Проблемы русских в Татарстане

В Казани состоялась научно-практическая конференция «Русские в современном Татарстане: положение, проблемы, поиск путей их решения». Впервые в постсоветской истории этого поволжского региона прошло публичное обсуждение проблемы русских в Татарстане. Конференция состоялась в рамках заседания Казанского экспертного клуба Российского института стратегических исследований (РИСИ).

Целью мероприятия было заявлено научно-теоретическое осмысление положения русских в Республике Татарстан в постсоветский период, анализ их национальных проблем в регионе и поиск путей их решения. На конференции было уделено внимание этническому представительству русских в государственных органах власти республики, «языковому» вопросу, религиозной идентичности русской молодежи, отношению к русской истории в официальной исторической науке Татарстана, отношению к русскому вопросу в татарском национальном движении, а также процессу возрождения русского острова-града Свияжск.

Участники конференции вспомнили следующий факт из истории Татарстана. Когда в августе 2002 года Владимир Путин приезжал в республику, он услышал от одного из делегатов Всемирного конгресса татар жалобу на то, что татарину в Башкирии жить нелегко. Президент России среагировал неожиданно: «А какого жить русскому в Татарстане?» С того времени прошло девять лет, а вопрос так и остался открытым.

сепаратизм

Идель-Урал по версии татарских националистов

Ответить подробнее на этот вопрос и попытались участники заседания Казанского экспертного клуба РИСИ.

В рамках приветственного слова один из организаторов мероприятия, руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ Раис Сулейманов отметил тот факт, что данная конференция является первой конференцией в Татарстане, посвящённой всестороннему изучению «русского вопроса». Эксперт обратил внимание собравшихся на следующее: «За двадцать лет после провозглашения суверенитета Татарстана в республике не было ни одной конференции, в названии которой присутствовало бы слово „русские“. Получается, что публично ответить на вопрос Путина русская общественность Татарстана смогла только спустя почти 10 лет после того, как Владимир Владимирович задал этот вопрос.

Руководитель Приволжского филиала РИСИ выразил обеспокоенность тем, что в Республике Татарстан в современный период идут процессы, которые в республиках Северо-Кавказского региона начались ещё 10-15 лет назад. На Северном Кавказе в конечном итоге эти процессы привели к выдавливанию русских и к практически полной дерусификацией в некоторых его субъектах.

«Процессы, когда-то  начавшиеся на Северном Кавказе и приведшие к нынешнем положению, в чем-то  повторяются в Татарстане»,- отметил эксперт.

Аналогичные тенденции из года в год набирают силу и в Республике Башкортостан. Дерусификация Северного Кавказа является одним из факторов, который усиливает «центробежные» тенденции, которые потенциально могут способствовать распаду единого российского государства. Долгое игнорирование федеральными властями проблем русских в этом сложном регионе привели к нарастанию кавказофобии в российском обществе, нарастающему отчуждению между русскими и представителями народов Кавказа, результатом чего стало следующее явление: в массовом сознании многих русских Северный Кавказ перестал восприниматься как часть России. В результате всего этого в современном российском обществе стали набирать популярность идеи «русского сепаратизма», следствием чего стало появление и популярность лозунгов типа «Хватит кормить Кавказ», что только на руку «доброжелателям» Российского государства.

Татары и башкиры в России

В полном размере: Татары и башкиры в России

Из журналистов на мероприятии присутствовали только представители федерального информационного агентства «Регнум» и издающегося в Стамбуле протурецкого международного журнала «Диалог Евразия», известного в качестве рупора идей турецкого проповедника Фетхюллаха Гюлена, проживающего в настоящее время в США. По словам организаторов, на конференцию были приглашены журналисты практически всех общественно-политических изданий Республики Татарстан. Однако никто из них не явился.

Присутствующие связали это с «телефонным правом», весьма популярным в Татарстане: местные чиновники звонят журналистам и дают негласное указание «не давать информацию» по мероприятию. По мнению собравшихся, этими действиями чиновничий аппарат в очередной раз обозначил свою позицию по отношению к проблемам русских в Татарстане. Участники мероприятия с сожалением констатировали тот факт, что власти Татарстана не хотят признавать наличия собственно национальных проблем русских, руководствуясь принципом: если запретить говорить о какой-то проблеме, то ее вроде как и нет.

По мнению Раиса Сулейманова, такую научно-практическую конференцию в настоящее время в г.Казани не согласится провести под своей крышей ни один вуз, опасаясь негативной реакции со стороны властных структур Республики Татарстан. Участники мероприятия вспомнили печальную судьбу Центра евразийских и международных исследований Казанского федерального университета, который был ликвидирован под надуманным предлогом, т.к. на проходивших на базе данного научного центра конференциях поднимались «неудобные» для властей Татарстана вопросы.

С обзорным выступлением о положении русских в Татарстане выступил профессор, доктор социологических наук, председатель Общества русской культуры Республики Татарстан (единственная русская национальная организация в этом регионе) Александр Салагаев. По его мнению, корни русского вопроса в Татарстане и в других национальных республиках заключаются в нынешнем устройстве Российской Федерации. Во-первых, это — национальная федерация ( «этническая»), а, во-вторых, федерация асимметричная.

Как считает профессор Салагаев, в совокупности эти два фактора и порождают конфликты. Председатель Общества русской культуры Татарстана обратил внимание на следующее: хотя в Конституции России написано, что все республики в составе федерации равноправны, наличие в государстве нескольких государств-республик (ст.5) вызывает множество недоразумений и юридическое неравноправие субъектов. Противоречия заложены в самой Конституции и не могут быть устранены без изменения Основного закона.

Вторая причина — никак не определен статус русских в Российской Федерации. Самый многочисленный этнос в России не упоминается ни в одном правовом документе, хотя именно русский этнос объединил в единое государство другие народы, став по факту государствообразующим. Однако упоминание о русских отсутствует в законах России. Более того, в Татарстане даже закладывается юридическая дискриминация русских. Так, к примеру, в Конституции Татарстана в ее преамбуле написано, что «настоящая Конституция, выражая волю многонационального народа Республики Татарстан и татарского народа», т.е. есть многонациональный народ и есть татарский народ – два разных правовых субъекта.

К слову сказать, в Конституции России говорится только о многонациональном народе страны, о русском народе ни слова. В ст.14 Конституции Татарстана четко говорится о том, что «Республика Татарстан оказывает содействие в развитии национальной культуры, языка, сохранении самобытности татар, проживающих за пределами Республики Татарстан»; ничего подобного нет ни в одном законе ни одного другого субъекта России в отношении русских. Для русских не предусмотрено создания национально-культурных автономий (НКА), на что имеют право все другие этносы согласно федеральному закону «О национально-культурной автономии» (№   74-ФЗ от 17.06.1996). По мнению Салагаева, это приводит к тому, что русские в современной России являются «бомжами на своей родной земле».

В Татарстане Общество русской культуры Татарстана является членом Ассамблеи народов Татарстана, однако русские не имеют своей национально-культурной автономии, что де-факто приводит к дискриминации русских в республике.

Салагаев рассказал о том, что делегацию Туркмении в Казани встречают представители НКА туркмен, делегацию Азербайджана – представители НКА Азербайджана. В отличие от них, представители же русской общественности Татарстана не имеют возможности встречаться с делегациями русских областей РФ. Профессор Салагаев напомнил о том, как представителям делегации Новосибирской области во время их визита в Казань в июне 2011 года запретили встречаться с представителями русской общественности Татарстана, хотя до этого президент Татарстана приезжал в Новосибирск и встречался с местной татарской общиной без каких-либо проблем, и это воспринималось как само собой разумеещееся.

В то же время желание русских Новосибирской области встретиться с русскими Татарстана местные республиканские чиновники посчитали «лишним», это при том, что инициатором встречи выступила администрация главы Новосибирской области: за две недели до приезда делегации Александр Салагаев получил письмо из администрации губернатора Василия Юрченко с предложением «рассмотреть целесообразность и возможность встречи членов делегации с Вами лично и с участниками Общества русской культуры». По мнению руководителя Общества русской культуры Татарстана, представители сибирского региона хотели «навестить соотечественников, поинтересоваться их проблемами».

В составе делегации находились министры правительства Новосибирской области (в частности образования, науки и культуры) и сотрудники Сибирского отделения Российской академии наук (РАН). До последнего момента перед приездом делегации из Сибири между сотрудниками аппарата новосибирского губернатора и руководством Общества русской культуры Татарстана по телефону шли согласования о времени и формате встречи. Однако буквально накануне приезда делегации выяснилось, что встречи нет в списке запланированных мероприятий, предложенном сибирским гостям аппаратом президента Татарстана. При этом гости из Новосибирской области по телефону сообщили членам Общества русской культуры Татарстана следующее: участники делегации по-прежнему хотели бы встретиться в Казани с русскими, но «это не вызывает поддержки принимающей стороны».

Как следует из этих событий, подобная заинтересованность жизнью и проблемами русских в Татарстане со стороны русской делегации из Сибири не обрадовала татарстанских чиновников. Представителям Новосибирской области дали понять, что любые встречи с представителями русской общественности нежелательны. Между тем, как уже говорилось выше, когда в декабре 2010 года состоялся визит президента Республики Татарстан Рустама Минниханова в Новосибирскую область, администрация области нисколько не препятствовала тому что в рамках этого визита состоялась встреча с представителями татарских общественных организаций г. Новосибирска.

Как устроено российское общество
В статье:

Скрытая реальность в России
В статье:
Скрытые пружины России
В статье:
Построение нации в России

В 1992 году была принята Конституция Республики Татарстан, в которой были определены два государственных языка — русский и татарский. В законе «О языках народов Татарстана» было написано, что они изучаются в равных объемах. Это привело к тому, что русский язык в республике изучается как не родной, количество часов, отведенных на его изучение, значительно меньше, чем в других субъектах федерации. В этой связи, считает Александр Салагаев, необходима поправка к Конституции Татарстана, в которой было бы зафисировано, что «русский и татарский языки изучаются как государственные».

Это позволит русскоязычным и татарам изучать языки в полном объеме. Профессор-социолог предлагает следующую схему школьного расписания: 2 часа — русский, 2 часа — татарский как государственные, плюс на выбор — 3 часа русского или 3 часа татарского. Поправка небольшая, но здесь «встала насмерть», по выражению Салагаева, комиссия по культуре и межэтническим отношениям Государственного Совета (парламента) Татарстана под руководством депутата Разиля Валеева, которого поддерживают Туфан Миннуллин и другие русофобски настроенные депутаты-националисты.

Профессор Салагаев напомнил присутствующим о том, что русских в Татарстане можно безнаказанно оскорблять, называя «оккупантами». При упоминании имени депутата Туфана Миннуллина собравшиеся вспомнили состоявшийся 9 июля 2011 года пикет родителей, посвящённый проблемам русского языка в школах Татарстана, на котором присутствовал и вышеупомянутый «национально ориентированный» депутат. Одним из заметных событий, навсегда вошедших в историю постсоветского Татарстана, во время пикета стало эмоциональное выступление журналистки государственного республиканского телеканала «Татарстан – Новый Век» Эльмиры Исрафиловой, когда она назвала русских «оккупантами».

Александр Салагаев сообщил, что изучил видеозапись выступления Туфана Миннуллина на памятном пикете. «Я понял, чем депутат Миннуллин сподвиг журналистку на ее заявление, — сказал Салагаев. — Он заявил на татарском языке, что “вот, пьют-пьют, потом протрезвеют и идут за русских тут выступать». Подобные реплики народного избранника спровоцировали Исрафилову на прямые оскорбления в адрес участников пикета, а также на обещания «перегрызть горло любому за родной татарский язык».

Проблемы госслужбы в России
В статье:

Как работают суды в России
В статье:
Следствие глазами социолога
В статье:
Откровения чиновника о работе

Показательно, что, несмотря на обещания местных чиновников, Исрафилова до сих пор продолжает работать на государственном местном телеканале, где она даже получила повышение, став теперь продюсером, а местный Следственный комитет отказался возбуждать дело в отношении татарской журналистки, так как «не было найдено в её действиях состава преступления». Отсюда вывод: во-первых, верить словам местных чиновников нельзя, все равно они их не сдерживают, а, во-вторых, можно спокойно оскорблять русских, а тебя за это не то, что не накажут, наоборот, повысят.

Что касается школ с «русским этнокультурным компонентом», где русский язык все-таки можно изучать в достаточных объемах, то их, по данным Александра Салагаева, на весь Татарстан всего 14. Для сравнения: в республике имеется 51 школа с чувашским этнокультурным компонентом и 17 удмуртских. При этом русские в Татарстане составляют половину населения. Профессор-социолог в своём докладе обратил внимание и на этническую «перегруппировку» сил в сфере высокоинтеллектуального труда.

