После введения запрета на ввоз в Россию продовольственных товаров из США, ЕС и ряда других стран, поддержавших антироссийские санкции, отечественные производители вздохнули с облегчением – прилавки расчищены для своих продуктов.  Вот только рыбные полки изобилием не отличаются, да и цены неприятно удивляют.  О том, чем некоторые рыбопромышленники пытаются это объяснить, уже говорилось в статье «Рыба есть, но рыбы нет: особенности национального импортозамещения», но о некоторых аспектах стоит сказать подробнее.

28 августа 2014 года на заседании Комиссии Российского союза промышленников и предпринимателей по рыбному хозяйству и аквакультуре под руководством Германа Зверева (по совместительству представляющего также Ассоциацию добытчиков минтая) были разработаны рекомендации для Евразийской экономической комиссии и Правительства Российской Федерации.  Эти рекомендации включают предложения по внесению изменений в нормативную правовую базу, включая отмену ряда принятых нормативных правовых актов и внесение изменений в проекты нормативных правовых актов, рассматриваемых в Евразийской экономической комиссии и Правительстве Российской Федерации.

Примечательно, что в этих рекомендациях четко отмечено: «Импорт рыбопродукции имеет несколько конкурентных преимуществ по сравнению с отечественной рыбопродукцией:

- иностранные производители рыбопродукции готовы поставлять продукцию без предоплаты. Их внешнеторговые контракты страхуются в специальных государственных страховых фондах и у них есть возможность ждать оплаты два-три месяца, более того в Европе и США существуют специальные программы финансовой помощи рыбопромышленным предприятиям.

- для импортной рыбопродукции применяется иная система ветеринарного контроля. Партия импортной рыбопродукции оформляется на границе в течение одного-двух часов, лабораторные исследования проводятся выборочно и уже после того, как партия продукции оформлена и поступила в обращение. Российская рыбопродукция оформляется от трех до десяти суток, лабораторные исследования проводятся в отношении каждой партии рыбопродукции и до получения их результатов продукция не вводится в оборот.

- импортная рыбопродукция имеет удобную логистику, потому что не привязана к Транссибу и не зависит от монопольного регулирования ОАО «РЖД». В частности, дальневосточные производители консервов могут перевозить консервы только по железной дороге и только в специальных вагонах – термосах. Недостаточное количество специализированного подвижного состава приводит к значительному удорожанию провозной платы для рыбопродукции. В то же время импортная рыбопродукция (например, шпроты) доставляется в Россию обыкновенными фурами. В результате – производство консервов в России сокращается, а импортные поставки консервов в Россию растут».

Очень занятная картина получается: рыбные экспортеры нашли удобные оправдания и заявляют, что они даже в условиях нашего «продовольственного эмбарго» не могут конкурировать с иностранцами, требуя для себя новых преференций.  По первому пункту – создается впечатление, что наши «бедные» рыбопромышленники очень нуждаются в «специальных программах финансовой помощи», иначе они не будут поставлять рыбу в Россию без предоплаты.  Звучит как ультиматум Правительству России. Что касается ветеринарной сертификации, то стоит обратить внимание, что импортная продукция поставляется уже с сертификатами, нам здесь остается только проверить их подлинность и соответствие видимым характеристикам продукции – если что-то вызывает сомнения, образцы отправляются на лабораторные исследования.

Что же касается отечественной продукции, предназначенной для ввоза в Россию, то допускать ее на рынок без всяких проверок довольно рискованно – на кону стоит здоровье наших сограждан.  Применительно к логистике, ситуация вполне очевидна – основной объем импорта рыбопродукции идет через западные регионы из Европы, тогда как основной объем отечественной рыбодобычи приходится на Дальний Восток.  Но вот специализированного железнодорожного состава у РЖД хватает, да и тарифы вполне приемлемы, что бы ни утверждали наши доморощенные рыбопромышленники в оправдание своего нежелания поставлять рыбу на российский рынок.

