Проблемы полиции Дагестана

Временный глава Дагестана Рамазан Абдулатипов полицейским не указ, и все же он замахнулся навести порядок в правоохранительной системе республики. Она заражена всеми пороками, присущими российскому МВД в целом, но принимающими особый размах на Кавказе, где силовикам выдан карт-бланш на любой произвол.

ВРИО главы Дагестана Рамазан Абдулатипов, выступив с критикой МВД республики, открыл сезон охоты на оборотней. Конкретные фамилии пока не названы, но общественность принялась разоблачать преступные принципы работы полиции.

В Москве свою пресс-конференцию против пороков правоохранителей провел  Независмый профсоюз сотрудников ОВД и прокуратуры Дагестана, который в 2009 году, после гибели Адильгерея Магомедтагирова, предлагал назначить на пост главы дагестанского Министерства внутренних дел своего ставленника, полковника полиции, кандидата юридических наук Салиха Гаджиева.

Беззаконие на Кавказе

Сейчас аварцы, соплеменники Абдулатипова, в моде, так что кандидатура Гаджиева вполне подошла бы. Но есть одна сложность: по сведениям председателя профсоюза Магомеда Шамилова, тогда должность министра можно было купить за 5-6 миллионов долларов. Сейчас, учетом инфляции, замена Абдурашида Магомедова обойдется, должно быть, процентов на 30 дороже - 7-8 миллионов долларов.

Должность рядового полицейского стоит поменьше - 300-500 тысяч рублей, рассказал на пресс-конференции подполковник полиции в отставке Магомед Гусейнов. За пост офицера платят около миллиона рублей. "И какое после этого отношение к службе у такого человека? Вложил - значит надо окупить", - объяснил Гусейнов.

Вот так для каждого новоприбывшего в ряды МВД служба превращается в бизнес, куда вкладывают, словно инвестиции, иногда даже взятые в кредит денежные средства.

Салих Гаджиев в одной из своих публикаций классифицировал виды извлечения дохода северокавказскими полицейскими и выделил 13 источников прибыли. Это рэкет над предпринимателями, решение вопросов в следственных органах на основе личных контактов и родства, сокрытие информации о преступлениях и правонарушениях, "решение проблем с милицией специально созданных самими сотрудниками", "незаконная реализация изъятых предметов, вещественных доказательств", переквалификация преступлений с более тяжких на менее тяжкие, взимание мзды "с лиц девиантного поведения (проституток, наркоманов)", организация "крыши" предпринимателям, предоставление данных из базы МВД, слежка и розыск людей, создание проблем предпринимателям-конкурентам, "прокручивание денежных средств, полученных в качестве залогового обязательства либо изъятых по уголовному делу", предоставление сведений из уголовного дела - потерпевших или свидетелей.

За что кавказцы не любят земляков

Защитой безопасности граждан полицейским просто некогда заниматься. Громкие убийства уже перестали удивлять. Вот и минувшей ночью в селении Гюбден Карабудахкентского района Дагестана был расстрелян учитель местного медресе Магомед Беярсланов.

Самое печальное, что побочные виды деятельности правоохранителей на Северном Кавказе воспринимаются, как естественное положение дел. Это происходит от того, что в глубине души кавказцы в своей массе отрицают государственные и социальные интересы. Как писал Гаджиев, "у горца правосознание еще не обрело самостоятельности от его внутреннего субъективного произвола". Полицейский, находясь на госслужбе, "обречен постоянно вращаться в напряженном поле противоречивой связи между правом и "своим" для родных и знакомых".

Соответственно, служебные обязанности дагестанские полицейские выполняют только для галочки. Причем, этому способствует сама система отчетности в министерстве внутренних дел. Как пишет дагестанский юрист и блогер Расул Кадиев, "охранительные органы - это волки с прямой кишкой", "их задача не охрана правопорядка, а выполнение приказов и соблюдение правил статистики, от которых зависит должности и звезды у конкретных чиновников". Глава отдела полиции "заинтересован в постоянном наличии преступников".

"Безусловно, это проблема федерального масштаба, но на Северном Кавказе в целях борьбы с терроризмом и экстремизмов, учитывая чуть ли не полувоенное положение, был усилен процессуальный контроль, и была увеличена зарплата полицейских в два раза, - объяснил свою озабоченность Расул Кадиев в комментарии корреспонденту "Большого Кавказа". - Оперативный работник, в среднем получая 50-60 тысяч рублей в месяц, не собирается смотреть на закон. Он будет смотреть на руководителя, который определяет, будет он завтра работать или нет. Кроме того, при увеличении зарплат не был увеличен контроль над выделением денег".

Следствие глазами социолога

Ситуацию, по мнению Кадиева, усугубляет разобщенность силовых правоохранительных структур. "Например, отдел по борьбе с экстремизмом, подчиняется руководству СКФО во Владикавказе (где очень часто и оказываются похищенные "людьми в камуфляжной форме" в Дагестане), временная группировка ВВ МВД подчиняется руководству в Ханкале. Помимо управления СК РФ по Дагестану есть еще управление СК РФ по СКФО, которые очень активно действуют на территории Дагестана, получая санкции на аресты в республике в судах Пятигорска. Помимо работников ФСБ есть еще и работники НАК, которые подчиняются Москве", - отмечает Кадиев.

Абдулатипову повлиять на все эти силовые ведомства будет очень не просто. Ему нужна поддержка федерального центра. "Если будет построен туристический кластер, то вся правоохранительная система должна будет работать на нужды этого кластера. Это значит, полицейских надо научить себя вести с туристами. А такой приказ должен прийти из Москвы", - считает Кадиев.

Но перемены к лучшему уже есть, говорит наш собеседник. После расстрела троих мирных граждан махачкалинским участковым впервые за последние годы в МВД Дагестана применили введенный российским министром Колокольцевым принцип под названием "братская могила", когда за проступки подчиненного отвечают и его начальники. Постов должны лишиться, кроме самого убийцы, начальник отделения участковых, заместитель начальника полиции по общественной безопасности этого отдела, начальник отдела полиции и даже также начальник УВД по Махачкале. Абдулатипов мог бы способствовать и отставке Абдурашида Магомедова, да только смена руководителя проблем с полицией Дагестана не решит, уверен Кадиев: "Нужно менять систему".

http://www.bigcaucasus.com/events/topday/04-03-2013/82650-mvd_dagestan-0/

Опубликовано 03 Сен 2017 в 11:00. Рубрика: Внутренняя политика. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.