Тенденция выдавливания русских из сферы художественно-творческой интеллигенции Татарстана, возникшая ещё в конце 1980-х гг., продолжает сохраняться. Сокращение доли творческой интеллигенции среди русских становится особенно заметно при анализе этнического состава Союза писателей, Союза композиторов и других творческих союзов Республики Татарстан. Анализ текущих архивов творческих союзов Татарстана показывает, что их членами являются главным образом представители татарского этноса.

Наблюдается диспропорция и в присвоении заслуженных званий, что особо заметно в Союзе писателей и Союзе театральных деятелей. «Русским писателям практически невозможно „пробиться“ в республиканский Союз писателей», — констатировал Александр Салагаев. Докладчик напомнил о том, что в приёмной комиссии Союза писателей заседает тот самый татарский депутат Туфан Миннуллин, которого татарские националисты при жизни объявили «классиком». «Татарских писателей широко публикуют на средства госбюджета, а русских писателей в республике не публикуют», — отметил докладчик.

Некоторые проблемы России
В статье:

Аналог Путина в римской истории
В статье:
Похожа ли Россия на Карфаген?
В статье:
Предсказание Троцкого о современной России
В статье:
Почему Запад обгоняет Россию?

«Мы вначале надеялись, что “Москва нам поможет», но пришли к выводу, что Москве нет дела до русских в Татарстане, и никто не поможет, кроме нас самих, — констатировал председатель Общества русской культуры Татарстана. — Более того, федеральный центр пытается исключить из дискурса само слово «русский“, а СМИ стараются давать это слово исключительно в негативном контексте». Профессор-социолог привёл примеры, когда СМИ используют слово «русский» в негативном контексте: «русские фашисты», «русские проститутки», «русские бандиты». Если же о представителях русского этноса приходится говорить в положительном ключе, то СМИ используют прилагательное «российский», «российские спортсмены», «российские учёные» и др. Типичная подача СМИ: «Российские спортсменки завоевали награды на чемпионате» и «Русские проститутки подрались в Амстердаме».

По мнению Салагаева, единственный, кто не стесняется произносить слово «русский» на федеральном уровне — это патриарх Московский и Всея Руси Кирилл. От него часто можно услышать: «русский мир», «русская цивилизация», «русская держава».

«Как следствие всех тех процессов, что происходят в России в отношении русских, в России идет этническая мобилизация русских, — заявил профессор-социолог. — Пока власть реагирует на это репрессивными мерами. И здесь никакой тенденции к улучшению ситуации не видно, так как все наблюдаемые конфликты — это не межэтнические конфликты, а отчуждение русских от власти. По данным наших исследований, любые действия властей, даже если они носят объективно положительный характер, сейчас воспринимаются в обществе негативно», — отметил Александр Салагаев.

В своём докладе руководитель Общества русской культуры Татарстана коснулся и проблемы возвращения церковных зданий, в решении которой русская общественность наталкивается на непонимание властей Татарстана. Единственная русская национальная организация в регионе существует уже 20 лет, но все проблемы, на которые оно обращало внимание, по мнению профессора Салагаева, руководство Татарстана так или иначе игнорирует.

Это касается и возвращения церковных зданий, и преподавания русского языка в общеобразовательных школах, и кадрового вопроса (русские слабо представлены в органах законодательной и представительной власти республики). Различия в количестве православных храмов и мечетей достигли соотношения 1 к 6. А некоторые храмы до сих пор просто не возвращают Русской Православной Церкви.

Монархическое движение в России
В статьях:

Православные фашисты и царебожники
В статье:
Кто стоит за монархизмом в России
В статье:
Зачем возрождают монархию?
В статье:
Масоны готовят православного царя
В статье:
Кому и зачем нужен монархизм

Показателен пример с колокольней Богоявленского собора в самом центре Казани. Уже несколько лет Общество русской культуры Татарстана безуспешно добивается, чтобы колокольню вернули православным верующим. Однако русскую общественность по какой-то причине отказывается поддерживать глава Казанской епархии Русской Православной церкви архиепископ Анастасий (Меткин). При этом руководство города и республики, к которому Общество русской культуры Татарстана неоднократно обращалось с просьбами о возвращении здания Церкви, ссылается на то, что архиепископ Анастасий, который непосредственно должен выступать от имени верующих, ни разу не обращался за передачей.

По словам Александра Салагаева, в администрации президента Республики Татарстан, не скрывая своей радости, прямо говорят что «владыке это не надо». Здесь стоит напомнить случай из 1990-х годов, когда тогдашний министр культуры Татарстана Марсель Таишев сказал, что «ему как мусульманину будет неприятно слышать православный звон в центре Казани». К слову сказать, этот уже бывший министр выразил, таким образом, не только свою точку зрения, но и многих своих коллег из числа татарских чиновников.

Руководитель Общество русской культуры Татарстана констатировал «отсутствие взаимодействия» с руководством Казанской епархии, причём именно из-за нежелания архиепископа Анастасия идти на сотрудничество с русской общественностью Татарстана в деле защиты прав верующих. Одним из направлений деятельности Общество русской культуры Татарстана является пропаганда православных духовных ценностей. Активисты организации участвуют в крестных ходах, два священника входят в правление Общество русской культуры Татарстана. В свое время после обращений к теперь уже экс-президенту Татарстана Минтимеру Шаймиеву были решены многие вопросы, касающиеся возрождения православия в регионе. Однако – безо всякой поддержки со стороны правящего архиерея, епископа Анастасия. Инициативы Общество русской культуры Татарстана практически никогда не находили поддержку у руководства Казанской епархии. Во многом именно по этой причине власти отказываются передавать верующим колокольню Богоявленского собора в Казани.

В 1991 году церковь Ивановского монастыря и комплекс зданий под Казанским Кремлем были переданы православным верующим, а колокольню – была передана коммерческой фирме «Мирас». Однако после обращений Общество русской культуры Татарстана к Минтимеру Шаймиеву решение о передаче колокольни коммерческой структуре было отменено.

ватник нацдем

Национал демократы России
в статье
Русофобия русских националистов
А также в статье
Нацдемы - новые власовцы сегодня

Несколько лет назад находящийся недалеко от Казани на территории Седмиозёрской пустыни Святой Ключ решением властей был передан частному предпринимателю Шавкату Абдуллину «для розлива питьевой воды». Решение о передаче Святого Ключа предпринимателю также было отменено после обращения Общество русской культуры Татарстана к президенту Шаймиеву.

Профессор Салагаев акцентировал внимание собравшихся на том, что архиепископ Анастасий в обоих случаях не поддерживал верующих на начальных этапах борьбы, и присоединялся к инициативе русской общественности только тогда, когда уже было ясно, что власти решили идти на уступки. До сих пор в здании Дворцовой церкви Казанского Кремля размещается Музей истории государственности татарского народа. Не трудно представить, как бы отреагировали татары, если бы, к примеру, в здании какой-нибудь исторической мечети Казани размещался бы Музей истории государственности русского народа. Естественно, они были бы возмущены, да и власти Татарстана так никогда бы не поступили. Но то, что не поступили бы в отношении мечети, вполне считается нормальным в отношении здания церкви.

В ходе обсуждения прозвучавшего доклада заведующий кафедрой социологии, политологии и менеджмента Казанского государственного технического университета, доктор политических наук, профессор Владимир Беляев, принимавший почти 20 лет назад участие в разработке законопроекта о языках в Татарстане, согласился с профессором Салагаевым в том, что назрела необходимость разработки поправки к Конституции Республики Татарстан, которая бы уточняла, что «русский и татарский языки изучаются как государственные». По мнению Беляева, только поправка к местной Конституции позволит реализовать права русских и татарам на изучение языков в полном объеме.

Присутствующий на конференции лидер немецкой диаспоры г.Казани, руководитель общественной организации «Немецкий дом Республики Татарстан» Виктор Диц выразил согласие с прозвучавшим в докладе профессора Салагаева утверждением о том, что русские в современной России являются «бомжами на своей родной земле». «Даже мне, человеку нерусскому, это ясно», — отметил Виктор Диц.

Представители русской общественности вспомнили о том, что один из «героев» доклада профессора Салагаева предприниматель Шавкат Абдуллин, «прославившийся» попыткой приватизировать Святой Ключ на территории Седмиозерского пустыни, является родным братом известного республиканского чиновника Талгата Абдуллина. Будучи в прошлом одним из лидеров татарских националистов, Талгат Абдуллин сделал крайне удачную карьеру в органах государственной власти Республики Татарстан и в настоящее время является исполнительным директором организации «Государственный жилищный фонд при Президенте Республики Татарстан», занимаясь вопросами жилищного строительства.

Представители русской общественности высказали мысль о том, что России нужно отказаться от государственного построения в форме этнической ассиметричной федерации. «В построении федерации нужно брать пример с ФРГ и США», — высказал своё мнение представитель сообщества «Русский язык в школах Татарстана» Борис Бегаев.

Выступление профессора Владимира Беляева было посвящено возможным путям реформирования федеративного устройства Российского государства в свете положения русского этноса в Татарстане и других национальных регионах. В самом начале доклада Беляев прокомментировал слова руководителя Общество русской культуры Татарстана о недопустимости «этнических» федераций: «Профессор Салагаев высказался против асимметрии в построении федерации и против „этнических“ федераций. Я глубоко убежден, что и то, и другое в мире не мешает ни равноправию субъектов и народов, ни стабильности федераций и межэтнических отношений».

Совершив небольшой экскурс в прошлое, докладчик обратил внимание участников мероприятия на то, что автономии (автономные субъекты) в составе государства возможны и при унитаризме (в царской России такой статус имела Финляндия, в Великобритании такими правами пользуется Шотландия, Уэльс и Ольстер). «Асимметрия» — это вариант «мягких» федераций, когда у федерального центра остается минимум полномочий, а остальное (например, в Испании) распределяется по-разному: у некоторых субъектов уходит в так называемую «белую зону» (исключительные полномочия центра), другие регулируют эти полномочия совместно с центром, третьи субъекты берут их на себя. Но равноправие всегда сохраняется. «Ибо равноправие не есть полное равенство», — пояснил Владимир Беляев. «К примеру, равное право на труд и его адекватную оплату не означает равенства зарплат», — привёл аналогию профессор.

Связь русских националистов со спецслужбами
В статье:

Странности русского национализма
В статье:
Русские националисты и провокаторы
В статье:
Спецслужбы и русский национализм

В любой федерации есть полномочия федерального центра (признание всеми субъектами общих Конституции и Законов, отчисление равной — например, 50% — доли налогов в центр). А вот полномочия не относящиеся к прерогативе центра, как правило, распределяются в каждом субъекте по-разному, но каждое — оплачивается: если область хочет иметь собственную полицию или очищать загрязнённое русло реки, то сама и оплачивает расходы.

В своём выступлении Владимир Беляев особое внимание обратил на вопрос об «этнических» федерациях, их стабильности и «неравноправии» субъектов федерации. «Россия — не этническая федерация“, — заявил он. – Этнических федерации, т.е. в которых субъекты создаются на основе этносов, в истории известно три: СССР, Чехословакия (ЧСФР), Югославия (СФРЮ)». «Скрепой» этих этнических федераций был тоталитарный режим, который консолидировал, несмотря на этническое построение, ведущее по идее к сепаратизму.

При крахе тоталитаризма данные «этнические» федерации распались: каждый этнос, думая, что право нации на самоопределение относится к нему, потребовал своего государства. «Ничего хорошего не получилось, ибо этносы в Европе живут дисперсно, рассеяно и в новых государствах возникли меньшинства, тоже требующие государственности», — констатировал профессор. Такой процесс деления «так же бесконечен, как и деление атома».

Владимир Беляев привёл пример неэтнических федерации, где этничность ( «национальность», как ее называют лишь на территории экс-СССР) не поднимают на уровень построения государства. «Не стоит приводить в пример только ФРГ и США, как тут звучало», — заявил профессор-политолог. — ФРГ — моноэтническая страна, несмотря на присутствие гастербайтеров, а в США этносы расселялись крайне дисперсно. И там, и там невозможно выделить «этнические субъекты». По мнению профессора Беляева, к неэтническим федерациям относятся также относительно моноэтнические Объединённые Арабские Эмираты, Коморы, «дисперсные» Аргентина, Бразилия, Венесуэла, Мексика (этносы в этих государствах рассеяны «дисперсно»). Докладчик обратил внимание слушателей на то, что в Европе имеется одна совсем неэтническая федерация, где каждый этнос живет на определенной территории — это Швейцария.

