Председатель комитета Госдумы РФ по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Леонид Слуцкий привел шокирующую статистику: за последние четверть века число людей в мире, владеющих русским языком, сократилось на 100 миллионов. От 370 миллионов в 1989-м до 270 миллионов в 2015-м. Русское языковое пространство сократилось на 27%. Назвать ситуацию «тревожной» будет слишком мягко.

Где конкретно, в каких регионах, произошло это стремительное 100-миллионнное сокращение? Прежде всего, в странах Восточной Европы и т.н. «третьего мира», там, где у СССР были сильные позиции. В бывших советских республиках динамика та же, но результаты пока не столь впечатляющие, поскольку сохранилась русская языковая среда, а школьное образование на русском языке, хоть и подвергается гонениям, но все-таки существует.

Соцопросы в Латвии свидетельствуют, что примерно половина выпускников школ с латышским языком обучения не способны выполнять работу, связанную хотя бы с элементарным знанием русского языка. Прогнозирую, что через 5−10 лет такая же ситуация будет на Украине и в Казахстане, как это ни покажется фантастичным сегодня. Скажу больше: вирус дерусификации продолжит свою разрушительную работу и внутри России, на территориях национальных республик. Причем не только через школу, где местные языки теснят русский. Но и через миграцию: для выходца из Средней Азии будет проще и удобнее для жизни освоить татарский или турецкий.

Русский язык в сфере образования

Русский язык в сфере образования

Вот такой, как теперь модно говорить, «алармистский» прогноз. Дальние рубежи сданы, на ближних — идут бои с переменным успехом, но и здесь общая тенденция не в нашу пользу. Можно иметь лучшие в мире танки и ракеты, но что в них толку, если будет проиграна война за умы и души людей?

Понятно, что само по себе владение русским языком не является гарантией любви или даже симпатий к России. Шпионы обычно перфектно владеют языком страны, против которой работают. А опыт Украины показал, что миллионы людей, для которых русский является языком семьи и самым привычным средством коммуникации, могут яростно отрицать свою «русскость». Но вспомним формулировку из школьных уроков математики: необходимо и достаточно. Владение русским языком является необходимым признаком «русскости», хотя и недостаточным. Или лучше так: недостаточным, но необходимым.

Есть ли выход из ситуации? Выход есть, но требуется политическая воля. Дерусификация сопредельных с РФ государств должна быть признана угрозой для безопасности России — не меньшей, чем наращивание сил НАТО на российских рубежах. Тем более, что военно-политическая экспансия альянса и дерусификация подконтрольных ему территорий — это не два разных процесса, а один общий процесс.

Русский язык в сфере образования

Европа - Русский язык в сфере образования

Еще лучше это видно на примере с Турцией. Рост турецкого влияния — не только в экономике, но и в гуманитарной сфере — в Казахстане и Средней Азии, не говоря уже о Татарстане, уже сегодня угрожает безопасности России.

Признав дерусификацию угрозой государственным интересам, следует и действовать соответственно. Во-первых, включить защиту русского языка и русского образования в планы экономического сотрудничества со странами-соседями. Для всех этих стран Россия по-прежнему остается важнейшим партнером, без которого они не могут обойтись. Значит, есть возможность ударить по русофобии рублем.

Каждая закрытая русская школа, каждый наезд на русскоязычные СМИ, ликвидация памятника или музея, связанного с русской историей, принятие закона, ограничивающего коммуникацию на русском языке, то есть любое насильственное сокращение русского культурного пространства, должны восприниматься как недружественный жест в адрес России, со всеми вытекающими последствиями. И последствия должны быть ощутимыми для бюджета страны-обидчика, а не просто слова.

Русский язык

Распределение русских по национальности в мире в 2010 году, в %

Во-вторых, поддержать местные общественно-политические движения, готовые идти на конфликт с этнократическими режимами. Разумеется, конфликт мирный, в правовом поле, но именно конфликт, а не трусливое подстраивание под русофобов. Хватит культивировать обреченность, пора выходить из пассивной обороны.

Читаю и слушаю высказывания российских ВИПов о необходимости поддержки русского языка за рубежом (из последних — выступление спикера Госдумы Сергея Нарышкина на канале «Россия-24»). Все вроде правильно, но как-то слишком уж благостно. Помогали, помогаем, будем помогать… Не ощущается понимание того, что русскому языку, по крайней мере, в ближнем зарубежье объявлена война на уничтожение. Титульные националисты не успокоятся, пока не низведут русские сообщества своих стран до уровня малочисленных музейных меньшинств.

Российские политики и чиновники мыслят в старомодных категориях культурного обмена между дружественными странами, а на самом деле идет война. Даже ансамблю Александрова запретили гастролировать в Прибалтике, певцы и танцоры приравнены к подразделению Российской армии… Ответные меры должны быть жесткими. Только так можно вразумить народы, пребывающие в националистической эйфории.

http://regnum.ru/news/polit/2044486.html