнациональный конфликт. Печально, что приезже население даже во втором поколении не стремится к интеграции в общество (яркий пример - кавказец Фаниль Ахметов, «Федор», из Нурлата). Боюсь, что и в Набережных Челнах может также повториться своя «Кондопога»

– Почему? Город ведь считается толерантным. Много приезжих?

- Да, много приезжих. Причем это не те, кто приезжал в советское время на стройку «КАМАЗа». Их уже смело можно именовать коренным населением. Речь идет о тех, кто приехал уже в 2000-е годы. Что касается толерантности города – так и Пугачев, и Кондопога, и Нурлат никогда не назывались нетолерантными. Этот критерий совершенно неприемлим.

С проблемами – к диаспорам

Невольно слова Сулейманова подтверждает и директор ЦНК «Родник» – оплота дружбы народов Челнов.

Разговор с Ландыш Ишалинов начинается весьма радужно:

-У нас создаются условия для общения членов диаспор. Именно средствами культуры мы развиваем межнациональную толерантность. Я работаю в «Роднике» уже девятый год, смело могу сказать: город Набережные Челны можно считать толерантным городом.

А потом Ландыш Рифовна добавляет:

- Но и с трудностями мы сталкиваемся. Разные же люди есть. Случай с узбеками вышел (имеется в виду убийство Василсы Галициной узбеком Фаррухом Ташбаевым – прим. ред.). У нас такие времена были, тяжеловато приходилось. Говорят же: паршивая овца все стадо губит...

Но, когда мы проводим праздники, у нас и таджики, и азербайджанцы, и все остальные вместе бегают по «Роднику». По подрастающему поколению видно, что молодежь у нас растет толерантная.

– Вы говорите про тех, кто растет в Челнах. А приезжие к вам приобщаются?

- Приезжие, мне кажется, больше сами по себе. Культурно воспитываются именно челнинцы. Они, конечно, обращаются к нам. Обращаются по конкретным вопросам, когда возникают вопросы по визовой службе, когда попадают в трудное положение, в тюрьму или в оргаы. Тогда они обращаются к нам, а мы напраавляем их к председателям национальных общин и диаспор. Они, в свою очередь, стараются им помочь.

Иностранцы прибывают

Кажется, насторожены и городские власти.

В понедельник на совместном заседании антитеррористической и межведомственной комиссии по профилактике правонарушений мэр города потребовал усилить контроль за иностранной рабочей силой:

- Мы еще со своими не можем разобраться и конкретно убедиться в мастерстве вождения пассажирских транспортных средств. Из других стран, в основном, приезжает неквалифицированный персонал. Я категорически против, чтобы в Челнах давали заказ на иностранную рабочую силу.

На сегодняшний день в городе поставлено на учет 5184 иностранных гражданина, что на 9,6% больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Всего по городу проживает 451 иностранный гражданин и лицо без гражданства. Наибольшее число граждан прибыло из Узбекистана.

В настоящее время в Челнах официально трудовую деятельность осуществляют 334 иностранца. Всего зарегистрировано 447 организаций и индивидуальных предпринимателей использующих труд иностранных граждан.

Предпосылки налицо

В журнале «Русский Репортер» был опубликован текст, который очень кстати к нашей теме. Приводим отрывок:

«За последние полтора десятка лет крупные бунты на межнациональной почве случаются, как лесные пожары, минимум раз в год. За это время страна так и не научилась их предотвращать. Каждый раз власти действуют по принципу «главное — сбить пламя».

Добровольное самоослепление мешает выработать четкий алгоритм действий для предотвращения следующих вспышек насилия. А сделать это не так уж и трудно. Но для начала надо произнести несколько вещей, которые ни одна из сторон произносить не хочет.

Первое. В подавляющем большинстве подобных конфликтов одной из сторон являются уроженцы Чечни и Дагестана. Именно Чечни и Дагестана. Не Адыгеи, не Карачаево-Черкесии, не Кабардино-Балкарии, а Чечни и Дагестана. Можно тысячу раз сказать, что это высказывание неполиткорректно, но оно правдиво.

Второе. Подавляющее большинство подобных конфликтов густо замешено на алкоголе. При наличии назревших обид и противоречий бухло играет роль бытового газа, блуждающего в закрытом помещении. Из этого неприятного факта вытекает следующий неприятный факт.

Подавляющее большинство массовых волнений на национальной почве происходит в таких социально-экономических условиях, которых не пожелаешь и врагу на оккупационной территории.

Наконец, последний и самый неприятный факт. Это полная утрата связи между властью и людьми. Впору говорить об утрате политической элитой самого инстинкта власти».

Если анализировать ситуацию в нашем городе согласно выработанным «Русским Репортером» критериям, на самом деле в Челнах все не так уж плохо: город у нас с точки зрения экономики не депрессивный, связь народа и власти есть через Твиттер. Но ведь лучше проблему предотвратить, чем потом расхлебывать последствия.

http://v-chelny.ru/news/tolerantnosti-konec/