Как изменялся русский национализм

Отдельных «этнообъединяющих“ субъектов (кантонов) для населяющих страну этносов не предусмотрено: в кантонах Во, Невшатель, Лозанна живут франкофоны, в Базеле, Берне — немецкоговорящие и т.д. То есть каждый этнос распылен по нескольким кантонам, и не имеет отдельной республики-“государства». По мнению Беляева, это один из вариантов выведения этнических проблем с уровня госстроительства.

Однако есть и третий тип федераций (если классифицировать по типу «рождения» субъектов) — смешанный ( «двухканальный»), где часть субъектов сформирована по этносу, а часть — по историко-географическим причинам (например, местный граф, князь претендовал на руководство страной или географически регион отделен горой или рекой, и т.п.). К такому типу федерации, по мнению Владимира Беляева, относились в равной степени Россия «красная» и Россия «белая» в период гражданской войны 1918-1920 гг.

К такому же типу федерации относились РСФСР в советский период и Нигерия в 1967-69 гг. В наши дни к этому типу федерации относятся: современная Россия, Малайзия, Индия, Пакистан, Канада, Испания. Во всех этих федерациях есть регион нестабильности, сепаратизма. И такой регион, как правило, выделяется по этническому признаку: Квебек в Канаде, Страна Басков в Испании, северо-запад Индии, Чечня и Татарстан в Российской Федерации. Профессор Беляев обратил внимание слушателей на то что и в Советской России, и в современной России всегда было неравноправие этносов, прежде всего в этнических ( «национальных») республиках — для «нетитульных» народов.

Политолог напомнил сказанные на закате советского времени слова известного в Татарстане политического деятеля, который из коммунистического партийного функционера вовремя «перекрасился» в сторонника независимости Татарстана, идеолога татарстанского суверенитета Рафаэля Хакимова: «У нас же неслучайно в республике Обком КПСС называется Татарским».

Кроме того, неравноправие в России всегда ощущали представители этнических диаспор находящихся вне «своих» республик — те же татары, ? которых живет вне Татарстана. Неравноправие этносов проявлялось и в том, что большинство народов в Советской России и современной России не удостоилось собственной государственности (цыгане, курды, талыши и др.). Русский этнос сегодня точно в таком же юридическом статусе: русские не имеют своей государственности в рамках России, как не имел его и в Советской России.

Русские националисты за ограбление стариков

Политолог перечислил следующие варианты стабилизации ситуации и установления относительного равноправия в смешанных ( «двухканальных») федерациях, подобных России:

1) превращение смешанной федерации в федерацию, в которой нет «этнических» субъектов,

2) укрупнение субъектов (подобное проводилось в постсоветской России: к примеру, Коми-Пермяцкий автономный округ объединился с Пермской областью в Пермский край),

3) «раздробление» этноса между несколькими субъектами (Швейцария),

4) деэтатизация этносов (этносы не имеют своих автономных государственных образований в государстве) при квотировании их во власти (унитарный Ливан),

5) принятие важнейших законов после их утверждения абсолютным большинством субъектов, что делает субъекты равноправными,

6) принятие федеральным центром лишь Основ законодательства (это видим в Индии, подобное было характерно и для СССР), на основе которых субъекты принимают свои законы.

«Последнее имеется и в СНГ (Модельный уголовный кодекс СНГ), которое так и не стало даже конфедерацией», — напомнил участникам мероприятия политолог.

Докладчик рассказал о том, что в Испании и Индии имеют представляющий интерес для России опыт наступательного противодействия сепаратизму. «Не стоит бояться смешанных федераций, стоит бояться лишь взаимного непонимания и гражданской войны», — подвёл заключение профессор Беляев.

Устройство и кризис русского национализма

Старший преподаватель кафедры социальной и политической конфликтологии Казанского национального исследовательского технологического университета, кандидат социологических наук Людмила Лучшева, много лет занимающаяся изучением проблем русского этноса в Татарстане, выступила с докладом, посвящённым этническому представительству русских в органах государственной власти Республики Татарстан, их включенности в систему госуправления (тема ее кандидатской диссертации «Влияние культурной политики на этносоциальные процессы русской части населения Республики Татарстан» — это единственная защищенная в Казани диссертация, посвященная русским в постсоветском Татарстане).

По мнению исследователя, статусы русского и татарского этносов в республике не являются равноправными. Людмила Лучшева напомнила о том, что в советский период соблюдались определённые квоты в представительстве двух этносов в государственных структурах, в наши же дни мы можем наблюдать что «органы государственной власти в Республике Татарстан фактически приобрели моноэтнический характер». Именно то, что советская партийно-государственная номенклатура подбиралась по квотному, этническому признаку определило специфику консолидации татарского этноса.

Этническая городская специализация переселенцев из татарских сёл в силу ряда причин (слабого знания русского языка, отсутствия образования для занятия интеллектуальным трудом и др.) затрудняла пользование легальными социальными лифтами, вынуждала прибегать к родственным связям. «Особое качество» «титульного» этноса в условиях провозглашения суверенитета Республики Татарстан, принятие ряда правовых документов, позволивших получить приоритетное развитие татарской культуры и языка, оказало серьёзное влияние на изменение статусных позиций татарского этноса.

«Подготовленная процессами урбанизации этнополитическая консолидация татар в условиях „суверенизации“ ослабила русскую этническую группу в отстаивании своих статусных позиций», — констатировала Людмила Лучшева.

Долгое время этнический статус русских был одним из самых высоких. В условиях СССР дети от смешанных браков, когда один из родителей являлся русским, чаще всего считали себя тоже русскими. В постсоветский период в Татарстане политика республиканских властей приводит к понижению статусных позиций русского населения. В политической элите Республики Татарстан преобладают именно татары сельского происхождения, доля городских татар крайне невелика.

Докладчик привела следующие данные: в середине 1990-х годов в политической элите Татарстана преобладали представители татарского этноса (77%), причём на 75% сельского происхождения, из них 42% получили сельскохозяйственное образование, 35,6% гуманитарное (из них около 13% выпускники университета), 22,4% – техническое (цифры взяты докладчиком из монографии профессора-политолога Мидхата Фарукшина «Лицо и маска: Заметки о политическом лидерстве в Татарстане, 1989-2005»).

В докладе Людмилы Лучшевой были приведены данные кафедры социальной и политической конфликтологии Казанского национального исследовательского технологического университета, согласно которым в современный период политико-экономическая элита республики на 80% состоит из татар и на 20% – из представителей иных этнических общностей. В Аппарате Президента Татарстана татары составляют 73,8%, среди сотрудников аппарата Кабинета Министров Татарстана – 68%, в правительстве Татарстана всего 2 министра из 19, которые являются русскими по этнической принадлежности.

«Непропорциональность представительства русских и татар в органах государственной власти и управления отмечается не только экспертами, но и населением», — отметила Людмила Лучшева. По данным социологических исследований, значительная часть населения республики отмечает практику назначения на руководящие и престижные должности на основе этнической принадлежности. Почти трети участников исследования (31,1%), проведённого казанским Центром аналитических исследований и разработок, приходилось сталкиваться с этим очень часто, более чем трети (38,1%) – изредка. Среди респондентов, относящих себя к русским, показатель лиц, часто сталкивающихся с подобным фактом этнической дискриминации, почти в два раза выше, чем среди тех, кто относит себя к татарам (43,7% и 23,0% соответственно).

Примерно такая же картина выявляется при анализе списков аффилированных лиц и советов директоров наиболее крупных республиканских ОАО, АО и ООО. «Клановость», т.е. сосредоточие основных активов в руках представителей элиты, характеризует современную экономику Республики Татарстан.

Шансы русских продвинуться в высшие социальные слои несколько ниже, чем у татар. Согласно данным исследований этнолога Любови Остапенко, русские в регионе имеют меньшие возможности в улучшении своего материального и социального положения. Социологические исследования, проведенные Людмилой Лучшевой, подтверждают данные других исследователей о том, что этническая принадлежность в республике играет существенную роль при устройстве на работу и в карьерном росте.

Оценка ситуации представителями русского и татарского этноса часто основывается на фактах собственного жизненного опыта. Респонденты делали вывод, что татары чаще склонны проявлять заботу о своих родственниках и односельчанах при устройстве на престижную и высокооплачиваемую работу. Проведённые социологические опросы показывают, что этничность, по мнению русских и татар, в республике наиболее важна при занятии высоких постов в органах власти и для получения хорошо оплачиваемой работы. У русских и татар складывается представление, что в политической и экономической сферах Татарстана более успешной доминирующей группой являются татары.

Сокращение доли русской части в элитных группах населения в силу затруднённости их доступа к социальным лифтам ведёт к сползанию русского населения в низшие социальные слои. «Этносоциальная ситуация в Республике Татарстан за последние пятнадцать – двадцать лет имеет тенденцию к существенному изменению не в пользу русских», — заключила Лучшева.

Доминирование татарского этноса в доступе к политическим, экономическим и социально-культурным ресурсам в Республике Татарстан, со временем может изменить эмоционально-спокойное восприятие ситуации представителями других этносов и стать причиной межэтнического конфликта.

Профессор Владимир Беляев так прокомментировал доклад Людмилы Лучшевой: «Всё зависит от доли титульного этноса в руководстве. При превышении определённого процента ситуация в статусных позициях этносов меняется». Профессор-политолог высказал следующую мысль: «Превышение процента сельских татар в руководстве выше определенного уровня ведет к лавинообразной татаризации всех управленческих кадров, начиная с районо и райздравов, кончая детсадами, школами, больницами, вузами, предприятиями». Как считает профессор Беляева, доминирующая характеристика политической элиты Республики Татарстан – это сельское происхождение и преимущественно агротехническое образование ее членов.

Беляев рассказал о забавном факте начала 1990-х годов, демонстрирующем интеллектуальный уровень некоторых выходцев из села. Тогда ряд депутатов республиканского парламента (сельского происхождения) выступили с заявлением о необходимости «принятия глобуса Республики Татарстан».

По мнению профессора, из-за начавшегося ещё в первые годы правления Минтимера Шаймиева роста доли татар в республиканском руководстве в настоящее время в Татарстане практически исчезли социальные лифты для русских.

Александр Салагаев высказал следующее мнение: аульная номенклатура Татарстана совершила исторический рывок в начале 1990-х: она практически полностью «выдавила» из властных структур горожан, прежде всего представителей русского этноса, вытеснив их либо в сферу бизнеса, либо вовсе вынудив покинуть пределы республики.

В ходе обсуждения доклада Людмилы Лучшевой одним из присутствующих была высказана следующая мысль: менталитет правящей элиты Татарстана типологически схож с менталитетом сельской общины доиндустриального общества. Это проявляется в том. что для республиканской номенклатуры свойственны приверженность чинопочитание, отсталость в вопросах культуры, примитивизм, закрытость, клановая солидарность и маргинальная позиция в отношении городской культуры. Практически все собравшиеся согласились с данным мнением.

Председатель Общества ревнителей истории г.Казани Василий Ордынский высказал следующую мысль: многим выходцам из села пробившимся в Республике Татарстан в органы государственной власти свойственны замкнутость, круговая порука, преобладание «культуры стыда» и «культуры страха» над городской «культурой вины».

Ситуацию с русским языком в Татарстане в 2010-2011 гг. проанализировала представитель сообщества «Русский язык в школах Татарстана» Екатерина Беляева, выступившая с докладом «Юридическая сторона права русских Татарстана на изучение русского языка как родного». Примечательно, что членами данного сообщества «Русский язык в школах Татарстана» являются не только русские люди, но и татары, которые явно недовольны той ситуацией, что творится в школах республики.

В своём докладе Екатерина Беляева раскрыла юридическую сторону права родителей обучать в школах республики своих детей на родном русском языке. Свой доклад представитель родительского сообщества начала с рассказа о недавнем судебном процессе. Ново-Савиновский районный суд г. Казани отказал в иске жителю Казани Эдуарду Носову, в котором он просил признать недействительным учебный план школы, где учится его сын. Носов настаивал на праве своего сына изучать русский язык в тех же объемах, в которых он преподается в других субъектах Российской Федерации (Ульяновске, Рязани, Москве, Новосибирске и др.). Как говорится в постановлении суда за подписью судьи Алмаза Шамгунова, объем изучения русского языка и литературы в казанской школе №   132 «соответствует базисному учебному плану начального общего образования, утвержденного приказом Министерством образования и науки РФ от 03.06.2011 №   1994».

В этом же решении суда Шамгунов ссылается на то, что использование учебников по татарскому языку и литературе, которые не утверждены на федеральном уровне, является компетенцией Министерством образования и науки Татарстана. По сути иска — невозможности в казанской школе изучать русский язык как родной, суд предпочел не высказываться, продемонстрировав политическую «близорукость», которой страдает вся татарстанская Фемида, когда речь заходит о соблюдении конституционных прав граждан России.