Обращают на себя внимание некоторые меры, которые предлагает Комиссия Российского союза промышленников и предпринимателей по рыбному хозяйству и аквакультуре:

«Внести следующие изменения в приказ Министерства сельского хозяйства №281 от 17.07.2014 года “Об утверждении Правил организации работы по оформлению ветеринарных сопроводительных документов и порядка оформления ветеринарных сопроводительных документов в электронном виде»:

- дополнить приказ пунктом: «Подконтрольная ветеринарному контролю (надзору) переработанная продукция животного происхождения сопровождается ветеринарным сертификатом, который подтверждает эпизоотическое благополучие территории выхода продукции, без проведения ветеринарно-санитарной экспертизы».

- отменить обязательные лабораторные исследования каждой партии российской рыбопродукции. Документ о безопасности продукции в ветеринарном отношении выдавать на основании государственного мониторинга районов промысла. В целях определения ветеринарной безопасности районов промысла применять процедуру оценки риска – систему постоянного мониторинга ветеринарной безопасности районов промысла. Под безопасностью района промысла в ветеринарном отношении (и улова водных биологических ресурсов) понимается исключительно отсутствие в районе промысла возбудителей болезней, включенных в список, предусмотренный статьей 1.3.1 Ветеринарно-санитарного кодекса водных животных.

- установить, что объявление района промысла свободным от болезней является основанием для выдачи ветеринарных сопроводительных документов на уловы водных биологических ресурсов, добытые в указанных районах промысла, и производимую из них продукцию».

Фактически, речь идет о том, чтобы ветеринарную проверку отечественной рыбопродукции отменить, а руководствоваться исключительно данными о ситуации в районе промысла.  То есть, выезжайте в район промысла, берите пробы и довольствуйтесь этим.  Вот только проверять в данном случае надо не только район промысла, но и обстановку на всем пути миграции каждого вида, да еще и с учетом течений.  И еще немаловажный фактор – если оперировать только статьей 1.3.1. Ветеринарно-санитарного кодекса водных животных, совсем выпадает то обстоятельство, что рыбы нередко являются носителями инфекций, содержащихся в моллюсках.  Эти заболевания не входят в перечень болезней рыб, но некоторые могут передаваться человеку – такие случаи были отмечены даже в этом году.  Кроме того, в зависимости от питания и путей миграции, в рыбе могут находиться и тяжелые металлы – вплоть до ртути.  Получается, что контролирующие службы должны мотаться по всему маршруту миграции рыбы, везде брать пробы, делать анализы, а потом объявлять, что такой-то регион считается «чистым»? Другими словами, надо «объять необъятное», чего никто сделать не сможет.

Возникает резонный вопрос: для чего это нужно рыбному лобби? Ответ, на самом деле, лежит на поверхности – отмена ветеринарной сертификации позволяет скрыть незаконно добытые уловы.  Это хорошо видно на примере случая с задержанием в 2013 году во Владивостоке партии минтая, изготовленного БАТМ «Анива», принадлежащей ЗАО «Остров Сахалин» и ввезенного на ТР «Гармония».  В ходе проверки было установлено, что 67 тонн мороженного минтая не имели документов, подтверждающих его происхождение.  Однако при этом выяснилась еще одна любопытная деталь – такой же минтай, того же самого производителя, с теми же самыми датами изготовления был экспортирован той же самой компанией в КНР.  То есть, компания выловила больше минтая, чем было положено, оправила основную часть в Китай, а излишки попыталась ввезти в Россию вперемешку с другой продукцией.  Если бы не необходимость предоставить документы, подтверждающие происхождение продукции (а в их качестве как раз выступают ветеринарные документы), все прошло бы чисто и гладко.

Стоит отметить и еще один случай – совсем недавно во Владивостоке было задержано более 100 тонн свежемороженой рыбной продукции с поддельными ветеринарными сопроводительными документами.  Представители Управления Россельхознадзора по Приморскому краю и Сахалинской области предполагают, что таким образом коммерсанты пытались легализовать лосось, добытый браконьерским способом.