Как сообщил представителям русской общественности Эдуард Носов, он намерен добиваться соблюдения конституционных прав во всех последующих инстанциях, вплоть до Верховного суда России и Европейского суда по правам человека в Страсбурге.

Требования истца к татарстанской Фемиде можно сформулировать так: дать возможность сыну изучать русский язык и литературное чтение не 3 и 2 часа в неделю соответственно, а 5 и 4. Истец требует заменить предмет «татарский язык» предметом «родной язык» по выбору родителей, заменить предмет «Чтение» (литературное чтение на татарском языке) аналогичным литературным чтением на русском языке. При этом истец Эдуард Носов, как и другие родители школьников, входящие в сообщество «Русский язык в школах Татарстана», нисколько не против того, что на предмете «Чтение» дети будут изучать произведения татарских писателей (на чём настаивают татарские националисты). Но русскоязычные родители (как русские, так и татары) хотят, чтобы татарскую литературу дети изучали на русском языке, благо практически многие из этих произведений переведены на русский язык.

Между тем, в ныне действующей редакции Федерального Закона «Об образовании» отсутствует понятие «регионального компонента государственного образовательного стандарта». Никакого регионального компонента государственного образовательного стандарта в соответствии изменениями, внесенными в Федеральный Закон «Об образовании» Федеральным Законом №   309 от 01.12.2007 г., больше не существует. Поэтому требования регионального базисного учебного плана Республики Татарстан об обязательном изучении татарского языка в образовательных учреждениях общего среднего образования, якобы основанного на региональном компоненте, являются незаконными. В Российской Федерации существует единый федеральный государственный стандарт, который включает в себя изучение русского языка как единственного государственного языка нашего государства и родного языка (по желанию обучающегося).

Это означает, что любое общеобразовательное учреждение Республики Татарстан, не имеющее статуса этно-культурного, может требовать от учащихся в обязательном порядке лишь изучение и знание русского языка, входящего в федеральный государственный образовательный стандарт. Все остальные языки народов Российской Федерации могут изучаться учащимися лишь на добровольной основе.

«Для моего сына татарский язык не является родным, поэтому не может быть обязательным для изучения», — заявила Екатерина Беляева.

Тот факт, что в Республика Татарстан воспользовалась своим правом, предоставленным пп.3 ст. 3 Закона Российской Федерации «О языках народов Российской Федерации», означает лишь то, что в Татарстане татароязычные граждане имеют право обращаться в органы исполнительной и законодательной власти на своём родном языке, получать на нём ответ, а так же на привлечение дополнительных средств, сил и возможностей для сохранения татарского языка. Попытка заставить граждан, владеющих государственным языком Российской Федерации, изучать татарский язык – злоупотребление правом. Однако судом не было принято во внимание, что положения законодательства Республики Татарстан, обязывающие изучать татарский язык в том же объёме, что русский, не могут рассматриваться, как аргумент в защиту позиции школы в части отказа внесения изменений в учебный план, поскольку не согласуются с нормами Федерального законодательства и санитарными нормами.

По мнению Екатерины Беляевой, эта ситуация «очень ярко демонстрирует категорическое желание властей при поддержке судебного института не решать вопрос изучения русского языка, как родного, „законсервировав“ эту проблему». Представительница родительской общественности рассказала также о разработке республиканской целевой программы «Русский язык в Татарстане», рассчитанной на 2011-2015 годы, которая дополняет федеральную программу «Русский язык». Казалось бы, красивое название, правильное и уж тут-то русские люди их единомышленники из числа татар должны быть спокойны, наконец-то вопрос решается. Но радость родителей школьников оказалась преждевременной.

Несмотря на декларацию Министерство образования и науки Татарстана учитывать пожелания родителей, проекты программы в редакциях сентября и октября 2011 года отличаются лишь техническими поправками. Замечания родительского сообщества просто не были учтены. По мнению участников сообщества «Русский язык в школах Татарстана», в программе не учтен принцип индивидуальности личности, личность школьника отодвинута на второй план. В программе полностью отсутствует определение русского языка, как родного, что не согласуется с Федеральной программой «Русский язык». Кроме того, Программа поддерживает позицию Министерства образования и науки РТ: «Выбирайте, учить вашему ребёнку русский язык в нормальном объёме или углубляться по профилю» (например по предметам физика, математика, биология, информатика).

«Может ребёнок углублённо изучать „профильные“ предметы, если речь не развита?» — задала риторический вопрос Екатерина Беляева. По её мнению, данной Программой закрепляется позиция местных властей: «Мы живём в регионе, где русский язык не может быть родным». Только этим можно объяснить такие формулировки Программы: «доля населения РТ, владеющая русским языком как государственным», «доля обучающихся по программам начального общего и основного общего образования, изучающих русский язык как неродной.» Нет ни слова о доле населения, владеющего русским языком, как родным. Не учитывает Программа и необходимости предусмотреть мероприятия для успешного овладения русским языком, как родным — для русских школьников.

«Несмотря на то, что дети – это будущее страны, и будущее Республики Татарстан, интересы детей не являются приоритетными для властей республики», — констатировала представительница родительского сообщества.

С докладом о проблемах возрождения расположенного на территории Татарстана русского острова-града Свияжск выступил член правления Общества русской культуры Татарстана, профессор Международной славянской академии, архитектор Евгений Игнатьев.

Православной общественности России Евгений Васильевич известен как человек, который 16 лет живет и работает на острове, несмотря на то, что местные власти неоднократно пытались его изгнать оттуда, оставив Казань ради возрождения этой заброшенной «жемчужины России». Русский архитектор напомнил о том, что в 1996 году группа энтузиастов, среди которых были историки, архитекторы, краеведы, экономисты и экологи, начала работу над концепцией «Возрождение острова-града Свияжск как исторического малого города».

Концепция разрабатывалась при поддержке и активном участии целого ряда общественных, профессиональных и государственных организаций: Союза архитекторов России, Российской академии архитектуры и строительных наук (РААСН), Госстроя России, Центрального совета Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры и др. Объемный документ прошел обсуждение во многих федеральных инстанциях и получил три положительных заключения на федеральном уровне, после чего был благополучно «похоронен» в Татарстане.

Осенью 2007 года властями Татарстана была принята концепция возрождения Свияжска, но это была уже совсем другая концепция. В основе принятой властями программы действительно была разработанная русскими энтузиастами концепция «Возрождение острова-града Свияжск как исторического малого города». Однако первоначальную концепцию сильно изменили и исказили. Убрали основные положения, которые были направлены на возрождение Свияжска именно как малого исторического города.

Исчезли материалы о состоянии социальной сферы и памятников культуры, исчез генеральный план Свияжска, исчезла миграционная программа по переселению в Свияжск людей. Именно эти аспекты подчеркивались экспертами, из них ясно следовало, что без населения у Свияжска нет будущего. Но инициаторы местной переработки все это «забыли», занимавшая в то время должность зам.министра экономики Республики Татарстан Алевтина Кудрявцева даже заявила, что разработанная русскими энтузиастами концепция является «экстремистской».

Согласно концепции властей Татарстана, Свияжск должен был стать музеем-заповедником под открытым небом, и одновременно – дачным посёлком для республиканской элиты. Власти Татарстана очень хотели бы видеть в Свияжске туристический центр, приносящий прибыль, но реальное возрождение русского города им не нужно. По мнению Евгения Игнатьева, возрождению Свияжска мешает национальная политика властей Республики Татарстан.

«Свияжск — святой православный русский город, а возрождению Свияжска как малого исторического города мешает национальная политика в Татарстане», — заявил Евгений Игнатьев. По мнению архитектора, Свияжск — это не просто исторический объект и русская православная святыня, «это наши корни, символ русской духовности, русской культуры, к которым за 20 «суверенных“ лет у руководства Татарстана было не самое хорошее отношение». Одна из главных причин того, что целое десятилетие власти Татарстана успешно тормозят возрождение Свияжска, лежит в идеологической плоскости. Город-крепость Свияжск специально был построен для взятия Казани.

Город стал базой русско-татарского войска при осаде Казани в 1552 году. Без постройки Свияжска русские воины и служилые татары царя Ивана Грозного не смогли бы успешно завершить штурм Казани. Из Свияжска, ставшего форпостом русской государственности, шло распространение православия по всему Среднему Поволжью. По образному выражению церковных историков, «из Свияжска взлетел имперский орел России» — началось приращение Московского государства землями Поволжья и Сибири.

Архитектор рассказал о том, как в октябре 2009 году к посетившему Свияжск первому заместителю руководителя администрации президента России Владиславу Суркову русской общественностью Татарстана был направлен «ходок», который вручил ему послание для передачи премьер-министру России Владимиру Путину. Этим «ходоком» был сам Евгений Игнатьев. По его словам, местные чиновники встали живой стеной на его пути, не давая пройти к Суркову. Однако архитектор всё же прорвался и вручил московскому сановнику папку с посланием. Евгений Игнатьев рассказал участникам конференции интересную подробность: «Тут же к Владиславу Суркову подбежал руководитель аппарата президента Татарстана Юрий Камалтынов и сказал: „Давайте я подержу!“.

По словам архитектора, выхватив папку у Суркова, республиканский чиновник быстрой рысью побежал к катеру, стоявшему на причале острова-града. Однако русская общественность не сидела, сложа руки. Послание в электронном виде было отправлено в интернет-приемную президента Дмитрия Медведева. Оттуда пришёл ответ, в котором говорилось, что обращение передано в Министерство культуры России. В дальнейшем федеральное Министерство культуры пояснило своим коллегам в Татарстане, что на всей территории Свияжска музей-заповедник делать нельзя, это неправильно, музей-заповедник целесообразно делать лишь на небольшом участке.

Евгений Игнатьев в своём выступлении также опроверг заявления некоторых татарстанских чиновников и общественных деятелей о том, что в Свияжске якобы обнаружены «следы татарского поселения существовавшего до прихода войска Ивана Грозного». Заведующий национальным центром археологических исследований Института истории Академии наук Республики Татарстан Айрат Ситдиков в 2010 году выступил с заявлением, о том что «по материалам небольших археологических исследований 2007-2008 годов этот район обживался татарами еще до прихода Ивана Грозного и начала им строительства крепости на холме».

Подобные заявления в своё время даже стали причиной появления слухов о возможном строительстве в Свияжске караван-сарая с мечетью и вызвали возмущение общественности. «Татарский след» в Свияжске усиленно разыскивает археологическая группа Института истории Академии наук Татарстана под руководством Зуфара Шакирова. По словам Евгения Игнатьева, такой след в Свияжске действительно есть, но связан он с пребыванием в русском форпосте служилых татар Ивана Грозного, составлявших личную гвардию в 300 конных воинов первого военного коменданта города-крепости, татарского хана Шах-Али, который способствовал тому, чтобы на сторону царя переходило горно-марийское и чувашское население. Из всего этого ясно, что никаких татарских слободок и тем более караван-сараев, следы которых усиленно ищет в Свияжске археологическая группа Зуфара Шакирова, не было и быть не могло.

По мнению Евгения Игнатьева, возрождение Свияжска в качестве малого исторического города до сих пор активно тормозится властями Татарстана. Несмотря на заявления Министерства культуры России, фактически на местном уровне происходит реанимация идеи музея-заповедника на всей территории острова-града, причём на этой территории планируется выстроить и коттеджи (фактически многоэтажные дворцы) для республиканской элиты.

Как считает архитектор, местные власти хотят создать «Свияжскую Рублёвку“ на фоне монастырей, с монахами в качестве экспонатов». На острове уже появилось несколько роскошных по местным меркам домов, отгороженных высокими заборами. На одном участке даже появилась вертолетная площадка. На данный момент населённый пункт Свияжск является сельским поселением. На острове, с точки зрения социально-экономических перемен, все замерло. В Свияжске живет примерно 250 человек, имеющих прописку, наездами бывают около 400 дачников которые также владеют здесь домами и земельными участками. Поток туристов, в основном, в весенне-осенний период составляет около 700-1000 человек в день.

В составе комплексной программы по возрождению Свияжска власти Татарстана не хотят видеть миграционной программы по переселению в русский город Свияжск людей и программы по созданию городской инфраструктуры и рабочих мест. Казалось бы, в условиях отрицательной демографии в Свияжске власти региона должны быть заинтересованы в притоке экономически активных переселенцев, например, из числа российских соотечественников из ближнего зарубежья. Власти Татарстана совершенно игнорируют тот факт, что у Евгения Игнатьева есть успешный опыт по переселению на земли Подмосковья русских людей из Латвии. По мнению архитектора, «без людей, без населения, у русского города Свияжска нет будущего». Между тем, планируется выделение значительных средств из федерального бюджета, которые вполне позволяют реализовать переселенческую программу и создание городской инфраструктуры.

В свете всего вышеизложенного совершенно непонятна позиция архиепископа Казанского Анастасия, фактически самоустранившегося от возрождения русской православной святыни. За все эти годы архиепископ ни разу не обратился к местным властям дабы поддержать Евгения Игнатьева и других русских энтузиастов, борющихся за возрождение православной святыни. А ведь от публичного обращения со стороны главы епархии о необходимости реализации концепции «Возрождение острова-града Свияжск как исторического малого города» местные власти просто так отмахнуться не смогли бы. Складывается впечатление, что казанский владыка по каким-то причинам просто боится обращаться к властям Татарстана. По словам Евгения Игнатьева, епископ Анастасий «всегда поддерживал нас только на словах, реальной помощи от него никогда не было».

Архитектор напомнил о «рождественском» выступлении премьер-министра, когда Владимир Путин заявил что готовится законопроект о передаче религиозным организациям имущества, ранее находившегося в их собственности, а также о реставрации объектов религиозного назначения, представляющих художественно-историческую ценность. По словам Евгения Игнатьева, «после известия об этих государственных инициативах мы подумали, что созданием и развитием федерального музея-заповедника в Свияжске уж точно займется Казанская епархия». Однако тщетны были надежды русской православной общественности.

Докладчик обратил внимание присутствующих на то, что в экспертном заключении по Свияжску, выполненном в Российской академии архитектуры и строительных наук, прямо говорится, что в случае создания в Свияжске музея-заповедника его должен возглавить не светский человек, а представитель Казанской епархии РПЦ – ведь музей-заповедник большей частью будет состоять из православных храмов и монастырских объектов. Однако архиепископ Анастасий не проявляет инициативы, и не выдвигает никаких предложений местным властям. А ведь на должность директора музея-заповедника он мог бы выдвинуть наместника Свияжского Успенского монастыря. Создаётся впечатление, что владыка Анастасий нисколько не заинтересован в том, чтобы возрождённая православная святыня находилась под управлением Казанской епархии РПЦ.

Между тем, в России есть подобные прецеденты: та же самая Троице-Сергиева лавра — бывший Сергиев Посад работает в тесном сотрудничестве с Министерством культуры РФ. «Мы об этом тоже написали в послании на имя Медведева», — сообщил присутствующим Евгений Игнатьев.

Вслед за докладом архитектора последовало бурное обсуждение. Многих неприятно удивило высказывание зам.министра экономики Республики Татарстан Алевтины Кудрявцевой о том, что разработанная русскими энтузиастами концепция возрождения русского острова-града является «экстремистской». Оказалось, что многие были не в курсе того, что чиновница позволила себе подобное высказывание.

Присутствующие обсудили следующий феномен: те немногочисленные представители русского этноса, которым удаётся пробиться в министерства и другие властные структуры Республики Татарстан, почему-то не помогают русским: то ли стесняются, то ли боятся, то ли то и другое вместе. В этом их отличие от сельских татар, занимающих посты в госорганах.

По мнению председателя Казанского отделения Общества русской культуры Татарстана Михаила Щеглова, особенно подобное пренебрежение интересами русского этноса характерно для «русских» (если судить по фамилиям) депутатов Госсовета республики. «В депутатах Госсовета русские хоть и представлены, но толку от этого никакого», — согласился с ним архитектор Евгений Игнатьев.

Председатель Общества ревнителей истории г.Казани Василий Ордынский высказал следующее суждение: «В национальных республиках России, пробившись в органы государственной власти, русские очень часто превращаются в ярых поборников интересов местного титульного этноса». Таких русских обычно называют «бывшие русские».

Председатель Казанского отделения Общества русской культуры Татарстана Михаил Щеглов выступил с докладом «Русский вопрос в Татарстане и Казанская епархия РПЦ». Своё выступление Щеглов начал с известной сентенции Федора Достоевского «Быть русским значит быть православным, и нет более мерзкого существа, чем неправославный русский». Михаил Щеглов напомнил собравшимся о том, что русское самосознание на протяжении веков складывалось в тесной связи с православной религиозностью. По его мнению, культура России (в том числе и светская культура XVIII-XIX веков) фактически является производным от православной религиозности. Поэтому возрождение России, возрождение русских традиций не может происходить в отрыве от возрождения Православия в стране. Соответственно, по мнению Щеглова, возрождение русских традиций в Республике Татарстан не может проходить без возрождения православной духовности.

Председатель Казанского отделения Общества русской культуры Татарстана напомнил о том, что Православная Церковь на протяжении многовековой истории старалась не бороться с русскими народными праздниками, а интегрировать их, благодаря чему, например, в русской традиции сохранились празднование Масленицы перед Великим постом и обычай украшать лентами молодую березку на Троицу.

Михаил Щеглов рассказал о местном русском празднике «Каравон». Так называется фольклорно-хоровой праздник села Русское Никольское, восстановленный благодаря усилия русской общественности Татарстана. «Каравон» (на местном диалекте русского языка это слово означает «хоровод») имеет более чем 300-летнюю историю и приурочен к престольному празднику села – дню св. Николая Чудотворца. В селе Русское Никольское до революции 1917 г. праздник отмечался в течение трех дней: начинаясь с церковной службы в сельском храме, он переходил к праздничным семейным столам, а затем на улицу, где устраивались гулянья и хоровод. «Каравон» представляет собой типичный пример того, как имеющий языческие корни народный праздник был интегрирован в православную религиозность русских людей и фактически стал праздником православным.

В этом свете позиция архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия, публично высказанная им 24 мая 2011 года во время концерта в честь Дня славянской письменности и культуры, организованного Казанской епархией, вызывает непонимание у многих русских, живущих в Татарстане. Выступая перед собравшимися, владыка в тот день заявил, что русские праздники «Каравон» и «Иван Купала» как нечто чуждое христианскому духу православным русским людям праздновать не стоит. Еще большую реакцию присутствующих вызвало отсутствие на празднике русских фольклорных коллективов на фоне приглашенного грузинского танцевального ансамбля, который, несмотря на то, что грузины не имеют непосредственного отношения к славянской письменности и культуре, исполнил три номера подряд.

Подобная практика противопоставления церковной и народной традиций, ранее прекрасно уживавшихся друг с другом вызывает вопросы у русской общественности. По словам Михаила Щеглова, «православные христиане не наполняют эти русские обычаи каким-то сакральным смыслом, чего так опасаются некоторые малообразованные представители духовенства». На волне тяги современного человека к своим корням подобные мероприятия становятся «этапом к возвращению в лоно матери-церкви».

По словам Щеглова, он понял это благодаря тому, что ему посчастливилось принять участие в народных праздниках различных православных народов России: русских, марийцев, удмуртов, мордвы, чувашей, кряшен. «Поверьте, ни лично я, ни другие участники не почувствовали, что это как-то  может навредить нашему православному самосознанию», — заявил Михаил Щеглов. Церкви нужно с большим пониманием и снисхождением относиться к подобным народным праздникам, празднование которых нисколько не противоречит устоям Православия.

Между тем, тот же праздник «Иван Купала» в христианском сознании ассоциируется со св. Иоанном Крестителем. Поэтому непонятно почему архиепископ Анастасий объявляет его вне закона, считая чуждым церкви и христианскому сознанию. «Иногда складывается впечатление, — отметил Михаил Щеглов, — что борьбой с народными праздниками руководство Казанской епархии пытается прикрыть несостоятельность собственной управленческой и миссионерской политики».

Щеглов напомнил о том, что различия в количестве православных храмов и мечетей в Республике Татарстан достигли соотношения 1 к 6, при этом русских – половина населения. А ведь в республике проживают и другие этнически православные этносы — чуваши, мордва, кряшены, удмурты.

Борьба Общества русской культуры Татарстана за возвращение церковных зданий верующим ни разу не находила поддержки у правящего архиерея. «К сожалению, владыка не боец по своему духу», — констатировал Михаил Щеглов. По его мнению, архиепископ Анастасий избегает заниматься вопросами возвращения церковной собственности и сосредоточился на «поддержании церковного хозяйства, хозяйственном обеспечении деятельности храмов“.

Докладчик напомнил присутствующим о бездействии архиепископа Анастасия в деле возвращения в церковную собственность колокольни Богоявленского собора. “ К сожалению, во многом из-за бездействия правящего архиерея утеряны для епархии церковные строения расположенные рядом с колокольней», — констатировал Михаил Щеглов. По словам русского общественного деятеля, «мы судились из-за этих домов с бывшим мэром Казани Камилем Исхаковым». Однако без поддержки Казанской епархии борьба оказалась безуспешной. Дома были проданы неизвестным лицам по ценам сравнимым со стоимость двухкомнатных квартир.

Без внимания священноначалия епархии остаются и такие явно недружественные православию и русскому народу явления как Музей истории государственности Татарстана, размещенный в здании Дворцовой (Духосошественской) церкви Казанского Кремля, нежелание восстанавливать колокольню Благовещенского собора в том же Кремле, установка музейных экспозиций в Успенской церкви Болгарского городища и т.д. До сих пор в разрушенном состоянии находится комплекс построек Казанского Богородицкого монастыря, основанного на месте обретения чудотворной иконы Казанской Божьей матери. При этом практически в нескольких метрах от разрушенного монастырского комплекса на деньги налогоплательщиков возведен помпезно-уродливый дворец Министерства сельского хозяйства Татарстана.

Доклад Михаила Щеглова вследствие актуальности темы периодически прерывался вопросами участников и гостей конференции. Из-за вопроса одного из присутствующих в своём выступлении Михаил Щеглов вынужден был коснуться и скандала с «казанским священником VIP-миллионером» — так назвали журналисты протоиерея Михаила Григорьева, настоятеля храма святой великомученицы Параскевы Пятницы, что под Казанским Кремлём. 18 сентября 2011 года на федеральном телеканале НТВ было показано интервью с о.Михаилом.

В этом интервью казанский священник фактически хвалился перед журналистами своими доходами и имуществом: у него телефон «Верту» (стоимостью приблизительно 20 тыс.евро), часы Patek Philipp (100 тыс. евро). Он также поделился предпочтениями в одежде: оказывается, священнику нравится носить такие дорогие брэнды, как «Луи Вуиттон» и «Бриони». Журналисты НТВ также рассказали об автопарке отца Михаила: в нем имеется BMW X6, «Гелендваген» и «Мерседес Виана». У казанского священника есть три загородных дома, две квартиры в Казани и одна квартира в Москве.

«У меня моральное право и свобода делать сейчас, что угодно. Потому что восстановление храма начиналось не с помощью кого-то, а за счет моей работы с каждым человеком, с кем я сталкивался», — заявил журналистам отец Михаил. Текстовый вариант интервью о.Михаила Григорьева был напечатан многими СМИ. Итогом интервью стал скандал в Казанской епархии.

В оправдание оскандалившегося священника Михаил Щеглов высказал мнение о том что «у отца Михаила действительно очень большие заслуги в восстановлении храма Параскевы Пятницы». По мнению председателя Казанского отделения Общества русской культуры Татарстана, восстановление храма было бы невозможно если бы о.Михаил не вёл планомерной работы по привлечению меценатов. Деятельность о.Михаила на этом поприще действительно оказалась эффективной. Однако, по мнению Щеглова, «на определённом этапе отец Михаил видимо решил, что, имея заслуги по восстановлению храма, имеет право и сам пользоваться материальными благами».

Михаил Щеглов напомнил собравшимся евангельскую истину: «Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богачу войти в царствие небесное». Тем не менее, пояснил Щеглов, «в Церкви не существует канонических запретов, согласно которым священнослужитель не имеет права пользоваться материальными благами и окружать себя роскошью». Председатель Казанского отделения Общества русской культуры Татарстана напомнил присутствующим о том, что буквально через несколько часов после телесюжета НТВ, стало известно, что архиепископ Казанский Анастасий после принял решение об отстранении отца Михаила от работы в храме Параскевы Пятницы. Михаил переведен в Высокогорский район, в заброшенный и недействующий храм в селе Каймары. Священнику поставлена задача заняться восстановлением разрушенного храма.

Михаил Щеглов рассказал в своём докладе о ситуации с Храмом во имя Спаса Нерукотворного на реке Казанке, более известного как Храм-памятник русским воинам, павшим при взятии Казани в 1552 году. Докладчик напомнил, что построенный в начале ХIХ века храм был лишен своего изначального предназначения и облика (Георгиевского креста на вершине, медальонов и надписей) при советской власти, но все же сохранялся как архитектурный объект и исторический памятник. Однако если в советскую эпоху храм находился в относительной сохранности, то с началом в Татарстане «суверенного периода» он стал подвергаться атакам вандалов.