А сколько таких случаев не выявлено? И почему не выявлено? Да потому, что единой информационной системы, которая позволяла бы соотносить объемы выделенных квот с объемами отправленной на экспорт и ввезенной в РФ продукции, пока нет.  Ее пытаются внедрить – эта так называемая ГИС «Меркурий», система электронной ветеринарной сертификации продукции.  Для браконьеров электронная сертификация неприемлема, потому что это не бумажка, которую можно подделать.  А для некоторых рыбных экспортеров она вообще как «красная тряпка для быка», поскольку позволяет выявить все потоки и «забелить серые схемы».

В первую очередь, это касается поставок рыбопродукции через оффшоры.  Летом 2013 года президент страны Владимир Путин заявил, что Россия разработает национальный план по борьбе с оффшорами. «Я считаю, что избыточная оффшоризация российской экономики наносит нам существенный вред, потому что мы, как правило, не знаем конечного бенефициара. Наши потенциальные инвесторы опасаются приходить к нам в экономику с серьёзными инвестициями, потому что не понимают, с кем имеют дело. Это общая серьёзная проблема. Россия ещё не прошла тот путь, который прошли многие другие страны по борьбе с офшорами», — отметил Владимир Путин. Эти заявления прозвучали по итогам саммита G8, на котором лидеры стран «большой восьмёрки», а также представители Евросоюза приняли договорённости о совместной борьбе с налоговыми уклонистами.

Но при всем этом, по данным Счетной палаты, в 2013 году доля рыбного экспорта в оффшоры составила 37,5% в стоимостном и 40,6% в весовом выражении от всего объема экспорта рыбопродукции. В 1 квартале 2014 года эти показатели выросли до 42,7% и 41,8% , соответственно.  Проблема в том, что оффшорные покупатели используются для получения неучтенной прибыли: цены в контракте с оффшорной фирмой всегда ниже, чем цены в контракте этой самой фирмы с реальным покупателем. Разница оседает в карманах «рыбных королей», поступая на счета в тех же самых оффшорах.  А государство не получает от этого ничего.

В выпущенной в этом году монографии «Незаконный оборот водных биоресурсов на Дальнем Востоке как угроза экономической безопасности России» (авторы А.Н. Сухаренко, А.Е. Туровец, М.В. Жерновой, О. В. Хренков) отмечается, что «сегодня достоверными данными о масштабах браконьерства и наносимого им ущерба не располагает ни Росрыболовство, ни ФСБ России. Информация о незаконном промысле ВБР на континентальном шельфе и в ИЭЗ РФ разрознена, фрагментарна и не дает возможности аппроксимировать его реальные масштабы. Однако сделать это можно по косвенным данным».  Авторы данного исследования, в частности, провели анализ и выявили несоответствие российских данных об экспорте морепродукции с данными иностранных таможенных служб.  Так, разница в объеме поставок в Японию выглядит следующим образом: в 2010 году – 100,993 тысяч тонн, в 2011 – 115,395 тыс т, в 2012 – 110,825, в 2013 – 109,937.  По Китаю разница составляет: в 2010 – 102,992 тысяч тонн, в 2011 – 175,266 тыс т, в 2012 – 117,759, в 2013 – 111,779.

Самыми интересными оказались данные по Республике Корея – если посмотреть на статистику, обнаруживается, что мы экспортируем в РК больше, чем она импортирует из России.  Так, в 2010 году отрицательная разница составила 135,973 тысяч тонн, в 2011 – 150,884 тыс т, в 2012 – 163,058, в 2013 – 194,346.  Парадоксально? Нет, если учесть особенности южнокорейской статистики.  Просто в нее попадают далеко не все вывозимые из России морепродукты, большая часть из них переоформляется в корейской портовой зоне для дальнейшего вывоза в Японию, КНР, США и т.д.  Кроме того, в расчет не берется продукция, поставляемая судами под флагом «третьих стран».