Даже кости павших воинов, собранные в подземном склепе, были разбросаны, а сам храм фактически превратился в отхожее место. После неоднократных просьб православной общественности в декабре 2001 года архиепископ Анастасий благословил создание прихода, который возглавил о. Фёдор (Ситкин). В заброшенном храме начались богослужения, а верующие стали добиваться возвращения храма в лоно РПЦ. После просьб и неоднократных выступлений СМИ республиканское руководство вынуждено было уступить — в канун так называемого «1000-летия Казани» 4 марта 2005 года храм был передан Казанской епархии РПЦ.

Однако обещанные властями реконструкция и восстановление храма так и не были выполнены, несмотря на то, что перед «1000-летием Казани» из федерального бюджета выделялись огромные суммы на восстановление архитектурных памятников столицы Татарстана. Последние годы вялотекущий ремонт храма был возможен только за счет пожертвований прихожан, привлекаемых за счёт личного энтузиазма о.Фёдора. При этом татарские националисты неоднократно угрожали разрушить православную святыню (последний раз СМИ сообщали об этом в 2010 г.), поскольку символ русской воинской славы они считают «оскорблением» для Татарстана.

В конце октября 2011г. православную общественность Татарстана и всей России взволновала новость о том, что Храм-памятник Казанская епархия возвращает государству, а службы в нём прекращаются. В сообщениях православных интернет-СМИ говорилось о том, что храм закрыт на замок и богослужения в нем не проводятся, а также приводились приписываемые архиепископу Казанскому Анастасию слова о том, что епархии храм не нужен. В те дни у православной общественности сложилось впечатление, что архиепископ Анастасий не заинтересован в том, чтобы в храме шли службы. Однако недоразумение с прекращением богослужений в Храме-памятнике благополучно разрешилось. Настоятелем прихода по благословению казанского архиепископа Анастасия стал настоятель казанского Кизического монастыря. По мнению Михаила Щеглова, это правильно, потому что монастырю легче обеспечивать работу храма. Кроме того, казанский владыка объявил о том, что им найден меценат-спонсор, который займётся финансированием восстановления храма.

Как следует из слов Михаила Щеглова, бывшему настоятелю о.Фёдору приходилось разрываться между двумя приходами, ведь одновременно он является настоятелем храма в пригородном поселке Левченко, отдалённом географически от Храма-памятника. Фактически для священника были непосильной ношей (которую он взвалил на себя добровольно) заботы о разрушенном храме и прилегающей территории. По словам Щеглова, о. Фёдор Ситкин лично принимал участие в субботниках по уборке территории острова, на котором расположен храм, лично занимался ремонтом храма. Ему постоянно приходилось искать волонтёров для этих целей, и нередко все эти работы он вынужден был выполнять сам в одиночку. В связи с тем, что священник просто не справлялся с двумя приходами, он написал прошение об освобождении его от должности настоятеля Храма-памятника.

После разрешения недоразумения с прекращением служб в храме-памятнике состоялась встреча представителей правления Общества русской культуры Татарстана с архиепископом Казанским и Татарстанским Анастасием. Этой встречи русская общественность Татарстана безуспешно добивалось целых 20 лет. В этот раз трёх членов правления единственной русской национальной организации Татарстана архиепископ Казанский и Татарстанский Анастасий пригласил лично (после скандала вокруг Храма-памятника на реке Казанке). По словам Михаила Щеглова, «владыка сделал вывод, что нужно сотрудничать с русскими общественным организациями, поддерживающими православную церковь». Результатом встречи стало назначение о.Фёдора Ситкина духовником Общества русской культуры Татарстана. Священник, 10 лет занимавшийся восстановлением Храма-памятника, получил благословение правящего архиерея на духовное окормление членов русской общественной организации.

На этой первой за 20 лет встрече, по словам Щеглова, были достигнуты некоторые договоренности о взаимодействии Общества русской культуры Татарстана и Казанской епархии. «Правление Общества русской культуры Татарстана надеется на дальнейшее развитие этих отношений во благо всех православных республики», — завершил своё выступление на оптимистической ноте Михаил Щеглов.

После окончания доклада председателя Казанского отделения Общества русской культуры Татарстана посыпались новые вопросы, и завязалась дискуссия. Комментируя слова докладчика о проводимой местными властями политике «невозвращения церковных зданий», участники конференции вспомнили о том, что в Преображенской башне Казанского Кремля, в помещениях, которые когда-то  занимала башенная церковь – расположены тир, кафе и сувенирная лавка.

Председатель Общества ревнителей истории г.Казани Василий Ордынский высказал мнение о скандале с казанским священником Михаилом Григорьевым: «Этот скандал очень отрицательно сказался на и без того низком авторитете Церкви в регионе». Эксперт напомнил о том, что в своё время приснопамятный патриарх Алексий II называл корыстолюбие священников «гнусной, убийственной страстью, иудиным предательством по отношению к Богу, адским грехом».

Обсуждая доклад Михаила Щеглова, участники конференции вспомнили некоторые эпизоды борьбы за возвращение колокольни Богоявленского собора. Письма Общества русской культуры Татарстана с требованиями о передаче колокольни Казанской епархии бывший президент Татарстана Минтимер Шаймиев регулярно пересылал тогдашнему мэру Казани Камилю Исхакову, а русской общественности от имени мэрии отвечал заместитель Исхакова Фаил Ахмадиев: «Считаем передачу колокольни нецелесообразной». При этом Ахмадеев не утруждал себя объяснениями: по каким причинам передачу колокольни чиновники считают «нецелесообразной».

Когда представители русской общественности пришли на приём к бывшему министру культуры Марселю Таишеву, то чиновник честно сказал что, как мусульманин, не хочет, чтобы в центре Казани звучал колокольный звон. Данное высказывание было записано на диктофон одним из журналистов. После репортажа о том, что думают на самом деле о православных церквях некоторые чиновники Татарстана, возник скандал, и Таишев поплатился за свою прямолинейность. Однако «воз и ныне там»: возвращать колокольню Церкви городские власти не планируют, а глава Казанской епархии архиепископ Анастасий делает вид как будто всё так и должно быть.

В этот день собравшиеся много говорили о том, что архиепископ Анастасий обладает талантом «не замечать» враждебные выпады в адрес Православия.

Представители русской общественности вспомнили о крайне безобразном случае — бывший глава администрации Елабужского района прямо в церкви, на глазах прихожан, избил священника. Причиной было то, что священник ему сделал замечание – чиновник не снял в храме свою кепку.

Вопиющим фактом агрессии против Православия стало и разрушение строящейся православной часовни в г. Набережные Челны татарскими национал-сепаратистами.

При этом архиепископа Анастасия часто можно видеть в Казанском кремле на встречах иностранных делегаций, где он демонстрирует «процветание межконфессиональной толерантности в Татарстане».

Комментируя слова Михаила Щеглова о том, что татарские национал-радикалы угрожали в 2010 году разрушить Храм-памятник русским воинам, павшим при взятии Казани (конкретно об этом заявил председатель Татарского общественного центра Галишан Нуриахметов), собравшиеся вспомнили, что в комментариях к этому призыву на сайте татароязычного радио «Азатлык» ( «Свобода») откликнулись многие пенсионеры из числа активистов татарского национал-сепаратистского движения. Фаузия Байрамова, одна из лидеров национал-радикалов, назвала подобное обращение Татарского общественного центра (ТОЦ) «большим мужеством».

С ней оказался солидарен и один из зарубежных членов «Милли Меджлиса» (самопровозглашённого «парламента» татарского народа), учёный-химик Виль Мирзаянов, с 1990-х годов проживающий в США (после того как сбежал в эту страну с военными разработками в области химического оружия). Призыв к уничтожению Храма-памятника он охарактеризовал как «святое дело“, написав в комментариях, что “ жалеет, что сам сейчас не в России». К слову сказать, что никакой реакции правоохранительных органов Татарстана не последовало, несмотря на то, что об этом факте писала федеральная пресса.

Доцент кафедры гуманитарных дисциплин Казанского национального исследовательского технологического университета, кандидат исторических наук Александр Овчинников выступил с докладом «Образ русских в исторической науке Татарстана». Александр Овчинников рассказал о современных концепциях теории этноса, подвергнув критике концепцию примордиализма, которой по старой советской памяти придерживаются многие представители гуманитарной науки Татарстана.

Доцент Овчинников рассказал о феномене т.н. «национальных историй», которые за последние два десятилетия расцвели не только на территории Татарстана, но и на всём постсоветском пространстве. «Исторические» работы, выполненные в этом жанре, не относятся к разряду научных, это чистая идеология. По мнению казанского историка, типичным образцом «национальной истории» является появившаяся в широкой продаже в г.Казани в 2011 года книга академика Академии наук Татарстана Мирфатыха Закиева под названием «Правдивая история татарского народа».

В политическом плане подобные писания нужны для обоснования исторической законности существования новых постсоветских государств, включая «национальные» государства которые являются субъектами Российской Федерации. Когда «национальная история» одна на всю страну, этот миф может быть полезен государству, но когда из-за наличия «национальных республик» существуют десятки национальных мифологизированных историй, это может просто «разорвать государство». Кроме того, считает Александр Овчинников, в национальных республиках сложилась жёсткая вертикаль: местная власть — местные историки. По работам местных историков можно чётко проследить их чёткую связь с Татарским обкомом КПСС и далее с руководством уже «суверенной» Республики Татарстан в постсоветское время.

Институт истории Академии наук Татарстана представляет собой «корпорацию, обслуживающую интересы политического руководства республики». Казанский историк уверен: для того чтобы эта корпорация перестала фабриковать псевдоисторические труды в которых искажается роль русских в истории Татарстана, нужно чтобы глава корпорации получил приказ сверху, «по-другому прекратить эту деятельность просто невозможно». Александр Овчинников обратил внимание собравшихся на необходимость анализа региональных учебников истории и «научно-популярных» изданий в жанре «национальной истории» с целью выявления антироссийских и экстремистских тенденций, и координация научной общественности региона с целью недопущения издания и распространения подобной антироссийской литературы.

С докладом «Мировоззрение русской молодёжи г. Казани» выступил председатель Общества ревнителей истории г.Казани Василий Ордынский. Доклад исследователя был основан на интервью проведенных среди следующих групп русской молодёжи:

1) футбольные фанаты, позиционирующие себя как «славянские язычники» (религиоведы обычно называют их «неоязычниками»),

2) футбольные фанаты, позиционирующие себя как «православные»

3) неоязычники-индеанисты (представители нового религиозного движения, приверженцы культа богов североамериканских индейцев),

4) православные монархисты,

5) скинхеды.

Проведённые исследователем биографические интервью с использованием информантов из молодёжной среды показали, что представители русской молодёжи крайне негативно относятся к государственному образованию «Республика Татарстан» и к государственному образованию «Российская Федерация». Кроме того, проведенное исследование подтверждает, что этническая принадлежность в Республике Татарстан играет существенную роль при устройстве на работу. Исходя из собственного жизненного опыта, респонденты делали вывод, что зачастую им не удалось устроиться на выгодную и престижную работу именно из-за своей принадлежности к русскому этносу. По их мнению, выходцы из татарских сёл, занявшие ключевые места не только в органах государственной власти, но и на различных объектах экономической сферы, склонны проявлять заботу о своих односельчанах и родственниках при устройстве на работу в ущерб всем остальным.

Участвовавшие в интервью представители русской молодёжи демонстрировали крайне негативное отношение к государственному образованию «Республика Татарстан». По мнению респондентов, для Татарстана характерна «этнократия», русский этнос подвергается дискриминации, и русским практически невозможно сделать карьеру в госорганах. Василий Ордынский выразил озабоченность тем, что к государственному образованию «Российская Федерация» у респондентов также наблюдается отрицательное отношение. По их мнению, «Москве наплевать на интересы русских в Татарии и других национальных республиках», «государство не защищает наши интересы», «современная Россия – это не государство русских», «это государство не для русских».

Кроме того, были проведены интервью в группе татарской молодёжи из числа футбольных фанатов, представители которой называют себя «булгаристы». Они также называют себя «тенгрианцами», поскольку являются приверженцами тюркского неоязычества ( «нового тенгрианства»). Кроме того, для данной группы характерно то, что свою татарскую идентичность они связывают с историей Волжской Булгарии, отрицая какую-либо преемственность своего народа от Золотой Орды, которую считают «государством монгольских оккупантов». По мнению председателя Общества ревнителей истории, данную группу татарской молодёжи целесообразно именовать «неоязычники-булгаристы», чтобы отличать их от других приверженцев «нового тенгрианства», которые занимают крайне русофобские позиции, а свою татарскую идентичность связывают именно с историей Золотой Орды, которую называют «государством татарского народа».