Как мы видим, масштабы «серого» экспорта впечатляют.  Поэтому совсем неудивительно, что рыбные лоббисты изобретают разные способы, чтобы обосновать невозможность поставок рыбы в Россию и при этом добиться снятия всех барьеров на пути к бесконтрольному промыслу.  Они хотят получить все и от всех – льготы и финансовую помощь от государства, продление действующих квот «по историческому принципу» (то есть, тем, у кого они есть, квоты продлят еще на 10-15 лет автоматически), возможность беспрепятственной добычи и экспорта с поставками в Россию выловленных сверх норм остатков и еще очень хотят, чтобы никто не мог их контролировать и получать данные о реальных масштабах их деятельности и заработках.  Тут, собственно, даже «Брюс всемогущий» с его желаниями выглядит очень мелко.

Хочется надеяться, что им не удастся использовать российское правительство как «золотую рыбку», и они останутся «у разбитого корыта».  Основания для надежд есть - 2 октября премьер-министр Дмитрий Медведев утвердил план мероприятий («дорожную карту») по содействию импортозамещению в сельском хозяйстве на 2014 - 2015 годы. Как отмечается в аннотации к распоряжению главы Кабмина, проект распоряжения разработан Минсельхозом в целях реализации поручения президента России от 14 мая 2014 года №Пр-1159.  Среди мероприятий «дорожной карты» предусмотрено и создание двух государственных АИС - в сфере обеспечения продовольственной безопасности Российской Федерации и системы раннего оповещения о случаях выявления опасных в ветеринарно-санитарном отношении подконтрольных товаров с целью недопущения их дальнейшего оборота на территории РФ.  Это – конкретные шаги на пути к установлению «прозрачности» в рыбной сфере.  Реализация данных мер, скорее всего, столкнется с препонами и будет затягиваться, поэтому одних этих мер недостаточно, стоит подумать и о дополнительных.

В частности, вполне можно проработать возможность государственного участия в создании системы биржевой (аукционной) торговли рыбопродукцией.  Государство может выкупить контрольный пакет акций уже существующей Дальневосточной рыбной биржи и организовать госзакупки морепродукции у рыбодобывающих предприятий для их последующей реализации на открытых торгах как на внутренний рынок, так и на экспорт.  Это позволит обеспечить поставки рыбы в Россию и установить контроль над ценообразованием, а также вывести из «тени» рыбный экспорт.

Кроме того, стоит ввести изменения в Постановление Правительства Российской Федерации от 19.03.2008 № 184 «О Порядке оформления судов рыбопромыслового флота, уловов водных биологических ресурсов и произведенной из них рыбной и иной продукции и государственного контроля в морских портах в Российской Федерации» и отменить практику отправки на экспорт морепродукции по упрощенной схеме (без реального досмотра груза), которая служит базой для «серого» экспорта и позволяет вывозить под видом дешевых продуктов дорогие, так как за отведенные 3 часа невозможно осмотреть хотя бы часть содержимого трюмов, предназначенного для вывоза на экспорт.

В дополнение к уже предложенной отмене льгот по налогу за пользование водными биоресурсами для экспортеров, стоит также проработать возможность повышения пошлин на экспорт морепродукции, согласно предложению губернатора Приморского края Владимира Миклушевского.

И, конечно, если уж мы взялись бороться за деоффшоризацию экономики, надо провести детальный анализ всех внешнеторговых экспортных контрактов рыбопромышленных фирм на предмет выявления сделок с оффшорными компаниями и несоответствия контактных цен рыночным, а также провести анализ данных Федеральной таможенной службы России и иностранных таможенных органов по экспорту морских биоресурсов из РФ для выявления расхождений и определения их причин по каждой компании.

Очень хочется надеяться, что россияне все-таки смогут вдоволь поесть российскую рыбу, причем хорошего качества.  Дальневосточный дикий лосось ничуть не хуже выращенной норвежской семги, во всем мире такая рыба ценится гораздо выше, за нее поставщикам даже дают отдельную «премию» - надбавку к контрактной цене.  Дальневосточная селедка, по сути, намного вкуснее, чем все иностранные аналоги.  Да и минтай, который в АТР называют «золотой рыбкой», давно уже не воспринимается у нас как «корм для кошек».  Главное, чтобы россияне увидели эту рыбу на прилавках, причем по доступной цене.  Нам надо сначала насытить свой рынок, а только потом думать об экспорте излишков.

http://aftershock.su/?q=node/263554