Казалось бы, какая нужда интервьюировать татарскую молодёжь в рамках исследования, которое посвящено мировоззрению русской молодёжи? Но дело в том, что данная группа неоязычников-булгаристов и исследуемая группа славянских неоязычников являются союзниками. Показательно, что свои языческие праздники они празднуют совместно. Неоязычники-булгаристы считают, что у татарского народа «нет будущего вне союза с народом русским». Характерно, что у неоязычников-булгаристов также наблюдается отрицательное отношение как к государственному образованию «Республика Татарстан», так и к государственному образованию «Российская Федерация». Респонденты данной группы негативно оценивают сложившуюся в Республике Татарстан «этнократию» и считают, что пренебрежение интересами русского этноса отрицательно скажется в будущем и на ситуации в Республике Татарстан, и на ситуации в стране в целом. «Мы не хотим, чтобы Татария превращалась в Кавказ на Волге и нашим русским братьям пришлось бы уезжать отсюда»,- заявляют неоязычники-булгаристы.

Представители данной группы татарской молодёжи согласны со своими соратниками из числа славянских неоязычников в том, что выходцы из татарских сёл на занимаемых ими постах в госорганах и объектах экономики при устройстве на работу склонны помогать преимущественно тем татарам, которые являются их односельчанами. Для тех представителей татарской молодёжи, которые являются неоязычниками-булгаристами, характерно следующее: они позиционируют себя именно как татар, не отказываясь от своей татарской идентичности, хотя и с поправкой на «булгарское происхождение». В этом одно из главных их отличий от тех татар, которые являются участниками «ультраправого» молодёжного движения скинхедов, которое в Татарстане обычно принято рассматривать как «русское движение».

Для движения скинхедов, которые сами называют себя «ультраправыми», характерно что среди них есть этнические татары, однако они позиционируют себя как славяне и русские (даже имея татарские имена и фамилии, когда оба их родителя – татары). Татары-скинхеды позиционируют себя как выступающих за «славянскую идею» и за «интересы белой расы». Для «ультраправых» татар характерен полный отказ от татарской идентичности, данная группа татарской молодёжи является приверженцами славянского неоязычества, а не «нового тенгрианства».

Василий Ордынский напомнил собравшимся о том, что 26 июля 2011 года суд Авиастроительного района г. Казани вынес приговор членам «ультраправой» молодёжной организации «Фронт казанских патриотов», в которую входили молодые люди в возрасте 18-20 лет. Шестеро участников данной неформальной молодёжной организации получили приговоры по ст. 282 Уголовного кодекса России. Неформальный лидер сообщества Рамиль Денюшев был приговорен к пяти годам и шести месяцам колонии общего режима.

В своем обвинительном заключении старший помощник прокурора Авиастроительного района Рафис Габдельганиев отметил, что идеология данного «ультраправого» сообщества состояла в «декларировании превосходства славянской нации над всеми остальными», а также в «возбуждении ненависти к неславянским народам». В то же время сам Денюшев является чистокровным татарином, а его мать, которая ходила на все заседания суда в традиционном татарском платке, и обращалась к сыну в зале суда на татарском языке.

Докладчик обратил внимание участников конференции на том, что исследуемые группы русской молодёжи крайне негативно относятся к Русской Православной Церкви. Крайне отрицательно к епископу Анастасию относятся не только неоязычники, но и православные монархисты, и та часть движения футбольных фанатов, которые позиционируют себя как «православных». «Епископ Анастасий прислуживает татарским нацистам», — процитировал исследователь высказывание одного из респондентов. Данное высказывание характеризует одну из двух основных претензий русской молодёжи региона к главе Казанской епархии. «Татарскими нацистами» представители русской молодёжи и неоязычники-булгаристы называют активистов татарского националистического движения: Фаузию Байрамову, Заки Зайнуллина, Рафиса Кашапова и др.

Вторая главная претензия молодёжи – то, что епископ слишком сервилен по отношению к республиканским властям. По мнению представителей русской молодёжи, Казанская епархия выбрала соглашательскую позицию ко всем антиправославным и антирусским действиям местных властей.

По мнению Василия Ордынского, «вполне понятно, что капитулянтская позиция правящего архиерея вызывает крайне негативную реакцию у русской молодёжи».

Докладчик напомнил о том, что 27 февраля 2011 года в столице Татарстана состоялось организованное Обществом русской культуры Татарстана и движением «Русские за здоровый образ жизни» мероприятие «Русский день», в форме шествия с флагами и транспарантами, на которых были лозунги призывающие к занятиям спортом и здоровому образу жизни. Целью данного мероприятия было привлечение русской молодежи Татарстана к спорту, русской культуре и сохранению русского языка.

Планировался и молебен «О призвании Святого Духа ко всякому благому делу», ведь в правлении Общества русской культуры Татарстана входят священники Русской Православной Церкви. Однако заявленный молебен не состоялся, поскольку пришедшему на мероприятие о.Олегу Соколову проводить его запретил архиепископ Казанский и Татарстанский Анастасий. Священнику ничего не оставалось как просто присоединиться к шествию молодёжи, заявив, что «как член правления Общества русской культуры и просто как русский человек я не могу остаться равнодушным».

По мнению исследователя, повод говорить о том, что «епископ Анастасий прислуживает татарским нацистам» дают события, прогремевшие в 1998 году на весь Татарстан и за его пределы. В тот год один из лидеров татарских националистов бывший полковник Советской армии Заки Зайнуллин потребовал от архиепископа Анастасия немедленно снять с крестов на куполах храмов «поверженный мусульманский полумесяц». По мнению председателя Общества ревнителей истории, ошибочным является широко распространённое мнение о том, что кресты «нависающие» над полумесяцем появились на куполах храмов после взятия Казани в 1552 году в ознаменование победы православия над исламом. Полумесяц на куполах храмов символизирует Богородицу, и одновременно – Церковь Христову, поскольку Богоматерь, через которую воплотился Христос, в богословии понимается как «храм Господень». Это не противоречит и толкованию, что полумесяц символизирует «корабль спасения», ведь Церковь и есть средство спасения.

Заки Зайнуллин в 1998 году фактически выдвинул ультиматум: «Сегодня мы начинаем работу против Анастасия и русского ига… В случае, если Казанская епархия откажется выполнять наши требования, Татарский общественный центр намерен применить силу…». Далее был оглашен список храмов, на куполах которых находятся полумесяцы. И епископ Анастасий пошёл на поводу у татарских националистов, выполнив их ультиматум. Полумесяцы с куполов храмов были сняты.

Таким образом, по мнению докладчика, получается, что Казанская епархия практикует соглашательскую позицию не только в отношении местных властей, но и в отношении татарских националистических организаций, которые не скрывают своего враждебного отношение к Православию и к русскому народу.

В Татарстане, по мнению эксперта, «выросло целое поколение русской молодежи, которое, наблюдая абсолютную лояльность руководства Казанской епархии по отношению к политике, проводившейся в Татарстане все 20 лет «суверенитета», крайне негативно относится к Русской Православной Церкви и все чаще уходит в неоязычество, которое считает «родной верой“, и в другие новые религиозные движения».

При этом никакой просветительско-миссионерской и антисектантской работы Казанской епархией не ведётся ни среди русской, ни среди кряшенской молодёжи. «Дело дошло до того, что русская молодёжь начала поклоняться индейским божествам», — констатировал исследователь, имея в виду новое религиозное движение неоязычников-индеанистов. «И для той части молодежи, которая ушла в “родноверие“, языческие праздники, которые они отмечают массово и с большим размахом, давно заслонили православные церковные праздники», — констатировал исследователь.

По его мнению, «тем не менее, именно христианство в виде Православия на самом деле является родной верой для русских людей, в отличие от искусственно созданного в последние десятилетия „нового язычества“. Однако до русской молодёжи трудно донести эту истину в условиях когда «Казанская епархия РПЦ заняла откровенно капитулянтскую позицию в отношении политики местных властей и татарских националистов».

Уже более 20 лет в Республике Татарстан татарские молодёжные организации пользуются поддержкой республиканских органов власти, и эта поддержка осуществляется на деньги налогоплательщиков республики. Из средств госбюджета финансируются съезды татарской молодёжи, различные мероприятия, направленные на формирование этнического самосознания у молодых татар.

Так, в июне 2011 года, в молодежном лагере «Волга» под Казанью прошли очередные Дни татарской молодежи. Мероприятие было организовано Министерством по делам молодежи, спорту и туризму Республики Татарстан. Участники изучали основы татарского языка и историю татарского народа, для них были организованы мастер-классы по вокалу, хореографии, журналистике, интернет-технологиям. Однако никаких аналогичных мероприятий для представителей русской молодежи данным министерством в республике не проводится и даже не планируется проводить.

«В том, что татарская молодежь получает поддержку от государства, ничего плохого нет, — высказал своё мнение Василий Ордынский. — Однако избирательная политика поддержки одного молодежного национального движения (татарского) и полное игнорирование другого молодежного движения (русского), позволяет говорить о привилегированном статусе татарского этноса в ущерб русскому. То есть, дает повод для критики Татарстана, вопреки декларируемому официальными властями республики „равноправию и толерантности“.

Поддержка этнических организаций «титульных» народов республик в ущерб русским — это ситуация, свойственная практически для всех национальных регионов России. Оставленная без поддержки государства русская молодежь чувствует свою невостребованность, что вызывает у нее закономерный протест. При таком отношении русская молодежь Татарстана в последнее время предпринимает попытки стихийной самоорганизации, вливаясь в ряды различных неформальных околофутбольных и неоязыческих организаций, а иногда и в организации крайне радикального толка, свидетельством чему было недавнее дело «Фронта казанских патриотов». Равнодушие властей к проблемам русской молодёжи создаёт питательную среду для различных экстремистских течений.

По мнению Василия Ордынского, власти Республики Татарстан, наряду с татарскими молодежными организациями, должны поддерживать и русские. В качестве примера можно взять существовавшее до 1917 года в Казани русское молодежно-патриотическое движение «Беркут».

Комментируя слова докладчика о том, что Казанская епархия «слишком сервильна» по отношению к местным властям, участники конференции вспомнили, что владыка Анастасий в 1990-е годы неоднократно в выступлениях по местному ТВ говорил о том, что «Церковь поддерживает суверенитет Татарстан, выступает за отношения с Россией на равных договорных основах».

Профессор-политолог Владимир Беляев высказал мнение о необходимости сотрудничества с архиепископом Казанским Анастасием. Не давая оценок деятельности архиепископа, профессор Беляев высказал следующее суждение: представители русской общественности должны любыми путями привлечь архиепископа на свою сторону, дабы он был их активным союзником в деле возвращений церковных зданий верующим, а не безучастным наблюдателем. Однако многие из присутствующих скептически отнеслись к самой возможности подобной метаморфозы со стороны казанского владыки.

Корреспондент информационного агентства «Регнум» Алексей Дёмин, комментируя историю о снятии полумесяцев с куполов православных храмов, рассказал о том, что в православной традиции полумесяц рассматривается также и как «символ евхаристической чаши и крещальной купели». Журналист напомнил о том, что в Православии полумесяц также трактуется как «якорь, знак прибытия корабля церковного в тихую пристань жизни вечной».

В этой связи один из гостей конференции напомнил рассуждение апостола Павла о том, что христиане имеют возможность «взяться за предлежащую надежду, то есть крест, который для души есть как якорь безопасный и крепкий». Все присутствующие согласились с тем, что ошибочным является распространённое в кругу татарских националистов мнение о том, что кресты «нависающие» над полумесяцами на куполах храмов являются символами «победы православия над исламом».

Один из лидеров казанского сообщества «Русские за здоровый образ жизни», студент Дмитрий Павлов выступил с сообщением, рассказывающим о деятельности этого молодёжного движения г.Казани. Все участники движения ведут трезвый образ жизни, не курят и призывают к тому же других своих сверстников. Члены движения «Русские за здоровый образ жизни» регулярно посещают атлетический зал, практикуют силовые тренировки с гантелями и штангой. Многие участники движения занимаются в секции лёгкой атлетики, занимаются различными зимними видами спорта.

Одними из их последних акций движения «Русские за здоровый образ жизни» стали проведенные при поддержке Общества русской культуры Татарстана мероприятия «Русский ключ» и «Русская дубрава», во время которых были осуществлены расчистка заброшенного родника и уборка лесопарковой территории. В обоих случаях акциям предшествовали спортивно-оздоровительные пробежка и разминка, устроенные парнями и девушками из движения. После очистки родника о.Фёдором Ситкиным был проведен водосвятный молебен, источник был освящен.

Дмитрий Павлов рассказал о сложных взаимоотношениях движения «Русские за здоровый образ жизни» с местным антирусским молодёжным движением «Антифа-Казань». По мнению Павлова, несмотря на то, что члены данного движения своей идеологией объявили «антифашизм», их реальной идеологией является антирусский фашизм. Студент напомнил присутствующим о событиях произошедших в Казани 16 января 2011 года. В этот день на мероприятие в центре города собрались участники движения «Русские за здоровый образ жизни»: около 25 человек в возрасте 13-18 лет, которые были одеты в спортивные костюмы и не имели при себе ни плакатов, ни других посторонних предметов.

Маршрут кросса составлял около 5 км. Во время бега участники забега скандировали «Русские — за спорт!», «Трезвость — выбор сильных», «Русский, значит трезвый!», «Россия!», «Казань!». Когда участники акции подбежали к станции казанского метро «Козья слобода», возле пункта охраны общественного порядка МВД на них с криками «Антифа!» и «Дагестан!» и с нецензурной бранью напали члены движения «Антифа» в количестве около 50 человек, вооруженные травматическими пистолетами, бейсбольными битами, резиновыми дубинками и кастетами. Завязалась драка, но поскольку силы были явно неравны, то юные спортсмены вынуждены были разбежаться в разные стороны.

После этого тех участников забега, которые разбежались по окрестным дворам, вылавливали сотрудники полиции (которая тогда ещё называлась «милицией»). Они были доставлены в ближайший отдел внутренних дел, где с них сняли отпечатки пальцев. По завершению этих процедур участников спортивного мероприятия.

Дмитрий Павлов заявил о том, что русские люди должны быть «сильными, как морально, так и в физическом плане, потому что из каждого сильного человека складывается сильная нация“. По мнению студента, будущее России — именно в здоровом образе жизни русских людей, “ без алкоголя, табака и других наркотиков».

Присутствующий на конференции лидер немецкой диаспоры г.Казани Виктор Диц крайне положительно высказался о деятельности движения «Русские за здоровый образ жизни». «Русская молодёжь движется в правильном направлении», — так Виктор Диц прокомментировал выступление студента.

Присутствующие на конференции представители русской общественности вспомнили о том, что 16 января 2011 года, в день нападения группировки «антифа» на участников пробега «Русские за здоровый образ жизни», в социальной сети «В контакте» в группе «Антифа Казань» было размещено заявление представителей «антифашистского» движения. В этом заявлении говорилось, что члены группировки «Антифа» с уважением относятся к идеям проведения мероприятий, пропагандирующих здоровый образ, но считают, что у данного мероприятия была «националистическая подоплека». Поэтому, как было сказано в заявлении «антифа» в социальной сети, «мы не могли допустить продолжения данного мероприятия, и не допустим его проведения вновь».

Однако на самом деле никаких националистических и ксенофобских лозунгов участниками спортивного мероприятия во время пробега не скандировалось, а единственное, что было у них в руках — это государственный флаг России. По мнению присутствующих, у проведенного мероприятия не было никакой ксенофобской подоплеки, которую им приписывает «антифа», хотя бы уже потому, что «около половины участников движения „Русские за здоровый образ жизни“ — татары по национальности».

Здесь стоит отметить, что когда русская молодежь начинает вести спортивный образ жизни, то она разрушает стереотипные представления о русских как о пьяницах. Именно поэтому сам факт проведения подобных русских пробежек в Татарстане вызывает бурную ненависть у татарских национал-сепаратистов, которые привыкли везде писать о русских как деградирующей нации, а появление здоровой русской молодежи резко разрушает миф о пьянстве как «национальной традиции русских».

С заключителльным докладом «Татарское национальное движение и русский вопрос в Татарстане» выступил руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований Российского института стратегических исследований Раис Сулейманов.

Эксперт напомнил присутствующим о том, что на смену ситуации начала 1990-х годов, когда татарский национализм воспринимался как политическая сила, с которой были вынуждены считаться и в Казани, и в Москве, пришло время, когда татарских националистов не воспринимают всерьез, а рассматривают их как пережиток эпохи «суверенного Татарстана». Одной из главных причин этого является то, что татарское национальное движение, с точки зрения республиканских властей, выполнило свою миссию, позволив последним выторговать в конце ХХ века максимум преференций у федерального центра. Однако в конце 1980-х — начале 1990-х годов татарское национальное движение находилось на самом пике развития. В тот период татарские радикалы при негласной поддержке властей республики выступали за создание независимого от России татарского государства.

Мало кто помнит, что в тот период один из лидеров татарского националистического движения, председатель партии национальной независимости «Иттифак» Фаузия Байрамова публично выступала за передачу Казанской епархии Петропавловского собора, в котором в советское время был открыт городской планетарий. Байрамова говорила о том, что собор «принадлежит русской культуры» и поэтому необходимо его «возвратить русскому народу». Точно также она выступала за возвращение здания синагоги еврейской общине. Однако это факт никак не мешал Фаузие Байрамовой и другим лидерам татарского национального движения демонстрировать крайне негативное, шовинистическое отношение к русскому народу, которому безосновательно приписывались «многочисленные преступления против татар», утверждать что «наши энергоресурсы забирают русские и на этом держится их колониальное государство».

При этом и Советский Союз, и дореволюционная Россия в публичных высказываниях татарских националистов всегда ассоциировались с русским населением Республики Татарстан, русофобия татарских радикалов всегда сочеталась с явлением которое условно можно охарактеризовать как «Россия-фобия». В 2011 году Фаузия Байрамова (не далее как в феврале 2010 года осужденная условно за разжигание межнациональной розни), продолжает утверждать, что «русское государство построено на трагедии татарского народа, на татарской крови, и держится оно за счет энергоресурсов, выкачиваемых из недр татарских земель», «кормят и питают это государство татары», «истинный татарин никогда не пойдет на кровосмешение с русскими» и т.п. В своей статье «Мы – татары, а не русские!», являющейся своеобразным манифестом татарской русофобии, Байрамова призвала татар навсегда размежеваться от русской культуры и России.

Как считает Сулейманов, в современный период взгляды радикальных татарских националистов не претерпели каких-либо существенных изменений и представляют собой сочетание двух основных положений: создание, несмотря на всю утопичность подобных замыслов, независимого татарского государства (сепаратизм) и крайне негативное, шовинистическое отношение к русскому народу. Судя по их словам и действиям, татарские радикал-националисты не способны рационально обосновать свои претензии к русскому народу и необходимость создания независимого государства. Вытесненные на обочину общественно-политической жизни республики на протяжении как минимум последних пятнадцати лет, они стали абсолютно маргинальным явлением. В настоящее время татарское национальное движение перестало быть нужным Казанскому Кремлю и даже начало представлять для него определенную опасность.

Всё это привело к существенному – на порядки – сокращению числа как реальных, так и потенциальных сторонников татарских национального движения. В настоящее время можно говорить не более чем о двух сотнях активных татарских националистов старшего поколения (пенсионного возраста), которых можно увидеть, например, на ежегодном «Дне памяти защитников Казани», который проводится 15 октября под лозунгами вроде «Долой российское иго!», «Где Россия – там война».

По мнению ученого, идея отделения Татарстана от России не отражают чаянья татарского народа и не поддерживаются ни властями республики, ни ее населением, ни подавляющим большинством татарской национальной интеллигенции, что подтверждается малочисленностью участников «национально-ориентированных» мероприятий, в том числе массовых, которое никогда не достигает и трехсот человек. «В целом же, — отметил Сулейманов, — современная татарская молодежь оказалась отнюдь не склонной к поддержке сепаратистских идей, демонстрируя высокую лояльность российскому государству».

В то же время, по мнению эксперта, можно проследить определенные параллели в татарском национальном движении в конце 80-х-начале 90-х годов прошлого века и в современном русском национальном движении. Русский национализм сегодня переживает такой же расцвет, который в те годы переживал национализм других народов, имеющих свои национальные республики, в современный период идёт этническая мобилизация русских. В конце советской эпохи «парад суверенитетов» на территории РСФСР и в союзных республиках фактически был обусловлен подъёмом «национального самосознания» этнических меньшинств.

В наши дни мы наблюдаем подобный подъём национального самосознания у этнического большинства России – у русских. Разумеется, расцвет национализма у этнического большинства вызывает определённые опасения у национальных меньшинств: татары, как пусть второй по численности, но все значительно меньший (в 20 раз), не знают, как реагировать на усиление популярности национализма среди русских. Большинство татар себя ассоциирует с Россией, ни о каком независимом Татарстане не мечтает, но и не знает, как вести себя при росте национализма русского народа.

«Однако в последнее время в России пробуждается иная, „сепаратистская“ трактовка русского национализма», — отметил Сулейманов. — В наши дни не для всех русских националистов «русское» является синонимом «державности» ( «имперскости»), и многие нынешние русские националисты уже не считают себя представителями «имперской нации», и говорят о необходимости «отделить Кавказа» и создать «Русскую республику». Уже появились «казачьи сепаратисты», появились сибирские и калиниградские «русские сепаратисты». Некоторые русские националисты рассуждают о скором «разделении России на малые государства» и прогнозируют «рождение многих русских наций» по типу англоязычных наций Британского Содружества (канадцы, австралийцы, новозеландцы и др.). Определенная популярность лозунгов типа «отделить Кавказ от России» можно объяснить желанием части русских иметь свою национальную республику. В условиях современной кавказофобии в России и выдавливания русского населения из Северо-Кавказского региона подобные лозунги имеют большой пропагандистский потенциал.

В то же время, по мнению Сулейманова, отделение Северного Кавказа от России неминуемо повлечёт за собой цепную реакцию, когда пойдут разговоры об отделении всех национальных республик, которые частью русских националистов, считаются «нерусскими» республиками. Проблема в том, что даже гипотетическое отделение Кавказа или любого другого региона не решит проблемы: в 1991 году от России отделились республики Центральной Азии, однако лучше от этого России не стало.

Практически каждый доклад конференции «Русские в современном Татарстане: положение, проблемы, поиск путей их решения» стал причиной оживлённых обсуждений, из-за чего мероприятие закончилось на 3 часа позже запланированного. Дискуссии шли даже во время кофе-брейка, и даже после окончания заседания Казанского экспертного клуба РИСИ многие участники мероприятия не торопились расходиться. Присутствующие согласились с тем, что в Татарстане отрицать «русский вопрос» не получается: реальность такова, что у русских в Поволжье, в центре России есть национальные проблемы. Русские являются здесь коренным населением, но имеют национальные проблемы в качестве этнической группы.

Участники заседания Казанского экспертного клуба РИСИ согласились с высказыванием социолога Людмилы Лучшевой о том, что русские в Татарстане ощущают свою невостребованность, в т.ч. и во власти. Все это начинает напоминать ситуацию в прибалтийских республиках, где русское население неприкрыто ущемляется в правах и свободах. «Но если прибалтийские нацисты ведут дискриминацию против русских открыто, то в Татарстане она латентна, но при этом не менее опасна», — отметил председатель Общества ревнителей истории г.Казани Василий Ордынский.

Что касается дальнейшего развития ситуации с русским вопросом как в Татарстане, так и в остальных национальных республиках России, то здесь мнения участников и гостей конференции были схожи: когда люди понимают, что «федеральное правительство русским на местах не поможет, не защитит и не вступится», то они будут стремиться к самоорганизации. В лучшем случае, это будет вести к созданию различных культурных сообществ и обществ типа «Русские за здоровый образ жизни», в худшем — к созданию молодёжных групп типа «Фронта казанских патриотов».

Социолог Людмила Лучшева высказала следующее суждение: «Нерегулируемые проявления этнической консолидации со стороны „титульного“ этноса в доступе к политическим, экономическим и социально-культурным ресурсам в полиэтническом обществе, каким, в частности, является Республика Татарстан, могут в будущем стать причиной межэтнического конфликта». По мнению представителя движения «Русский язык в школах Татарстана» Екатерины Беляевой, наблюдается явное желание «замолчать» проблемы русского народа со стороны министра образования Татарстана Альберта Гильмутдинова и некоторых других местных чиновников.

Председатель Казанского отделения Общества русской культуры Татарстана Михаил Щеглова высказал своё наблюдение: некоторые местные чиновники стараются продемонстрировать Москве антураж абсолютного благополучия в этнических вопросах, создавая благостную картину отсутствия проблем в этой сфере. По мнению Щеглова, проблемы русских местные власти не хотят решать на основе диалога с русской общественностью и пытаются скрыть эти проблемы от федерального центра.

«Остается только надеяться, что руководство Республики Татарстан в будущем начнет проводить более продуманную политику в сфере межэтнических отношений», — выразил надежды многих Михаил Щеглов.

«Несмотря на смену регионального лидера, русский вопрос так и остался нерешенным в Татарстане», — констатировали участники конференции.

http://www.kazan-center.ru/osnovnye-razdely/15/187/

Опубликовано 08 Апр 2018 в 12:00. Рубрика: Внутренняя политика. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.